«Страсти и борьба с ними» с прот. Андреем Каневым. Борьба с гневом. Часть 3

5 августа 2022 г.

Сегодня 85-я встреча в рамках нашего большого цикла, который состоит из оглашения и бесед о покаянии, и мы говорим о видах человеческих страстей и методах борьбы с ними. Сейчас у нас третья встреча по теме «Борьба с гневом», и мы продолжаем этот непростой разговор.

С любой страстью нужно бороться, в том числе и с гневом, и одним из условий этой борьбы является необходимость быть честным с самим собой. Казалось бы, мы всегда должны быть честными с собой. Теоретически так и есть, но на практике получается иначе – часто мы сами для себя являемся большими обманщиками. Например, мы знаем, что нужно прощать ближних, примиряться с ними, но делаем это зачастую неумело и неискренне, а потому и не видим результатов. Мы часто говорим слова прощения, но внутри нас примирения нет. Поэтому нужно быть очень внимательными к себе.

Сейчас возрождается понимание необходимости регулярного причащения, участия в таинствах, и это замечательно. Люди должны уметь готовиться к таинствам, чтобы дело духовного возрождения не превращалось в профанацию. И это зависит от нас: если мы хотим подойти к Чаше Христовой, не примирившись с ближними, то мы не встретимся со Христом – это будет причащение в осуждение.

Нередко на исповеди человек говорит о том, что поссорился с ближним. Я спрашиваю его: «Примирился?» Отвечает: «Нет». Тогда зачем ты, человек, пришел на исповедь? По правилам нужно сначала примириться и только потом каяться. А ты пришел неподготовленным – труд не совершен, примирения в тебе нет. Но тогда нельзя и причащаться, поскольку ты находишься во внутренней злобе.

Порой мы говорим «прости» таким тоном, что это звучит как «будь ты проклят». Формально сказанные слова не означают примирения. Каковы же основные признаки отсутствия примирения? Например, когда мы не здороваемся с человеком. Допустим, на работе нас кто-то оскорбил, подставил, сделал какую-то пакость, и мы говорим, что вроде бы простили его, однако при встрече нам трудно поздороваться с этим человеком и пожелать ему благополучия.

Такое поведение является индикатором того, что на самом деле мы не примирились и нужна еще борьба – гнев только прикрылся, спрятался, но он еще не побежден. Потому так важно быть честными с собой. А если мы не общаемся с человеком мирно, если не можем быть с ним открытыми, тогда примирения нет. Я здесь не говорю о том, что нужно открывать душу каждому встречному. Но есть ведь и элементарная вежливость.

Конечно, нам не избежать общения с людьми, которые плохо к нам относятся или сделали против нас какой-то грех. Но нам нужно их простить и общаться с ними дальше. Мы имеем право с ними не дружить, не откровенничать, не обсуждать духовные темы, но внешнее общение должно быть открытым. А если человек не может ответить коллеге, значит, внутри у него нет мира. Или он обиделся на ребенка, и когда тот приходит к нему с вопросом, то он борется с собой, чтобы дать ответ. Но это не победа – это болезнь.

Если со страстью не бороться, она будет прогрессировать. Например, если при встрече с человеком внутри нас возникает буря гневных мыслей, воспоминаний о нанесенной обиде и несправедливости, – это  признаки того, что внутри мы его не простили. Нужно честно ставить себе диагноз – за тебя, человек, это  никто не сделает. Священник не может открыть твое сердце и сказать, что там есть непрощенная обида, – это твоя ответственность.  

Церковь учит, что все мы будем отвечать перед Богом и здесь, и на Страшном суде. Потому участие в таинствах не должно быть формальным, для галочки. Каждый раз должен быть как первый. Это не у всех получается, но надо стараться. Если ты на исповеди сказал, что простил, а на самом деле нет, то кого ты обманул? Священника? Его обмануть очень просто, но Бога обмануть невозможно. Он Всеведущий и Всемогущий – Он прекрасно знает наше сердце, оно у Него как на ладони. Бог лучше нас самих знает, кто мы такие и что у нас внутри творится.

А потому внутренняя борьба необходима. Если ее нет, то человек быстро придет в очень страшное духовное состояние. Все страсти начинаются с малого, и если с малым не бороться, то через какое-то время страсть наберет силу и станет уже вредной духовной привычкой, окажется пленом для души. Это не шутки, а очень серьезный диагноз. Если я не простил, то что же будет со мной согласно евангельскому закону?

В молитве «Отче наш» мы произносим прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим (Мф. 6, 12). Также Спаситель говорит: если вы будете прощать

 людям согрешения их, то простит  и вам Отец ваш Небесный  (Мф. 6, 14). Если же мы по-настоящему не простили, не совершили в душе эту борьбу, то и нам не простятся наши грехи, как бы мы ни изображали из себя кающихся людей.

Следующий признак немирного состояния – это когда человек на людях вежлив, а внутренне зол; когда внешне он спокоен, а внутренне осуждает других,  смеется над их ошибками, злорадствует, думает о них плохо. Это также показатель переплетения страстей. Например, по тщеславию я не хочу, чтобы мои прихожане видели, что я гневаюсь, и я могу легко сдержаться, зато дома мне не надо быть на сцене, потому там я совсем другой.

Другой пример – это когда перед начальником мы не гневаемся, а перед подчиненным делаем это легко; когда внешне мы ведем себя прилично, а внутри нас живет злоба. И это никакая не кротость, когда я перед начальником веду себя смиренно и готов выполнить любую его просьбу. Причина этого может крыться, например, в моей зависимости от начальника или в страсти тщеславия, гордыни. Потому мы должны трезво себя оценивать, поскольку нам необходимо правильно вести внутреннюю борьбу.

А теперь давайте приступим к разбору советов аввы Дорофея. В них речь идет о том, как надо вести борьбу со страстями, и они изложены в его книге «Душеполезные поучения». Побежден ли грех, если ты попросил прощения у ближнего после ссоры? Да, ты победил проявление гнева на этот конкретный период, однако страсть  еще продолжает действовать, а потому нужна внутренняя борьба с помыслами и чувствами. Это очень важно.

Авва Дорофей сравнивает развитие гнева с процессом разведения костра. Когда человек получает оскорбление от ближнего, он, как правило, раздражается, и это раздражение похоже на маленький уголек. От него еще непросто развести огонь – нужно постоянно дуть на него, при этом очень легко его затушить. Так вот, уголек – это наши помыслы. И как только в нас возгорелись гневные мысли, так сразу же внутри поднимается и несогласие.

Здесь авва Дорофей предлагает следующий порядок действий: потерпеть, помолчать, укорить себя, помолиться и примириться с ближним, и тогда уголек возгорающейся страсти очень легко потухнет. Эти конкретные четкие советы проверены опытом многих поколений христиан, и они работают не только в отношениях «подчиненный и начальник», но применимы ко всякому проявлению гнева в нашей жизни.

Но вернемся к рассмотрению примера: оскорбленный человек, раздражившись, продолжает дальше накручивать гневные мысли и не борется с ними. Он еще ничего не сказал своему брату, но в голове у него крутится: «Почему он так несправедливо ко мне отнесся? Почему он так сказал? Что он имел в виду? Пойду и разберусь с ним – призову его к справедливости!»

Авва Дорофей сравнивает этот процесс с подкладыванием лучинок в тлеющий уголек. Раз уголек не потушили, то, соответственно, процесс идет, огонь разгорается. Все как в жизни, когда мы берем из костра уголек, чтобы разжечь другой костер, а чтобы он был алым, горячим, на него  нужно активно дуть. Если же на уголек класть маленькие лучинки, то они не сразу, а постепенно начинают темнеть, дымиться и только потом вспыхивают небольшим огоньком. То же происходит и с гневными мыслями.

Если мы оставляем эти мысли без борьбы, то они очень легко начинают смущать (поджигать) человека. Процесс этот называется смущением – внутри ты уже неспокоен, думаешь о том, что произошло, крутишь в голове мысли о несправедливости, да еще начинаешь что-то вспоминать, как нехорошо этот брат относился к тебе прежде. У начавшего так себя вести человека появляется желание отомстить, разобраться в чем-то, то есть идет развитие процесса, и это не проявление нового качества гнева, а его продолжение. И вот уже «дым пошел» – человек смутился.

Можно ли остановить процесс даже в этом случае, спрашивает авва Дорофей? С угольком все понятно: молитвой наступил на него – промолчал, попросил у брата прощения, и уголек потух, нет гнева. А вот когда лучинка стала черной, затлела, задымилась, от нее пошел дым и она загорелась – здесь как можно остановить? Что нужно для этого делать?  

Авва Дорофей советует: потерпи, промолчи, не отвечай сразу же, укори себя. Скажи себе: «Да! Ты заслужил это, родной! Сколько раз ты сам на кого-то нападал несправедливо? Сколько ты сам делаешь грехов тайных и явных? И ты заслуживаешь того, что сегодня пришло время полечить твое тщеславие, твою гордыню».

Мы же записываемся в клинику зубы лечить? Неприятное дело, но мы понимаем, что это нужно – пришло время. Так и в этом случае наступило время полечить душу, сокрушить гордыню. И когда человек укоряет себя, когда он согласится с тем, что это не брат виноват, что брата Бог послал его «полечить», тогда легче понять весь процесс.

Здесь необходима молитва. Причем не какая-то специальная молитва, которую надо в молитвословах искать (а для этого с собой носить молитвослов, канонник или акафистник) – нет, это может быть очень простая молитва. Это может быть Иисусова молитва или молитва мытаря: «Боже, милостив буди мне, грешному», это может быть молитва, составленная лично вами: «Господи, помоги мне простить брата! Я заслужил такое отношение к себе! Помилуй меня, прости мои грехи, дай мне силы простить этого человека». То есть это может быть любая коротенькая молитва.

Вы можете сказать, что у вас не получается, что это не помогает, − какие неправильные слова! Мы просто неопытные! Это как ребенка посадить за парту, дать ему прописи и попросить написать букву «а». Он напишет – косую, кривую, а потом бросит ручку и скажет: «Ничего у меня не получается!» Это же смешно! А мы говорим  ребенку: «Тренируйся! Ты ведь только пришел в первый класс, научишься!»  

Все мы в духовном плане даже не первоклассники, а скорее воспитанники детского сада. Поэтому нам нужно многому научиться. И молитва – это не какие-то заклинания из фильма про Гарри Поттера, когда что-то произнес – и сразу что-то произошло. Молитва – это упражнение, над которым надо долго трудиться. Молитва должна быть навыком, который придет не сразу: потребуется терпение, усердие в борьбе. Поэтому нам нужно молиться.

И вот когда загорелась лучинка-страсть, когда пошел дым в виде гневных помыслов, гневных чувств, то в этот момент  и надо делать духовные упражнения: потерпеть, помолчать, укорить себя, молиться. Причем молитву надо произносить не раз, а молиться до тех пор, пока буря помыслов не успокоится. Это важная тема и важный совет, который нам дают святые отцы. Все это должно делаться не формально, а по-настоящему, потому что мы боремся за себя.

Следующий момент: человек ничего из перечисленного не делает, а продолжает крутить в голове все эти мысли.  Этот процесс авва Дорофей сравнивает с подбрасыванием веток в огонь – ведь когда мы разжигаем костер, то сначала подбрасываем в него маленькие веточки, затем более крупные, и тогда уже разгорается огонь, который так просто не затушить.  

И наш внутренний костер так же разгорается в виде мыслей, гневных чувств − это называется раздражительностью. И когда человек «разошелся», то запросто такой костер не затушить – это состояние не остановить, поскольку человек уже закипел, в нем все уже булькать начало. Причем, если быть к себе внимательными, то мы можем это почувствовать: в области сердца начинается жжение (как говорят святые отцы, «гневное разгорячение крови»), при котором реально ощущается  действие гнева.  

Можно ли остановиться на этом этапе? На самом деле даже на этом этапе остановиться можно, хотя и сложно. Каким образом? Повторяю: терпением, молчанием. Допустим, из тебя все лезет, и ты хочешь пойти разобраться, хочешь биться за правду, вспоминаешь какие-нибудь мудрые советы о том, что нужно брата своего укорить, и ты собираешься именно это сделать – вынув шашку, атаковать его прямо сейчас! Но нужно потерпеть всю эту обстановку, нужно помолчать.

Молчать надо не так, как молчит партизан, когда его пытают фашисты. Здесь имеется в виду другое – нельзя  давать вырваться гневу. Нужно укорять себя снова и снова и делать это с большим усердием, потому что состояние гнева в данной истории уже серьезно развилось. Соответственно, и укорять себя нужно дольше, и молиться нужно до того момента, пока внутри все не утихнет.

Все это (примирение с ближним в том числе) и есть способы борьбы с гневом. Даже когда мы внешне (пускай сердце еще не исправилось и в нем не побеждено это чувство), хотя бы внешне стараемся искренне сказать человеку «прости» – это тоже очень важное оружие.

Все эти средства можно сравнить с водой, которой поливают костер: сразу он не потухнет, и нужно хорошенько его залить, чтобы ничего даже не дымилось, – так же ведется  и наша борьба с гневом. Все эти средства (что на первом этапе, что на втором)  действуют одинаково, только нужно время и немало усердия. Когда уголек маленький, потушить его легко (об этом мы говорили), а когда пламя разгорелось, то потребуется больше усилий.

Следующее действие развития гнева происходит, когда мы не боремся, когда крутим в себе мысли, переживания,  начинаем обдумывать, как скажу, что скажу, как пойду, как укорю, как поставлю кого-то на место. Желание нарастает, руки чешутся – этот процесс авва Дорофей сравнивает уже с подкладыванием дров в костер. На этом этапе мы кладем в огонь уже большие полешки, и разгорается серьезный костер, затушить который потребуется много времени и сил.

Вот и с гневом все происходит, как в ситуации с реальным костром: мы наложили много дров, бревен, поленьев, разожгли их, а теперь попробуй такое пламя сразу затушить − не одно ведро воды нужно будет вылить, чтобы костер погас. Точно так же и гнев – он, подобно языкам пламени, вырывается из нас в виде резких слов, когда мы оскорбляем ближнего, мстим ему, начинаем разбираться в чем-то, отвечаем злом на зло.

В этом случае человек даже внешне теряет христианский образ и становится похожим на бесов. А мы, когда уже все пошло-поехало, себя не контролируем – грешим словом и делом. Мы можем что-то худое сказать, можем ударить, можем реально отомстить – что угодно можем сделать. Даже видом своим, как говорит авва Дорофей, мы становимся похожими на бесов. Действительно, можно так на человека посмотреть, так всем своим видом показать ему свое презрение и негативное отношение, что и этим оскорбить человека.

Можно ли победить такое состояние? Оказывается, можно. И опять теми же самыми способами: терпением, молчанием, укорением себя. То есть главное – не дать выйти  бесовскому состоянию из своего сердца. Если есть необходимость, то надо уединиться. Например, мы начали с ребенком учить домашнее задание, а он не понимает – я-то уже все понял, а он еще ничего не понял. И вот уже начинается раздражение, потом пошло-пошло, и так хочется ему припечатать… Пожалуйста – обычная бытовая ситуация.

Человек, потерпи, помолчи, укори себя, уединись в ванной комнате, поклоны поделай, помолись, успокойся! А потом придешь обратно, и все уже получится совершенно по-другому – совершенно по-другому пойдет и воспитательный процесс. Это состояние авва Дорофей уже называет гневом. Первое – начало в виде гневных мыслей, второе  − смущение, раздражительность в виде гневных чувств, а потом уже проявляется сам гнев. Процесс этот интересный – когда очень много дров сгорает, то остаются угли, и даже если их полить водой, то они не испортятся, а будут пригодны к розжигу.  

Я изучал в университете археологию и знаю, что есть способ определения времени по состоянию угля (хочу вам объяснить, но не хочу умничать). Изучая состояние угля, можно увидеть, сколько тысячелетий он пролежал в земле. Возьмем тот же каменный уголь – это бывшее дерево, которое когда-то сгорело и стало камнем. Но и его, оказывается, можно растопить.

Получается, что любые угли можно разжечь снова, и они снова будут гореть, давать огонь, тепло, жар. И когда человек не борется с гневом − от простых помыслов раздражения, от какой-либо пустяковой ситуации, то он может проходить все степени и приходить в такое состояние, когда душа его − сплошные угли. Только кинь в них спичку, зажги искорку, и все снова загорится, причем загорится пожаром. И это состояние авва Дорофей называет злопамятностью.  

Может пройти много времени – годы, десятилетия, а человек все помнит и помнит зло, и это вызывает в нем гнев. Есть, к сожалению, такие люди, у которых все рассказы о жизни – это о том, кто и когда их обидел, кто и когда их оскорбил, кто и что недодал или на ногу наступил. У них единственная цель в жизни − помнить, кто плохо сделал, на всех дуться, обижаться… Все плохие, один ты только обиженный ангел.

Можно с этим бороться? Надежду нам дает авва Дорофей, когда говорит: «Можно! Только нужно терпеть, молчать, укорять себя, молиться и примиряться с ближними». Пришли, допустим, воспоминания о каком-то человеке, и снова угли обиды разгорелись! А ты, человек, прости его и примирись с ним. Даже если физически невозможно это сделать, надо мысленно с ним примириться и простить его снова.

Долго и много надо прикладывать усилий в такой борьбе – должно быть усердие. Авва Дорофей говорит, что нужно кровь проливать, чтобы эти угли вообще исчезли из души. «Кровь проливать» – это не значит, что надо себя ранить каким-то образом. Под пролитием крови имеются в виду очень большие, серьезные, долгие труды.

Поэтому не отчаиваемся – надежда есть! Отцы оставили нам инструкцию, как бороться с гневом и с его различными проявлениями. Давайте будем ее применять и не будем утомляться от этой борьбы. Не случайно я держу  в руках книгу – хочу прочитать вам высказывание блаженного аввы Марка: «Злоба, питаемая помышлениями, раздражает сердце».

Мы это видим в себе – вот есть злоба, которая питается помышлениями, а что дальше из этого получается? Все переходит в раздражение сердца, а потом, естественно, в гнев. Молитва, надежда на помилование, на примирение, на Христа помогают человеку в борьбе с любой страстью, в том числе и с гневом.

Благодарю вас, братья и сестры, за внимание к нашей передаче. Обращаю на это особое внимание, потому что у нас с вами она превращается в очень долгий сериал. Следить за передачей наверняка становится трудно, тем не менее спасибо нашим постоянным зрителям за отзывы, за вопросы. Бог даст, мы еще увидимся и продолжим изучать эту важную тему – борьбу со страстями, в частности с гневом. Спаси вас Господь. До новых встреч.

Записали Анна Вострокнутова и Людмила Кедысь

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать