Свет невечерний. Две свободы

15 ноября 2022 г.

Однажды к митрополиту Антонию Сурожскому, апостолу Великобритании, настоящему богослову, который своей жизнью являл присутствие Христа в нашем мире, пришла прихожанка за благословением поучаствовать в митинге. Времена были суровые, самый разгар холодной войны. В очередной раз советское правительство предприняло какие-то шаги относительно диссидентов, которые вызвали возмущение прогрессивной общественности. И прихожанка, вместе с другими молодыми людьми, решила в Лондоне провести пикет перед советским посольством в Великобритании.

Митрополит Антоний резко (если не сказать, грубо) и категорически запретил ей это делать. И это был не единственный эпизод, когда митрополит Антоний Сурожский довольно определенно давал понять, что христианство нельзя путать с диссидентством. Были и другие эпизоды в биографии митрополита Антония Сурожского, когда он проявлял странную солидарность не с теми людьми. Например, когда Солженицын написал открытое письмо патриарху Пимену с призывом заклеймить позором советское правительство за гонения на верующих, на диссидентов, вся прогрессивная общественность снова была возмущена и встала на сторону великого русского писателя. И только митрополит Антоний Сурожский, находясь в Лондоне, заступился за патриарха Пимена. Его пригласили на радиостанцию «Би-би-си», где он заступился за советского, как тогда говорили, патриарха, и сказал, что не надо путать свободу церковную со свободой диссидентской, это две разные вещи.

В то же самое время митрополит Антоний Сурожский заступался за диссидентов. Например, он с большим почтением относился к академику Сахарову. Он же выступал в защиту Солженицына, когда его выслали из Советской России. И при этом он постоянно подчеркивал, что быть диссидентом – не значит всегда быть правым. Это его фраза.

Кроме того, он с большим недоверием относился к акциям, которые называл театрализованным представлением. Это сбор подписей, всякого рода митинги и прочее. Он считал, что для христианина это вещи непринципиальные, потому что свобода церковная, как он говорил, есть свобода быть Телом Христовым. И в этом смысле митрополит Антоний Сурожский озвучивал не свои оригинальные мысли, скорее, толковал учение апостола Павла, в духе которого он жил. Митрополит Антоний Сурожский был человеком, который своей жизнью являл Евангелие.

У апостола Павла в Послании к Галатам (которое называют посланием свободы) есть замечательные и хорошо всем известные слова, что христианин – это человек, который должен стоять в свободе. Он так и говорит в 5-й главе: стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства (Гал. 5, 1). К свободе призваны вы, братия (Гал. 5, 13).

То есть свобода – это призыв, который исходит от Господа нашего. Что это за свобода? Это свобода слова, свобода собраний, свобода вероисповедания? Или, может быть, избирательные права, достоинства человека? Например, призыв к равенству, отсутствию сословий, ликвидации возмутительного социального и имущественного расслоения, которое мы наблюдаем повсюду. Нет; апостол Павел говорит совсем о другом. Он говорит о свободе от греха прежде всего.

Люди, искушенные в чтении Посланий апостола Павла, знают, что Послание к Галатам надо читать одновременно с Посланием к Римлянам, потому что эти два текста рифмуются тематически и, в общем-то, говорят об одном и том же. Апостол Павел в Послании к Римлянам развивает те мысли, которые вкратце изложил в Послании к Галатам.

В Послании к Римлянам в 6-й главе апостол Павел говорит: Благодарение Богу, что вы, быв прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя (Рим. 6, 17). Он говорит о рабстве греху. И этому рабству греху, которое есть несвобода, он противопоставляет нечто иное. Что иное? Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности. Говорю по рассуждению человеческому, ради немощи плоти вашей. Как предавали вы члены ваши в рабы нечистоте и беззаконию на дела беззаконные, так ныне представьте члены ваши в рабы праведности на дела святые (Рим. 6, 18–19).

То есть для апостола Павла свобода, к которой мы призваны, это не свобода политическая или социальная; это свобода, которая лежит очень глубоко. Вы можете иметь равные права, можете иметь возможность собираться или высказываться, но при этом оставаться рабами греху. Апостол Павел здесь не противопоставляет (как и митрополит Антоний Сурожский) права политические, за которые люди борются. Естественно, очень хорошо, когда в мире больше справедливости. Но Евангелие не об этом. И Христос говорит не об этом. И Церковь говорит не об этом.

Не нужно сводить церковное учение к учению правозащитников. Правозащитники занимаются своим делом, богословы – своим, священники – своим. Когда апостол Павел говорит о том, что мы призваны к свободе, он, как ни странно и вызывающе это прозвучит, говорит о том, что мы, освободившись от греха, становимся рабами праведности. То есть апостол Павел не порицает рабство Господу. Для него раб Божий – не оскорбительное высказывание, как ни парадоксально это звучит для современного человека.

Апостол Павел объясняет, в чем суть рабства праведности, рабства Господу. Любовью служите друг другу (Гал. 5, 13). То есть свобода во Христе – это любовь и доброта, которая царит между христианами. Вот свидетельство свободы, а не то, что мы можем сказать в лицо епископу все, что о нем думаем... Апостол Павел говорит: только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти (Гал. 5, 13). Не нужно путать свободу с угождением плоти; это разные вещи, и он это подчеркивает несколько раз. Он отождествляет свободу во Христе с любовью. Если хочешь быть свободен, будь человеком, который дарит людям любовь Христову, доброту, искоренив в сердце своем ненависть. Апостол Павел говорит: Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя (Гал. 5, 14). Вот формула свободы церковной.

Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом (Гал. 5, 15).

Мы боремся за свободу и грызем друг друга. Мы, по недоразумению, перепутали свободу светскую со свободой церковной, о которой говорит Евангелие и о которой настойчиво говорит апостол Павел. И из его Посланий видно, что адресаты категорически отказываются его понимать. Он им разжевывает снова и снова, говорит им, что, как детей, питает их молоком, потому что к твердой пище они не совсем способны.

Гораздо проще бороться с внешними проблемами и врагами, чем свой внутренний мир привести в одну тональность с Евангелием, гармонизировать его, успокоиться внутри себя, чтобы дарить окружающим людям не ненависть, распри, разделение или угрызения, о которых говорит апостол Павел. «Угрызаете» – очень тяжелое слово; то есть христиане друг другу впиваются в глотку. Это же просто что-то невообразимое! Ради свободы, оказывается.

Потому что неправильно поняли, за что ратует апостол Павел, о чем говорит митрополит Антоний Сурожский. Их, конечно же, хочется записать в список либералов, демократов или диссидентов. А они Евангелие благовествовали, о Христе говорили и о церковной свободе, которая есть свобода быть рабами Божиими, служить ближнему, друг другу любовью.

Христова свобода и есть подлинная Божественная любовь, которая от избытка сердца изливается у того человека, который смотрит на Господа и всем сердцем, всей своей жизнью пропитывается Евангелием Христовым. И от того, что у этого человека на сердце доброта и любовь, этот наш несчастный и больной мир делается лучше и пригоднее для жизни.

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать