Свет невечерний. Как зовут твою прабабушку

8 марта 2022 г.

Аудио
Скачать .mp3
Не первый десяток лет я исповедую людей, и у меня, как практикующего исповедника и священника, есть свои привычки. Например, незнакомых людей, которые приходят ко мне на исповедь, я всегда спрашиваю: «Как зовут Вашу прабабушку?» Это мой ритуальный вопрос, чтобы разговорить человека, помочь ему раскрыться, исповедоваться. Для меня это важный вопрос и, конечно же, не единственный.

Мы очень раздроблены, и я чувствую, как люди страдают от этого. Нас приучили мыслить себя личностями, существующими сами по себе, как атомы, которые находятся в каком-то бессмысленном кружении. Мы чувствуем себя одинокими в этом мире, хотя и окружены большим числом родственников, близких, друзей.

Почему этот вопрос – как зовут вашу прабабушку – важен? Не все могут на него ответить. Войны, которых было очень много в XX веке, разного рода социальные катаклизмы, эксперименты и многие другие моменты сделали так, что рассыпались привычные родственные связи, прервалась преемственность, естественная внутри семей. У нашего народа своя трагическая история, которая и по сей день дает о себе знать. Например, ситуация безотцовщины, которая глубокой раной проходит по нескольким поколениям спустя годы после больших войн. А в XX веке войн было несколько. Даст Бог, таких страшных войн больше никогда не будет.

Редкий человек знает, как звали его прабабушку, прадедушку, где они похоронены, из какого города родом их семья. Люди удивляются, почему я об этом спрашиваю. Спрашиваю потому, что христианская духовная жизнь – это путь не только богопознания, но и самопознания. Если  ты пришел на исповедь, значит, встал на этот путь самопознания, покаяния, богопознания. Чтобы познать себя, нужно понять, что внутри тебя живет и происходит. Я имею в виду в духовном смысле, в смысле исторической памяти.

Каждый ведь не сам по себе: в нас живут желания, нереализованные страсти, обиды и ранения, которые были в предшествующих поколениях. Бабушки, дедушки, прабабушки, родственники по материнской линии, со стороны дедушки... Все национальности, вся кровь, которая смешана из разных родов, семей, все семейные драмы находятся в каждом из нас. За нами, если хотите, ходят семейные демоны, которые опекают членов одной семьи.

Современная жизнь приучила нас к мысли, что существует семья, которая состоит из мамы, папы, детей. В современное законодательство постоянно вносятся правки; бабушки и дедушки уже не являются родственниками, которых нужно брать в расчет. Например, в Белоруссии бабушка и дедушка не могут забрать ребенка из детского сада, потому что это не совсем родственники. То есть даже в правовом пространстве мы начали исповедовать нуклеарную семью (так это называется на каком-то неуклюжем наречии). То есть семью, представленную в очень немногочисленной версии: мама, папа и дети.

Именно поэтому возникает вопрос, особенно остро стоящий в западноевропейских странах или в Америке. Если семья – это только мама, папа и дети, почему бы не признать однополые союзы семьей? Чем нуклеарная семья отличается от подобного рода уродства, которое нам предлагается принимать за семью? Дело в том, что этот образ семьи сам по себе порочен, неправильный. Не только однополая семья (мы не можем даже решиться называть это семьей) является каким-то уродством, а само представление о нуклеарной семье – это уродство, это нечто противоестественное.

Семья – это не только папа, мама, дети. Семья – это еще бабушки, дедушки с обеих сторон, все тети, дяди; это большой род.

Мне кажется, что исчезновение чувства народа вымывается из нас именно потому, что мы сами мельчаем, сами делаем свои границы очень небольшими. Есть моя квартирка, мой дом, только мои дети, супруги – и всё. Может быть, еще каких-то близких родственников мы сюда включим, а дальше – каждый сам по себе.

Конечно, я утрирую. Слава Богу, пока у нас до этого не дошло. Но мы к тому идем. Мы разрываем живое тело семьи, рода, народа. Мы мельчаем и теряем вкус к большим цифрам. Исчезает даже представление о том, где собирается семья. Есть замечательный фильм, где актер Лев Дуров играет дедушку, который спрашивает у молодой женщины: «У вас дома есть большой круглый стол?» «А зачем большой круглый стол?» – спрашивает его женщина. – «Ну как же? Чтобы за ним собиралась вся семья».

Очень важно, чтобы вся семья периодически собиралась. Я хорошо помню, как в детстве каждое воскресенье мы ходили к нашей прабабушке (она умерла в столетнем возрасте). После того как ее дом снесли, она жила в маленькой квартирке. И в воскресный день в эту квартирку набивалось столько людей! Даже не представляю, как мы там все помещались! Сходились сестры, братья моей бабушки, родственники с разных сторон, двоюродные, троюродные братья, сестры... Их было так много! Когда прабабушка умерла, этот союз почему-то распался. Потом стали собираться у бабушки. Потом и бабушка упокоилась. А сейчас, казалось бы, у всех есть мобильные телефоны, машины, но очень трудно собрать людей.

Семья – это большой род, и у каждого из нас есть ответственность перед этим большим родом. Ответственность, которая связана не с тем, что мы находимся в каком-то едином правовом поле, а в том, что все мы – один организм, в котором каждый поступок отдельного человека отражается на всем теле, на всем роде.

Почему старые люди так ликовали, когда кто-то из детей становился монахом или священником? Считалось, что к семейному древу, большому роду привилась одна святая веточка, от которой здоровая духовная жизнь пойдет дальше по всему этому большому организму. Потому что нет в этом смысле личного греха, нет личной добродетели. Хотя, конечно, мы это говорим с некоторой долей условности. Наши грехи, наши добродетели, наши поступки отражаются на всей семье, мы все связаны невидимой кровеносной системой. Через наш большой род мы связаны с народом. Жизнь нашего народа едина и отражается в судьбе каждого человека. Это нормальное естественное церковное представление о том, что такое семья.

Семья – это не какая-то нуклеарная ячейка, а большой род. Очень часто человека постигают большие разочарования в духовной жизни именно потому, что он не учитывает эту простую истину, не вглядывается в свое прошлое, не изучает опыт своих предков. Человек даже не знает имен, чтобы помолиться за своих далеких предков, чтобы их ранения и ошибки не отражались на нашей жизни и жизни наших детей, а, наоборот, чтобы их молитва, их добродетели жили и проникали дальше, в большое дерево нашего рода.

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​