«Страсти и борьба с ними» с прот. Андреем Каневым. Гнев-человекоубийца. Часть 6

26 ноября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
(В расшифровке сохранены особенности устной речи)

Продолжаем изучать страсть гнева. В нашем большом цикле 72-я встреча, и это 6-я часть, посвященная разбору проявления грехов страсти гнева.

Казалось бы, гнев – страсть достаточно яркая, ее легко заметить, и все мы знаем, как она проявляется.  Но есть особенности этой страсти. Давайте разбираться.

Гнев может быть внешне без горящих глаз, оскала, сжатых кулаков, но по плодам его человек убит (у нас и цикл называется «Гнев – человекоубийца»): эта страсть приводит к жутким последствиям.

Наши передачи – один большой цикл. Начинать надо с «Огласительных бесед»; изучив их, мы понимаем, откуда в нас вся эта «красота», каков человек, для чего нас Господь создал, почему мы такие и что с этим делать. Ответы на эти вопросы есть в опыте Церкви.

Мы продолжаем разбирать тяжкие грехи.

Их последовательность не означает, что 27-й грех лучше, чем 22-й: «лучших» не бывает. Цель – не анализировать по граммам, какой тяжелее, а понять, как проявляется страсть, чтобы мы могли в своей жизни ее видеть и не допускать ее проявления.

Прошлую беседу мы закончили на грехе оставления своих детей.

Наша задача – подготовить человека к Царствию Божию. Самим знать, как туда идти, и детей туда вести. Это в идеале. Жизнь не совсем идеальна, мы не всегда можем показать такой пример, но хотя бы ориентир должны знать.

Это не означает, что мы должны с ребенком с утра до вечера «Закон Божий» читать. Мы знаем примеры многих святых, родители которых не читали с ними с утра до вечера «Закон Божий», но они пытались его выполнять. Без нудных назиданий дети видели, как родители себя ведут, и вели себя так же; мы так устроены: в детстве копируем наших родителей.

Это грех, когда родители, увлеченные своими земными целями, карьерой, личной жизнью, уезжают на заработки и бросают своих детей: ситуации такие бывают, к сожалению; мне приходится слышать абсолютно дикие истории в наше время, в XXI веке.

Мамочка может своего ребенка продать цыганскому табору – я слышал несколько таких историй. В наше время можно в цыганском таборе встретить белокурую девочку или белобрысого парнишку – я против цыган ничего не имею, но такое бывает.  Я знаю историю, когда христиане выкупали таких детей. Такое ощущение, что мы живем при рабовладельческом строе. В наше время, в нашей стране,  казалось бы, в правовом государстве, такое существует.

 Оставил своих детей, предал…  Бывает, что оставляют из-за болезни. Бог дал тебе больного ребенка, и это твой крест, ты должен его донести.

Бывает, из-за каких-то любовных романов люди отдают своих детей в детские дома. К сожалению, бывают такие истории, когда мамашки (это не матери) бросают своих детей на помойке, где-то еще оставляют, хотя нет никакой необходимости – у нас не война, можно спокойно вырастить ребенка, есть помощь, есть помощь Церкви, в конце концов, прихода. (Я в это верю и знаю эту сторону Церкви: тот, кто приходит за помощью, ее получает.) Это даже не тяжкий грех, это ближе к смертному.

Ребенок растет без родительской любви, без внимания; его растят чужие дяди и тети в детском доме или доме малютки при живых родителях. Сколько у нас таких социальных сирот? А родители занимаются не пойми чем: пьянками и гулянками, заработками и чем угодно, хотя их предназначение, раз Бог дал ребенка, его воспитывать.

Бывает, эта страсть не так жестко проявляется; например, родители оставляют детей своим бабушкам, дедушкам, а сами уезжают… Я не беру ситуации, связанные с какими-то кризисами; бывали истории, допустим, в Великую Отечественную войну или в гражданскую, когда одна часть народа была вынуждена эмигрировать, и было понятно, что ребенок не выживет.

 У моих родственников была ситуация, когда люди другой национальности, другой веры проходили мимо и оставили им ребенка, понимая, что он не выживет. Просто договорились. Они его не бросили предательски,  они его оставили, чтобы он выжил. Они держали с ним связь (та семья, которая вынуждена была уехать за границу; они не кинули, не бросили ребенка, а дали ему возможность выжить). Это бывает, это не грех.

Грех, когда занимаемся чем угодно (собой, своими грехами, целями) и бросаем детей. Бросаем бабушкам, дедушкам; казалось бы, не детский дом, но это же и не родительская семья. Дедушки и бабушки, конечно, будут воспитывать, но они должны помогать, а не заменять собой родителей.

А когда родители чем угодно занимаются, лишь бы не жить по-настоящему своей семьей, какие дети вырастают? Душевно поврежденные.

Мы часто говорим о проблемах безотцовщины. Все закладывается в детстве. Мальчишка все равно ведет себя по-мужски, учится без книжки: вот папа сегодня сказал и сделал. Это все происходит без слов, человек все улавливает на уровне восприятия, копирования поведения. Он будет себя вести как папа: по каким-то мужским образцам.

А если папы у него нет, если папа нашел другую любовь (или мама нашла другую любовь и лишила своего ребенка папы), то мальчишка и вырастает такой…

Проблема безотцовщины транслируется   поколениями, и это очень страшно. Я не говорю, что это 100% так, но в большинстве именно так; это не просто сирота (тут вопросов нет). Проблема безотцовщины связана именно с тем, что мужчины бросили своих жен или развелись по какой-то дурной причине; это тоже относится к оставлению своих детей и обязательно негативно скажется на жизни этого ребенка. Столько примеров трагедий, когда потом одумываются, но уже поздно, столько ужасов и кошмаров…

Мы должны понимать: если дети есть, то ты должен посвятить им свое время. Дети достаточно быстро растут, когда-то они станут взрослыми и не будут нуждаться в твоем внимании. Пока они маленькие, надо свое время посвящать им.

И есть физическое оставление своих детей, а есть духовное, когда нам все равно.

Столько примеров современных… Когда даже матери-христианки увлеклись  Instagram, занимаются не ребенком, а сплошным выворачиванием себя наружу: что поели, что попили, как поспали и т.д. Безобразие какое-то – и это в христианских семьях… Там не до того, чтобы ребенок жил, развивался, что-то в него вкладывать;  мы живем напоказ: посмотрите, какие мы красавцы! Бросили ребенка ради лайков, чтобы подружки сказали: «О, какие молодцы, красавцы».

Этот грех очень разнообразный, поэтому я хотел поподробнее остановиться, показать его многослойность, многоуровневость. Она связана как с физическим оставлением, так и с духовным оставлением, когда мы не обращаем внимания на ребенка, на его нужды, заботы, с кем дружит, что смотрит, чем увлекается и так далее. Этим надо же заниматься.

Оставление немощных родителей или родственников

Это следующее проявление страсти гнева.

Храм, в котором я служу настоятелем, 10 лет находился в доме престарелых и инвалидов. Мне приходилось видеть, как детей, вполне адекватных, оставляли родители. Брошены эти дети, хотя они и работать могут, и адекватно общаются. Если бы было достойное внимание, они стали бы обычными людьми.

Я видел и многочисленных стариков, которые не нужны своим детям. Я не знаю, почему они получили такое: разные ситуации, но есть истории совершенно огорчительные, когда родителей спихивают в дома престарелых, чтобы получить квартиру, продать ее, купить себе машины или еще что-нибудь новое, дорогое. А как же старики-родители? Это тягчайший грех.

Если мы будем так себя вести и наши родители окажутся в нищете, без внимания, брошенные, а мы занимаемся собой, – это большой грех. Есть заповедь: «почитай родителей». И почитать надо не издалека, говоря: «Папа, мама, мы вас почитаем», а делать это буквально – физически.

Господь в Евангелии укорял иудеев, которые говорили: «Я пожертвовал Богу то, что должен был дать тебе, отец или мать». Господь говорил о лицемерии.

Мы, христиане, должны иметь четкое понимание: не должно быть оставления немощных родителей. Жить со стариками тяжело, я об этом знаю, наблюдая за ними в пансионате, зная, как дохаживают родителей многие наши прихожане, – это серьезный подвиг. Он связан с тем, что ты должен пронести этот крест, ведь борьба с грехами – не просто теоретическая болтовня, а практика. Старики в возрасте ведут себя часто неадекватно (мы тоже такими будем, если доживем до этого возраста; может, еще хуже будем): где-то капризы, где-то психическое повреждение, отклонение может быть.  Но в том и проявление любви, что ты берешь и заботишься, а не помещаешь в пансионат – «пускай чужие дяди и тети за ним ухаживают».

Я видел, как эти «дяди» и «тети» с ними занимаются, особенно в начале 2000-х, – они во вшах, пролежнях лежали, а дети живут и об этом не думают. Ладно бы был человек абсолютно брошенным – тогда это лучше, чем под забором умереть или на помойке, а здесь живые дети бросили своих родителей…  Они в советское время выращивали вас, ограничивая себя во всем, а дети навестили один раз – ужасная показуха. Ни родственников, ни родителей нельзя бросать, мы должны быть крепкой семьей.

Часто можно услышать: кавказские народы такие дружные... А почему мы не дружные? Все зависит от нас. Если ты родителей бросил, детей бросил – о какой дружной семье можно говорить? Поэтому нам надо выстраивать эти отношения заново самим, хотя бы между родственниками, единоверцами, чтобы могли поддержать друг друга, чтобы в приходе не оставляли своих немощных прихожан: ухаживать, заботиться, знать, как живут. Мы говорим про общины, но ведь общины не только  чтобы устроить концерт, а чтобы узнать, что прихожанин, стоящий рядом, заболел: может быть, надо помочь, хлеб купить, пойти помыть его, постирать…  Это практика.

Евангелие говорит о практике, не про красивую теорию. Евангелие – про жизнь.

Тут тоже получаются разноуровневые грехи.

Подталкивали человека на грех

Это следующий блок грехов. Мы понимаем, что люди бывают разные (слабые, ведомые, некрепкие, легко срывающиеся). Мы знаем, допустим, что наш товарищ, друг склонен к пьянству. По-хорошему надо сказать: «Он зависимый; значит, я тоже не буду пить, упоминать об этом, пить в его присутствии не буду, даже если мне это никак не вредит».

А если мы знаем за ним эту слабость и говорим: «Пойдем пивка попьем»? Безобидно? Да, тебе безобидно, а другому человеку? Он, допустим, впал после этого в запой, разругался с женой, устроил скандал. Кто в этом виноват? Виноват ты: ты выполнил функцию беса – подтолкнул человека на грех, облегчил бесам работу.

Дурными поступками мы вводим в грех других.  Когда мы, христиане, делаем что-то греховное, потом люди смущаются и говорят: «Священники так делают; значит, и мне так можно. Христиане так делают – значит, и мне так можно».

Дурные поступки, особенно если люди знают, что мы,  христиане, ходим в церковь, подталкивают людей на грех.

Особенно это касается детей, когда даем дурные советы – с этим нужно быть крайне внимательным. Дурные шутки, которые могут человека развратить, толкнуть на грех, рекомендация каких-нибудь дурных фильмов, книг, интернет-материалов, которые показались тебе смешными, а человек их почитал – и у него «голова уехала» (например, из-за блуда или неправильного понимания веры). Ты человека своими советами, рекомендациями, поступками толкнул на грех. Важно быть внимательным, ведь мы живем в обществе.

Если подталкиваешь другого, это не означает: я не виноват – это он все сделал». Ничего подобного: мы взаимосвязаны; ты толкнул, он упал, а виноваты оба. Понятно, что он не невинная овечка, но, допустим, он стоял на обрыве, буквально балансируя на одной ноге, чтобы не упасть в яму. Мы подошли и толкнули его: «Пошли пивка попьем». Он в обрыве валяется, мозги наружу, – а мы вздыхаем: «Какая беда, искушение». Ты послужил этим искушениям.

Поэтому будем внимательны: советы лишние не даем (особенно когда их не спрашивают) и никого не подталкиваем на грех (особенно когда знаем, что человек склонен к чему-то конкретному в конкретных случаях).

Представляю себе историю: посмотрев передачу, вы напишете грехи, придете на исповедь, и священники, которые вас будут исповедовать, посмотрят на вас большими глазами: «Кого куда ты подтолкнул?»  А мы скажем: «Могло ведь такое быть!»

Давайте не теоретически, а практически посмотрим: было или не было? Если было, надо каяться в конкретном грехе, а не «вообще». Не помните – значит, не помните, а если помните,  должны вспомнить конкретно.

 Втягивали в осуждение

Это то же, что подталкивали на грех, только мы раскрываем более конкретно: это требует особого внимания.

Господь говорит: невозможно не придти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят; лучше было бы ему, если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили его в море. Он бестолковый, толку от него нет, не покается: только соблазн другим.

Про осуждение в Евангелии тоже часто говорится как о тяжелом грехе: какой мерой мерите, такой и вам будет отмерено; не судите, да не судимы будете (грех осуждения мы тоже будем рассматривать позже, если Бог даст).

Втягивали в осуждение – это грех тяжелее, чем просто осуждение. Допустим, начальник на меня наехал, я внутри сижу и бурчу на него, что такой-сякой, выхожу к коллегам, у которых нормальное отношение к начальнику, и говорю: «Знаете, какой у нас начальник?!» А они говорят: «Да ты что?! Он еще такой и такой». Они все завелись, в этом случае я становлюсь источником соблазна для людей. Поэтому одно дело, когда внутри себя осуждаю, а вдвойне, втройне хуже, когда выношу наружу и привлекаю какое-то количество людей, соблазняя человека на грех: ведь мы не знаем, как дальше пойдет у человека в душе.

Наверное, вы тоже согласитесь, когда мы начинаем передавать осуждение, – в этом есть удовольствие, иначе   мы бы не осуждали все вместе другого человека за спиной. Откуда это удовольствие? От бесов – им нравится, когда люди жрут друг друга. Когда мы это делаем (духовно), он тоже с нами делится удовольствием. Нам приятно: поболтали, поосуждали, кости перемыли... Но это тяжкий грех, за который придется отвечать.

Постоянными придирками довести человека до отчаяния

Этот грех бывает в семьях, когда один уперся, что ни пылинки не должно быть везде, строит своих близких и строит – докапывается до всего, и это вместо доброты и снисхождения... Нравится тебе порядок – наводи, приучай потихонечку, с любовью, с юмором, в игре.

К поведению, к учебе, к чему угодно – постоянные придирки, естественно, они не создают ни любви, ни нормальных отношений, ни нормальной семьи, ни атмосферы, а приводят к отчаянию. Жена докапывается до мужа, муж до жены, долбим детей, на работе постоянно вместо нормальных, деловых отношений начальники достают подчиненных за всякие несправедливые мелочи (за справедливые – вопросов нет: не сделал – получил, это нормальные отношения). В атмосфере постоянных придирок нет теплоты, душевного отношения, люди друг другу не доверяют – думают: «я сейчас что-то покажу, и мне тут же прилетит по голове». О  каком нормальном отношении тут можно говорить? Если мы становимся источником придирок – оцените себя. Казалось бы, это еще не гнев, никто не орет, просто постоянное нудное «докапывание» – тоже тяжелый грех.

Досаждали родителям

Подробно толковать тут не нужно: мы проявляем неуважение к своим родителям, огорчаем их – не слушаемся, не выполняем их волю, не заботимся.

  Записали Анна Вострокнутова и Людмила Кедысь

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать