«Страсти и борьба с ними» с прот. Андреем Каневым. Гнев-человекоубийца. Часть 13

24 июня 2022 г.

Мы продолжаем цикл передач «Страсти и борьба с ними». Сегодня 79-я встреча в рамках цикла и 13-я, посвященная гневу. Наши передачи идут уже не один год, и в них мы следуем определенному плану огласительных курсов, которые я веду в храме Владимирской иконы Божией Матери на Семи Ключах города Екатеринбурга, где являюсь настоятелем.

Такую важную тему, как борьба с грехами, всегда нужно начинать с оглашения. И если есть какие-то проблемы в духовной жизни, то также нужно возвращаться к оглашению, повторению  основ веры. Именно поэтому наш цикл и начинается с огласительных бесед и основных понятий о покаянии.  

Мы живем в такое время, когда, к сожалению, даже в церковной среде звучат слова о том, что знать основы веры не так важно, что главное – как-то верить. А как верить? Не имеет значения. Это неправильно. Мы должны верить так, как верит Церковь уже две тысячи лет.

После огласительных бесед мы начали разбирать страсти в том порядке, в каком они изложены в святоотеческой литературе. И сегодня продолжим подробно знакомиться со страстью гнева, поскольку она очень распространена, особенно в наши дни.   

Мы живем во время общемирового экономического кризиса. Вследствие этого падают доходы населения, и люди, которые привыкли жить на широкую ногу и многое себе позволять, теперь этого делать не могут. Конечно, у них возникают и огорчение, и гнев – люди начинают искать виноватых: правителей, чиновников или еще кого-то, хотя существуют совершенно объективные макроэкономические, политические и другие процессы, которые могут быть причиной кризиса.

Нам же необходимо понимать ценность и смысл тех ограничений, которые сейчас приходят в нашу жизнь в связи с санкциями и прочими мерами. Их смысл заключается в том, что мы наконец можем получить ту страну, о которой мечтаем, – страну свободную и независимую во всех смыслах: в экономическом, политическом, военном и так далее.

Все это влияет на нас – ведь мы с утра до вечера смотрим новости, узнаем о том, что происходит на фронтах, в экономике, в политике. И порой от этого мы так злимся и раздражаемся, что потом устраиваем «специальные военные операции» у себя дома с нашими близкими. Не нужно этого делать.

Все мы очень подвержены страсти гнева, которая указывает на неудовлетворение любой имеющейся у нас страсти. И, соответственно, проявления гнева бывают самыми разными. В предыдущих передачах мы уже говорили о том, как может проявляться эта страсть, и сейчас продолжим ее рассматривать.  

Например, мы своим молчанием можем вызвать гнев или огорчение ближнего. У всех, наверное, бывали ситуации, когда мы, обидевшись на кого-то, начинали молчать, переставали разговаривать с человеком. Кто-то так поступает из вредности, а кто-то от обиды: самолюбие скукожилось. И таким молчанием человек мстит начальнику или своему близкому. Сколько таких историй можно встретить в семьях?

Допустим, мама и папа обиделись на ребенка. Он уже идет на примирение, пытается попросить прощения, а  родители в ответ молчат и игнорируют его покаяние. Или обычная история в семье, когда супруги, поссорившись, молчат – ходят как два айсберга в океане по маленькой квартире, пытаются лавировать и не столкнуться. И когда обидевший пытается наладить отношения, извиниться, а второй молчит, то это, естественно, вызывает раздражение.

Получается, с одной стороны, мы вредничаем и молчим, и это значит, что сработала гордыня (определенная форма мести, а может, даже немного и ненависти), поскольку мы не можем простить близкого человека и общаться с ним с открытым сердцем. С другой стороны, мы увеличиваем данный грех еще и тем, что заставляем гневаться нашего близкого. И в этом случае мы являемся распространителями греха.

Ведь если мы вызвали гнев в ближнем и обидели его в ответ, то увеличился и наш собственный грех, его тяжесть, и его становится еще сложнее исправить. А потому надо мириться – мы, как христиане, не сможем жить в мире, когда сами на всех озлобились и молчим.

В Евангелии мы видим, как Спасителю задают какие-то глупые вопросы на неправедном суде у Пилата, а Он молчит. Но это совсем другое – это святое молчание. В данной ситуации совершенно понятно, что никто Его слушать не будет, что идет поток лжи и оправдаться не получится. Потому Господь ничего и не говорит – «не мечет бисера перед свиньями».  

Святое молчание основано вовсе не на том, что Спаситель обиделся. На кресте Он молится о распинающих Его: Отче! прости им, ибо не ведают, что творят (Лк. 23, 34). Он реагирует не так, как это делаем мы, когда кто-то несправедливо или справедливо каким-то образом задевает  наше самолюбие. И такого поведения быть не должно.

Мы должны над собой работать и выходить из такого состояния обиженной бабочки в коконе, поскольку это не решает проблему. Нужен диалог, нужно договариваться – важно услышать друг друга, понять причины поступков, извиниться, примириться, попросить прощения и пойти дальше. А из состояния обиды, из молчания ничего доброго точно не выйдет. Так мы только сами мучимся и другого человека толкаем на прегрешения, и это вдвойне увеличивает нашу вину.  

Хотя, казалось бы, какой здесь проступок? Мы же не кричим! Мы ведь к какому проявлению гнева привыкли? Когда человек гневается, когда он кричит и у него выпученные глаза, красное лицо, когда физиономией он  становится похож на волка. А тут человек молчит, и это вроде как кротость. Но нет! Если, общаясь с близкими, мы обижаемся (и боимся признаться себе в этом) и замолкаем, значит, мы вызываем гнев и огорчение у близких. Это грех, когда человек молчит, а все вокруг от него завелись.

Еще одно выражение страсти гнева – это строптивость и упрямство, то есть противоположное поведение. Строптивый и упрямый человек всегда стоит на своем. Например, родители просят ребенка помыть посуду, а он не хочет. Ему сказали раз, сказали другой, третий, а он не делает. Потом начинается крик, скандал, недовольство друг другом, обида, гнев. Так же бывает и между супругами: жена хочет всей семьей поехать к маме, а муж хочет пойти на футбол. Все стоят на своем, никто не уступает, в итоге скандал.

Такая же ситуация может возникнуть и на работе: начальник дает какое-то задание (совершенно законное в рамках обязанностей подчиненного), а человек не хочет его выполнять, упрямится, и это приводит к тому, что начальник гневается. Человек не выполняет свою работу, начальник злится, перекладывает эту работу на кого-то другого, тот тоже злится, потому что у него есть свои задачи. В итоге в коллективе начинается раздрай. И это все результат чьей-то тупой гордости: человек просто уперся и просто не хочет  выполнять свою работу. Таких историй очень много

Происходят они и в храме. Допустим, кто-то из прихожан просит у священника благословения на что-то, а священник говорит: «Нет, это явно неправильно». Человек стоит на своем, упирается, и в итоге его отношения с духовником испорчены. И не надо здесь винить духовника, если ты сам сначала напросился в духовные чада, а потом сам духовника не слушаешься. И чаще всего это не какие-то экзотические требования, вроде тех, чтобы садить капусту вверх корешками. Тебе четко говорят делать (или не делать) конкретные вещи, а ты не слушаешься, упираешься, и в результате происходит разрыв отношений.

Часто бывает и так: приходит прихожанин, который прочитал какой-то древний патерик про строгого монаха-отшельника, и говорит: «Батюшка, хочу, чтобы Вы были моим духовным отцом. Держите меня в строгости!» Как будто задача священника быть сотрудником ФСИН, всех  строить по линеечке и водить на обед в окружении лающих собак. У священника другая функция, в которую не входят ни ругань, ни битье палками.

Но человек просит быть с ним строгим. Но как только священник чуть-чуть его ограничит, сделает какое-то замечание, не благословит какой-то каприз, то все – происходит разрыв отношений. Получается, что человек изначально не хотел строгости и ограничений, а просил о них исходя из какой-то своей мечтательности. Но когда столкнулся с реальной необходимостью бороться со своей гордыней, то бороться не стал, а разгневался и ушел.   

Очень часто строптивость и упрямство доводят человека до гнева в совершенно разных обстоятельствах (на учебе, на работе, на отдыхе и где угодно). Это могут быть совершенно простые ситуации в нашей жизни: например, в магазине ты встал в очередь, а кто-то протиснулся перед тобой, и вот уже ты начинаешь что-то доказывать.

Да пропусти ты человека и стой спокойно! Что тут сложного? Нет, хочется доказать свою правду! Человек начинает упрямиться и превращает ситуацию в скандал. Зачем это делать? Пропусти! У автомобилистов есть такой принцип: если человек торопится, пропусти его! Пускай он едет, куда ему надо, а ты в любом случае доедешь до своего места.

Такими разными бывают проявления страсти гнева: он может быть вызван и нашим молчанием (когда нас что-то спрашивают и идут на контакт, а мы молчим), и нашей строптивостью (когда мы не можем пойти навстречу и уступить человеку). Но если дело касается греха, то здесь надо включить правильное упрямство и не совершать грех.

Однако чаще получается наоборот: когда нам предлагают что-то доброе сделать, мы упрямимся, а когда предлагают совершить грех, то все наше упрямство куда-то исчезает. Человек легко впадает в гнев, а потом удивляется – как же так получилось, что он согрешил. А так получилось, что не обошлось здесь без лукавого.

Следующий вид страсти гнева – это осуждение священников. Мы уже говорили про осуждение в прошлых передачах, и, казалось бы, данный вид греха – такое же  простое осуждение. Ведь священнослужители – те же люди! Но не все так просто. Почему мы выделили это отдельно? Потому, что в этом подвиде осуждения есть особое тонкое проявление гордыни.

Священники – это не святые люди. И я сам грешу этим грехом, когда осуждаю священнослужителей, каюсь. Потому что нам кажется, что священники должны быть образцом для всех. Мы читаем про преподобного Сергия Радонежского, преподобного Серафима Саровского, Оптинских старцев, подвижников Египта первых веков и видим, что они тоже были обыкновенными  людьми, которые прошли свой путь борьбы. И в житиях мы видим их светящимися благодатью Святого Духа.

Но особенность житийной литературы заключается в том, что там описаны некоторые этапы пути: вот человек родился, а вот он (как будто завтра) уже стал святым. А на самом деле между этими событиями прошло целых 70 лет. И за это время происходило все самое ценное, что нам можно было бы впитать и принять: как человек долго и упорно боролся.

Ведь любой святой –  такой же человек, во грехах рожденный, его тоже родила мать, он тоже нуждался в крещении, во Христе, в Церкви. И он прошел тот путь борьбы с грехами, на котором были порой и неудачи, и падения. Этот жизненный путь все проходят. Да, бывают разные тяготы и испытания, но все идут этим путем борьбы.

А мы, прочитав житие любимого святого, начинаем жить с образом, нарисованным у нас в голове или в сердце. И потом мы встречаемся с приходским священником, который  смеется невпопад, служит некрасиво, многое сократил в службе, у которого короткая стрижка, сам на иномарке ездит... А потом нам и Церковь становится не мила.

В этом кроется ошибка: человек не соответствует нашему внутреннему представлению – тому образу, который мы себе нарисовали, и мы осуждаем его за то, что он не такой, как нам хочется. Но он таким и не должен быть. Даже если сравнивать святых, то это были очень разные люди – они не были штампованными оловянными солдатиками.

Возьмем взвод солдат – казалось бы, на вид все одинаковые. Но на самом деле все они разные личности: один веселый, второй грустный, третий строгий, четвертый снисходительный и так далее. Так же и у святых, и у священников. Если у вас есть возможность, то надо искать приход по душе. А если в вашем населенном пункте только один приход, то надо свой сложившийся образ убрать в сторону. Почему?

А вы задумайтесь, откуда взялись наши современные священники? Их же не выписали  с небес – они вышли из нашего общества. Какие мы с вами, такие и священники. Это люди со всеми изъянами и болячками современного общества, плюс у них еще свои священнические болячки нарабатываются. Ведь даже самый немощный, как нам кажется, самый плохой священник может служить литургию, совершать великое таинство Евхаристии.

Одно это уже не нравится сатане, и он ведет против самого простого священника непримиримую борьбу на всю жизнь. Потому и неудивительно, что Интернет пестрит сведениями об ошибках и падениях духовенства. Это закономерно, ведь идет война. А когда происходит, например, серьезный артиллерийский обстрел, то понятно – будут и жертвы. Есть они и среди духовенства.  Так или иначе, но это люди неопытные, не имеющие какой-то богатой личной духовной жизни.

Но кто-то же должен служить литургию! Поэтому давайте не будем применять какие-то высочайшие требования к приходским священникам. Лучше простейшие: литургию служит – уже хорошо, исповедует – хорошо. А мы недовольны тем, что исповедь прошла не так, как нам бы хотелось. Давайте сами готовиться. Для этого в том числе и проходят наши беседы на телеканале «Союз».  

А то бывает, что человек огорчается – мол, в храме нет возможности исповедоваться лично. Но можно попробовать сходить в другой храм или попросить у священника отдельного времени. Ну, допустим, батюшка не хочет и есть только общая исповедь. Но если ты дома сам хорошо подготовился, обдумал свою жизнь, раскаялся и решил  больше не поддаваться страстям, то тебе и на общей исповеди Господь простит все грехи.  

Дело ведь не в том, лично ты рассказал священнику о своих грехах или нет. Конечно, хорошо, когда есть исповедь и она проводится как полагается. Но давайте не забывать о реальности, в которой мы живем, и не осуждать священников. Тяжесть этого греха состоит в том, что нас не ставили судьями ни над другими людьми, ни над священниками. По какой-то причине Христос поставил их на священство, будь то дьяконы, монахи, священники, архиереи, патриархи – кто угодно. И по какой – знает Он Сам. 

Но все они – Христовы слуги, и с них в первую очередь спросит Спаситель, а не мы с вами. По какой-то причине Он всех нас терпит. Может быть, потому, что еще рано с кого-то спрашивать сейчас, и человек еще проходит этот путь борьбы, который мы не можем увидеть. Чем более человек на виду, тем большими кажутся окружающим его даже маленькие ошибки.

Жизнь священника – это жизнь одинокого человека в аквариуме. Я и сам давно это почувствовал. Тебя уважают за сан, ты нужен, пока функционируешь и полезен. Но стоит тебе ошибиться, оступиться – и ты останешься один. А почему «в аквариуме»? Потому, что все у всех на виду: обсуждается, что ты купил в магазине, как ты живешь, какая обстановка в семье ­– все становится достоянием общественности.

Если обычный человек поссорился с женой – это одно, а если священник поссорился, то это уже достояние общественности. А надо бы и их пожалеть, потому что священники – это простые люди. По себе могу сказать, что мы не очень способны к этому служению, но Господь почему-то привел нас к нему.

Сегодня получился долгий разговор, и мы продолжим его в следующий раз. Давайте никого не будем осуждать, будем всех любить, и пусть Христос будет всегда с нами.

Записала Анна Вострокнутова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать