«Страсти и борьба с ними» с прот. Андреем Каневым. Печаль - страсть богоборца. Часть 1

28 октября 2022 г.

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

В прошлый раз мы закончили изучение страсти гнева в рамках большого цикла. Начинать в обязательном порядке нужно с огласительных бесед, их легко найти на сайте телеканала «Союз» в архиве этой передачи. Это очень важно. Любое лечение начинается с анализов. Мы хвалим того врача, который не просто назначает таблетки, а сначала изучает результаты анализов. Поэтому, чтобы рассуждать о борьбе со страстями, сначала нужно удостовериться в правильности веры, чтобы у нас не было заблуждений.

Святые отцы составили для нас иерархию страстей, следуя своему духовному опыту. Ей мы и следуем, следующая страсть – печаль. Сегодня первая часть, посвященная ей, и 90-я передача в рамках большого цикла.

«Печаль – страсть богоборца» – так я назвал этот небольшой цикл. Первые четыре страсти – плотские. Это чревоугодие, блуд, сребролюбие и гнев. Почему плотские? Потому, что они быстро проявляются, их легко видно, они связаны с плотью. Следующие четыре страсти – душевные. Они проявляются не так просто. Не как блуд – сразу на женщину залип. Не как чревоугодие – ешь, не можешь остановиться, отошел от стола, когда пузо набито. Не как сребролюбие, когда тебе жалко денег или ты потерял что-то материальное. Не как гнев, когда ты на всех орешь и похож на злую обезьяну. Это более сложные страсти. Их не так просто заметить в себе.

Цель нашей передачи: научиться разбираться в себе и своих чувствах. Душевные страсти проявляются больше в чувствах, в мыслях, в нашем общем настроении. Звучит сурово: «печаль – страсть богоборца». Казалось бы, печаль – страсть, в некотором плане даже романтизированная в классической литературе. Например, Пьеро, возвышенный поэт, всегда в печали, в светлой тоске по какому-то несбывшемуся образу мира. Так нам диктует светский мир. А что на счет духовной реальности?  Почему «страсть богоборца»?

Печаль – это несогласие с Промыслом Божиим, а не просто романтическое состояние. Бог о нас заботится каждую секунду, каждый день, каждый час, каждый миг. И все в жизни происходит не случайно, а потому, что Он так захотел. Один мудрый человек сказал: «случай – одно из имен Промысла Божия». У всего, что Бог нам дает, есть цель. Цели могут быть разные; например, очищение от страстей. Или Бог уберегает нас какими-то неприятностями от более суровых невзгод, или это вразумление и научение духовному опыту. Мы же не всегда будем в детском саду.

Сколько мы ходим на исповедь и говорим, что съели селедку не в то время? Но при этом  не замечаем, что все живем в печали. Мы постоянно не согласны с Богом. Казалось бы, верю в Господа, но выйду из храма, произойдет что-то неприятное, и я начинаю печалиться.

Почему богоборец? Потому, что не согласен с Богом. У Денницы, светлого ангела, который превратился в сатану, этот процесс происходил таким же образом. Он запустил в себе механизм развития страсти несогласия с Промыслом Божиим. И потом это разрослось на фоне гордыни. Печаль обязательно связана с гордыней. Она и есть несогласие с Промыслом Божиим: я сам лучше знаю, как моя жизнь должна проходить. Я лучше знаю, что должно быть с моими родственниками. Я хочу, чтобы вокруг меня было так, как я захочу, а не как Бог. Все это вскрывает страсть печали. Я так не думаю, но мое сердце реагирует так. Мое сердце – богоборец на сегодняшний момент. Нужно внимательно смотреть за собой. Это очень серьезно. От селедки-то ты можешь воздержаться, а с печалью все не так просто.

Какие внешние признаки печали? В первую очередь это недовольство. Бывает с нами такое? Или же мы со всем согласны, принимаем все, что происходит в мире, спокойно? Да ничего подобного. Мы ропщем в храме, дома, на работе, в магазине, когда смотрим новости... Мы всегда ропщем и недовольны тем, что происходит.

