Родное слово. На вопросы отвечает священник Александр Сахненко

30 июня 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
– Завтра, в первое воскресенье после праздника Святой Троицы, мы отмечаем день всех святых. От рождения святыми становятся не все, хотя такие примеры тоже есть. Святость – это дар приобретенный или данный Богом? И вообще как люди, живущие сейчас на земле, становятся святыми?

– Давайте посмотрим так называемый триодный круг богослужений в нашей Церкви (это те службы, которые выходят за рамки привычных для нас). Когда мы посещаем храм в летний, осенне-зимний период, все богослужения примерно одинаковые. Весна полностью обновляет не только всю природу, но и ход богослужения. Начиная с подготовительных недель к Великому посту и заканчивая последней Неделей всех святых богослужения отличаются очень зримо. Мы видим абсолютно другой ход службы, ее строение, слышим особые песнопения (великопостные или радостные пасхальные).

Богослужение совершается по книгам, которые называются Триодью (от слов «трипеснец», «ода», «песнь»; это небольшие, короткие каноны, гимнографические тексты). Триодь есть Постная и Цветная. Естественно, Постная Триодь выпадает на период Великого поста, а Цветная – на период пасхальной радости, радости о Вознесении Господа и замыкается празднованием Святой Пятидесятницы. Неделя всех святых является очень важным завершением триодного цикла.

Прежде чем ответить на Ваш вопрос, я пояснил бы для наших телезрителей, зачем вообще сразу после памяти Святой Пятидесятницы, когда уже почтили отдельно, по сложившейся традиции, Святой Дух – Третье Лицо Святой Троицы, мы чтим не апостолов (тех, что конкретно были участниками этого события и несли правду и истину Божию по всему миру, благовествуя о Церкви и Господе), но отмечаем память всех святых. Это очень важный момент. Потому что апостолы, будучи участниками этих событий, не стали последними, на ком пребывала благодать Святого Духа. Будучи начинателями великого дела созидания Церкви Христовой, они получили немало продолжателей. Мы знаем, что уже их ученики в истории Церкви называются мужами апостольскими. А затем не одно поколение учителей церковных и святых отцов передавало то Священное Предание, которое хранит и бережет Церковь.

Вспоминая обо всех святых, Церковь хочет показать нам сразу несколько моментов. Первый: Дух Святой, Который должен возвышаться горе, устремляться ввысь, меняет Свою природу и спускается вниз, на людей. У нас очень любят упоминать, что люди – это животные, ученые млекопитающие. Но если говорить правдиво, то люди – это земля, пепел; они были созданы из праха, которому свойственно опускаться вниз. И мы видим, как абсолютно меняется их существование, бытие. Очень красиво говорит синаксарь праздника Недели всех святых, как Дух Святой спускается к тле земной, человеческой, а земная тля идет за Духом Святым, возвышаясь горе, к Господу.

Во-вторых, этот день показывает нам, что множество святых, которых мы знаем, прославлены в Поместных Церквах; мы знакомы с их иконами, читаем акафисты, каноны, молитвы отдельным святым. Но не меньшее количество людей (скорее всего даже большее) выбирало такие формы своего подвига, которые не делали их известными и популярными. Множество монашествующих святых отцов подвизались в дальних скитах и пустынях, и никто не знает, что с ними там происходило, как они говорили, рассуждали, размышляли. Поэтому почтить память всех тех неназванных святых тоже призван этот день. Дух Святой, сошедший на апостолов, по сию пору находится в нашей Церкви, и мы видим плоды Его через людей – великих подвижников и святых.

Третий момент такой: у нас каждый день церковного календаря обозначается памятью каких-либо святых (мучеников или исповедников, преподобных или праведных), но вот святые объединены в одном дне, чтобы напомнить: несмотря на разность своего подвига, разницу в возрасте, статусе, образовании, веках, когда они жили, все они центром своей жизни имели Бога и задачу обожения решали через стяжание собственной святости, что мы в конечном итоге и чтим.

Приобретенным навыком или врожденным является святость?.. Именно поэтому мы отличаем святость от тех качеств, на которых сейчас, к сожалению, вырастают целые поколения молодых людей. Мы видим в кинотеатрах множество фильмов о супергероях, и молодым ребятам говорят: «Смотри, этого укусил паук, этот прилетел с другой планеты, этот съел специальную таблетку – вот каким крутым можно быть!» Что ж поделаешь? У тебя нет таблетки – и в космос ты не можешь полететь. Наши святые – это тоже супергерои для нас, но стать святым есть возможность у каждого. Именно этим мы отличаемся. Как у абсолютно любого кирпича есть возможность послужить Богу, встав в стену храма, как у любого воска есть возможность быть слепленным в свечку, которая будет затем гореть в святой церкви, так и любой человек призван к святости. Дело в том, что Господь, создавая нас, все предусмотрел, создал нас людьми по Своему образу. Мы постоянно отражаем Божественные свойства на себе: так же стремимся к познанию, такие же творческие, так же желаем счастья. Но подобием Божьим мы еще должны стать. В свободном разуме и свободной воле, чем обладает каждый представитель человечества, есть тот залог, потенциал, что он может употребить на пользу и добро.

Когда мы говорим о святости, надо, во-первых, разобраться, что это такое. Вообще что такое святость, кто такой святой человек? На эти вопросы сложно ответить однозначно, потому что и агиология – наука о святости и святых, и современная богословская наука в целом, и современные словари русского языка сейчас дают самые разные определения святости. Но если говорить простыми словами, можно было бы сказать, что святость – это некая инаковость. То есть святой – это иной, другой, отличный от остальной массы людей человек. А в чем его инаковость? В том, что он центром своей жизни делает Бога, старается спастись и жить праведной жизнью.

В богословских науках некоторые выделяют такие ступени: говорят, что до святости нужно сначала разобраться с понятиями спасенности и праведности. Вспомним, кто первый попал в рай. Это был разбойник, который абсолютно не выглядел святым в своей жизни. Но он стал первым, кого Господь пустил в Свой небесный царский мир – рай. Мы видим, что понятие «спасенность» немного отличается. Мы говорим, что человеку достаточно осознать, понять, насколько страшной, губительной была его жизнь, насколько он ошибался, причинял боль и мучения себе и своим близким, – и это покаяние может его переродить. Именно поэтому мы так часто встречаемся с понятием святости у мучеников, которые могли жить абсолютно по-разному, но все свои прошлые моменты они обагрили мученической кровью, за Христа пролитой.

Понятие праведности уже немного другое, когда мы говорим, что человек осознает свое несовершенство и стремится в течение всей жизни жить праведно. Что такое праведность? Очень интересно отвечает на этот вопрос текст из Священного Писания. В частности, там говорится о каком-нибудь святом муже, что он ходил перед Богом. Может быть, современному человеку это сложно сразу представить: «Как это – ходил перед Богом?» Речь идет о том, что человек жил с таким ощущением, что он все время находится лицом к лицу с Богом. И когда так живешь, очень сложно вести себя так, как хочется.

Блаженный Августин оставил немало своих трудов в Западной Церкви. Он говорил: люби Бога и делай что хочешь. Это в противовес множественным заповедям других религий и моментов, которые смущают многих людей. У нас как? Платочек надень, обязательно сюда встань, рот перекрести, когда зеваешь, – столько задач! Но в этой кажущейся простоте есть определенный подвох. Очень легко делать что хочешь, но очень сложно при этом думать о Боге и любить Его. Если ты Бога любишь, то боишься Его расстроить, хочешь Его порадовать, как радуешь любимого близкого, родного человека.

Поэтому нужно большое искусство, чтобы делать что хочешь и при этом любить Бога. Святые этим искусством обладали. Они во многом отрицались от того, что сейчас  активно пропагандируется с экранов телевизоров, в Интернете. Это потребление, ценность денег, своего статуса, абсолютное обесценивание человеческой жизни, свободы и прав другого человека в противовес своим свободам и правам. Мы же подразумеваем, что если человек святой, то он живет в каком-то ином измерении, чем-то отличается от нас. И здесь, как говорят мудрые люди, человек как сосуд: чем полон, то и прольется, если его заденешь.

Это очень видно, когда человек святой жизни. Здесь нельзя мерить только по внешнему: часто ли он ходил в храм, носил ли крестик, вносил ли в Госдуму какие-то предложения? Иначе наш список святых стал бы таким божественным пантеоном, где были бы и цари, и князья, и президенты, и музыканты. Все-таки мы говорим о самом главном – о духовном мире человека. Когда ты общаешься с ним и чувствуешь, что он совершенно другой, с ним тепло и хорошо, радостно. Потому что человек всю жизнь посвящает Богу. Конечно, мера духовная у всех разная: у кого-то – с наперсток, у кого-то – с огромный колодец, у кого-то – с чашу. Но если вся она, без остатка, отдана Богу, то человек становится святым.

Мы все призваны к святости. Об этом нам напоминает множество моментов. И апостолы напоминают нам, что мы есть народ Божий, царственное священство; и все окружение в храме. Мы видим, что иконы начинаются от уровня наших плеч. То есть иконописцы сознательно оставляют нижний ряд для людей. Священник (или диакон, или архиерей), когда идет по храму и совершает каждение, периодически останавливается и кадит еще и людей. Потому что каждый человек – это икона, образ Божий, и об этом Церковь никогда не забывала. Перед причащением священник (или архиерей) воздевает Святые Дары кверху и возглашает: «Святая святым». То есть эти Святые Дары преподаются святым людям.

Мы призваны к святости, но в нашей жизни очень многого не хватает, чтобы думать только о Боге. «Где сокровище ваше, там и сердце ваше», – говорит Сам Христос. И эти слова становятся абсолютно понятны, если мы понимаем, что нас ждет в иной, вечной жизни. Если человек неверующий, что с него спросить? У него вся жизнь здесь, он жутко боится темы смерти, потому что это окончание его существования, всего его потенциала, всех его вложений, в том числе финансовых. Он понимает, что его жизнь закончится могильной плитой. Но человек верующий понимает, что это лишь начало, что эта жизнь дана для формирования правильных навыков, чтобы радостнее и легче жилось в вечности.

Именно поэтому путь отречения от многого – это путь нашей веры. Мы не призываем никого бросать свои семьи и убегать в монастыри. Но в любом случае христианин всегда, как воин, должен четко стоять на страже своего восприятия мира. То есть христианин всегда помнит о смерти, он должен каждый день жить так, как будто сегодня или завтра отойдет ко Господу. А это тоже наводит на определенные размышления как минимум, а как максимум – это понуждение к действию. Если скажут, что через неделю умрешь, каждый поступит по-разному: кто-то напьется до беспамятства, а кто-то начнет творить милостыню, раздавать вещи, просить прощения у тех, кого обидел. Это очень важный момент.

Христианин  любит кого-то не для того, чтобы потом от него получить пользу;  помогает кому-то не потому, чтобы потом ему помогли; прощает кого-то не для галочки на небе. Он должен быть готовым каждый день, каждую минуту, каждую секунду оставить эту жизнь. Именно поэтому для христианина очень важно получить навык той жизни, что останется с его бессмертной душой в ином мире, о котором мы так страшимся говорить. Там же не будет ни чая, ни кофе, ни Интернета, ни телефона, ни общества, ни начальников. Там остается только то, что есть в душе.

Мы в этой жизни очень многое, почти всё, вкладываем в тело: в свое здоровье, удовольствия, развлечения, строительство домов, дач, покупку машин. Это все то, что останется после смерти здесь, на земле, а душа сможет забрать с собой лишь благие навыки: молитву, общение с Богом и его святыми, добродетели. Иисус Христос в Своей Нагорной проповеди в заповедях блаженств показывает нам варианты, какие мы можем получить. Мы можем быть чистыми сердцем, нищими духом. И если человек выстраивает свою жизнь именно по этому плану, он фактически готовит себя к вечной жизни абсолютно незаметно для себя (и, может быть, для многих других), постепенно становясь святым.

Кстати, многие уверены, что святость обязательно должна чем-то сопровождаться: людской славой, например, чтобы все говорили про тебя, как про Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Матрону Московскую. Но подождите, а кто говорил про Марию Египетскую? Много ли людей знало о подвигах затворников? То есть это вовсе необязательно. Хорошо, говорят. Но тогда святой должен творить какие-то чудеса, иначе какой же он святой? Он должен всех воскрешать, исцелять. Давайте вспомним святого, которого мы поминаем всегда за богослужениями раньше всех остальных. После Господа и Его Пречистой Матери мы всегда поминаем Иоанна Предтечу – Пророка и Крестителя Господня. Кто сможет вспомнить хотя бы парочку чудес, которые он совершил на земле? Получается, что и чудеса не так уж важны. И дело вовсе не в той славе и не в каком-то массовом утверждении православия или веры христианской на нашей земле через что-то необыкновенное, а во внутренней готовности человека предстать пред Господом.

«Где просто, там ангелов со сто», говорил один из Оптинских старцев. И мы понимаем, что действительно какой-то график тренировок, календарь привычек, расписание святости и мудрости здесь никак не составишь. Человек стяжает Божественную благодать, безусловно, через труд. Мы знаем, что святой Серафим Саровский на камне молился тысячу дней и ночей, знаем, что многие святые проводили время в посте и молитве. Ведь, пребывая в нашем состоянии праздности, очень тяжело вспомнить о Боге. Когда ты сыт, тебе хорошо, у тебя все замечательно, есть ощущение, что тебе Бог не нужен. Поэтому многие святые отцы, в частности монашествующие (это в патериках зафиксировано), очень переживали, когда чувствовали, что в жизни все налаживается: нет проблем со здоровьем, с братией в монастыре, игумен стал хвалить. И тогда они молились: «Господи, Ты, наверное, меня оставил, забыл».

Возникает вопрос: неужели святость возможна только через труд и мучения? Можно же легко все получить. Почему наша жизнь такая тяжелая, почему обязательно надо страдать? Когда пользуются мечом на войне, наверное, мало задумываются, как этот несчастный меч помещали в холодное, в горячее, били и дубасили кувалдой, чтобы его выковать. Если бы его все время в тепленькое клали и ручками гладили или молочком поливали, он в первой же битве сломался бы. Человек, будучи духовным образом меча, тоже нуждается в процедуре закалки; проходя через нее, он потихонечку приближается к пониманию тайны Бога.

Цель христианина – обожение – возможна для каждого. И Господь нас ждет, протягивает к нам руки, но мы каждый раз отвлекаемся на какую-нибудь вкусняшку, развлечения, суетные житейские заботы. Надо каждый день, прямо с сегодняшнего момента, начинать выстраивать свою жизнь по тем правилам и законам, по которым жили многочисленные святые, чью память мы так торжественно празднуем завтра.

– Какой милостью награждает Бог святых людей?

 – Прежде всего это пребывание и общение с Ним Самим. Эта заслуженная награда находит своего соискателя. Если Вы спрашиваете еще о земном мире, мы видим, что многие святые получают эту славу по всему миру, в Поместных Церквах. Конечно, все зависит от того, как человек проводил свою жизнь на земле. Но мы видим, что и после смерти Господь не оставляет святых людей без памятования их еще живыми людьми и эту их славу подпитывает определенными чудесами. В частности, мы знаем, что по молитвам святым (естественно, уже давно скончавшимся) происходят разные события, которые, может быть, без Божественного вмешательства не произошли бы. От самых малых до самых великих. Происходят исцеления, решаются очень тяжелые житейские вопросы, которые уже, казалось бы, нельзя было решить.

Конечно, люди очень благодарны святым. Мы видим, что в честь святых называются храмы Божьи; не только в честь Господа и Божией Матери, но и в честь различных угодников Божиих, которых по-разному Господь привел к Себе и явил верующим людям. О компетенции святых тоже хотелось бы сказать. Мы знаем, что один святой помогает мореплавателям, другой – еще кому-то… Но у Бога нет этой системы менеджмента, когда Он каждое направление дает какому-то святому. Все святые – хоть Николай Чудотворец, хоть Георгий Победоносец, хоть святая великомученица Екатерина – это чистые источники, из которых мы можем питаться, просить их о благодатной помощи. Ведь если они в своей жизни испытали возможность святости, то могут подать какое-то облегчение и нашим страстям, дать нам мудрость, терпение.

Но прежде всего мы просим святых помолиться о нас пред Богом. Милость еще и в том, что святые становятся нашими ходатаями, заступниками перед Богом. Не в том плане, что Господь хочет нас погубить и они нас отмаливают, а в том, что всегда хорошо, когда за тебя есть еще кому попросить. Маленький ребенок знает: если он просится гулять у мамы, когда рядом огромное количество детей, которые прибежали в подъезд и тоже просят отпустить его погулять, то это очень действенно. Мама не может не согласиться и отпускает своего ребенка.

Так и мы определенным образом, можно сказать, давим на Господа, просим о чем-то сами, но говорим: «Святые покровители нашего города, страны, мой небесный покровитель, мой ангел-хранитель, помолитесь Господу обо мне, умолите Его и Пречистую Матерь Божию мне помочь». Мы верим, что святые и там, уже добившись своей цели, не оставляют образ святой жизни. Можно ведь было сказать: «Все, я добился своего, ура! Молодец! Что мне до других?» А они продолжают помогать другим, и это тоже очень важный образец для нас.

Как спастись? Нужно всех вокруг спасти или сначала себя? Отвечает Серафим Саровской: спаси сначала себя. Есть очень странное правило в самолете: когда мы летим с маленьким ребенком, капитан или стюардесса просят нас в случае разгерметизации сначала надеть маску на себя, а потом на ребенка. Чтобы спасти ребенка, нужно спасти сначала себя. По такому же жесткому правилу живет духовный мир. Надо начинать с себя. Очень здорово стоять в церкви и наблюдать, кто не так крестится, кто не так поставил свечку, кто не так живет, мучить соседку, что она редко ходит в храм, ругать детей, что они не читают Библию. Но лучше начать с себя, а достигнув чего-то, дальше можно помогать и другим.

Будем надеяться, что Господь по нашим скромным и слабым трудам даст нам возможность спасения. И мы уже будем стремиться к этому более осознанно, достигать этой цели жизни изо дня в день.

– Наверное, можно стать немного похожими на святых во время наступающего Петровского поста.

Ведущая Инесса Титова

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​