Родное слово. Священник Александр Сахненко отвечает на вопросы о Рождественском посте

7 декабря 2022 г.

– Наступление Рождественского поста совпадает с приходом календарной зимы. В этом году морозно, бодримся. А вообще нормально во время поста бодриться?

– Действительно, у нас суровые российские условия по сравнению с другими странами. А если говорить конкретно о нашей епархии в столице Сибири, то, конечно, период Рождественского поста и самого светлого праздника Рождества Христова ассоциируется с обильным хрустящим снегом, с достаточно кратковременным нахождением на улице, и когда о русском человеке говорят, что он мало улыбается, хмурый, наверное, есть отчего ему мало улыбаться и хмуриться, потому что попробуй постоянно радоваться, когда тебя обжигает мороз и ты уже перестаешь чувствовать свои конечности.

Но в этом что-то такое есть, в том, что наши внешние условия во многом совпадают и с таким периодом в церковном календаре, когда нужно устрожить для себя внутреннюю нашу жизнь. Это я считаю очень важным и замечательным совпадением. Потому что Великий пост – это время весны, когда вся природа оттаивает, она как будто потихонечку возрождается, потихонечку, едва заметными шагами, мы близимся к лету, и эта такая внешняя картина возрождения, начала нового, она очень совпадает с темой возрождения души человека, чтобы была не только весна на улице, но и весна в сердце, чтобы человек новый жизненный этап начал с правильным расположением духа.

Но в современном календаре у нас все-таки точка отсчета – это 1 января, день Нового года. Так было далеко не всегда, мы уже не раз в наших передачах говорили о календарной тематике, тут можно раз за разом повторять, что Церковь живет по старому календарю. Но все равно, конечно, даже мы, церковные люди, священнослужители, пользуемся обычным нашим, привычным календарем, только на службе иногда прибавляя 13 и вычисляя нужный день в богослужебных книгах. Все, что касается периода аналитики, подведения итогов, сверки часов, как говорится, – это приходится на конец года и начало следующего, когда не только сдаются все отчеты, подводятся итоги, когда хочется за новогодним, рождественским столом поблагодарить Бога и близких за прошедшее, достигнутое и грядущее, которое только предстоит и мечтается, и здесь действительно тема бодрствования, которую вы подняли, стоит впереди. Как нельзя по морозу не бодрствовать, иначе замерзнешь, так и в духовной жизни нельзя останавливаться и нельзя медлить. Если дать себе паузу и сказать, что ты, наверное, не готов сейчас работать над собой, у тебя такой период, ты занят какими-то земными делами, решаешь какие-то более важные вопросы, – есть опасность никогда к этой теме не вернуться.

Здесь возникают вопросы не только бодрствования духовного, а элементарные вопросы силы воли. Я думаю, не такое большое количество людей есть на земле, которые безумно любят убираться в квартире, проводить генеральную уборку, субботники, но мы прекрасно понимаем, что это наша обязанность и необходимость. И когда мы воспитываем детей, мы их понуждаем, прекрасно понимая, что если мы этого делать не будем, если нам станет жалко ребеночка и мы скажем: дитятко, полежи, я за тебя все сделаю, – мы не воспитаем в человеке эту необходимость делать не только то, что нравится, но и то, что нужно.

Взрослый человек уже, казалось бы, с этой проблемой разобрался, он привык делать на работе, делать в семье то, что от него ждут, что требуют, но в том-то и дело, что вопрос поста – это вопрос индивидуальный. Да, конечно, мы знаем церковную традицию, мы знаем, что наши отцы, братья, сестры, православные христиане, разделяют с нами тяготы и радости поста, но меру поста, его задачу для себя, цель определяет каждый человек индивидуально, и здесь есть такой риск сказать себе: ну мне пока, наверное, не до этого, я потом с этим разберусь, я пока постою на месте, оглянусь, поозираюсь… Здесь, как и на морозе, есть риск замерзнуть, потому что позже человеку уже очень тяжело взяться, мы знаем по любому нашему житейскому примеру, что сила воли именно так работает. Нужно преодолеть себя, даже когда все твое тело говорит: сделаешь это потом; когда душа уговаривает чем-то другим заняться. Казалось бы, острой необходимости нет, ну живем же, и вроде как люди хвалят за что-то, зачем так генерально наводить порядок в собственной душе?

Мы все прекрасно знаем, что есть такие понятия, как генеральная уборка, а есть ежедневная уборка. Если ежедневно не вытирать пыль, то в доме генеральный порядок придется наводить гораздо чаще, чем, например, раз в месяц. И даже наводя порядок, все равно нужно выделить день (допустим, раз в полгода или год), когда не просто диван отодвинем, а со специальным средством отмоем все пятна. Вот примерно на таком бытовом уровне мы говорим о посте.

Да, мы регулярно стараемся подходить к таинству Исповеди, мы ежедневно занимаемся самоанализом, вот возьмем вечерние молитвы, где мы говорим: исповедую Тебе, Господу Богу моему… И перечисляем прегрешения, во многих из которых мы солидарны с автором молитвы. Мы где-то чувствуем себя неправыми и просим прощения у других людей или переживаем, что не сделали этого. Это наша ежедневная уборка.

Да, у нас есть особо важные дни, когда мы, если давно не причащались, готовимся ко причащению или стремимся посетить полностью богослужение, как вечернее, так и утреннее в праздничный день. Это можно уже сравнить с более или менее генеральной уборкой раз в месяц. Но нужна та самая частота, о которой каждый человек задумывается, но отмахивается от этого. Потому что хочется, конечно же, жить в красивом и приличном доме, но ты понимаешь, сколько усилий, денег, времени на это потратится, и говоришь: ну ладно, и так пока сойдет, гостей приглашать не буду, а сам я и так поживу.

Может быть, в доме так и можно, хотя врачи нам скажут, что это тоже не очень-то полезно. А в духовной жизни просто нельзя, потому что каждый раз жалеем на себя времени, ресурса, а потом возникает полное ощущение собственной правоты: а каяться, собственно, в чем? Я взрослый, умный, талантливый человек. Живу как хочу. Да, бываю неидеален, но все мы не без греха, как говорят люди, и очень часто можно такие выражения на исповеди услышать. Нет, так не бывает, и наше положение человека падшего, человека, живущего в мире, который лежит во зле, человека, тело которого диктует ему условие, как ему стоит жить, – действительно можно сравнить с положением человека тонущего, горящего в огне, замерзающего на морозе.

Именно поэтому мы и молимся в Церкви: Господи, спаси! Господи, помилуй! Когда в жизни все прекрасно, мы так не кричим, мы говорим: слава Тебе, Господи! Но мы ежедневно молимся так, потому что понимаем: насколько бы ни была идеальна у нас ситуация сейчас, в иной какой-то момент другое крыло, другая сторона лодки проседает. И мы можем не думать об этом, а можем задуматься, чтобы наше судно доплыло, долетело до назначенной цели. Поэтому пост чрезвычайно важен для каждого христианина.

– Чуть больше месяца остается до встречи Рождества Христова, чуть меньше до празднования Нового года, тех самых праздников, которые очень любят дети. В чем могут они принять участие в ожидании этого самого главного зимнего праздника – Рождения Богомладенца?

– Это очень важно, потому что мы, взрослые люди, прекрасно понимаем, что происходит. Может, кто-то и не прекрасно понимает, тогда задается вопросами. Мы видим, мы копируем поведение наших братьев и сестер в храме, знаем, как делали наши бабушки и родители; если что, мы и сами с усами, можем разобраться с собой. Но ребенок – он другой, он живет в принципиально ином мире, и, наверное, у каждого верующего родителя, у которого подрастают маленькие дети, возникает вопрос, когда им начинать рассказывать об этом. Понятно, что в год ребенку еще это не нужно. А в три? А в пять лет вроде уже и поздно, надо было раньше начинать, а в семь он уже в школу пошел.

Здесь надо нащупать такой период, когда ребенок начинает уже понимать, что происходит, интересоваться, он сознательно идет в церковь, он уже ждет этого. И, конечно, прежде всего нужно детям, как и взрослым, разобраться в истории поста. Сесть рядышком или пойти куда-то погулять. Или по дороге из храма или в храм. Разобраться для себя и для ребенка, объяснить, зачем мы постимся. Вспомнить, что уже в первые века христианства люди праздновали этот главный праздник, потому что Пасха была с печальной нотой. Конечно, замечательно, что Христос воскрес, но до этого-то Он умер. И Он с учениками пробыл 40 дней и покинул их. И все равно, из года в год, они, живые свидетели этого величайшего чуда, воспринимали это как трагическую дату, хотя и радовались всем сердцем, но вот эта «радостная печаль», свойственная нашей вере, присутствовала.

А праздник Рождения Богочеловека был действительно очень светлым и радостным, он с первых веков празднуется, но тогда он назывался иначе, Богоявление, и объединял в себе два события: и Рождество, и Крещение Спасителя. Потому что оба эти события явили людям Бога. И вот этот праздник уже вызывал в людях желание к нему подготовиться. Мы не раз об этом говорили. Даже к нашему светскому Новому году мы готовимся. Кто-то за неделю, кто-то за две, кто-то даже за пару дней, да даже 31 декабря – это такой своеобразный сочельник Нового года, потому что ничего нельзя, тебя бьют по рукам, говорят: это на Новый год, это на стол. И это ожидание, это терпение, это стремление приготовить – что это, как не пост, когда ты воздерживаешься от радости, от лакомства, чтобы потом, в назначенное время, испытать это в более ярких красках?

Поэтому первые христиане уже начали поститься, кто один день, кто три, потом пост дошел уже до недели, и вот мы видим, что он вырос вплоть до размеров Великого поста. И это подчеркивало значимость праздника, его величие и особо было значимо для христиан, которые понимали, что, окружая себя такими сложностями, они приготавливают не только свои тела, но и души к встрече чуда Рождения Спасителя. И если объяснить это самому себе, а потом уже объяснить ребенку, то, конечно же, будет правильное ощущение поста.

А если просто заскочить в комнату и сказать: отдай пульт от телевизора, я забираю у тебя планшет, с сегодняшнего дня ты не ешь мороженое и мясо, а стоишь на коленях и читаешь Псалтирь на древнееврейском, – мне кажется, это не будет полезным в деле воспитания. Ребенок на всю жизнь запомнит, что пост – это что-то плохое, это что-то связанное с лишением, это какое-то наказание непонятно за что. И то, что родитель радостно взбудоражен, – ребенку это никак не передается. Поэтому здесь, скорее, нужно говорить не о том, как мы будем тебя мучить, и выбирай, чего тебя лишить. Нет, надо говорить с другой стороны, что все на день рождения готовят подарки, каждый в силу своих возможностей. Кто-то может подарить дорогой подарок, кто-то нет. У кого-то вообще нет денег, он берет и рисует открытку или срывает цветочки со своего огорода и несет, чтобы порадовать другого человека.

И мы тоже можем порадовать Иисуса Христа, того Самого Богочеловека, Спасителя мира, Который пришел в мир, нарушив все мыслимые и немыслимые законы. И для Него подарок, конечно, должен быть самый лучший, самый большой. Но здесь ни деньги наши, ни креатив в творчестве никак не подойдут. Здесь нужна наша душа. Но, конечно, что-то мы можем и сделать; например, добрые дела для других людей. Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.

И опять же Христос подсказывает нам: кто любит Меня (а мы говорим, что любим Бога), тот заповеди Мои соблюдет. Вот и подсказка, чем заниматься постом. А заповеди Иисусовы очень простые: возлюби Бога и возлюби ближнего, как самого себя. Вот и начинаем: от любви к себе – к любви к ближнему, доходя до любви к Богу. Понятно, что это такие высокие темы, о которых не с каждым ребенком и не в каждом возрасте можно говорить, но, останавливаясь на теме подарков, можно развить ее очень хорошо. Начиная от открыток Богомладенцу, рожденному 7 января по новому стилю, заканчивая какими-то нематериальными вещами. Я подарю Богу послушание родителям, а я буду мыть маме посуду, хотя бы за собой, а я откажусь от мультиков в будние дни, буду только в выходные дни смотреть мультики, по воскресеньям.

Надо объяснять ребенку, что все эти поступки тоже являются даром, который они приносят Младенцу, Который спасает весь мир. И это настолько важным для ребенка должно стать! Они же ждут свой день рождения, они спрашивают, что они подарят своим одноклассникам, друзьям, знакомым. Но в этот день они должны ждать не для себя подарков, хотя, конечно, это дети, и чем больше они живут на свете, тем больше знают, что это все красиво, но подарки-то вы подарите, и шоколадки вы подарите, и конфеты будут, но периодически нужно все-таки смещать ракурс на то, что это не твой праздник, а мы приходим в гости к Вифлеемскому вертепу и приносим свой скромный дар, от силы, какой можем.

Сейчас очень популярны адвент-календари. Это может быть теоретическая вещь, когда вешается плакат с вопросами, это может быть что-то очень креативное, типа 40 мешочков или 40 коробочек, которые открывает ребенок и выполняет задания. Эти задания готовят его тело и душу к Рождеству, но ребенок зарабатывает и какие-то баллы или сладости, которые он потом съест на Рождество. Это интересная педагогическая форма.

Существует сейчас множество и литературы, и различных видов творчества, когда с детьми можно садиться, потихонечку готовиться к Рождеству и говорить. Разве за мультиком или за бургером ребенку о Боге расскажешь? Или перед сном? Так он заснет. На улице его совсем другие вещи интересуют. Надо стараться выбрать то время, когда и уши будут свободны, и сердце будет благосклонно это воспринимать. Можно посадить маленьких детей за рукоделие, вместе с ними, например, вырезать гирлянды к Новому году или Рождеству, вырезать ангелов. И при этом, когда они усердно вырезают и клеят, можно им понемногу рассказывать о самом празднике, о его значении, о том, насколько для нас он важен.

Конечно, для православных христиан традиционно такое пренебрежение к Новому году: кругом звучит музыка, а у нас пост! Мы елку поставим только 6 января, только в ночь, после службы, нарядим – и вот тогда у нас будет праздник! Давайте будем честными. Уже после 1 января совершенно по-другому ощущается Новый год для мирских людей, и елки уже выглядят пожухшими, пожелтевшими, кто-то их уже начинает выбрасывать, уже меняется характер того, что звучит по радио, по телевизору. Новый год стремительно отходит на задний план, и уже к Рождеству не остается той радости, о которой мы говорим ребенку.

– Очень хочется предвосхитить праздник, и это предвосхищение продлить. Можно уже начинать дома что-то делать?

– Есть замечательный повод, который нам дает Церковь. Прошла неделя, мы только начали поститься, а Церковь уже дает нам праздник – Введение во храм Пресвятой Богородицы. Удивительнейшее событие, которое мы приходим праздновать в храм. Это событие никак не связано с рождением Иисуса, это маленькая трехлетняя девочка Мария, Его будущая Мать, входит в храм, Святая святых. И мы слышим, как внезапно, когда все люди подходят на помазание после чтения Евангелия, хор гремит слова, которые, казалось бы, еще рано петь. Происходит катавасия, это такое красивое слово, многие не знают его значения, думают, что это с котом Василием связано или что оно означает суматоху. На самом деле это греческое слово, этим термином называется песнопение, которое исполняется сразу двумя хорами. Пение греческое – оно антифонное, когда два хора встают, левый и правый, женский и мужской, и попеременно поют. Но самое важное поется вместе. Когда они далеко друг от друга – петь очень тяжело, будет отставание, паузы, поэтому они должны спуститься со своих хоров, сойтись вместе под амвоном, и вот это схождение и называется катавасия. И эта катавасия, повторение главного ирмоса (или когда звучит новый ирмос праздника), открывает нам внезапно ощущение праздника.

Мы сталкиваемся с этим еще на Пасху, точнее перед Великим постом, когда идем просить друг у друга прощения, и внезапно хор гремит: «Да воскреснет Бог, и расточатся врази его». Пасхальное песнопение. Люди не понимают, вроде только что пост начался. А мы для того и поем эти песнопения, они являются нашим флагом, нашей хоругвью, а зачем нужна хоругвь? Это победа! Чтобы после победы воткнуть этот флаг. Хоругвь и флаг показывают воинству, ради чего все это происходит. Ради Бога, ради Отечества, ради любимого города. Так и у нас, христиан, есть риск забыть, зачем мы вообще постимся. Кто-то переживает о своей фигуре, кто-то хочет успеть миллион дел сделать, кто-то организует для себя такой челлендж: смогу я пост перенести или не смогу. И мы совершенно забываем о Богомладенце, Который будет лежать в яслях, а мы это знаем уже наверняка, и поэтому уже с 3 декабря мы поем: «Христос раждается, славите: Христос с небес, срящите: Христос на земли, возноситеся. Пойте Господеви, вся земля, и веселием воспойте, людие, яко прославися».

– Можно тогда уже наряжать елочку?

– Давайте оставим это на усмотрение каждой семьи, пусть каждый решает для себя и не нарушает свои традиции. Кто-то это делает в сочельник, кто-то в сам день Рождества, кто-то наряжает елку к Новому году, ну а мы с вами попробуем заложить новую традицию и в нашей студии нарядить первую елочку, потому что уже сегодня вечером мы услышим, что в храмах запели это удивительное песнопение, и это не одна катавасия, весь канон сопровождается пением новогодних, радостных, рождественских тематических песнопений, что понуждает человека верующего волей или неволей задуматься: так вот для чего я это делаю! Отринуть свои мысли касательно того, что мне надо еще сделать. Это нужно делать с радостью. Если мы, готовя подарок любимому человеку, раздражаемся, злимся, жалеем денег – это все будет видно на лице. Так и тут, если мы готовим дар Христу, мы должны это делать с любовью. Если в нас поселится жесточайшее раздражение, уныние, гневливость – это значит, что пост идет не во благо. Да, конечно, бывает всякое, мы сталкиваемся с искушениями. Когда, казалось бы, ты только начал, и тут же какие-то подножки, спотыкания случаются, на одного сорвался, этому гадости наговорил, здесь молитву не прочитал, здесь заповеди нарушил…

– Нужно быть готовым к этому?

Обязательно! Потому что человек, который бежит огромную дистанцию, знает, что у него сорвется дыхание и что откроется новое. Человек, который идет в лес, не удивляется комарам. Он натягивает специальную шапку, специальный костюм, зная, что там есть комары, клещи. Так и мы, православные христиане, знаем, что такое пост, понимаем, что это время не великой радости сатаны, врага рода человеческого, а время его унижения и ущемления, когда люди внезапно вспоминают, что они призваны для обожения, и стремятся к Богу.

Естественно, мы понимаем, что на каждое доброе действие будет мощное противодействие. Поэтому не надо этому ужасаться, удивляться тому, что все ломается, что внезапные траты появляются, – это испытание твое, как ты к этому отнесешься. Разорвешь  на себе одежды и будешь кричать гневные вещи в адрес Бога или скажешь: «Господи, я понял, это мое испытание, это мой лабиринт, я его должен пройти. Это моя задача, я ее выполню и пойду дальше следовать по пути, который Ты мне указал». Это нелегко, это трудно, особенно это нужно объяснять тем же деткам.

– Праздники Рождества Христова и Введения во храм Пресвятой Богородицы ведь детские…

– Это два праздника, связанные с тематикой детства, потому что главные действующие лица, и Пречистая будущая Матерь Божия, ныне маленькая девочка Маша, и будущий Спаситель мира, маленький Младенец Иисус, – это дети, от которых, казалось бы, ничего не зависит. Есть красивая поговорка о том, что за каждым великим мужчиной стоит великая женщина. Но я бы переформулировал ее так, что за каждым великим человеком стоят его великие родители. Это важная мысль. У нас в городе и в соседних городах недавно была социальная реклама. Брали талантливых, известнейших людей науки, искусства, культуры и писали, какой он по счету ребенок в семье. Пятый, седьмой, девятый… Он мог просто не родиться. И на свете не было бы такого удивительного, талантливейшего, как говорят, Богом поцелованного человека. Мы видим здесь глубочайшее предзнаменование, происходят великие чудеса с рождением и одного, и другого. О празднике Введения Пресвятой Богородицы во храм стоит сказать, что это такой праздник, в котором действительно семейная тема. Хотя мы-то говорим о единстве семьи, а здесь совершенно иная тема. Здесь родители отдают свою дочь в спецучреждение, как бы сейчас сказали – в интернат. Вот вам и семейный праздник. И для человека, не читавшего Библию, не знакомого с церковным Преданием, может показаться, что что-то странное вы, православные, празднуете…

– …просили ребенка, молили…

– Для этого нужно знать предысторию. Что просили и молили, но не для себя. Так часто бывает, что мы воспринимает ребенка как свою игрушку, как свою куклу. Вот он родился, я его наряжу, я выберу за него ему профессию, я выберу за него ему жену или мужа, заставлю его родить мне внуков… Но это же не марионетка, это не Пиноккио, не Буратино. Это отдельный полноценный человек, и родители рано или поздно отходят на другой план.

Ни у Иоакима, ни у Анны не было такой проблемы. Им Господь не посылал ребенка, и они к этому абсолютно спокойно относились, они понимали, что значит нет на то благословения и воли Божией. Единственное, что беспокоило их сердце, – это народная молва, их буквально терроризировали. Какие же вы праведные? Весь мир ждет Спасителя! Каждый надеется, что именно у него в семье ну, может, не сын, но внук, правнук и будет Спасителем. И получается, чем больше Бог любит меня и мою семью, тем больше у меня будет детей, чтобы из них кто-то стал Спасителем.

Очень простая логика – если у них нет детей, значит, они настолько прогневали Бога, что Он даже близко не хочет к этой семье подходить. И их достаточно высокий финансовый уровень жизни, их родословная и происхождение никого не интересовали. Они для людей были просто падшими. Иоаким и Анна просили у Господа этой милости скорее для того, чтобы утешить себя. Господи, дай испытать это счастье побыть родителями! Они понимали, если у Бога изначально не было планов, чтобы они воспитывали ребенка, то очень дерзновенно Его просить эти планы переменить. Поэтому они попросили просто самого факта стать родителями. И пообещали ребенка своего единственного отдать на служение в храм. Что и сделали.

Да, Анна не смогла этого сделать в первый год жизни Марии, не смогла и во второй. Ну а на третий, когда девочка уже достаточно подросла, стала рассудительной, Ее отвели в храм, и удивительным образом это превратилось в праздник. Иоаким постарался сделать все возможное, призвать множество родственников, зажечь множество свечей и сделать это отшествие дочери от дома замечательным праздником, чтобы Она не плакала и не расстраивалась. А Она и не делала этого, Она абсолютно осознанно и серьезно протянула ручки священнику, встречавшему Ее первосвященнику, который завел Ее не просто в храм, а по наитию – в Святая святых. Туда, где когда-то стоял Ковчег Завета с заповедями-скрижалями, с расцветшим жезлом Аарона, с остатками манны. И это богатство исчезло оттуда. Ковчег стоял пустой. Почему завел первосвященник туда юную Марию? Потому, что Она Сама как бы стала Ковчегом, Она Та, Которая родит великого Спасителя мира, Богочеловека Иисуса Христа, Чье Рождество мы так ждем и к которому так сильно готовимся.

Ведущая Инесса Титова

Записала Полина Митрофанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 01 февраля: 05:30
  • Суббота, 04 февраля: 09:05
  • Среда, 08 февраля: 05:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать