«Страсти и борьба с ними» с протоиереем Андреем Каневым. Печаль - страсть богоборца. Часть 3

11 ноября 2022 г.

На последних встречах мы начали изучать страсть печали. Это очень интересная, коварная и необычная страсть. Цикл наш называется «Печаль – страсть богоборца»; 92-я встреча, часть 3.

Почему «богоборца»? Звучит, казалось бы, грубо. Мы можем сказать: «Я же не богоборец, у меня этой страсти нет». Нет. Если мы сейчас будем разбирать проявления этих страстей, то увидим, что они нам свойственны. Название нашей передачи истекает из такой логики: если мы не соглашаемся с Богом, значит – мы с Ним боремся.

Традиционно я перед каждой передачей отсылаю к началу нашего цикла – огласительным беседам – тех братьев и сестер, кто только что присоединился (а такие, слава Богу, есть). Это очень важно. Не потому, что мне как автору передачи хочется, чтобы вы всё пересматривали, а потому, что в этом есть смысл. Как внимательный врач, прежде чем давать лекарства, пошлет вас сдавать анализы, а уж только потом диагноз поставит, так и у нас с вами: изучение основ веры – оглашение – это уже начало лечения. Особенно это касается страсти печали, потому что это страсть душевная. Она связана с состоянием ума, с тем, как мы относимся к своим чувствам и к происходящему вокруг нас. Посмотрим, как проявляется эта страсть.

Тяжкие грехи

Жалуемся на жизнь. Бывает у нас такое? Да, конечно, бывает: «почему я?», «почему меня?», «зачем мне?» Это не просто какие-то досужие разговоры, это состояние сердца, которое не согласно с какими-то возникающими проблемами, скорбями. Если мы уже начали кому-то говорить: «Почему мне-то это все достается?!», то это не просто грех празднословия, а тяжкий грех, потому что этими словами выражается состояние нашего сердца. Я не согласен с тем, что мне дает Бог. В этом случае я – мелкий муравей-богоборец. Чтобы вы понимали, богоборец – это не нечто великое, это на уровне нашей повседневной жизни часто встречающийся грех.

Не хотим потерпеть скорби. Почему я говорю о необходимости оглашения, изучения основ веры? Буквально сегодня утром пришло письмо от одного из наших зрителей, который говорит: «Я начал слушать оглашение. Вы говорите, что православие – истинная религия, но мой друг-протестант говорит, что их вера во Христа истинная, что они помазаны особо от Бога. И я начал сомневаться». Как так? Если с таким настроением подходить, мы ничего не поймем в духовной жизни. Мало ли кто что сказал. У фашистов во Вторую мировую войну было написано на пряжках: Gott mit uns («Бог с нами»). И разве Бог был с этими преступниками? Нет, конечно. Мало ли кто что говорит. Мы должны основываться на учении Церкви. Почему это необходимо? Потому, что это уже вопрос веры. Вопрос веры – правильное терпение и перенесение скорбей.

Что такое скорби? Это страдания. Они бывают личные (когда у меня болит что-то), внутренние (когда меня мучают страсти), внешние (разлад в семьях, проблемы на работе, проблемы с имуществом, войны, катаклизмы, экономические кризисы и т.д.). О чем говорит наша вера? О том, что мы на земле находимся не для того, чтобы сладко поесть и комфортно пожить. Мы находимся здесь потому, что Адам согрешил, и мы оказались на земле, в месте страданий и заключения, лишения свободы. Христос пришел и освободил нас, но нам нужно дожить достойно отведенный остаток жизни, как положено христианину – с верой и молитвой. Скорби логично вытекают из нашего положения. Когда человек говорит «почему мне?», «не хочу терпеть», это значит, что он или не знает, почему мы терпим скорби и для чего они, или с ним что-то происходит. Или он это забыл, поэтому надо посмотреть первые передачи.

Для чего даются скорби? Скорби – это лекарство. Святые отцы говорят нам, что скорби являются духовным лекарством. Они помогают душе очиститься. Лекарство не только лечит, но и привносит что-то. Например, когда у нас не хватает каких-то микроэлементов в организме, прописывают витамины. Так вот, скорби, как лекарство, не только очищают, но еще и что-то привносят, обогащают человека. Это может быть епитимья за прошлые грехи, когда человек по вере своей понимает, что там, за гробом, придется отвечать, и уж лучше здесь получить какое-то наказание, вразумление, потерпеть неудобства, скорби, страдания, чем там мучиться вечно. Это тоже связано с нашей верой. Научение новому опыту. Страдали не только мы – грешники простые, но и святые отцы, которые уже чудотворили. Они тоже терпели скорби, порой даже больше, чем мы. Так происходило не потому, что им нужно было очищаться, а потому, что это было научение новому опыту.

Бывает, скорби оберегают человека от чего-то. Например, Господь дает человеку болезнь, чтобы он не согрешил тяжким грехом. Мы не знаем великого Промысла Божьего, зачем нам это дается. Много задач можно назвать у этих скорбей, но если мы, понимая это, начинаем жаловаться, роптать и не хотим терпеть, значит, мы тяжко согрешаем. Мы становимся муравьями-богоборцами.

Ропот на Бога за войны, убийства, катаклизмы и т.д. Человек рассказывает: «Я верил в Бога в подростковом возрасте, ходил в храм. У меня скончался родственник, и я потерял веру». Сколько таких историй! Человек обвиняет Бога, как Он мог кого-то забрать. Ладно, если так говорит подросток или ребенок, но когда такое произносит взрослый, это говорит о том, что у человека нет правильной веры. Мы же на земле временно, правда? И верим, что Господь забирает нас тогда, когда это нужно; это не случайность. А если мы думаем о том, чтобы нам здесь комфортно пожить, – это совсем не близко христианству. И когда Господь посылает какие-то частные скорби в виде потери близких – это одно. Когда катаклизмы в виде природных явлений или техногенных аварий – это тоже не случайно.

Когда наказываемся мы сами – мы наказываемся за грехи, а когда наказывается общество – это первый сигнал, что общество грешит, его нужно вразумлять, оно по-другому ничего не понимает. Трудно представить, что Бог будет просто терпеть и смотреть, как мы самоуничтожаемся здесь, на земле. В России убивается примерно 4 миллиона младенцев в год. Убивают не какие-то специально подготовленные враги, а мы сами – гражданские простые люди; мы являемся убийцами. И мы хотим, чтобы кровь этих 4 миллионов в год не возопила к Богу?! Разве мы не лукавые в этом случае? Мы серьезно думаем, что будем богатыми, успешными? Ничего подобного! Бог виноват? Он заставляет нас убивать младенцев, воровать, делать гадости, подлости и пр.? Не Он, конечно. Это нужно трезво понимать. В большинстве этих проблем виноваты или мы как частные лица, или мы как общество, которое заражено грехом. Я про убийство сказал только как один пример. А сколько можно привести других примеров общественных грехов, которые у нас есть! Поэтому ропот на Бога – это богоборчество. Никто не говорит, что мы радуемся, когда идут катаклизмы, войны, страдания и смерть детей. Это горе, это последствие грехопадения Адама. Но Бог-то при чем? Он все сделал, чтобы нас спасти, а мы уклоняемся от Него и получаем логичные неприятные проявления.

Огорчались и плакали от бессильной злобы, унижения. Понятно, что радости никакой нет, когда тебя унижают. Это мы у святых читаем, что они, бывало, радовались, что их унизили. Мы не такие и пока себя не сравниваем с ними. Наше самолюбие очень нежное. Бывает, начальник посмотрел на нас не так (у него в этот момент, может быть, живот болит), а нам кажется, что против нас что-то замышляется. Человек огорчился. Мы опять же должны понимать, что унижение и оскорбление – это часть процесса скорбей. Когда кто-то пытается зацепить наше самолюбие, это не случайно. Тот человек – это всего лишь слепое орудие Промысла Божьего, потому что Бог этим пытается нас научить. Да, это неприятная пилюлька, но без нее не прожить, не побороть такие страсти, как тщеславие, гордость.

Иногда человек очень сильно огорчается, когда не просто какое-то чувство – помолился, успокоился и сказал: «Я заслуживаю еще большего», а начинает разгонять эти чувства. Они очень яркие. Он от этого плачет, ходит со злым лицом, постоянно ворчит на своих обидчиков, размышляет, как им отомстить, досадить в ответ, − это очень тяжелое проявление. Что нужно сделать? Нужно простить, потому что нам заповедано: не мстить нашим личным обидчикам. Да, страну надо защищать, слабых, женщин надо защищать. А когда тебя оскорбили − это для того, чтобы ты тренировался, брат.

Сильное огорчение от неудач, от того, что срываются наши планы, бывает редко, как вы думаете? Это ежедневное наше состояние. Мы по своей спешке, горячности, тщеславию, гордыне планируем миллион дел. Потом делаем два, не успеваем и огорчаемся − планы наши разрушились. А Промысл Божий в этом случае где? Где мы в этом плане дали место Богу действовать? Я же запланировал, у меня тайминг, расписан по времени план, а, оказывается, машина сломалась, трамвай не пришел, клиент опоздал. Что угодно может быть − и вот я огорчился так, что потерял правильное настроение.

Понятно, что это невеселая история, которая нас огорчает, но тут речь идет о сильных, ярких проявлениях, которые заставляют человека выйти из себя, расстраивают его. Переживая такие эмоции, он от этого потом начинает унывать, перестает молиться. Потому сильное огорчение − это неудача. Неудача − значит, Богу неугодно, чтобы у тебя это получилось. Это все не случайно, случая нет в нашей жизни.

Если ты что-то запланировал, скажи: «Господи, да будет на все Твоя святая воля. Получится − получится, нет − нет». Делаешь − не получается, значит, нет на то воли Божией. Отойди немножко, подумай: может, ты толкаешься в кирпичную стену и из-за этого у тебя не получается? Надо подумать, помолиться, успокоиться, выждать какое-то время. Нет, мы будем, как танк, переть вперед, а потом удивляться, что у нас ничего не получается. Потому что мы Богу не даем возможности даже что-то подсказать нам.

Ропот на свою участь. Часто бывает, что человек начинает жаловаться. Но в чем разница между проявлением «жалуемся на жизнь» и ропотом на свою участь? Здесь оттенок именно в том, что человек считает себя достойным лучших условий, лучшей доли. Там просто жалуемся, не понимаем, в чем смысл скорбей. А здесь человек говорит: «Я недоволен своей жизнью! Почему я? Я же хорошо работаю! Почему меня не заметили, почему не наградили? Я хорошо работаю, почему на меня больше валят работы? Я такой замечательный, добрый, а у меня машина сломалась».

Разные скорби – а человек говорит: «Я работаю, работаю, а все еще чего-то не заработал» (пресловутый «Мерседес» какой-нибудь, который мы постоянно упоминаем как некий символ достатка). Или: «я такой талантливый, а меня никто не замечает». Может быть миллион проявлений, когда мы говорим: «Я все делаю хорошо, а все вокруг неблагодарные, у меня из-за этого в жизни что-то не получается, а я достоин большего».

Это проявление страсти печали, когда человек о себе намечтал, что он какого-то блага достоин, положения, состояния, внутреннего состояния, а у него сейчас так не получается. Это касается не только материальных вещей, но и духовных. Человек говорит: «Я хожу на исповедь, но не исправляюсь». Хорошо, ты ходишь на исповедь − и что? Почему ты ходишь на исповедь? Потому, что хочешь избавиться от грехов? Правильно. Но если Бог понимает, что тебе надо еще побороться? А ты говоришь: «Я хожу десять, двадцать лет в церковь, каюсь в грехах, у меня ничего не получается». Может, ты еще мало ходишь или еще недостаточно каешься, что-то не замечаешь – допустим, даже это свое проявление: «стараюсь, а результата нет, а я достоин большего»? Получается, одним грехом грешишь − какое может быть исправление?

Также человек говорит: «Пощусь – никакого результата, что-то делаю − и никакого результата. Одно и то же приношу на исповедь, стесняюсь от этого». Как будто священника надо развлекать на исповеди. Совсем нет. Подготовься, кайся. Священник является твоим свидетелем. Хоть каждый раз одно и то же приноси, какая разница? Если у нас одни и те же страсти − это логично. К врачу же мы идем с хроническими болячками. Мы не говорим: «Нет, я не пойду к врачу. Он скажет, что у меня одно и то же снова». А почему по отношению к исповеди мы можем себе такое позволить? Так что посмотрите: это очень часто встречающаяся проблема − ропот на свою участь.

Больше меры переживаем о своих близких (родственниках, любимых людях). Тут главное − больше меры. Я не говорю о том, чтобы вообще не переживать. И животные заботятся о своих детях. Это свойственно живому человеку, переживать о своих близких − нормально. Но главное, чтобы это было не так, когда, допустим, мамочка отправляет детей в школу и в страхе стоит у окна, боится, чтобы с ребенком чего-то не случилось.

Надо понимать, что наши близкие − не наша собственность, их жизнь полностью, стопроцентно зависит только от Бога. Мы не можем быть холодными, как камни. Но в то же время жить вечно в страхе (не случилось бы чего), постоянно звонить (даже если ребенку уже сорок лет), то и дело спрашивать, переживать, что у него и как, неправильно. Это поведение человека, который не верит, что Бог здесь.

Мы с вами изучали в огласительных беседах вопрос о свойствах, качествах Божиих. Господь − Всемогущий, Всеведущий, Он видит всех в любой момент. Если мы верим в такого Господа, то понимаем, что жизнь нашего ребенка в Его воле. Мы ребенка благословили, отправили учиться в школу − если что-то произойдет, значит, это попущение Божие по какой-то причине. Так и с другими нашими близкими, родными – что-нибудь регулярно происходит.

Надо эту причину попробовать поискать. Если не понимаем, тогда что? «Господи, прости нам грехи, мы не понимаем». Не все способны понять Промысл Божий, особенно в моменты, когда происходят какие-то неприятности. Но ни в коем случае нельзя поддаваться этому чувству. Очень серьезное, грубое проявление страсти печали − немирность, борьба с тем, что внутри, несогласие с тем, что Бог может дать.

Это еще связано вот с чем – мы, с одной стороны, говорим: «Я хочу, чтобы мои дети, мои близкие пришли к Богу». Хорошая тема, кто бы спорил... В то же время человек иногда говорит: «Но я не хочу, чтобы это было через скорби». Тут мы можем сказать: «Какой ты смешной». Достижение Царствия Божия, а перед этим приход к Христовой вере и покаяние − в этом самая главная цель. Мы молимся: «Дай Духа Святого нашим близким». А они безбожники. Давайте молиться о реальных вещах: «Господи, приведи их к вере, к покаянию, потому что это самое главное». Если они придут к вере, покаянию – жизнь у них будет меняться.

Мы говорим: «Господи, дай им Духа Святого». Есть такая молитва в молитвослове − там имеются в виду верующие дети. Мы же часто сталкиваемся с тем, что наши дети неверующие, даже пусть и крещеные, потому что мы не смогли им передать живой опыт веры. Бывает так, что Бог попускает прийти человеку к вере через скорби. Это очень часто встречающаяся история.

Поэтому, если мы молимся: «Господи, хотим, чтобы наши дети или наши близкие пришли к вере», то должны быть согласны с тем, что Бог приведет их к вере тем путем, который им нужен. Это может быть путь скорбей, потерь. Но главная цель − достижение Царства Божия. Так бывает и в бытовой, и в духовной жизни. Давайте будем к этому особенно внимательны.

Еще мы духовно грешим, когда начинаем ставить духовные диагнозы нашим детям: дескать, он погибнет, потому что он сегодня грешник. Сегодня он грешник − завтра Бог постучится к нему в сердце, он покается. А мы начинаем рисовать себе картины ада для наших детей. Не надо расслабляться, не надо быть такими наивными, но в то же время нельзя впадать в печаль от того, что сегодня он грешит, – ведь и мы сегодня грешим. Он грешит, допустим, блудом. Мы это видим, переживаем. А мы грешим страстью печали. Чем мы в этом случае от него отличаемся? То гибельно и это гибельно.

Страх перед будущим − очень часто встречающаяся история. Мы об этом думаем, из-за этого ропщем, переживаем: повышение пенсионного возраста, маленькая пенсия, болезни, старость, финансовые проблемы. Лукавый рисует нам мрачное будущее. Дорогие мои, будущее наступит такое, какое Бог нам даст для нашего спасения. Сейчас портить себе настроение, портить настроение близким, унывать, опускать руки от печали нельзя ни в коем случае. Будущее наступит с Богом, поэтому наша задача − сохранить веру. А Бог даст то, что нам нужно.

Помните немецкую сказку про молодую женщину, которая пошла за продуктами и долго не возвращалась? Муж пошел ее искать − она плачет. «Что плачешь?» – «У нас родится ребеночек, ты его пошлешь за продуктами, он возьмет крынку, она упадет ему на голову…» И так далее. Напридумывала не она, а лукавый. Это не смешная история, а история про всех нас. Будущее не прописано, а зависит от нашего сегодня. Если мы сегодня пытаемся правильно жить, то будет одно будущее; если мы сейчас грешим − будет другое. Господь даст то, что нам нужно.

Спасибо, братья и сестры, за терпение. Помоги вам Господь. До новых встреч.

Записали Анна Купцова и Людмила Кедысь

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать