Путь паломника (Самара). Иконостас

11 февраля 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
«Иконостас не прячет что-то от верующих, а, напротив, указывает им, полуслепым, на тайны алтаря, открывает им, хромым и увечным, вход в иной мир, запертый от них собственной косностью, кричит им в глухие уши о Царствии Небесном». (Отец Павел Флоренский, «Иконостас».)

Елена Деева, кандидат философских наук, доцент кафедры церковно-практических дисциплин СамПДС:

– Если рассматривать, как иконостас формировался, появлялся в храмовом пространстве в христианском мире, то, конечно, стоит обратить взгляды в Византию и увидеть, как сначала появляется алтарная преграда. Фактически это могла быть просто протянутая веревочка. Потому что храмовое пространство нуждалось в отделении алтаря (сакрального места) от профанного места. В храмы стали приходить люди, которые не до конца всё понимали и не испытывали, может быть, благоговейного чувства. И уже в IV веке первые отцы пекутся о соблюдении этого пространства в чистоте, чтобы его не нарушали праздным хождением. Уже Василий Великий говорит о том, что нужно организовать все таким образом, чтобы эти пространства были просматриваемы, но они не должны смешиваться.

Если посмотреть на первые темплоны, которые появляются в Византии, то это вход (теперь называемый царскими вратами), справа и слева от которого расположены, соответственно, образ Спасителя и образ Божией Матери. Собственно, это и есть наш вход в Царствие Небесное, и это наши проводники в Царствие Небесное: Божьей Матерью в мир воплощается Господь, исполняются все предсказания о Его пришествии в мир. Они сопровождают нас в течение всей жизни. В конце жизни будет последняя встреча на Страшном Суде с Господом, и это тоже отражается в иконостасе.

Иконостас фактически развивался вот с такого входа, оформленного двумя иконами. Если попробовать представить иконостас как растущее дерево, то, наверное, это корень иконостаса. Дальше мы видим, как прибавляются ряды (в русском языке используется слово «чин»), то есть чин за чином по порядку выстраивался иконостас.

Следующим чином появился праздничный ряд. Он располагался сначала на балке, на архитраве тех еще византийских храмов. Это были вытянутые иконы удлиненной формы, которые содержали праздники всего года (начиная от Рождества Божией Матери и заканчивая Ее успением). То есть это все 12 двунадесятых праздников. Плюс еще события Страстной недели, праздник Воздвижения Креста Господня могли быть помещены в этот ряд.

Центральный, третий, ряд в иконостасе – деисусный, его еще называют деисусным чином. «Деисус» в переводе с греческого – «моление». Здесь в центре мы видим Господа, сидящего на Престоле. Как правило, это икона «Спас в силах», то есть Христос с силами земными и силами небесными. Земными силами являются четыре евангелиста; такая опора. Четыре Евангелия, читая которые христианин приближается к Царствию Небесному, постигает суть христианской жизни. Силы небесные – херувимы крылатые, престолы, девять чинов ангельских – находятся в символических формах (ромбе и овале, темно-синей мандорле). Здесь стоит вспомнить, что это восходит к пророчеству пророка Иезекииля, который рассказывал о том, как выглядит Престол Божий. Не случайно иконы называют богословием в красках. И иконостас – это такое богословское дерево, выращенное в христианской Церкви, и Русская Церковь эту традицию подхватывает.

Это Христос на Престоле, Который пришел судить живых и мертвых. Это Христос Страшного Суда, последнего дня. И это Христос, Которому все будут предстоять на Страшном Суде. В этом предстоянии очень важно, когда есть ходатаи. Ходатаем здесь выступает Божия Матерь (Она располагается слева от нас и справа от Спасителя). И здесь располагается образ Иоанна Предтечи (слева от Спасителя, справа от нас). Здесь очень интересная тема соединения двух Заветов: первым человеком Нового Завета считается Божия Матерь, а последним человеком Ветхого Завета, пророком, пророчествующим о Христе, является Иоанн Предтеча.

Этот ряд моления, пожалуй, самый богословски наполненный. Здесь мы еще видим двух архангелов, апостолов Петра и Павла и святителей. Этот ряд еще можно назвать святительским или апостольским, потому что все они здесь находятся в предстоянии и в молитве ко Господу. Кроме этого, очень важно, что все стоящие в храме люди тоже включаются в этот ряд моления и являются живыми иконами, тоже составляют этот деисусный чин. Это центр иконостаса, центр христианской жизни. Мне очень нравится высказывание Ирины Константиновны Языковой, которая называет образ Христа здесь замковым камнем иконостаса. Можно представить замковый камень в арке: если его вынешь – арка развалится. Так и в христианской жизни: вынешь Христа – и жизнь уже точно не христианская.

Следующий ряд – пророческий. Здесь центральным образом является Божия Матерь «Знамение»: в медальоне на груди изображен Спас Еммануил. И мы вспоминаем пророчество пророка Исаии, где говорится, что Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил. Кроме центрального образа здесь пророки, которые так или иначе пророчествовали о Спасителе: царь Давид, царь Соломон, пророк Исаия, которого называют еще ветхозаветным евангелистом, пророк Иезекииль, пророк Даниил и так далее. Насколько храм позволяет, этот ряд может быть достаточно большим.

Следующим возник праотеческий ряд, где содержатся образы праотцев, начиная от Адама и Евы. Также здесь Авраам и Сара. И в центре располагается икона «Троица». В идеале это образ, предложенный Андреем Рублевым, где он максимально богословски осмыслил икону так, что там ничего лишнего. То есть это не просто исторический сюжет разворачивается, а фактически это Предвечный Совет. Но исторически это сюжет, связанный с приходом трех Ангелов к Аврааму и Саре и предсказание о великом народе, который произойдет от этих двух праотцев. Собственно, в этом народе потом родится Спаситель.

Рассказ об иконостасе необходимо дополнить конкретными воплощениями. Для сравнения мы побывали в Самарской православной духовной семинарии и в монастырском храме Иверской иконы Божией Матери.

Протоиерей Максим Кокарев, ректор СамПДС:

– Храм у нас небольшой, внутри здания; домовый семинарский храм. Поэтому, конечно, разместить здесь полноценный пятиярусный иконостас практически невозможно. Речь идет не только о том, что мы не можем в высоту поднять несколько ярусов, но в силу камерности и небольшого размера храма мы и в ширину не можем устроить полноценный иконостас со всеми положенными иконами даже в первом ряду. Наш иконостас абсолютно минимизирован. То есть смыслы литургические, богословские, которые мы видим в иконостасе, тут сведены до минимума, без чего нельзя обойтись.

Мы знаем, что в первом ярусе справа и слева от святых врат должны находиться соответственно икона Спасителя и икона Божией Матери. В нашем иконостасе они есть. Справа от иконы Спасителя в нашей русской традиции обычно размещается храмовая икона (в греческой традиции она размещается слева от иконы Божией Матери). Но в нашем иконостасе нет места для каких-то еще более-менее крупных икон. Храм у нас – в честь преподобных Кирилла и Марии Радонежских, в честь двух святых. И этот вопрос здесь решен оригинальным способом: их изображения помещены на створке диаконских врат, северных и южных. Обычно на этих вратах размещаются либо архангелы, либо святые диаконы: Стефан и Лаврентий. Но поскольку у нас негде разместить храмовые иконы святых преподобных Кирилла и Марии Радонежских, мы их видим на вратах. Такие случаи известны не только у нас; это один из вариантов, но он встречается гораздо реже стандартного.

Таким же оригинальным образом в нашем иконостасе решены и святые врата, которые еще называют царскими. Обычно на вратах изображается икона «Благовещение» и иконы четырех евангелистов: Матфея, Луки, Марка и Иоанна. У нас врата маленькие по размеру, на них – изображение Благовещения, которое обычно разбивается на две створки: на одной створке – Архангел Гавриил, на другой – Богородица. Разместить на этих вратах евангелистов мы не можем – четыре иконы не поместятся, и мы видим, что небольшое оставшееся пространство замещается иконами ветхозаветных пророков: царей Давида и Соломона, которые предсказали приход Спасителя. Но иконы самих евангелистов мы можем увидеть рядом со святыми вратами: они обрамляют иконы Спасителя и Божией Матери. То есть мы видим изображения апостолов и четыре фигуры, которые ближе всего стоят к вратам, это как раз Матфей, Марк, Лука и Иоанн. То есть они не вынесены на створки врат, но все-таки находятся рядом, составляя некий ансамбль.

В обычном, стандартном варианте над первым чином (первым ярусом) в русском классическом иконостасе идет так называемый праздничный чин. У нас такой ярус отсутствует вообще. Неким свидетельством его пребывания в нашем иконостасе являются две небольшие иконы над иконами Спасителя и Божией Матери. Это все, что является частью праздничного чина. Плюс икона, которую мы видим над святыми вратами (очень интересное решение). Над ними в центре праздничного чина обычно помещается икона Тайной Вечери. Но в нашем случае мы видим некое символическое изображение Чаши, в которой находится Младенец. Это, в общем-то, тоже икона Евхаристии, но не икона Евхаристии исторической, где Христос с учениками возлежит за трапезой, а некий богословский образ. То есть Христос как приносимая Жертва: Младенец в Чаше. То есть эта икона на своем месте, это не является нарушением канона. Над вратами так или иначе и должна быть икона Тайной Вечери, икона Евхаристии.

Выше всего мы видим трехфигурную композицию, которая называется «деисис»: в центре Христос на троне и по бокам в молитвенных позах к Нему склонены Богородица и Иоанн Предтеча. У нас получилась  ранневизантийская (XI–XII веков) не очень высокая алтарная преграда. Впоследствии из этой трехфигурной композиции развивается целый ярус. Если позволяют масштабы, рядом с иконами Богородицы и Предтечи, молящимися Христу, появляются иконы других святых, чаще всего апостолов. Поэтому чин называют: апостольский или деисисный (деисусный). У нас в храме деисис в трехфигурном виде, но апостолов из этого чина мы все-таки видим включенными в иконостас, и в этом еще одна большая необычность нашего иконостаса, некое смешение ярусов. Мы видим апостолов ниже деисиса: в первом ярусе в обрамлении икон Христа и Божией Матери видим фигуры апостолов. Они сюда помещены по причине того, что в третьем ярусе (они обычно в третьем ярусе должны стоять рядом с иконами Богородицы и Предтечи) места нет. Авторы иконостаса таким творческим и нестандартным образом подошли к решению вопроса, и часть деисиса мы все-таки видим. Мы видим трехфигурную композицию и видим фигуры апостолов, но ниже. Хотя апостолы должны являться частью третьего яруса.

В Иверском монастырском храме большой четырехрядный иконостас.

Инокиня Агния, послушница иконописной мастерской Иверского женского монастыря:

– Наш иконостас является примером высокого русского многорядного иконостаса. Состав его почти традиционный. В центре на царских вратах традиционно расположены «Благовещение Пресвятой Богородицы» и четыре евангелиста. Эти иконочки традиционные для царских врат. По сторонам врат, как правило, изображаются поясные либо ростовые иконы Спасителя и Богородицы. Это центральная часть иконостаса.

По традиции обычно с правой стороны от Спасителя положено находиться иконе, в честь кого освящен престол. В данном случае наш собор освящен в честь Иверской иконы Пресвятой Богородицы, но особенность нашего иконостаса как раз в том, что художники решили не располагать две поясные иконы Богородицы рядом. Икону Богородицы «Иверская» поместили там, где должен быть образ Богородицы, слева от царских врат. Поэтому справа от Спасителя у нас другая икона Богородицы.

У настоятельницы нашего монастыря матушки Иоанны было желание где-либо в иконостасе разместить икону Божией Матери «Нерушимая Стена». Вы видите эту икону справа от Спасителя. Это редкая иконография. Возможно, это связано с тем, что матушка долгое время прожила на Киевской земле, а в знаменитом храме Софии Киевской есть мозаичное изображение Богородицы «Оранта». Ей хотелось, чтобы какая-то маленькая частичка у нас здесь тоже присутствовала.

По левую сторону от царских врат изображение святителя Алексия; это святой, который является покровителем города Самары. У матушки тоже было желание обязательно включить его икону в иконостас. Далее в местном ряду можно располагать любые иконы любых почитаемых святых. У нас это великомученик Пантелеимон, святитель Николай. Дальше по обеим сторонам два великих русских святых: преподобный Сергий и преподобный Серафим Саровский.

На диаконских дверях традиционно изображение двух самых известных архидиаконов: Стефана и Лаврентия.

Традиционно над царскими вратами располагают икону Тайной Вечери или икону причащения апостолов.

Инокиня Агния:

– Праздничный ряд состоит из евангельских событий: событий Нового Завета, жизни Господа Иисуса Христа на земле. Чаще всего это 12 наиглавнейших праздников, которые празднуются в нашей Церкви. Они называются двунадесятыми, великими. Туда входит развернутый, расширенный чин страстных событий жизни Господа: ведение на крест, распятие, снятие с креста, положение во гроб.

Следующий ряд – самый большой по размеру – деисусный чин. Это главный несущий ряд иконостаса. В центре помещается, как правило, икона, которая называется «Спас в силах». По сторонам от Спасителя – Богородица и Иоанн Предтеча. Далее идут парные святые, парные фигуры: сначала Архангел Михаил и Архангел Гавриил; дальше святые по чину, изображающие нашу земную Церковь: святые первоверховные апостолы Петр и Павел, далее – святители Иоанн Златоуст и Василий Великий, далее – мученики и преподобные. То есть по чину церковной иерархии – начиная от Господа. И все они развернуты к Спасителю в позе моления.

Пророческий ряд имеет в центре обычно икону Богородицы на престоле или Богородицу «Знамение». По сторонам от центральной иконы располагаются древнейшие пророки, которые предсказывали пришествие Спасителя в мир: Давид и Соломон (детали одежды у них красные, они изображаются с царскими венцами на голове, потому что в земной своей жизни были царями), пророк Захария, пророк Даниил. Слева – пророк Илия, справа – пророк Аввакум.

Икона «Троица» включалась иногда в центр праотеческого ряда, иногда в центр пророческого ряда. Здесь осталась незаконченной высокая стена, и художники изобразили копию «Троицы» Рублева. И по сторонам – несущие ангелы.

Завершает все иконостасные ряды обычно распятие, Крест Господень, как главный смысл нашего спасения.

Рассматривая любой иконостас, мы раскрываем для себя идею нашего спасения. Все вершит Голгофский крест. Через богообщение праотцев, через пророчества пророков о Боговоплощении, через молитву Божией Матери и Иоанна Предтечи ко Господу, через созерцание праздников литургического года мы входим в Царствие Небесное.

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 20 мая: 08:30
  • Суббота, 22 мая: 21:30
  • Четверг, 27 мая: 08:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​