Таинства Церкви. Гость программы - настоятельница Николо-Сольбинского женского монастыря игумения Еротиида

1 августа 2020 г.

Сегодня мы продолжаем разговор с игуменьей Еротиидой, настоятельницей Николо-Сольбинского женского монастыря Переславской епархии.

Матушка, большое спасибо, что Вы нашли время приехать к нам так издалека. Я хочу еще раз поблагодарить администрацию Московского финансово-юридического университета, который любезно предоставил нам возможность быть здесь, в домовой студенческой церкви в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Не в каждом вузе есть такая роскошь. Не каждый вуз открывает церкви. Это домовая церковь с часовней. Здесь и литургию проводят, и молебны. Бывают и студенты.

Особенно это популярно в начале сессии, когда молятся пред иконой Божией Матери «Прибавление ума». Поэтому я сердечно благодарю Вас и Московский финансово-юридический университет. Думаю, наша беседа будет очень интересна нашим зрителям.

В нашей прошлой передаче мы говорили об истории монастыря. Я советовала нашим зрителям приехать, потому что это поистине изумительные места. Очень красивый монастырь, замечательная паломническая гостиница. Здесь есть возможность потрудиться, духовно отдохнуть, помолиться вместе с сестрами. Монастырь находится в уникальном месте, посреди дремучих лесов на родине Александра Невского.

Но ваш монастырь еще отличает и очень серьезная большая социальная работа. Это удивительно для монастыря, который находится в таком отдалении от городов:  Углича,  Переславля, Сергиева Посада, не говоря уже о Москве. Иногда многих смущает, когда монастыри, в которых монахини должны молиться, содержат детские дома, еще что-то придумывают, лишь бы иметь связь с миром. В связи с этим я вспомнила древнюю практику женских монастырей.

Так, в первых древних женских монастырях уже были приюты для девочек. Заботиться о брошенных, никому не нужных детях является древней традицией. К сожалению, детские дома нужны не только в наше время,  они были необходимы и до революции, и после революции, и в советское время. Всегда есть такие дети, которым нужна забота, и очень часто эту заботу на себя берут монахини.

Во-вторых, я подумала о том, что и до революции, и особенно сейчас монастыри становятся некими центрами цивилизации. Не совсем подходящее слово, но по-другому не скажешь. Они становятся центром культурной жизни какого-то села, поселка, поселения. Потому что во многих населенных пунктах, особенно в поселках, в селах, в деревнях, сейчас позакрывали школы, библиотеки, закрыли фельдшерские пункты. По сути, в отдаленных поселках культурных центров сейчас нет. Вот такими центрами становятся монастыри.

Они такими были и раньше, когда большая часть монашествующих была очень образованной. Мы знаем, что монахи были переписчиками книг, философами, мыслителями, составителями летописей. Кроме того, при монастырях, как и при храмах, были церковноприходские школы, которые обучали сельское население грамоте. Все же развивается по спирали. Что Вы думаете по этому поводу?

– Полностью согласна.

Я за Вас все сказала по своей журналистской привычке. Мне просто это так понравилось. Сейчас об этом и в прессе пишут, и на телевидении говорят, и есть разные отзывы. Люди оценивают эту ситуацию по-разному, и мне хотелось высказать свою точку зрения, некие свои размышления относительно того, почему монастыри сейчас этим занимаются. Хотя для монастырей это обуза: и материальная, и духовная, и душевная. Или это не так?

– Конечно, есть определенные трудности. Это очень большая ответственность. Потому что там, где работа связана с детьми, со школой, с образованием, нужно незамедлительно принимать точные, взвешенные решения, ни в коем случае нельзя ошибиться, все должно быть своевременно. Все должно быть на хорошем уровне, потому что в данном случае в детях воспитывается порядочность, культура, красота, в детях раскрываются таланты, способности. Все это делается во многом благодаря нашему отношению, нашим стараниям и нашей ответственности. Это все вызывает определенные сложности.

Если бы не было детей, не было этой нагрузки, мы бы занимались уединенной молитвой, изучением святых отцов, послушаниями, как всегда было во всех монастырях. Я много над этим размышляла, и когда мне на мысль приходили ситуации, которые наталкивали начать такую деятельность, меня всегда настораживал тот момент, как бы это не увело в сторону от чисто монашеской жизни, от исконного аскетизма, от служения Господу, к которому стремится каждая монахиня.

Но в нашем монастыре социальное служение взяло свое начало с самых первых дней. Тут даже не нужно было размышлять, потому что мы оказались в такой ситуации. Мы, как христиане, не смогли остаться равнодушными. Я не говорю уже о том, что монахи вообще должны более ответственно подходить к исполнению Христовых заповедей и к таинствам. Мы оказались в таком месте и в таком окружении, что было не до стройки и не до классических правил.

Хотя молитва должна быть в первую очередь. Мы сделали график того, кто и что делает, во сколько. Был организован режим дня. Служба у нас никогда не прекращалась, несмотря на то, что было очень трудно привлечь священника. Ему негде было жить, и это очень далеко, не было транспорта, чтобы его привезти. Но Господь помогал, и у нас литургия и вечернее богослужение не прекращались.

Но местное население вынудило нас принять определенные меры. Я тогда подумала о том, что без Божией воли ничего не бывает, а если мы здесь оказались, значит, на это есть воля Божия. Монастырь ведь можно было открыть и поближе к населению, к людям, которые своими трудами нам могли бы в меру своих сил помочь. А тут и людей нет, и охраны нет, много бомжей и неблагополучное население. Ни дороги, ни охраны, ни позвонить. Ничего!

И я думаю: а в чем же воля Божия? Неужели только в том, чтобы мы здесь что-то построили и жили? Во-первых, строить на таком расстоянии… Вывозить хлам столько приходилось... И однажды мысленно пришел емкий ответ, я нашла ответ на свой вопрос, что строительство никуда не уйдет, будем строить, раз Господь благословил – будем делать все, что хочет Господь. А больше всего мы должны учиться любви к ближнему, и как можно быть равнодушным к тому, когда видишь, что людям нечего кушать, что дети ходят раздетые, немытые, что у них дождик льет прямо в доме, жилья нет, автобусы не ходят, никакой медицинской помощи нет… И думаю, Господь пришел на землю ради человека, любовь к ближнему приравнивается к любви к Богу. Я сказала: «Не знаю, в моей власти и силе вернуть, достроить монастырь или нет, но помощь людям надо оказать». Мы стали проводить праздники, кормить людей, посещать их. Сестры меня спрашивали: «Матушка, что делать? Мы боимся, когда к нам заходят; ничего не запирается, берут что хотят, делают что хотят...» Говорю: «А вы начинайте молиться, они оказались в таком же состоянии, как и мы сейчас. Мы должны их понимать».

– Может быть, даже в худшем. А вы верующие. Вера укрепляет человека.

– Мы должны им помочь, мы должны с ними делиться. Отсюда и пошло это направление оказания помощи, потом мы начали посещать всю округу, привозить людей на службы, проводить мероприятия, поздравлять ветеранов, больных. И таким образом вся эта работа началась. Потом нам еще детей привезли – и что с ними делать?  Они ничейные, раздетые, голодные, все время только на кухне околачиваются, все время что-то просят, все время с вопросом: «Что поесть?» А мы не знали, что с ними делать, как обращаться, и первых детишек я отправила с сестрами в Дивеево в паломничество, одела их в большие сапоги, взрослую одежду, чтобы немножко утешить, а дальше стали изучать эту проблему детства и мало-помалу пришли к тому, что сейчас есть. Основное направление деятельности монастыря – это воспитание, образование детей, молодого поколения.

– Знаю, что сейчас у вас открывается колледж, причем с государственной аккредитацией, государственным дипломом, и это грант Президента Российской Федерации. Матушка, с основного давайте начнем: что есть и кто может туда поступить?

– На сегодняшний день у нас и общеобразовательная школа, имеющая государственную аккредитацию и лицензию, также есть профессиональный колледж, аккредитованный и лицензированный по профессии: дирижер и учитель музыки. В этом году у нас новый набор, и первые девочки будут на 4-м курсе, они уже и ноты давно знают – азы освоили. В этом году у нас будет набор на два новых направления, которые мы будем открывать с помощью президентских грантов – мы победили, и у нас будет авторская программа. Это поварское и кондитерское дело и моделирование, дизайн и конструирование одежды.

– Это востребовано?

– Очень, к нам постоянно обращаются, поэтому мы привыкли делать работу не как-нибудь, а вдумчиво и с хорошим результатом. Мы понимаем, что это очень востребовано именно для воспитания, внедрения в сознание вот этой красоты, чтобы делать со вкусом, правильно, уметь ухаживать за вещами; это и церковная одежда, облачение. Мы шьем и театральную одежду, у нас при школе есть еще дополнительное образование – школа искусств, театральная студия, музыкальное и кулинарное образование.

– Кулинарное, мне кажется, сейчас очень востребовано. Вы потрясающие пряники делаете…

– Да, у нас пряничная рукодельная работа – различные формы; и природу рисуем на пряниках, также и любую вещь можем сделать.

– Матушка, скажите, те, кто освоит специальность «кулинарное и поварское дело», получат государственный диплом?

– Да, диплом государственного образца. И смогут работать на любом предприятии общественного питания. Здесь речь идет не о профессии повара, а о специализации; то, что раньше называлось «технолог общественного питания», сейчас уже принято по новым стандартам «шеф-повар». Специализация – «поварское кондитерское дело». Эти специалисты обучаются и смогут управлять предприятиями общественного питания.

– Многие родители думают, куда отдать своего ребенка, особенно православные, это всегда серьезные испытания для детей из православных семей и для верующих родителей. Потому что действительно вопросом задаешься, насколько тот вуз, куда ты отдашь своего ребенка, будет соответствовать какому-то твоему душевному, духовному состоянию. А где они будут жить?

– У нас есть жилье для них, и дополнительно к программе образования еще есть различные мероприятия, вечера, поездки – очень интересная и насыщенная программа обучения. Приезжает очень много специалистов, которые в этой области гениальны. У нас при школе тоже есть кулинарная школа.

– Монастырь женский – обучаются только девочки?

– Только девочки. Если Бог даст, мы думаем о том, чтобы со временем мальчики тоже обучались в отдельном корпусе дальше от монастыря, потому что такая же проблема с мальчиками, как и с девочками: без специальности невозможно найти ни слесаря, ни сантехника, ни электрика – днем с огнем не найти.

– Самые востребованные специальности. А то сейчас в основном компьютерщики, менеджеры, экономисты – все перенасыщено. А тех, кто с руками, действительно невозможно найти.

– За небольшие деньги невозможно найти специалиста, который бы починил какой-то узел. А для девушек поварское кондитерское дело сейчас на рынке труда признано востребованной профессией. И очень жалко, что поваров берут из-за рубежа, а можно же наших обучить.

– Наши не хуже. Для девочек вообще, мне кажется, это очень важно, потому что вы даете им тепло. Конечно, еще и молитва. Они другие все-таки, с моей точки зрения. Они испытали тяжести… В обычных светских учебных заведениях такого не будет. Вы таких уже мам хороших готовите. Я вспомнила, до революции в Сергиевом Посаде женский монастырь был (он сейчас мужской). Владелица этого монастыря держала там школу для девочек. Ее называли еще школой невест. Мне рассказывали, что очень многие и из других городов (состоятельные купцы, дворяне) приезжали, чтобы подыскать невесту своему сыну.

– Сейчас и к нам обращаются. Но я еще посмотрю, отпускать девочек или нет. Мы ведь курируем их не только до совершеннолетия, но даже и венчаем, детей их крестим, помогаем.

– То есть они не все в монашки идут у вас.

– Монашество – это призвание.

– Люди говорят, матушки здесь и монахинь себе готовят.

– Нет, нельзя так думать ни в коем случае. Конечно, кто пойдет в монахини – слава Богу! Но это единицы. У кого есть призвание. Но то, что они получат такое воспитание, – это уникальность. Девочки в колледже проходят свою специализацию, могут при этом научиться многому другому. Например, на клиросе петь, освоить домоводство, материнство...

– Матушка, скажите еще несколько слов о школе.

– В колледж поступают девочки на базе 9-го и 11-го классов. Школа у нас аккредитованная, лицензированная, имеет дополнительное образование. Девочки социализированы очень. Ездим с ними с концертами, и за рубеж тоже (сейчас, конечно, никто никуда не ездит, но всегда ездили). И на месте всегда даем концерты, участвуем в различных мероприятиях. У нас театр профессиональный. Два раза в год нас приглашают в Кремль, девочки выступают. Также кулинарная школа у девочек.

– Матушка, огромное Вам спасибо. Благодарю Вас за то, что нашли возможность приехать сюда, рассказали, поделились со мной, со зрителями очень интересной историей о монастыре. И главное, рассказали о том социальном служении, какое у вас есть. Может быть, Вы еще к нам приедете. Для наших зрителей действительно очень важно то, что Вы сейчас делаете, к чему готовите ваших девочек. Спасибо Вам большое.

– Спаси Господи!

– Дорогие телезрители! Я очень рада, что смогла познакомить вас с настоятельницей Николо-Сольбинского женского монастыря Переславской епархии игуменией Еротиидой. Я очень рада, что сегодня мы узнали не только об этом монастыре, о его истории, но и еще о той социальной работе, которую ведет монастырь. Мы узнали, что при монастыре есть колледж, который готовит девочек по очень важным и нужным специальностям: поварскому делу, кулинарному, шитью. Я думаю, программа будет особенно интересной тем родителям, которые сейчас думают, куда дальше отдать своих девочек, в какую школу, в какой колледж. Во всяком случае, более подробно обо всем вы можете узнать на сайте монастыря. Можете также туда приехать. Повторюсь, что при монастыре есть очень хорошая паломническая гостиница.

У нас остался без ответа вопрос, не мешают ли дети монашескому уединению. Вопрос остался открытым, но, думаю, мы найдем время и попросим матушку еще раз у нас побывать.  Мы поговорим об этой интересной стороне монашеской жизни, монашеского делания.

Ведущая Любовь Акелина

Записали Таисия Зыкова и Елена Чурина

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 15 августа: 03:00
  • Суббота, 15 августа: 13:00
  • Суббота, 22 августа: 03:00

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​