Таинства Церкви. Беседа с архимандритом Мелхиседеком (Артюхиным)

8 мая 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
– Сегодня архимандрит Мелхиседек продолжает отвечать на вопросы.

Вопрос: «Почему в церкви я чувствую себя неспокойно? Не могу спокойно дышать, появляется тревога, беспокойство».

Мне кажется, иногда для людей это отговорка, чтобы не ходить в храм. У меня были такие знакомые. С одной стороны, таким людям хочется в храм, с другой стороны – лень...

– Что человек любит, к тому и стремится. И тогда внешние препятствия не имеют никакого значения. А если не любишь – будет масса отговорок.

Еще не надо забывать о наличии духовной реальности со знаком минус: дьявол и его приспешники бесы больше всего ненавидят христианскую жизнь, христианские добродетели, в частности молитву. Поэтому и голова будет болеть там, где не должна болеть, и сердце будет колотиться при нормальном состоянии. Не надо об этом забывать, но надо эти препятствия преодолевать. Легко с горки катиться на санках, но тяжело санки в горку поднимать. Духовная жизнь – это подвиг для единиц. Христианство – для мужественных, сильных, для тех, кто борется, но не для тех, кто спит.

– Знаменитая фраза: самое большое достижение дьявола – он убедил людей в том, что его не существует... То есть человеку надо просто побороть себя, свою лень и, если есть желание, идти в храм.

– Просто надо понимать, что пользы будет гораздо больше, чем от мнимого, надуманного дискомфорта.

– Вопрос: «Современные люди зарабатывают на счастье и удовольствиях. Психологи, коучи показывают, как они счастливо живут, и призывают тоже вести такую жизнь. Совпадает ли это с делом спасения? Должен ли человек постоянно хорошо жить? Почему святые раньше от всего отказывались, а сейчас, наоборот, всё, от чего они отказывались, пропагандируется? Обязательно ли христианин должен служить своими талантами людям? В чем дело спасения такого человека, который постоянно живет в роскоши, удовольствиях? Можно ли христианину вести такую жизнь, постоянно радоваться земным благам? Если он не помогает другим, живет ради собственного удовольствия, то при чем тут Христос? Или нужно жить только ради своей семьи, если она есть?»

– Вопрос хороший, глубокий и основополагающий. Христианство не против, чтобы у человека все было хорошо чисто внешне. Но христианство – не бюро услуг. Мы живем не только для того, чтобы у нас все было хорошо, как это принято в светском понимании. То есть чтобы было здоровье, деньги, красота, власть и прочее. Кто-то из мудрых людей сказал: под счастьем люди подразумевают здоровье, под еще большим счастьем – здоровье и красоту, под еще большим счастьем – здоровье, красоту и деньги, а под еще большим – красоту, здоровье, деньги и власть. Через запятую можно и дальше добавлять что угодно. Но есть точка. Истинное счастье заключается в том, чтобы быть духовно свободным от всего этого. А если человек потерял здоровье? Значит, конец жизни? А если человек потерял красоту, здоровье и деньги?

– Красоту рано или поздно все теряют...

– Совершенно верно. Мы теряем и работу, и деньги. А еще мы теряем родных и близких; вечных людей нет. Что тогда, если кроме этого не было чего-то более важного и более вечного? Вечен Бог. Когда Бог на первом месте, тогда все остальное на своем. Поэтому надо жить в духовной свободе от всего этого. А духовная свобода – когда Бог на первом месте.

Сатана искушал Христа: «Скажи, чтобы камни сделались хлебами». А Христос ответил: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. То, что мы перечислили, начиная от часов и заканчивая дачами, вертолетами, машинами, – образно говоря, все это хлеб. Но Господь сказал, что не хлебом одним будет жить человек. Невозможно жить только в одну утробу, то есть ради желудка. Должен быть смысл в жизни.

Сейчас вся реклама, все фильмы направлены только на это – чтобы хорошо жить. Только в чем хорошесть? Речь только об одних удовольствиях. Люди не понимают, что жизнь – это не столько наслаждение, сколько служение. Жизнь не может состоять только из наслаждений, такого не бывает. Федор Михайлович Достоевский говорил: русскому человеку надо не просто жить, но знать, зачем и ради чего жить; и если он не дознается, для чего ему жить, он и жить-то не захочет и скорее истребит себя, даже если кругом будут одни только хлебы... У Достоевского потрясающие мысли. То есть когда все у человека есть, а смысла нет, то и жизнь такая не нужна, потому что она бессмысленна.

Главное в человеке не только ум, но и то, что им движет: душа, сердце и совесть. Что такое ум без нравственности? Ум без нравственности – глубочайшее зло. На чем базируется нравственность? Если Бога нет, критериев нет, то я сам себе критерий, мне все позволено. Раскольников подумал, что ему все позволено. Ничего подобного! Совесть – это закон Божий внутри человека, это совет от Бога. «Со-весть» – «весть от Бога» в твоей душе, в твоем сердце. Раскольников подумал, что он хозяин жизни, и переступил черту...

Нет ничего важнее стержня. Надо найти путь к самому главному – к слову, а не только к одним хлебам. Не хлебом одним будет жить человек... И мы, христиане, должны это знать. Хлеб нам не запрещен, он нам не помешает, но он должен быть после фундамента, после главного. Это не значит, что христиане не должны стремиться к хорошей работе, еде, одежде; все это естественно.

Телезритель говорил о талантах. Конечно, ими надо служить. Мудрые греки говорили: истинная жизнь – не только для себя. Иоанн Златоуст говорил: богатство оправдывает милостыня. У тебя есть богатство – надо еще им правильно воспользоваться. Милостыня может оправдать твое богатство. Тебе дано, и ты должен правильно распорядиться тем, что дано. Ты – не хозяин, ты – распорядитель.

Однажды случайно услышал часть интервью с футболистом, который сказал: я вырос в нищете и играл в футбол босиком, а теперь могу строить стадионы и школы и в этом вижу смысл того, чего я достиг.

– Хорошо, что он так тратит деньги. Слава Богу!

– Простой молодой человек, но до него дошло, что богатством надо делиться и в этом находить радость и смысл. Тебе дано много, и ты можешь еще многим облегчить жизнь. И еще у него была такая мысль: мол, зачем мне двадцать наручных часов, три машины и так далее? Я увидел лишь малую часть интервью и понял, что до некоторых людей все-таки это доходит.

– Мы знаем, что в XIX веке у нас был расцвет благотворительности. Морозовы, Бахрушины, Абрикосовы, Третьяковы...

– Так что надо делиться и стремиться не только к одному хлебу.

– Следующий вопрос бытовой: «С мужем живу одиннадцать лет, через многое прошли. Венчались пять лет назад. Это у меня второй брак, как и у мужа. Последний год стали часто ссориться. Я понимаю, что все из-за меня: я его часто обвиняю, говорю, что он многое не делает, дом старый, все валится... Один раз я психанула, забрала вещи, детей, уехала к маме. Теперь не знаю, что делать. Муж не хочет со мной разговаривать. Я хочу вернуться. Когда ссорились, сказала, что больше его не люблю, что чувства остыли...»

– Как говорила моя мама: в каждом дому по кому, а где и два. Чужую беду руками разведу, а к своей ума не приложу. Опять мы возвращаемся к теме, что жизнь – не наслаждение, а служение. Надо найти радость в служении. Я всегда повторяю, что везет тому, кто везет. Хочешь порадоваться – порадуй.

Надо брать пример с нашего Господа, Который сказал: Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить... Кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом. В Евангелии от Иоанна Господь говорит: если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу.

Когда ты пребываешь в служебном состоянии, а не в господском, тогда все будет нормально. Но все хотят быть господами: всё мне, мне... Так ничего не получится. Старец Амвросий Оптинский говорил: кто уступает, тот приобретает. И тот, кто данность воспринимает за желаемое, уже наполовину счастлив. Мы можем предъявлять претензии не к близким, а только к самим себе.

У них уже второй брак, и это о чем-то говорит. Значит, в первом браке им не хватило ума, такта, душевности, терпения, чтобы сохранить семью. Тогда здесь радуйся: тебе дана вторая попытка – и нельзя упустить такую возможность. Нужно до бесконечности смиряться, терпеть, любить, подстраиваться. Видишь надвигающуюся волну – поднырни. И помни слова старца Амвросия: кто уступает, тот приобретает. Желаю мира душевного в семье...

– Муж не хочет мириться...

– При своей гордости человек может остаться один. Надо брак сохранять. Помним: блаженны миротворцы... Не надо было пилить мужа за дом. Слава Богу, что вообще дом есть. Кстати, про сварливых жен. Все-таки  женщины большей частью недовольны, мужчины обычно терпят. Все мы помним «Сказку о золотой рыбке»...

– Батюшка, я поняла: во всем женщина виновата...

– Это идет с первых страниц Библии... Старец Амвросий женам, которые ругали своих мужей, говорил: не то беда, что во ржи лебеда, а то беды, что ни ржи, ни лебеды... Муж хоть плохонький, да есть. А ты умненькая, четыре профессии имеешь, три языка знаешь – а что одна-то? Потому, что умненькая. А надо быть не только умненькой, но добренькой. Я детям всегда говорю: добрый человек – умный человек. А недобрый человек – неумный человек. Хочешь быть умным – становись добрым. Все умные – обычно одни. А люди добрые, может быть, и не очень умные, но они умные уже в том, что добрые.

– Вопрос: «Я боюсь участвовать в таинстве Причастия, потому что периодически мучают хульные помыслы. Год назад была психическая травма; мало-помалу прихожу в себя. Боюсь, что такому человеку нельзя причащаться. В то же время чувствую, что не продержусь больше – вернусь к старым привычкам и зависимостям...»

– Тут можно обобщить. Мысли, помыслы у человека могут быть не только хульные, но и гневливые, блудные, завистливые. Каких только помыслов не бывает! Это не поступки, не дела, а мысли. Но все начинается с мыслей. Кому нужен врач? Тому, кто болен. Если ты почувствовал болезнь, тебе тем более нужен врач. Причащаясь, мы вкушаем Хлеб Жизни. Господь сказал: Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. При таком наплыве мыслей только Господь и может помочь. Если наше покаяние и смирение способны ситуацию как-то сгладить, то тем более помощь Божия! Господь оставил нам таинство Евхаристии, чтобы мы соединялись душой и телом со Христом. Тем более в такой ситуации надо причащаться. Это не грех человека, что у него есть хульные помыслы; они не его.

– А помыслы надо исповедовать?

– Исповедовать надо те, на которые было наше согласие. Мы не можем удержать комаров, чтобы они не садились на наше тело, даже применяя всякие химические средства. Но когда комар пьет кровь, мы его прихлопываем. Так и с помыслом: помысел пришел, но это еще не грех. Если же ты помысел принял, начал размышлять, фантазировать, принял эту картинку, то это уже грех.

Например, мы выходим из метро и слышим, что люди ругаются матом. Одно дело – услышал и пошел своей дорогой, творя молитву Иисусову. А если мы остановились (мысленно или физически), слушаем, внимаем – это другое дело. Когда ты постарался от помысла убежать – тогда греха нет. Остановился – попал.

– Вопрос: «Как в коллективе удаляться от сплетен и интриг? Как не стать жертвой манипулятора?»

– Еще Иоанн Златоуст заметил: если увидишь на базаре двух женщин, которые очень эмоционально что-то обсуждают, будь уверен, они кого-то осуждают. Но осуждающий и слушающий осуждающего подвергнутся одному наказанию.

– Почему?

– Во-первых, потому, что не остановил человека, во-вторых, дал развиться греху и дал поселиться ржавчине у себя. Вот сейчас люди переживают из-за коронавируса и носят защитные маски. Молитва и переключение разговора на другую тему – это тоже защитная маска.

В светском обществе, где мы работаем, мы должны быть не ведомыми, а ведущими. У нас должна быть добрая история, добрый анекдот, доброе воспоминание, добрая новость. Чтобы не быть в плену и во власти манипуляторов, человек сам должен вокруг себя формировать обстановку, должен быть ведущим в коллективе. Да, это тяжело. Но еще тяжелее быть пассивным курильщиком...

– Кстати, врачи так говорят.

– Так и здесь: когда мы слушаем сплетни, этот духовный угар нас отравляет. Поэтому не давайте возможности при вас осуждать кого-то, сплетничать. Но этого мало. Сказано: уклонись от зла и сотвори благо. То есть переведи разговор на другую тему, предложи какую-то позитивную историю. В любом коллективе (в школе, армии) привыкайте быть ведущими. Если так не будет, то вас поведут.

– Вопрос: «Меня спросил ребенок, как назывался день после субботы, когда воскрес Иисус Христос. После воскресения Господня он стал воскресеньем, а как он раньше назывался? Я не смогла ответить».

– У евреев самый главный день, посвященный молитве, назывался субботой (шаббат). Это был день молитвы, день покоя от дел. Всякий другой день назывался: первый после субботы, второй после субботы, третий после субботы и так далее. Все было вокруг этого главного дня Господня. А у нас вместо субботы день Господень стал называться воскресеньем. То есть названия дни не имели, они соотносились с субботой: первый, второй, третий (и далее) день после субботы. В Евангелии говорится, что воскрес во едину от суббот, то есть в первый день после субботы. Для нас этот день стал называться воскресеньем.

– Батюшка, сердечно благодарю! Не на все вопросы ответили. Встретимся после Пасхи и с удовольствием продолжим отвечать на остальные вопросы.

– Помощи Божией всем и благодати Господней! Главное, чтобы у нас был внутренний стержень, то есть вера и жизнь по вере.

Автор и ведущая программы Любовь Акелина

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 25 сентября: 03:00
  • Суббота, 25 сентября: 13:00
  • Суббота, 02 октября: 03:00

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​