Родное слово. На вопросы отвечает священник Александр Сахненко

21 июля 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
– Мы вспоминаем сегодня царскую семью, их мучительную гибель и прославление в лике святых. За что Церковь причислила семью Романовых (семью последнего русского царя) к святым Царственным страстотерпцам?

–  Вся семья последнего российского императора и самодержца Николая II Романова причислена в Русской Православной Церкви к лику святых в чине страстотерпцев. Это такой чин, который не отражает в полной мере того, что отражает чин мучеников. Если мы назовем их мучениками, это будет не очень верно. Кстати, для понимания очень важно: мученик – это тот, кто погиб за имя Христово, исповедник – тот, кто страдал за имя Христа. Будем честными, когда Романовых убивали, никто не спрашивал у них, умирают они за Христа или нет. Именно поэтому они не мученики.

Само понятие «страстотерпцы» (то есть те, что претерпели страдания) встает большим вопросом, потому что слово это церковное, стандартное, оно часто употребляется. Мы часто так зовем мучеников в гимнографическом тексте. Но по отношению к царской семье это такой чин, который позволяет нам примерно понять, почему и за что мы соборным разумом Церкви подтверждаем их святость.

Во-первых, мы говорили уже о том, что святой человек – не значит безгрешный. Многие противники канонизации Николая Романова осуждают Церковь и говорят, что ни в коем случае не надо было этого делать: «Вы посмотрите, какой это был человек!» Начинают приводить примеры. Безусловно, достоверный факт, что Николай II курил. Как же святой может курить? Или приводят примеры из политической жизни, когда якобы по его вине погибло множество людей (или из-за недостатка у него знаний, или из-за политически неверных решений).

Сразу оговоримся, что Церковь во все это не влезает. Хотя, безусловно, стоило бы не оставлять за скобками, а вспомнить, что Николая II никто не готовил к царскому престолу. Его отец был уверен, что это место займет другой человек. Николая порядочно продвигали, вплоть до Сибири, где он бывал и занимался немаловажными вопросами российской железной дороги.

Когда мы говорим о Церкви и святых, мы не говорим о полной их безгрешности, она была только у Господа Иисуса Христа. А когда мы говорим о святости той или иной степени (начиная от Пречистой Матери Божией и заканчивая святыми последних времен), мы говорим о том, что это определенная инаковость, принадлежность к Богу.

В чем она могла выражаться? Во-первых, в жизни. Здесь очень важно увидеть не то, что демонстрируется, а что сокрыто внутри. Мы уже говорили, что существует специальная Комиссия по канонизации, которая разбирается с этими вопросами. Конечно, в дореволюционное время все позиционировали себя верующими, православными, воцерковленными. Потому что был такой мейнстрим, как бы сейчас сказали, норма жизни. На работу нужно было ежегодно предоставлять справку из храма о том, что ты говел, то есть постился, причастился Святых Христовых Таин; без этой справки могли выгнать с работы.

Естественно, это все отчасти порождало то, почему революция и произошла. То есть внешняя часть Церкви совершенно не соответствовала тому, что было внутри. Матросы и прочие, убивающие священников, еще две-три недели назад сами целовали им руки. Просто в этом не было никакой искренности и уважения ни к закону Божьему, ни к Его заповедям, ни к богослужениям.

Когда мы говорим о царской семье, видим, что вера для них – это не шутки. Ради статуса император, безусловно, должен был быть православным. Его царица, будучи немкой, человеком другой веры и национальности, должна была принять православие. Но от нее никто не требовал, чтобы это было искренне. То есть она могла это сделать, а как она будет молиться у себя дома, как себя проявлять, это никого особо не волновало, только бы она была на венчании, приступила к таинству. То есть важно было соблюсти нормы и приличия.

Это выражалось еще вот в чем. Надо же было ее как-то именовать по имени-отчеству. Если обратите внимание, то всех иностранных принцесс именовали так: Феодоровна. Чтобы не поминать их родителей. Потому что «Феодор» означает «Божий дар», они все были как бы дарованы Богом Российской империи.

Александра Федоровна перед принятием православия провела очень серьезную внутреннюю работу над собой. То есть она внимательно изучала Священное Писание, разговаривала об отличиях между православием и своей верой. Ее решение было очень осознанным, не только ради любви к Николаю, не только ради статуса и государственной необходимости, но действительно по глубокому внутреннему призыву. Ее жизнь, которая поистине была христианской, выражается во многом. Взять даже те письма, которые сейчас активно публикуются, и мы видим в переписке искреннюю и чистую любовь, не основанную на страстности (что большая редкость для современного человека), на вопросе денег, власти.

Это со стороны кажется, что быть во власти очень здорово и потрясающе: твори что хочешь. Но мы видим очень много претензий к человеку: не так поступил, не так себя повел, не так подумал. Это очень большая ответственность. Несмотря на это, мы видим, что у них сохраняется обычная классическая семья, есть любовь между родителями, есть подвиг многочадия.

Безусловно, сейчас для современной простой русской семьи это сложный подвиг, когда нет денег на няню, нет возможности бабушкам и дедушкам дневать и ночевать с внуками. Понятно, что там были гувернантки и учителя, кормилицы, но тем не менее многочадие – это определенный момент, который с нашей Церковью очень тесно связан. Мы верим в то, что женщина спасается во многом благодаря своему призванию. Несмотря на вынужденные отрывы от участия в богослужебной жизни, когда она вынашивает дите, рожает, кормит его, днями и ночами находится у кровати больного младенца, то все эти периоды вменяются ей во спасение, потому что она фактически отдает свою жизнь ради другого.

Мы говорим о воспитании детей в царской семье, видим, как неравнодушно относятся к этому родители. И, конечно, когда возникает революция, здесь раскрывается человек. Известно даже из основ психологии, что человек может носить множество масок, но в случае стресса все они спадают, человек показывает истинного себя. Он может быть максимально ровен, но все эмоции начнутся тогда, когда случится что-то невозможное.

Когда случается революция, мы видим, как реагирует царская семья, император не цепляется руками и ногами за власть. Когда-то святой великий князь Александр Невский, понимая, что народу не нужно, чтобы он правил, уходит. Так же поступает Николай II. Мы оставим сейчас все политические вопросы. Многие историки, в том числе священнослужители, сейчас будут критиковать меня за простоту изложения, что все не так, все гораздо серьезнее. Но я специально сейчас говорю исключительно с религиозной точки зрения. В данном аспекте нас не волнует, правильно ли он поступил, мы смотрим на поведение человека, для него дороже мир. Он говорит: «Да, хорошо, я ухожу; если вам без меня лучше, живите без меня». И видим, что получает взамен. Его могли бы теоретически отпустить, куда-нибудь увезти, но фактически его отправляют в заточение. И принимают решение, что он опасен: если не он сам, так кто-нибудь из его наследников захочет получить престол обратно.

Этот финиш, который у обычного человека не укладывается в голове, во многом и дает толчок к канонизации. Потому что все-таки Николай был мужчиной, у него был сын, хоть и отрок. Они могли бы за себя постоять, могла быть и драка, наверняка нашлись бы неравнодушные к его семье люди, можно было собрать какое-нибудь восстание, но Николай Александрович ничего из этого не делает. Он вместе со своей супругой все переносит. Надо жить в Тобольске – живет там, надо уйти в комнату – уходит туда. Он проявляет удивительное, даже для многих монахов несвойственное послушание. И когда уже понятно, чем все закончится в той комнате, он мужественно и стоически принимает этот крест абсолютно безвинного страдания.

Каждый христианин носит на себе изображение безвинно распятого Спасителя. И мы прекрасно знаем, что Его кровь спасает наши души от того, что предуготовляет для нас дьявол вместе с грехом. Эта кровь омывает нас от первородного греха, делает нас способными войти в Небесное Царство. Многие патриотично настроенные люди, которых мы сейчас называем сектантами, царебожниками, утверждают, что кровь Николая II обагрила Россию, спасла ее от греха, что царь является искупителем.

Эта мысль далека от церковного учения, мы не говорим ни о каком всенародном покаянии, не приравниваем Николая II к личности Спасителя – Господа Иисуса Христа. Но при этом чтим его и его семью как действительно святых правителей, которые претерпели всё только лишь за то, что были наследниками царской династии, а царь был помазанником Божиим, православным императором. Из этого и возникает наше чувство почитания. Для тех, кого очень смущает политический аспект, рекомендую ознакомиться с текстами службы, прочитать акафист святым Царственным страстотерпцам и посмотреть, за что мы их прославляем, о чем говорим. Эта тема хоть и непроста, но очень важна для русских людей.

И это мы видим каждый раз, когда бывает крестный ход, происходят всенародные торжества в Екатеринбурге, в местах, которые тесно связаны с памятью святых страстотерпцев, это: Ганина Яма, Храм-на-Крови. Мы видим там толпы людей. Конечно, сейчас из-за коронавируса они не настолько многочисленны, но искренняя любовь в сердце каждого человека остается. Практически нет храмов, где нет иконы царской семьи. В нашем городе сейчас возводится храм по улице Никитина в честь святого царя Николая II. Он действует сейчас во временном помещении, туда можно прийти и приложиться к иконе святых Царственных страстотерпцев, вознести свои молитвы о будущем нас, грешных, и нашей великой страны.

– Вместе с членами царской семьи погибли и их ближайшие помощники (врач, повар), которые могли избежать этой участи, но сохранили им верность.

– Совершенно верно, они могли, как когда-то апостол Петр, отречься от них, убежать, спасти свою жизнь. А они остались. В нашей епархии есть приход в честь святого Евгения Боткина, царского врача. Это был очень образованный (не какая-то прислуга, хотя, конечно, с точки зрения иерархии он был слугой), очень уважаемый и значимый человек, который сам по себе мог состояться, если бы вовремя эмигрировал, и ничего бы такого с ним не произошло. Но его преданность царской семье, общему делу и своей стране, конечно, сказалась. И мы чтим этот его поступок как определенный религиозный подвиг, что делает его, вкупе со страшной кончиной, святым.

– В середине июля мы вспоминаем одного из любимых русских святых – святого преподобного Сергия Радонежского. Несколько лет назад вся Россия широко отмечала на государственном уровне его 700-летие. За что он был удостоен любви? За что почитается уже несколько столетий?

– Очень сложно отвечать на этот вопрос. Конечно, можно объяснить, за что почитает его память Церковь, но есть вещи, которые не требуют объяснения. Например, почему Пушкин стал светилом русской поэзии? Просто потому, что его творчество так откликнулось в сердцах и умах людей, что его читали практически все. Примерно такая же народная слава случилась с преподобным Сергием, который вовсе этого не хотел.

Выбирая в юности иноческий путь (иной, инаковый), отходя от суеты мира и начиная строить маленький деревянный храмик, он, конечно, не предполагал, что это будет главная святыня нашей Церкви – Свято-Троицкая Сергиева лавра. Он осознавал монашеский путь как свой сознательный выбор. Мы до сих пор встречаемся с таким восприятием монашества у светских людей, когда они думают, что в монастырь уходят те, у которых что-то не получилось в жизни. «Не смог никуда устроиться на работу, не получил никакого образования – пойду в монастырь». «Не смог найти жену, развелся в десятый раз – пойду в монастырь». Эти люди счастья в монастыре не находят, потому что они сбегают туда от земных проблем. А если человек идет в монастырь сознательно, чтобы иметь возможность тесного общения с Богом, то он открывает для себя абсолютно новый, непознанный мир веры.

Будучи простым монахом, Сергий уже тогда показывал чудеса смирения, горячей, пламенной любви к Богу, выражая ее в своих делах. Совсем скоро он стал игуменом, потому что вокруг него стали собираться ученики, которые хотели жить рядом с ним. Он никого не пускал, но они создавали буквально маленькие города рядом. Со временем монастырь разросся. Мы встречаем не одно чудо, которое было совершено по горячей, пламенной молитве святого. И это очень важно. Были и чудеса, когда он братию хлебом накормил, и другие, но молитва – основа монашеского делания.

Именно поэтому для наших монахов сейчас по-прежнему образцом является Троице-Сергиева лавра – крупнейший монастырь, и именно там располагаются наши духовные учебные заведения, в которых учат будущих священнослужителей, есть иконописное и регентское отделения. И сам город, названный Сергиев Посад, как бы дышит духом лавры – центра религиозной жизни, который берет свое начало еще оттуда, когда преподобный занимался монашеским умным деланием.

Но при этом мы не славим и не хвалим его только за то, что он монах. Мы видим, что простой монах-отшельник может повлиять на судьбу всей страны. Недаром называем преподобного Сергия, игумена Радонежского, не только чудотворцем, но и собирателем земли Русской. Княжества в то время были разделены, каждый князь желал могущества для своего удела, не хотел из гордыни и геополитических соображений мириться с другими князьями или поступаться чем-то. Но перед лицом общего врага в дело вступает Церковь. Не епископ, не святитель, не патриарх, а духовный лидер – монах-игумен ездит по разным монастырям, туда, где ему вовсе не рады, по разным уделам, разговаривает с князьями. И силой своего слова побуждает их к объединению и единству. Тематика единства тоже очень важна.

Но все это очень далеко отстоит от того, за что славит и прославляет простой народ игумена нашей Русской земли. Множество чудес совершается по молитвам этому святому, потому что с самого начала своей жизни он тоже столкнулся с чудом. Когда он был отроком, ему никак не давалась учеба. Быть может, как современных девчонок и мальчишек, его бы это не волновало, если бы он был другим человеком. Но отрок Варфоломей горевал. Он очень волновался, переживал, плакал и много времени провел в молитве к Богу. Это не значит, что он не старался. Он старался изо всех сил, и Господь, видя стремление его сердца и души, его собственное понуждение, явил чудо. Появился старец, даровал мальчику кусочек просфоры, и, съев ее, тот внезапно понял, что получил способность постигать науки.

Наверное, немаловажный момент из детства сделал его дорогим и близким многим сотням верующих в нашей стране. Начало лета, пора экзаменов, и многие студенты, особенно поступающие в университеты, сейчас заходят в храмы, ища глазами икону святого преподобного Сергия как покровителя всех учащих и учащихся, как человека, который сам в отрочестве испытал эти сложности. Конечно, с высоты взрослого человека кажется: «Ну, что там у тебя в первом классе? Один плюс два не складывается? Эка невидаль!» Конечно, учителю кажется странным, почему ученик не может сделать лабораторную работу, но для самого человека это стресс и внутреннее переживание, тем более если он чувствует, что должен учиться.

Почему-то сейчас повальная мода на неважность обучения как такового, когда вроде бы нужно получить  высшее образование, но мы это делаем небрежно. Об этом постоянно все говорят, шутят, но это страшно. Ведь если так будут учиться наши врачи, пилоты самолетов, электрики, то какой мир нас ждет? И хлеб не будет уже таким вкусным. Поэтому если человек осознает определенную ответственность, даже в процессе своего обучения, то, конечно, сердце чистое, смиренное, которое чувствует свою неправоту, слабость, Господь никогда не уничижит. Это вовсе не означает, что преподобный Сергий помогает своими молитвами ко Господу всем лентяям, которые вспомнили, что он есть, поставили свечку и думают, что все будет хорошо. Это означает, что синергия – сочетание Божественной воли и энергии с человеческой волей и усилием – делает действительно удивительные вещи, которые мы, христиане, обычно называем чудом.

– Стоит отметить, что под небесным покровительством преподобного Сергия Радонежского находится одно из лучших учреждений Новосибирска – православная гимназия. Несколько лет назад она входила в десятку лучших учреждений России.

– Так и есть. Своим небесным покровителем его почитают и все духовные школы в нашей Церкви – начиная от семинарий и заканчивая приходскими воскресными школами. «Радостью возрадуясь, дивно прославим память угодника Божия Сергия, игумена Радонежского и всея России чудотворца». Великие торжества пройдут в Троице-Сергиевой лавре, а мы, каждый в своем храме, можем помолиться Господу Богу, прославив угодника Божия нашими скромными устами.

– Сейчас середина лета; замечаю, что в храмах людей становится меньше: жара, отпуска, дачи. И даже самых преданных бабушек тоже становится меньше. Допустимо ли брать такие каникулы?

– Здесь каждый человек решает сам. Бог создал человека свободным и знал, что делал. Он создал человека, вложил в него все таланты и способности, но понимал, что человек может сказать: «Я не верю в Бога». И Бог это уважает. Поэтому каждый христианин должен выстраивать свои отношения с Богом. Как он их выстраивает – личное дело каждого.

Конечно, если человек не уверен в чем-то, он может проконсультироваться с духовником, священником, у которого часто исповедуется, либо с духовным отцом, если такой есть. Но, безусловно, никто не даст никакой индульгенции забросить на время отпуска храм. Всегда нужно смотреть по силам. Естественно, если вы уехали с семьей далеко и нет транспорта, возможности и сил, вы знаете, что не успеете утром доехать до храма, то так издеваться над собой необязательно. Но можно ведь дома встать и помолиться перед иконами.

В радости отпуска, в жарких днях, в прохладной воде речки или моря, озера очень легко забыть вообще о существовании каких-то правил. Конечно, не лезет в горло постная пища, не хочется вставать на длинные молитвы, но здесь каждый должен согласовать это со своей совестью. То есть наша совесть не должна нам подсказывать забросить это дело совсем. Даже если мы уж никак не вписываемся в те правила, которые соблюдаем вне летнего периода, то должны постараться ограничить себя хоть как-то. Не могу читать молитвы полчаса, прочитаю их пятнадцать минут. Не читаю пятнадцать минут, прочитаю хотя бы пять минут. Не молюсь совсем, хотя бы перекрещусь, вспомню о Боге хотя бы своими словами. Не получилось съездить в храм, может быть, получится в следующий раз. Не получается по воскресеньям, приезжайте в другие дни, когда выберетесь в город. Не получается выбраться в город – это другой разговор.

Те времена, когда было необходимо каждый раз являться в храм, давно прошли. Конечно, приходские батюшки не могут обвинить, наказать человека, они могут только посетовать с горечью, что грустно видеть в торжественный день, особенно в большие праздники, очень малое количество людей.

Христианин прежде всего должен помнить, что богослужение нужно не Богу. Он не Богу или кому-то там отдает свое время, он делает это для себя. Спортсмен или военный человек может взять отпуск, и человек, который занимается наукой, тоже может взять отпуск. Но не навредит ли это его состоянию – это тоже большой вопрос. Поэтому когда человек собирается отдыхать или в отпуске долго не приходит в храм, он должен следить за собой, чтобы не навредить своему духовному состоянию, всегда быть с Богом. В конце концов, семья – это тоже малая церковь. Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них,  говорит Иисус Христос. Поэтому в малой церкви – семье – тоже можно совершать богослужение. Пусть оно будет не общественным, а малым, пусть будет не длинным, а коротким, но будет. И Господь, пребывая с нами, не оставит нас Своей милостью и щедротами во веки веков.

– Давайте пожелаем всем хорошего отпуска, пусть он пройдет с пользой.

– Пусть Господь благословит нас!

Ведущая Инесса Титова

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​