Родное слово. На вопросы отвечает священник Александр Сахненко

14 апреля 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3

– Четвертая суббота Великого поста снова родительская. До этого было три родительские субботы: одна незадолго до поста и две во время его. Родительские субботы приучили нас молиться о близких. Сегодня люди вновь пойдут в храмы, кто-то, может быть, даже поедет на кладбище. Батюшка, а как молиться дома? И насколько велика сила домашней молитвы? 

– Действительно, мы встречаем последнюю родительскую субботу Великого поста и сугубо вспоминаем с сердечной молитвой тех, кто сам за себя помолиться уже не может. Ваш вопрос действительно очень значим, потому что мы верим, что участь усопших меняет не только богослужебная молитва, но и личная (в том числе домашняя). 

Безусловно, христианин в любой день (не только в родительские субботы) может молиться дома об усопших родственниках своими словами, словами церковных песнопений и канонов. В молитвословах (особенно в полных) есть, например, чин литии, который мирянин может самостоятельно совершать на кладбище. Лития – это особое моление. Есть несколько ее разновидностей. Есть лития во время вечернего богослужения, когда освящаются хлеба, вино, пшеница и масло. В данном же случае лития по усопшим – это краткое, но очень трогательное моление об усопших. Это служба, которую на кладбище может совершить мирским чином любой человек. Когда мы приезжаем на кладбище, нам очень хочется послужить своим родным: мы приносим живые цветы, наводим порядок на могилах, чистим памятники или кресты. И принести плод молитвы – это, конечно, тоже очень важное дело. Многие считают, что можно сходить в храм, поставить свечку, и все. Но наше поминовение не должно ограничиваться только храмом. 

Каждому из нас очень полезно задумываться о смерти. И не только о смерти наших близких, но и о нашей собственной. Когда мы слышим церковные песнопения из чина погребения, отпевания или панихиды, это заставляет нас задуматься о том, что сейчас мы о чем-то переживаем, а завтра будем лежать в красивом деревянном ящике. Тогда нас ничто уже не будет волновать из того, что волнует сейчас. Если в светском обществе принято эту тему табуировать, то в обществе церковном мы стараемся специально размышлять об этом, чтобы готовить свою бессмертную душу к отходу в иной мир, к рождению в вечную жизнь. 

– Великим постом во всех храмах совершается таинство Соборования. Отношение к этому таинству у людей разное. Кто-то относится к нему мистически, кто-то о нем ничего не знает, кто-то ждет от этого таинства немедленного исцеления, а кто-то, наоборот, боится его, считая, что если человек соборовался, то он скоро умрет. О духовной же составляющей, наверное, мало кто знает. Расскажите об этом таинстве. 

– Таинство Соборования (Елеосвящения) в Церкви существует издавна. Христос в притче рассказывает о том, как милосердный самарянин сердцем отозвался на нужду лежащего избитого еврея, чего не сделали духовные руководители (священник и левит). Он возлил на раны несчастного масло и вино. Это было лекарством, древним способом облегчить боль, обеззаразить рану и в то же время проявить свою милость, потому что елей издавна был символом милости. 

Затем мы читаем уже у апостола: Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем. Дело в том, что христиане первых времен совершенно не так, как мы, переживали необходимость присутствия на молитве. 

Сейчас человек рассуждает: «Я же был в этом месяце в храме, в прошлом году причащался. Я даже постился несколько лет назад». И он уже считает себя святым, потому что он такой молодец, что-то сделал. А первые христиане не могли себе представить, что может наступить день, в который они пропустят Евхаристию или не совершат дела милосердия; что по какой-то причине их не будет в общине. 

Когда наступала тяжелая болезнь или старость и человек лишался возможности регулярно быть вместе с общиной, он, конечно, приходил в некоторое замешательство. Ему было тяжело, он чувствовал себя отринутым, покинутым, лишним. И тогда, когда человек не мог прийти к Церкви, Церковь сама приходила к нему. Было значимо, что приходил не один батюшка (как сейчас), а семь священников (и певчие). Это сродни тому, как к больному ребенку приходят одноклассники (или друзья со двора), чтобы его проведать. Они приносят апельсины и говорят: «Не скучай. Мы будем приносить тебе домашние задания» (что сейчас, кстати, случается весьма редко). 

Христиане стараются поддержать своего собрата. Чем же мы можем его поддержать? Прежде всего, молитвой. Мы молимся о нем и верим, что в видимом помазании маслом (по монашеской традиции оно разбавляется водой, а по уставу Великой Церкви вином) человеку является особая милость Божия. Во время этого чина (если служить его без сокращений, то он длится более двух часов) семь раз читаются апостольские послания, в которых каждый раз указывается, для чего совершается это таинство. Читаются семь отрывков из Евангелия, и мы тоже слышим указания на помазание маслом, на милость, на пребывание в любви. Получается, что человек находится в центре соборной молитвы. После последних помазаний, чтения Апостола и Евангелия священник возлагает на человека не свою руку, а открытое Евангелие. Он так и читает в молитве: «Не мою грешную руку возлагаю, но Твою руку» (Самого Господа Бога). Основная задача соборования – это молитва о болящем, поэтому, конечно, это таинство нужно тому, у кого тяжелая болезнь и он не может с ней справиться. 

Мы, конечно же, делаем все возможное для болящего: подаем о нем записки, ставим в храме за него свечку, просим помолиться родных и близких. В довершение мы приводим к больному священника, который совершает таинство Соборования. Конечно же, это абсолютно не приближает смерть. Но я могу сказать из своего пастырского опыта: когда человек очень долго болеет и обращается к Господу, Бог всегда отзывается на его призыв. Когда человек уже долго болеет и непонятно, что с ним будет, наша молитва (а не только таинство Соборования) приближает некое разрешение. Может быть, после таинства Соборования человек быстрее встанет на ноги, а может быть, быстрее отойдет в мир иной без лишней боли. 

Конечно же, если сейчас человек пособоруется, ему не станет сразу же легче. Тем более само таинство Соборования без молитвы, без веры вряд ли сработает. Принято считать, что в этом таинстве человеку прощаются все забытые грехи, но злоупотреблять этим не нужно: «Я сейчас пособоруюсь, чтобы мне простились все грехи. Я их, может, даже помню (или не хочу вспоминать, или мне стыдно их говорить), но какая разница? Все равно в таинстве они простятся». Так это не работает. Здесь речь идет о тех поступках, согрешениях, о которых человек (уже болящий) ничего не может толком сказать; не может о них вспомнить по старости. И Господь их прощает, видя пламенное, горящее сердце человека, видя его желание расстаться с грехами. А автоматически, механически это не работает. 

Сейчас действительно нужно очень постараться, чтобы собрать семерых священников у себя дома. Да и не в каждой квартире современного человека может разместиться такое церковное собрание. Поэтому становятся более популярными два варианта соборования: соборование тяжелобольных, умирающих, страдающих тяжелым недугом людей (в реанимации, например). Тогда это таинство совершает один священник. И соборование общее, когда люди, в разной степени страдающие телесными, душевными, психологическими недугами, приходят в храм и объединяются в единой молитве. 

Да, в нашей Церкви сейчас много парадоксов: вечерня совершается утром, утреня – вечером, а таинство, когда Церковь должна идти к человеку, совершается в церкви. Но суть молитв остается прежней. Мы обращаемся к Господу с просьбой исцелить людей, которые пришли не с надеждой на моментальное магическое изменение своей ситуации, а с надеждой на то, что Господь Своим ведением откроет для человека эту ситуацию. Может быть, для кого-то будет спасительнее поболеть, а кому-то действительно понадобится какой-то период времени, чтобы что-то осознать и понять. Ведь болезнь с точки зрения духовной жизни тоже очень важна. Мы очень страдаем от болезни, она причиняет нам боль, лишает нас подвижности, не дает возможности радоваться, но такое восприятие неправильное. Человек радуется, когда свободен и может грешить. Но в том, что на какой-то период времени он становится ограниченным в движениях, в поступках, тоже есть Промысл Божий. Это хорошее время для того, чтобы задуматься и понять, что человек в своей жизни делает не так, что ему предстоит поменять. Может быть, ему пора уже перестать думать о суетном, о временном и стоит задуматься о вечном? В конце концов, никто ведь не знает, когда наступит конец нашей жизни. 

Желающие, конечно, имеют возможность собороваться. В храмах нашего города это таинство совершается до конца поста. Также оно совершается во время многодневных постов. У людей недугующих, страждущих есть возможность горячо помолиться Господу не в одиночку, а вместе с другими людьми и обратиться к Господу с просьбой об исцелении своих недугов. 

– Все богослужения Великого поста связаны между собой. Бо́льшая половина поста уже пройдена. На этой неделе Церковь вспоминает преподобного Иоанна Лествичника. Какое наследие этот святой нам оставил? 

– Действительно, каждое воскресенье Великого поста (как и седмица) посвящено памяти какого-то события, святого для того, чтобы дать нам наставление; чтобы эта неделя не была просто очередной неделей Великого поста, а была чем-то ознаменована. 

Когда мы говорим об Иоанне Лествичнике, наверное, стоит перечитать его житие. Это не самый популярный святой: его иконы не используют в домашней молитве, к нему не обращаются часто с молебнами. Но Святая Церковь каждый год специально вспоминает об этом дивном подвижнике древности, и нужно понимать почему. Наверное, на наш обывательский взгляд (мы все время ждем каких-то невероятных чудес и событий), преподобный Иоанн чрезмерных высоких деяний не совершил. По разным версиям жития, то ли с юности, то ли немного погодя (в любом случае достаточно рано, с младых ногтей, как говорится), получив хорошее, качественное образование, этот человек решил посвятить себя Господу. Наверное, для наших предков это не было удивительно, а современный человек считает, что в монахи уходят люди, у которых ничего не получилось в жизни, которые не смогли найти себе применение и уходят в монахи потому, что уже не для кого жить. Это такой парадокс. А на самом деле удивительно говорили очень уважаемые наши церковные люди: «Богу огарки-то не нужны…» Мы думаем, что сейчас всю жизнь посвятим своим делам, а потом, под закат, когда уже ничего не можем, когда станем дряхленькими, старенькими, скажем: «Господи, вот я, давай принимай меня». Конечно, нет. Богу надо посвятить все самое ценное, поэтому сейчас можно видеть на трансляциях прямых богослужений из разных храмов и монастырей, что и в женских, и в мужских монастырях все больше молодых людей. Это не значит, что они убежали туда из-за того, что испугались армии или не смогли поступить в институт, это значит, что люди осознанно выбирают служение Богу как самую главную цель своей жизни. 

Иоанн был одним из тех, кто понял это практически сразу. Подвизаясь в монастыре, он не остановился только лишь на труде (в монастыре труд, естественно, важен, люди кормят сами себя), но умудрился еще успеть за какое-то свободное время написать книгу. У него было несколько трудов, обращенных к пастырям в том числе. Но одна книга стала очень известной и популярной. Это «Лествица» (в переводе с церковнославянского «лестница»), которая показывает нам, с помощью каких ступеней (вектор понятен, мы направляемся к спасению нашей души, в Небесное Царство к Вечному Богу), каким образом достигать спасения нашей души, отринуть всю суету, многочисленные путы страстей и грехов, которыми мы сами себя обтянули. 

Эта книга написана для монашествующих. Если неподготовленный человек возьмется ее читать, он от многого смутится, потому что там прежде всего написано: нужно оставить мир, уйти от родных. Человек скажет, что это не для него, закроет книгу и положит ее на полку. И это будет ошибкой, потому что много хороших книг написано не для нас, однако мы читаем и классику, и философов, хотя сами в то время не жили. Убрав за скобки монашескую особенность книги, мы увидим много интересного. Конечно, рассказать обо всех ступенях нам не хватит времени. 

– Давайте расскажем о важных. 

– Я хотел рассказать о первой, потому что это даже хорошая загадка. Какая первая ступень на восхождении по этой «лестнице»? Кто-то скажет, что вера; кто-то – подвиг. Отречение от суеты. Это может быть тонкой мыслью, мы же живем в миру, мы не монахи. Монах может отречься от суеты, а мы не можем – значит, книга не для нас: захлопнули, убрали. Но необязательно жить в миру – и быть в миру. Если внимательно смотреть, конечно, наше окружение живет не по духовным законам, живет по законам мира, а мир лежит во зле. Поэтому чему удивляться, когда гонка за карьерным ростом, борьба за деньги, за место под солнцем, человек человеку – волк? Все это диктует условия современной жизни. Но человек, пребывающий в миру, не живущий в монастыре, вовсе не обязан подчиняться всем трендам, что диктует ему окружение и, собственно, весь мир. Он вправе сам, будучи свободным существом, обладающим разумом, решать и что-то выбирать для себя. 

– Что есть суета? 

– Часто, когда мы не можем найти покой, все время суетимся, мы в состоянии нервного напряжения. Мы знаем, что нам нужны деньги, чтобы оплатить ипотеку, закрыть долг, купить домой еду. Нужно найти работу, потому что с этой работы нас уже попросили; у моего ребенка не хватает вещей в школу, нужно срочно найти их по скидке. Это нервное, тревожное состояние и есть суета, все время нужно что-то создавать новое. Этот момент очень важный, эта суета удаляет нас от Бога. Пребывая только в житейских нуждах, мы никогда не сможем задуматься о вечном. Нас все время будет волновать, во что одеться, как себя показать. Посмотрите, сколько забот у современного человека! Наступает лето – и у человека стресс: потому что нужно похудеть, нужно загореть, нужно красиво выглядеть, найти путевку в отпуск, разобраться с дачей… 

– А что делать? Что предлагает святой преподобный Иоанн Лествичник? 

– Я бы не хотел раскрывать все секреты и хитрости, тогда получится пересказ. У нас сейчас принято так: дети в школе, вместо того чтобы читать литературу, читают краткое содержание и очень довольны тем, что роман «Война и мир» можно прочитать всего лишь на нескольких страницах. Я бы не хотел сводить всю «Лествицу» к этому. Пусть это будет удивительным чтением для человека (возможно,тяжелым, но с очень конкретными рекомендациями, которые, может быть, будут не каждому близки, но будут поводом для раздумья: а что же нам предлагает Святая Церковь?) 

Люди приходят и спрашивают: что делать? как быть? «Я же не могу полностью расслабиться, плыть по течению...» Хотя, между прочим, многие церковные люди так поступают и говорят: пусть будет воля Божья на все. И не шевелятся. Не ищут работу, когда нет работы, не бегают в поисках денег, говоря: ну, надо будет, мне кто-нибудь в мешочке, как святитель Николай, денежки закинет... И то, и другое – крайности; это неправильно. Нам необходимо отречься от суеты, чтобы понять Бога, но в то же время мы живем в миру и какие-то мирские вещи для нас не могут быть чужды, потому что иначе мы просто не выживем. Вопрос в золотой середине. Правило золотого сечения должно прилагаться и к нашей духовной жизни. Раз за разом, отсекая от себя лишнее, восходя по этим ступеням, мы можем (конечно, не в том совершенстве, как предлагается для монашествующих) постараться приложить «Лествицу» к себе. 

Я бы хотел еще остановиться на важных пунктах из жизни Иоанна Лествичника, житие которого быстро не перескажешь. Почему мы должны задуматься именно о его житии? Мы воскресенье не называем день «Лествицы», а днем памяти преподобного Иоанна Лествичника. 

Чем примечательно его житие? Во-первых, юностью. Самое лучшее, самое цветущее время своей жизни святой отдает Господу. И нам нужно задуматься: лучшее ли время мы отдаем Богу? Часто бывает, что место Бога в нашей жизни – десятое или двенадцатое. Мы сначала сделаем домашние дела, потом поразвлекаемся в Интернете, поговорим с подругой, ну а потом, может быть, останется время на молитву (а может, и не останется; «Господи, прости» – и легли спать). Если посмотреть внимательнее, лучшее время в нашей жизни мы должны отдавать Богу. У кого есть возможность посвятить Ему юность, зрелость; и в наступающей старости этим не пренебречь. Многие думают: вот будет мне 90 лет, обязательно стану верующим, буду ходить в церковь утром и вечером, читать Библию, а пока я еще молодой... Никто не знает, когда придет его конец, надо стараться лучшее время уделить Богу, тогда, на удивление, времени для наших земных, житейских дел, проблем и нужд окажется больше. 

Преподобный Иоанн был монахом, не только священником, и старался воздерживаться в пище. Он не отрицал необходимость нормального питания, но старался не баловать особо себя. Это тоже пример для нас, потому что мы должны понимать, что и постной пищей можно объесться. Есть замечательный рассказ, как постилась купчиха. В нем рассказывается все в таких подробностях, что текут слюнки. Она, бедненькая, допостилась до горячки… Множество рецептов сейчас можно увидеть в Интернете, и по четыре часа нужно стоять у плиты, чтобы приготовить постное блюдо. А точно ли это постное блюдо? Церковь специально исключает сложные мясные и рыбные яства, чтобы то многое время, которое хозяйка проводит у плиты, перенаправить на другие дела. А воздержанность в пище, пример которой нам дает преподобный Иоанн, должна послужить делу и нашего спасения. Тот, кто наелся, становится ленив, малоподвижен, достаточно счастлив (он уже свое счастье нашел), теперь ему нужно и отдохнуть, пора и поспать. Кто поспал, тому пора поесть... Некоторое недоедание, состояние голода, которое сопровождает нас постом, призывает нас думать не о еде (ах, быстрее бы поесть), а о своих несовершенствах: не могу я справиться без еды, без вкусностей, все время думаю о ней, слюнки текут, когда вспоминаю о своей любимой колбаске или любимом фрукте. 

Так же, как мы привязываем себя к пище, мы должны научиться привязывать себя к пище духовной. Любим ли мы молиться, поститься, воздерживаться от чего-то внешнего и бренного, чтобы это время посвятить Богу? Наверное, каждый с грустью подумает, что нет. А это тоже важный аспект – время на молитву. Преподобный Иоанн много часов и дней провел в молитве, и мы тоже должны уделять этому время: мы же хотим попасть в Царство Небесное, ждем рая, там красиво. А чем там занимаются люди? Там нет Интернета, машин, власти, денег, работы – все славят Бога, молятся. Если во время земной жизни молитва для нас – тяжелый, неподъемный труд, то надо задуматься: а мы сами пойдем в рай? Или скажем: нет, там молиться надо – пойду в другую дверь. А вот если в течение нашей жизни молитва станет нашей потребностью (есть 10 минут или полчаса свободных – помолюсь, поклоны земные поделаю), то дело не в религиозном фанатизме, как иногда говорят, а в правильном целеполагании: человек правильно расписывает свое время, правильно определяет порядок своей жизни. 

Это тоже важный момент – правила жизни. У преподобного Иоанна в монастырском плане были правила жизни. И для каждого из нас в рамках духовной жизни должны быть правила. Мы должны понимать, светится ли в наших делах слава имени Христова. Или они сделаны для нашего тщеславия, ради галочки, чтобы быстрее получить деньги, чтобы от нас быстрее отстали... Многое может не удаваться, не получаться, но скорби надо переносить без ропота, потому что скорби, особенно посылаемые Великим постом, тоже для нас шанс и возможность. У многих руки опустились, пост не удался, телесно не постился – по гостям затаскали, от телевизора не могу избавиться. У каждого этот список грехов огромный. Возрадуемся: «Господи, слава Тебе! Ты не забыл меня». Многие святые говорили: «Господи, Ты, наверное, про меня забыл, я уже неделю живу как у Христа за пазухой, меня никто не обижает, никто не гнобит». Может, действительно все сложности, от которых мы расстраиваемся, нужно воспринимать как милость Божью? Вот в очередной раз машина окатит нас грязной водой, мы не поток скверны пустим вслед этому водителю, а скажем: «Слава Богу, я благодарю Тебя, что Ты вспомнил обо мне». Есть определенное время для меня измениться, научиться правильно понимать, к чему Ты меня призвал. И менять свою жизнь от земной к вечной. 

– Наверное, очень сложно за один пост изменить себя полностью, но потихонечку идти этими ступеньками можно попробовать. 

– Мы будем стараться идти по «Лествице» преподобного Иоанна Лествичника; может быть, по какой-то жалкой ступеньке, которую каждый соорудит себе по примеру святого, но целенаправленно двигаться по этому пути, не останавливаясь и не оглядываясь назад. 

Записали Людмила Белицкая и Ирина Обухова

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 15 мая: 09:05
  • Среда, 19 мая: 05:30
  • Суббота, 22 мая: 09:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​