«Страсти и борьба с ними» с прот. Андреем Каневым. Гнев-человекоубийца. Часть 10

7 января 2022 г.

Аудио
Скачать .mp3
Сегодня 76-я встреча в рамках большого цикла, в котором мы говорим об основах веры, разбираем, что такое покаяние, как проявляются страсти и каковы общие принципы борьбы с ними. А в рамках цикла, посвященного страсти гнева, сегодняшняя встреча десятая. О страсти гнева можно было бы и в одной получасовой передаче поговорить. А можно обсуждать эту тему более подробно, и по просьбам телезрителей мы будем разбираться подробно. Наша цель – не в «растягивании» передачи, а в том, чтобы посмотреть на страсти с точки зрения их основных проявлений, в том числе и неочевидных.  

Мы знаем, что некоторые страсти проявляются порой очень тонко, незаметно. И те страсти, которые мы уже прошли: чревоугодие, блуд, сребролюбие, а сейчас и гнев разбираем, – они довольно яркие, увидеть их несложно, но и здесь  бывают проблемы. Например, когда гнев проявляется не в том, что мы начали сердиться, ругаться и кого-то обижать, а в том, что мы не сделали добро. Давайте с этим разбираться.

Итак, мы проходим тяжкие грехи, и сегодня они у нас будут специфические. Например, вы рассчитывались водкой за работу – это грех. Может быть, с точки зрения современности это звучит смешно, потому что алкоголь сегодня доступен и страждущему легко найти объект своей страсти, чтобы напиться или просто выпить. Но люди старшего поколения знают, что и такие факты в прошлом были. И поскольку мы рассматриваем разные проявления страсти гнева, то выясним, в чем же тут, собственно, проблема.

В любом обществе, находящемся в кризисе, всегда отыщется альтернатива денег: появляются некие ценности, которыми можно обмениваться, не имея денег. Так было и в 90-е годы, и в нулевые. Часто в кризисные моменты такой единицей становится алкоголь. Мы просим человека какую-то работу сделать, оказать нам услугу, а он говорит: «Мне деньги не нужны, расплатись водкой». А что в итоге получится?  Разве семьянин, который заботится о детях, которому нужно обеспечить семью, что-то жене купить, отложить на отпуск, на ремонт, будет просить водку? Конечно, нет. Он будет говорить: «Расплатись деньгами!» Это нормально.

Ты выполнил какую-то услугу – это работа. Получай за нее положенную плату, пускай и невеликую. Но ты пойдешь домой и принесешь  в семью деньги. А когда человек просит расчет водкой, что тогда произойдет? Он получит алкоголь,  пойдет и напьется – гарантия на 150 процентов! И мы окажемся соучастниками этого греха. А если он после этого пойдет и еще что-то натворит? Если сядет за руль в таком состоянии, что совершенно ужасно, отвратительно, обидит  жену, детей, подерется с кем-то? Тогда мы станем соучастниками и этих поступков, этих преступлений, этих грехов.  

Я надеюсь, что сейчас такого уже нет. Но если вам кто-то предлагает такой расчет, то не соглашайтесь. Расплачивайтесь деньгами. Если человек не хочет работать за деньги, значит, мы наймем кого-то другого, чтобы не участвовать в спаивании человека, его гибели, часто и физической. Большой процент преступлений совершается в состоянии алкогольного опьянения.

Участвовать в этом процессе нам категорически нельзя. Если у нас было такое раньше, то надо проанализировать все и раскаяться в этом грехе. Ведь грехи не исчезают из-за того, что мы их забыли. Если у человека есть болезнь, то он может о ней не думать, забыть, но это не значит, что болезнь перестала отравлять организм. Так же и с грехами. Так что, если мы стали когда-то соучастниками горя другого человека,  важно вспомнить об этом и раскаяться. Такой наш поступок – это тоже проявление гнева, хотя мы вроде и не били человека, и насильно в него водку не заливали. Но это есть проявление нелюбви. А в последствиях такой пьянки есть доля и нашей ответственности.

Следующее проявление греха гнева – это специальное нанесение вреда чужому имуществу. Если ты взял у соседа шуруповерт, сломал его, не вернул, то это сребролюбие. А если ты компенсировал вред, то все нормально, никаких проблем. Но если человек специально вредит другому – это уже форма мести, и она относится к страсти гнева. Мы часто не признаемся, что мстим, нам кажется, что мы кого-то воспитываем или поступаем справедливо, что мы такие Робин Гуды. Берем, например, и соседу по саду вредим, потому что он уменьшил межу или переставил забор. И начинается гражданская война.

Специальное нанесение вреда чужому имуществу – это проявление страсти гнева. Такое может быть, например, в трудовом коллективе, когда человек пользуется вещами или инструментами коллеги, которого не любит. Тот потом приходит на рабочее место, а у него поврежденный инструмент или сломанный компьютер. Таких примеров очень много: утащил у коллеги из принтера бумагу, переставил худший тонер или еще что-нибудь. Тут не в примерах дело, а в самом принципе. И нужно улавливать тот момент, когда я кому-то завидую, или хочу отомстить, или специально что-то творю. И не так важно, мщу я коллегам в офисе или врежу соседям по подъезду. Этот момент нужно четко в себе замечать и ни в коем случае не допускать. Это отвратительно. Нам не положено такими вещами заниматься.

Более тяжелый грех из этого перечня – поджог. Иногда человек находится в таком состоянии безумия, гнева, он настолько ненавидит другого человека, что готов нанести ему серьезный вред. Он поджигает чужое жилище, машину, гараж или дачу. Это все из разряда преступлений, за которые человек и на земле несет уголовную ответственность. А в плане духовном это очень тяжелое состояние, которое можно сравнить с бесовским. И мы должны знать, что такое бывает. Если не бороться с гневом, то его проявления могут доходить до таких страшных форм, и тогда человек становится полубесом, получеловеком.

Но когда так поступает христианин, то это еще страшнее. Человек, который должен учиться у Христа любви к ближнему, служению людям, доводит себя до такого состояния! Так происходит, когда человек не кается в грехах, не знает об аскетике, об основах веры, не читает Евангелие. Он считает себя христианином, но по его жизни этого не видно – это озлобленное существо, которое трудно назвать человеком. В таком состоянии человек идет и мстит.

И речь идет не о партизанской войне. Война – это война, это отдельное время, отдельное состояние. Зоя Космодемьянская совершала свой подвиг, сжигая жилища фашистских захватчиков, и это был воинский подвиг. Но мы ведем речь не о конкретных врагах, которые пришли наше Отечество захватить. Речь идет о нашей обычной, бытовой жизни.

Следующее проявление греха гнева: человек знает, что его родственник или коллега собирается сделать какое-то дело, организовать что-то, продать или купить, и знает при этом о возможных плохих последствиях таких планов. Но молчит! Например, твой ближний хочет продать квартиру и вложиться в свой бизнес. А ты, как человек опытный в этом деле, понимаешь, что он многое потеряет. Тогда нужно по-доброму ему сказать: «Друг, хочешь братского совета? Не делай этого! Я прошел этим путем – это принесет убыток». Или: «Я сводки, аналитику читал, не делай этого!» Человек послушает и скажет: «Да, не буду продавать квартиру! Что-нибудь другое сделаю». И все, ты выполнил свой долг. А если человек выслушает тебя и скажет: «Нет, ты не прав, я все равно продам свою квартиру и куплю некий фантастический бизнес», то тут уже твоей ответственности нет. Ты видел опасность и предупредил о ней, ты подложил человеку соломку, чтобы он не упал. Но если человек не послушался, это его ответственность. Ты в этом случае ни в чем не виноват.

Мы виноваты тогда, когда знаем, что впереди глубокая лужа, когда видим, что человек туда идет, и молчим – в состоянии нелюбви. Вы можете сказать: «Мы бизнесом не занимаемся». Я вас прекрасно понимаю, тоже бизнесом не занимаюсь, не занимался никогда, для меня это чужая область. Но суть этого греха в том, что, видя точно – будет вред, мы об этом не предупреждаем. Дело не в том, что это бизнес и мы его не касаемся. Наш грех может быть в каких-то других проявлениях, например, когда человек наносит себе вред, а мы знаем об этом.

Я глубоко переживаю, когда вижу, что кто-то из наших близких, прихожан вот-вот оступится (в физическом плане), а мы стоим и смотрим. Что тут смотреть? Нужно помочь человеку, поддержать его, а не стоять, не ждать, чтобы он об этом попросил. Или человек полез по лестнице высоко, она шатается, а мы стоим, смотрим и думаем: «Ох, упадет!»  Он и упал. Спрашивается: «Почему ты лестницу не поддержал?» – «А он не просил!»

Если мы так будем жить, будем просто смотреть, то нагрешим… Вот упал человек, умирает, в конвульсиях бьется, а мы идем мимо и думаем: «Наверное, он пьяница». Потом оказывается, что он не пьяница, что у него был приступ. «Почему ты не помог?» – «А он не попросил». Так он и не мог попросить, потому что находился в беспомощном состоянии! Жестокосердие здесь проявляется очень ярко. Такое отношение – лакмусовая бумажка: не попросил. Умирает человек от голода, не может ничего просить, а мы не дали хлеба. Почему? Не попросил. Или замерзает человек, уже уснул... Почему ты его не спас? Не попросил. Нужно нас об этом умолять, просить?

Насчет советов – тут важный момент. Важно спросить человека, нужен ли ему совет.  Потому что когда мы начинаем лезть с советами, особенно когда их не просят, то ничего доброго не получается. Есть такая поговорка: «Самый лучший совет тот, который у вас спросили». Нужен тебе совет? Нет? Ладно!  Нужно помочь? Хорошо! Не нужно помочь? Все ясно! Важно проявить инициативу, выйти из скорлупки, в которой мы так любим в комфорте сидеть, и спросить. Вдруг надо помочь?

Евангелие говорит нам немножко иначе. Помните, есть такая заповедь: если тебя попросили пройти одно расстояние, пройди два. Про что здесь идет речь? Нужно сделать небольшое отступление. Во времена, когда Господь ходил по земле две тысячи лет назад, почта была специфическая – почты, как у нас, Интернета тогда не было. Послания нужно было посылать через гонца.  И чтобы гонцу не организовывать себе специальную охрану (совсем по-другому было построено общество), он подходил к какому-нибудь мужчине и говорил: «Сопроводи меня на какую-то стадию (расстояние) в качестве охранника!» И человек не должен был отказаться, потому что его просил царский гонец.

Суть в чем? Попросили тебя пройти километр, пройди с ним два. Таков принцип, и его надо понимать не физически, а духовно. Так же и в делах. Когда мы видим, что человек нуждается в помощи, мы должны не ждать, когда он сам постучит по плечу и скажет: «Пройди со мной километр». А сказать: «Нужна помощь?» Он скажет: «Да». Тогда включайся и делай вдвое больше.

Следующий грех из страсти гнева покажется непонятным некоторым людям (не все знакомы с такой стороной человеческой жизни): отравление соседских животных. Это форма мести, и, к сожалению, она встречается. Человек наносит  вред животным. Хозяину он боится сказать что-то в глаза, поговорить с ним, решить проблемы и начинает действовать  через имущество или животных, то есть через собственность другого человека. У соседа, мол, вредная собачка, облаивает меня, мешает спать, и я решаю эту проблему. Это тоже проявление страсти гнева.

«Не предохраняли от убытков». Отчасти это  похоже на ситуацию с бизнесом, но убытки бывают разные, и они необязательно связаны с бизнесом. Убытки могут быть и в бытовых делах, и в огороде. Они необязательно бывают в виде денег – может быть и потеря имущества. Бывает, что убытки напрямую связаны с доходами, производством, но бывают они и в бытовой жизни. А мы по опыту знаем, что человек, делая какие-то шаги, может оступиться и получить урон…

Разбирая страсть сребролюбия, мы говорили о кредитах, и мне хочется попросить вас, чтобы вы постарались не лезть в такие убытки. И если вы сами осознали всю губительность этого процесса, то постарайтесь предостеречь своих близких (спросив сначала, нужен ли им совет). Это не бизнес, а соблазн, когда человеку пишут: уважаемый Андрей Николаевич, Вам одобрена такая-то карта. Она мне не нужна, я этим не пользуюсь. Звонят: «Уважаемый Андрей Николаевич, Вам только по одному документу можно сумму кредита получить». Не нужны мне деньги таким образом!

Для кого-то такие предложения могут быть соблазном. Это как бы легкие деньги. Но ты возьмешь сто тысяч, а вернешь потом триста! Тут надо думать. Сребролюбие так работает, что хочется получить сейчас! А то, что потом, – будет потом. Человек не рассчитывает, не думает. И если вдруг кто-то из ваших близких захочет такими вещами заниматься, вы, прежде попросив у него разрешение дать совет, предупредите, что этого делать не надо. Привожу такой пример, чтобы вы понимали: бизнес – это бизнес, а убытки – это убытки.

Следующее проявление страсти гнева понятно большинству из тех, кто имеет домашних животных: «жестоко относились к домашним животным». Что такое – «жестоко относиться»? Как это надо понимать? Жестоко – это когда человек несправедливо бьет свое животное, обижает его физически: пинает, дергает, орет на него. Животное не человек, оно не должно тебя понимать – о чем ты рассуждаешь, чего от него хочешь. Животное нужно воспитывать. И понятно, что в процессе воспитания применяются меры и поощрения, и наказания.

Но животное не должно быть и объектом такой любви, когда нет тормозов. Если ты его балуешь, оно будет баловаться, а если воспитываешь, то будет воспитанным. Но если у тебя какие-то неудачи и ты, придя с работы злой, пнул свою кошку за то, что она подошла к тебе, – это жестоко. Она подошла, потому что каждый день встречает хозяина. Вчера тебя это радовало, а сегодня раздражает. Хорошо, что у животных нет моральных страданий, а то бы она подумала: «У хозяина что-то с головой не в порядке». Потом кошка будет бегать от тебя, потому что это инстинкт: вдруг ты ее еще раз пнешь? Сегодня гладишь, завтра пнешь, потом опять погладишь.  Срываться гневом на животных нам с вами нельзя, даже если мы наказываем их. А наказывать нужно.

Не так давно у меня был разговор с одной знакомой на эту тему. Она прочитала в дневнике человека, которого позже канонизировали, о том, что не надо срываться на животных и не надо воспитывать их наказаниями. Но этот человек жил в городе – он был горожанин. И, конечно, не знал всех особенностей деревенской жизни. А там все по-другому. Это в городе можно увидеть примеры обожания животного, которое село на шею хозяину. А хозяин – раб собачки. Он готов бросить людей, лишь бы пойти с собачкой гулять. Перекосов в этом плане немерено. Но жестокости быть не должно.

Следующее проявление: «резали правду в глаза». В чем суть вопроса? Правда, истина – это замечательные, очень хорошие вещи.  Но истина от нас не зависит – это Христос Господь наш, это учение Православной Церкви о спасении. А правда – это то, что нам кажется. Бывает, что правду говорить надо. Но не всегда ее надо говорить в глаза и с гневом. Часто мы делаем такую ошибку – идет какая-то ссора, мы говорим: «Вот тебе правда!» Это похоже на месть, только мы бьем этого человека не кулаком, а словами.

К сожалению, такие вещи бывают потому, что  говорим мы с гневом и не вовремя. Вот успокоились, тогда пошли и переговорили с человеком. Все будет по-другому! И твоя правда не будет резать. Какое хорошее выражение сохраняется у нас в языке – не сказать правду, а резать! Взяли и разрезали правдой. Что тут хорошего? Даже сами эти слова говорят о каком-то разрушении. А ведь правда – это хорошо. Только говорить ее надо вовремя и с определенным настроением.

«Обличали с гневом» – это тоже разновидность «режущей правды», когда мы не просто говорим о том, в чем человек не прав, а начинаем его обличать: ты такой-то, сякой-то, ты сделал не то, не так. И все это с гневом. Порой надо промолчать, согласиться (если это начальник), а потом сказать, как было дело. Потому что если мы будем обличать в ответ, то выйдет только скандал, ничего хорошего не выйдет.

Обличать можно, если ты имеешь такую возможность, но и это нужно делать без гнева (даже если ты начальник, старший). Сначала успокойся, потом переговори и даже обличи, но это будет уже другое обличение. Человек не будет чувствовать, что его бьют словесно, ему не захочется защищаться. Он поймет, что мы это делаем с сочувствием, пониманием и даже может исправиться. Цель обличения именно в этом, а не в том, чтобы словесно побить ближнего.  

Записали Анна Вострокнутова и Людмила Кедысь

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​