Но это не означает, что христианин должен быть как болванчик тупой, ничего не понимающий, с улыбкой блаженного. Нет. Мы должны очень внимательно смотреть на окружающий нас мир. Но это внимание должно быть через призму веры, через призму доверия Промыслу Божию. Нужно понимать, что если мы заработали войну, то будет война; если заработали мир, то будет мир; и мир вокруг, и окружающие нас люди, и правители будут именно такими, каких мы заслуживаем. Это все обустроено Промыслом Божиим. Вот только нам это не нравится, и мы ропщем…

Печаль очень тесно связана с другими страстями, с гордыней в особенности. Следующий ее признак – это огорчение. Это более легкое проявление, чем недовольство. Оно возникает, когда что-то произошло не так, как мы задумали. От этого нам становится неприятно, возникает чувство горечи, расстройства, портится настроение. Это действие страсти печали. Конечно, огорчение менее серьезно, чем ропот, но с него все и начинается. Сначала огорчились, потом начали роптать и взрастили в себе недовольство. 

Следующее проявление страсти печали – это нетерпение. Нам Бог дает испытания в виде каких-то неудобств, скорбей, трудностей от близких, сложных внешних условий для тренировки, но мы не принимаем их.

Страсть печали не простая. Кроме того, что она существует сама по себе, она еще и сопровождает другие страсти. Когда мы изучали страсть гнева, я использовал образ забора, где вертикальные столбики – это чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев и печаль как самостоятельные страсти, уныние и так далее, а перекладины, скрепляющие их, – это снова печаль и гнев. 

Давайте рассмотрим пример на страсти чревоугодия. Прихожу я голодный с работы домой, надеясь, что супруга приготовила вкусный ужин. А она ушла в гости к маме и еще не вернулась, так как думала, что я приду позже. Дома я узнаю, что ужин не готов. Какие чувства возникнут? Огорчение, что обо мне не позаботились, не учли мои планы, ведь у меня еще рабочие дела дома.  И я не просто огорчаюсь и сижу горюю, а начинаю искать виноватых, строить всех своих близких. Точно так же происходит и с блудом, сребролюбием и всеми другими страстями. Неудовлетворение страсти рождает печаль и гнев в автоматическом режиме.

А фундамент этого всего – гордость. Все страсти растут из нее. Это нужно хорошо помнить. Что происходит, когда мы начнем бороться со страстями? Скука по прежнему. Вот привыкли мы наливать себе полную тарелку еды и садиться за телевизор, заедать новости. А тут вдруг решили с этим бороться, положили умеренно и новости не включили. Какие ощущения будут? Тоска, печаль; как будто чего-то не хватает. А если еще и близкие под руку подвернутся, то глядишь, и гнев проявится. Так же и с любой страстью. Будет чувство неудовлетворения в первый период борьбы с ней. Вы это должны знать и не сбиваться. Это тактика лукавого. Мы начали бороться, а он дает нам поскучать, что нет реализации страсти. И мы сдаемся. Но таков путь.

И давайте обсудим отличия страсти печали от уныния. Их очень часто путают. Это разнонаправленные страсти. Безусловно, они взаимосвязаны, не случайно святые отцы ставят уныние после печали. 

Основное проявление уныния − развлечения. Человеку скучно − он пошел развлекаться. Скучно читать Священное Писание − пошел смотреть Youtube до утра, сериалы какие-нибудь. То есть печаль − это не уныние, это разные страсти. Печальный Пьеро − вот наш с вами символ, который обозначает страсть печали. И если вы в зеркале увидите свое лицо с таким выражением, то знайте, что это портрет печального человека, у которого страсть настолько сильна, что выливается наружу.

В Священном Писании Господь, многократно говоря о посте (о борьбе с разными страстями), в том числе говорит: когда постишься, не будь перед людьми в таком виде − в ложном покаянии, а умой свое лицо, приведи себя в порядок и перед людьми не показывай свою внутреннюю борьбу.

Получается, что часто маска печали на лице показывает не сосредоточенность на молитве, а другое. Когда человек внутренне сосредоточен на молитве, он просто спокоен, у него нет ощущения, что ему дали кислую пилюлю или он потерял всех своих близких одновременно.

А если у нас кислая физиономия, значит, у нас что-то неправильно в духовной жизни, нужно посмотреть внимательно, правильно ли мы относимся к борьбе со страстями. Почему? Потому, что одним словом «печаль» обозначается как святая печаль (покаяние) − печаль о Боге, то есть добродетель, так и греховная печаль.

Что такое печаль о Боге? Это стремление человека к Богу. Одна из заповедей блаженств говорит: Блаженны алчущие и жаждущие правды (праведности), ибо они насытятся. Это печаль о себе, о том, что ты грешник, но ты желаешь спастись, жаждешь исправления, спасения.

Понимаете, в чем суть вопроса? Это активная позиция. Когда человек реально хочет бороться, делает какие-то шаги, от Бога получает силы бороться со страстями − это святая печаль, то есть он жаждет, алчет. Алкать − это крайняя степень желания вкусить какую-либо пищу, крайняя степень голода. И жажда – когда не просто пить хочешь, а давно не пил, ищешь источник. Вот святая печаль.

Под этим же названием − греховная печаль. Почему так получилось? Снова напомню огласительные беседы, о которых говорил в самом начале: святая добродетель, святая печаль, которая тянула человека к Богу, заставляла его в Боге искать источник жизни, перевернулась с плюса на минус и стала греховной печалью, когда человек огорчается от того, что Бог ему дает. Вот в чем наша беда и трагедия.

Греховная печаль бывает очень часто. Потому что мы, рассматривая себя, видя свои прегрешения, начинаем задавать себе вопрос: «Почему я это сделал? Почему так получилось? А если бы я по-другому поступил?» Человек начинает в этом копаться, ковыряться, много раз все это себе напоминать не с целью покаяния, а с целью самоедства. Ведь ложная, греховная печаль − это самоедство, когда человек себя загрызает, в ней ничего общего со святой печалью, которая двигает человека ко спасению, нет. Давайте разберем.

Есть печаль как ложное покаяние − это тема, которую я сейчас начал поднимать. Как развивается ложное покаяние? Человек впал в грех, что свойственно каждому, и многократно на дню. Как действует святая печаль? Человек увидел, что согрешил, и кается. Покаяние у него основано на надежде, потому что Бог обещал прощать кающихся − в этом суть вопроса.

Напомню, что покаяние − не просто фиктивное признание своей вины, а раскаяние, видение греха и желание его не повторять. Вот из чего состоит покаяние, основанное на надежде и вере в Милосердного Бога, Который пришел не праведников, а грешников спасти. В итоге − примирение с Богом. Как говорят святые отцы, «упал − вставай». Человек упал, отряхнулся покаянием от грязи этого греха и пошел дальше.

Как действует греховная печаль? Человек видит свой грех, но не раскаивается, а начинает отчаиваться, то есть теряет надежду. У него нет надежды ни на исправление, ни на Милосердного Бога. Лукавый рисует ему Бога жестоким, карающим, каким-то мелочным, Который говорит: «А что же ты пришел ко Мне не совсем святым?! Иди отсюда, не знаю тебя». Хотя в Евангелии Господь открывает нам, что Он милосерден к кающимся.

Пока мы здесь, на земле, пока дышим, у нас всегда есть шанс исправиться, покаяться. Но ложное покаяние другое − оно как раз давит на самоедство. И человек, теряя надежду, удаляется от Бога, входит в тяжелое состояние смертного греха − отчаяния, которое может довести его до каких-то тяжелых проступков, в том числе до самоубийства. Понимаете, что происходит?

Возьмем пример из Священного Писания. Давайте вспомним грех, о котором мы читаем в Евангелии, когда два апостола − Петр и Иуда − предали Бога. Евангелие описывает нам этот процесс. Да, апостол Петр не продавал за деньги Христа, но он испугался по-человечески за свою жизнь и предал Его. Иуда предал за деньги по каким-то своим идейным причинам. Результат один и тот же.

Как они действуют? Совершилось пророчество Спасителя о Петре: в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня (трижды – не один раз). Петух пропел. Апостол действительно, боясь за свою жизнь, предает Спасителя. И что он делает? Он плачет, кается, и когда узнает от жен-мироносиц о том, что Спаситель воскрес, с надеждой бежит (в церковнославянском языке «течет») ко гробу Спасителя, первым забегает в гроб, потому что верит в Спасителя, надеется и получает удостоверение о воскресении Христовом.

Когда после Своего воскресения Господь исправляет предательство Петра, трижды спрашивая его: любишь ли ты Меня?, апостол говорит: «Да, люблю». Паси овец Моих, – говорит Спаситель, то есть восстанавливает его в апостольском достоинстве после такого греха. Вот это покаяние.

Мы согрешаем, каемся с надеждой на Спасителя, не теша себя идеями о всеобщей любви, дескать, и так спасут… Это не христианское, не евангельское учение, не знаю, зачем мы, христиане, это себе берем в голову. Господь − любящий Отец, но в то же время праведный Судья. Он дает нам возможность исправления.

Если кто-то кается, с надеждой пытается бороться, то Господь обязательно его восстановит в изначальном состоянии, без греха. Святой Марк Подвижник говорит, что даже при утерянном целомудрии покаяние возвращает состояние чистоты. Представляете, какая сила покаяния и сила Божия, как она действует на кающегося человека!

Как поступает Иуда? Он увлекся грехом сребролюбия, иными увлечениями, предал Христа, потом увидел результат своего греха, когда Спасителя повели на казнь, и, как говорится в Евангелии, раскаялся. Казалось бы, раскаялся. Но что он делает? Бросает монеты (тридцать сребреников). Ты ждешь, что он пойдет и скажет: «Господи, прости меня»? Нет. Почему? Потому, что его раскаяние было ложным.

Глубина греха открылась перед ним не для того, чтобы он покаялся, а чтобы ввергнуть его в отчаяние, потому что веры в Спасителя у него уже не было. Отчаяние − это потеря всякой надежды, что Бог тебя помилует. Он осознал, что сделал, во всей глубине − его «прошибло». Апостола Петра тоже «прошибло» осознание, но как по-разному они действуют! Иуда пошел и повесился − уничтожил себя, сотворил грех, который является самым тягчайшим, потому что после него уже нет покаяния, и удалился от Бога. Вот образы нам.

Давайте перейдем к практике. Когда вы начинаете готовиться к исповеди, видите свои грехи, появляются мысли: «как я мог?», «вот опять я согрешил!» (Как будто это новость для нас, грешников, что мы согрешили.) Начинается отчаяние. Когда грехи повторяются, когда страсти сильные − это тоже не новость, а вполне обычные человеческие вещи, нисколько не удивительные. А для нас это удивительно, потому что мы гордые, о себе думаем, что мы красавчики, а в реальности оказывается, что грешники.

Эта правда жизни всплывает периодически, когда мы осознаем грехи, только благодаря тому, что Бог нам помогает. А мы дар покаяния превращаем в самоедство и отчаяние. Поэтому страсть печали очень непростая, требует особого к себе внимания, и мы должны научиться ее замечать, каяться в этом не только в личной своей молитве, но и на исповеди. По практике знаю: хотя мы с прихожанами все это проходим, замечать в себе печаль удается немногим, потому что страсть очень и очень хитрая.

Записали Анна Вострокнутова и Людмила Кедысь

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать