«Страсти и борьба с ними» с прот. Андреем Каневым. Борьба с гневом. Часть 6

9 сентября 2022 г.

Мы продолжаем разбираться в том, как бороться с гневом. Это не подробнейшая инструкция, не аптечный рецепт, а общие понятия отношения к страсти, к методам борьбы. Мы изучаем, что советуют святые отцы, что говорит Господь, святые апостолы и пророки в Священном Писании. Сегодня 88-я встреча и 6-я часть небольшого цикла, посвященного борьбе с гневом.

В пятой части мы разобрали основу борьбы с гневом – это особый духовный подход к своей жизни, к исполнению заповедей, в первую очередь блаженств. С некоторыми страстями, например чревоугодием, есть конкретные методики борьбы. Но страсть гнева более сложная. Не получится заменить продукты в рационе и этим все изменить. Чем ближе к гордости, тем сложнее страсти. Это не просто нажать на кнопку и получить результат. Все гораздо сложнее.

Один наш зритель задал вопрос: «Бывает ли гнев праведный?» Кто-то ему сказал, что любой гнев греховный. Но давайте посмотрим, что об этом говорит Священное Писание. Откроем Новый Завет, Послание апостола Павла к Ефесянам, 4-я глава, стихи 26 и 27.

Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем. Если бы любой гнев был неправедным, то нам бы сказали: не гневайтесь и не согрешайте. Но говорится именно: гневаясь, не согрешайте. В чем тут суть? Мы об этом говорили в предыдущих передачах: гнев дан человеку как оружие, в том числе против зла. Гнев был и у Адама. Он должен был быть направлен на зло, на сатану. После того как человек согрешил и его внутренний настрой изменился с положительного на отрицательный, он отравился страстями, в него вошел первородный грех. С тех пор гнев стал оружием против себя и ближних, а не против зла.

Но никто не отменил природу гнева как оружия. Святые отцы говорят, что гневаться позволительно, но на свои страсти. Можно разгневаться на себя, когда понимаешь, что сердце сейчас выдает какую-то страсть, а ты с этим борешься. Но не все люди могут себе это позволить. Некоторые не умеют гневаться на себя, от этого у них сразу опускаются руки, они начинают печалиться и становятся похожи на манную кашу, которая растеклась по тарелке. Им нельзя этим заниматься. Гневливым от рождения тоже нужно быть аккуратнее: начнут гневаться на себя и сразу перейдут на других.

Гнев – это оружие, и, как и любое другое, его нужно использовать очень вдумчиво и внимательно. Так или иначе гнев бывает не греховный. Примеры мы можем найти в Евангелии. Например, когда апостол Петр после Преображения говорит: «Давай останемся здесь. Не надо идти в Иерусалим, на Голгофу. Зачем умирать?» Господь ему отвечает: отойди от Меня, сатана. Это вряд ли было сказано с улыбкой и добрым взглядом. Апостол противоречил воле Божией, поэтому Господь гневается на него, но святым гневом, а не тем, каким мы гневаемся друг на друга, на своих детей, супругов, начальников.

Еще один пример, когда Господь берет веревки, делает из них бич и выгоняет людей, которые торговали в Иерусалимском храме. В одном из помещений храма, где должны были находиться люди, которые только приходили к вере из других народов, шла активная восточная торговля и обмен денег. Их нужно было менять, потому что в ходу были деньги языческие, римские. И чтобы пожертвовать деньги на храм, их нужно было поменять на храмовые по какому-то специфическому курсу. Каждый сам решал – по какому, что давало ход коррупции. Торговля шла характерно, по-восточному: стоял шум и гам.  Все это мешало людям молиться. И Господь святым гневом всех выгнал, сказав: дом Отца Моего – дом молитвы.

Мы все гневные страстно. Если начинать бороться за правду, изготавливая бич, а потом бить всех подряд, кто нам не нравится, то это уже страсть. Апостол предупреждает нас, что гнев, который, как оружие, направлен против зла и сатаны, не греховен. Гневаясь, не согрешайте. Мы согрешаем, когда направляем гнев против человека, когда под видом борьбы за правду начинаем мстить и делать всякие гадости.

Солнце да не зайдет во гневе вашем. В нашей бытовой жизни бывает так, что мы поссорились и думаем, что вечером надо как-то помириться. А пока ходим и ненавидим друг друга, пыхтим, не общаемся. Но может случиться так, что и к вечеру не помиримся, пойдем спать в гневе и обидах.

Апостол говорит: солнце да не зайдет во гневе вашем. Речь идет не о том, что днем мы можем гневаться, а к вечеру это не нужно. Под солнцем имеется в виду Сам Господь Иисус Христос. Если мы гневаемся греховно, осуждаем, превозносимся, если в гневе наносим кому-то духовную, психическую или физическую травму, Христос в нашем сердце, образно говоря, как солнце, закатывается, то есть от нас уходит благодать. И человек остается как бы сам по себе. Но свято место пусто не бывает.

Не давайте места дьяволу, продолжает апостол. Если ты начинаешь гневаться и не борешься с этим состоянием, не миришься с человеком, то Христос уходит из твоего сердца, и на Его место приходит падший дух, и мы становимся бесноватыми, начинаем делать безобразные дела, про которые потом страшно вспоминать.

Гневаться можно, но на себя и на свои греховные чувства и дела. Но мы не должны гневаться на людей. Но мы это делаем по немощи и по страсти. Мириться нужно сразу, потому что если мы этого не сделаем, то из сердца выгоняем Христа, от нас уходит благодать Святого Духа. И на это место приходит дьявол.

Как можно это победить? Нужно сразу начинать каяться. Если разгневались, то сначала нужно отойти в сторонку, пройтись по улице, побыть в ванной и успокоиться. А потом уже со спокойным сердцем попросить прощения, примириться. Тот, кто первым попросил прощения, тот и победил, тот и сильнее. Это не признак слабости, а признак духовной силы человека, который справился с наплывом этой страсти.

Чтобы примириться, не надо ждать ни вечера, ни Прощеного воскресенья. Нет никакой гарантии, что ты до вечера доживешь. Евангельский принцип заключается в том, что надо мириться сразу, как только пришел в себя.

Все помнят случаи, когда поссорились с кем-то и не помирились сразу, и вражда, внутренняя холодность по отношению к человеку продолжают увеличиваться. Чем дольше оттягиваешь момент примирения, тем сложнее это сделать. А потом начинают крутиться помыслы, что ты и не виноват, это все твой противник. Хотя на самом деле он никакой не противник, а твой близкий человек. Конфликт растет и может дойти до безобразных форм.

Борьба с гневом – это не просто какие-то теоретические рассуждения, это духовная практика. Ты должен бороться. Если не борешься, будешь бесноватым. Другого варианта просто нет.

Обратимся теперь к Евангелию от Матфея, 5-я глава, стихи с 22-го по 26-й. Здесь нам даны конкретные советы и показано отношение Спасителя к нашим проявлениям гнева.

А я говорю вам, что всякий гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду (Мф. 5, 22). Мы привыкли жить в раздражительности, превозношении над нашими близкими. Нам кажется: неужели суд? Для нас суд − что-то серьезное, разбирает серьезные преступления. А такая «бытовуха», когда мы вечно раздраженные, недовольные, сквозь зубы друг ко другу обращаемся, − вроде бы что такого? Это оценка Богом наших гневных грехов. Гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду. Когда не напрасно? Когда человек гневается святым гневом. Когда гневается на грех, а не на человека. Вот в чем разница. Не умеем мы этого делать, значит, пока не надо. А то (еще раз повторю) начнем якобы правду защищать кулаками − нашу личную правду, я не имею в виду защиту государства или что-то великое, а свою личную правду. Часто наше раздражение основано на превозношении. Мы об этом говорили раньше: если не хочешь гневаться − не превозносись, борись с гордыней.

Дальше Господь говорит: кто же скажет брату своему: «рака», подлежит синедриону. «Рака» − это значит пустой человек, пустышка. Казалось бы, мы еще похлеще друг друга называем. Когда родители детей ругают, чуть ли не весь зоопарк вспоминают. Синедрион − верховное судилище. Не просто суд, а как наш Верховный Суд в государстве, например, Конституционный Суд. Т.е. у него самый высокий уровень. Ты назвал человека «пустышкой», а тебя, оказывается, судят на уровне государства. Почему так? Потому, что в этом обозначении «рака» идет осуждение. Человек тебе не нравится, он по страсти делает какие-то глупости, и ты говоришь: «Это пустой человек, он бесполезный, бестолковый, погибший». Бог оценивает наше отношение к близким. Крест ставим на своем близком, а Господь говорит: «Это Мой человек, не твой, Я знаю, что с ним будет дальше, приведу его к какому-то другому состоянию, не твое дело судить». Не суди, и не судим будешь (Лк. 6, 36). Об этом мы поговорим, когда будем разбирать осуждение. Это тоже осуждение − такая форма гнева, осудительная.

А кто скажет «безумный», подлежит геенне огненной (Мф. 5, 22). Если суд хоть как-то может что-то оправдать, то от геенны огненной уже не защитишься. Почему безумный? Это не просто «прозвище», «обзывалка», которая, к сожалению, употребляется в нашей речи, а такое представление, что человек стал безумным потому, что грешит. У него безумие от грехов. Это тоже жесткая форма осуждения. Он согрешил, он безумен, на нем надо поставить крест − это погибший человек. А нам никто не давал права судить своих близких: ни за их грехи, ни за их падения, ни за что. За такую оценку поступков и жизни близкого нам положена геенна огненная. Поэтому мы должны понимать − это не просто «пугалка», а оценка: ты настолько превозносишься, так утвердился в гневе, что так относишься к своим близким.

Мы знаем в Священном Писании другие слова: суд без милости не оказавшему милости (Иак. 2, 13); не судите, да не судимы будете (Мф. 7, 1). Все это касается гнева. Если ты за правду готов и обозвать, и осудить, и наказать близкого человека − что это означает по евангельскому закону? Тебе все вернется − ты будешь оценен точно так же, как оцениваешь других людей. С этим понятно, а то бывает непонимание, что за «рака», что за «безумный» − вроде что такого?! Оказывается, очень даже серьезное прегрешение − осуждение, основанное на гневе и превозношении.  Будет суд и дальше другие перспективы, если человек не будет за собой следить. Почему обозначено одно за другим? Потому, что это перспективы развития. Если начинаешь просто гневаться сначала (просто потому, что тебе кто-то помешал) и с этим не борешься, то начинаешь дальше развивать страсть, считаешь всех «пустышками», погибшими в грехах, что ты один праведник… Это  развивающаяся система.

 Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим (Мф. 5, 23−24). Давайте поговорим насчет принесенного дара к жертвеннику. В Священном Писании Ветхого Завета утверждено законом, что человек должен приносить жертвы. В жертву приносили разные виды животных. В Ветхом Завете все четко обозначено. В жертву человек должен был приносить и часть своих доходов, были определенные жертвы за грехи, в праздники определенные жертвоприношения. Считалось большим делом − делом чести − принести Богу лучшее. Вот что получается: Бог Сам же установил систему жертвоприношений, чтобы человек не только жил для себя, но и понимал, что надо отблагодарить Бога. Если ты хочешь принести жертву, что нужно сделать? Вспомнить, не имеет ли кто-то что-то против тебя. Что имеется в виду? Нет ли у тебя с кем-то ссоры? Не обидел ли ты кого-то? Нет ли у вас какого-то нерешенного конфликта? Богу наши жертвы вообще не нужны, Он ими не питается, не наслаждается − это наше духовное упражнение, но любое духовное дело должно быть сделано правильно.

Под даром к жертвеннику обозначено любое духовное дело, которое делает человек для своего спасения: участие в таинствах, богослужениях, дела милосердия, чтение духовной литературы, пост. Любые духовные дела, которые мы пытаемся делать, − это наш дар. Мы пытаемся жертвовать силы, денежные средства, милостыню. Отношение нашего дара к жертвеннику должно быть таким, что любое дело, любое участие в таинствах, молитвах, обрядах должно проходить под этим принципом, под знаком 23-го стиха. Если ты принес что-то Богу и у тебя есть что-то против ближнего твоего, то надо что сделать? Пойти и примириться, иначе Бог не примет твой дар − он послужит тебе в осуждение. Вот в чем суть вопроса. Поэтому нередко бывает так, что человек приходит на исповедь и говорит: «Я поссорился с братом своим, сестрой своей». Спрашиваешь: «Ты помирился?» − «Нет». Тогда возникает недоумение: «Что ты здесь делаешь? Иди сначала мирись, по закону, а потом приноси свое покаяние и иди на причастие».

Если на причастие ходишь, но ты злой, как голодная собака, то по-евангельски ли ты живешь? В системе ли координат христианской веры? Обязательно мы должны обратить на это внимание. Если после причастия ходишь гневный, то, получается, дар твой не принят, ты причастился в осуждение; дай Бог, чтобы было время вразумиться и покаяться, потому что это очень опасные вещи. Обязательно проверяем себя. Что бы доброго мы ни делали, ни пытались, надо обязательно это делать как дар Богу. Если это дар Богу, то надо проверить, нет ли у нас с кем-то конфликта. Поэтому оставь там дар твой перед жертвенником, т.е. Бог не принимает еще твой дар: пойди прежде примирись с братом твоим. Тогда дар будет принят, будет тебе на пользу.

Мирись с соперником твоим скорее (Мф. 5, 25). Не жди условного вечера, еще какого-то специального дня − скорее мирись. Почему? Пока ты на пути с ним, соперник − это твой близкий, знакомый, брат, родственник (с кем конфликты идут). Пока ты еще на пути с ним (Мф. 5, 25). Под путем подразумевается жизнь, потому что мы не знаем, когда она закончится;  может, сегодня, вечером, завтра утром, ночью, через час, через полчаса. Это должно нам давать осознание, осмысление того, что мириться надо сейчас, ничего не ждать.

Чтобы соперник не отдал тебя судье (Мф. 5, 25). Под судьей имеется в виду Господь, Который справедливо рассуждает, по делам воздает каждому. Судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу (Мф. 5, 25). Под темницей имеется в виду та самая геенна огненная, о которой Господь и говорит.

Истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта (Мф. 5, 26). Кодрант − это мелкая монетка. Как может отдать монетку раб, который ничего не зарабатывает? Слушатели Господа прекрасно понимали: речь идет о том, что человек в эту темницу попадает навсегда. В темнице сидят должники, пока не отработают, но долги такие, что не отработаешь никогда: это не какая-то сумма, взятая в банке или еще где-то, а огромная, бесконечная сумма долгов − наших грехов перед Богом. Поэтому мы должны поменять наше отношение к гневу − это не просто какие-то «раздражалки», грешки, а все очень серьезно. Давайте будем внимательны, будем пользоваться рекомендациями апостола, советами Господа в Священном Писании, как нам относиться к себе, нашим близким, и скорее мириться, чтобы все наши попытки жить христианской жизнью были тем даром, который Господь примет в Свой жертвенник.

Записали Анна Вострокнутова и Людмила Кедысь

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать