Православный взгляд. Митрополит Томский Ростислав отвечает на вопросы

22 июля 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
– Владыка, мы с Вами стараемся подходить и к острым темам, и к оригинальным. Я думаю, что сегодняшняя тема о кумирах и поклонниках тоже заинтересует наших телезрителей, молодое поколение в том числе.

Сказано: не сотвори себе кумира. Что именно имеется в виду? Не думаю, что если человек увлекается, допустим, творчеством какого-то артиста, то этого артиста можно назвать его кумиром. Или все-таки можно?

– Все зависит от того, в какой мере человек, который считает себя почитателем таланта кого-то, является его поклонником. Если мы в этом сотворенном Богом мире что-то ставим на место Бога, это уже идолопоклонство. Ведь идол нечто такое, что для человека замещает Бога.

В этом отношении для кого-то идолом могут быть деньги, поэтому апостол Павел в одном из своих посланий говорит, что сребролюбие – идолопоклонство. Каким образом сребролюбие может быть идолопоклонством? Например, так бывает тогда, когда нажива становится для человека настолько важной и значимой, что человек все силы своей души, все свое служение обращает именно на это.

То же и с почитанием таланта или, скажем, талантливого человека. Мы относимся к этому человеку именно как к талантливому, уважаем его талант и видим в нем проявление чего-то духовного, а по-настоящему творческий человек старается отображать в этом мире нетленную красоту, которая присуща Богу. Поэтому в творчестве художников, гениев музыки, в других видах искусства всегда проявляются отблески небесного, горнего мира. И тогда, почитая этот талант, мы, по сути, все равно через эти произведения искусства опосредованно прославляем Бога.

В основе всей красоты лежит Господь, и все, что прекрасно, имеет в себе отблеск Божества, об этом, конечно же, забывать не следует. Уважительно относясь к творческим людям, прежде всего мы воздаем прославление Богу – источнику всякого таланта, который исходит от Него. Другое дело, когда люди страстно привязываются к тому или иному человеку и начинают почитать его в такой степени, в какой подобает почитать только Бога. Конечно же, это является греховным и извращает суть вещей.

Иногда мы видим людей, которые называют себя фанатами того или иного человека, и это неумеренное почитание таланта превращается в своего рода религию, которая вытесняет из жизни человека подлинное религиозное чувство. Это чувство заменяется религиозным суррогатом, а это, конечно же, недопустимо и греховно. Что же касается Божественных заповедей – каждый  знает о том, что в основе общечеловеческих нравственных ценностей лежит десять заповедей. Но не все знают, что это за заповеди.

Очевидно, люди предполагают, что это какие-то нравственные нормы: «не убивай», «не кради», «не лжесвидетельствуй». Действительно, такие заповеди есть, но вторая из этих десяти заповедей – заповедь о несотворении кумира. «Не сотвори себе кумира и всякого подобия, которое на небесах высоко, и которое на земле внизу, и которое в водах, и под землей, не поклонись им и не послужи им». То есть Церковь строго запрещает поклонение чему-либо тварному вне Бога.

С другой стороны, конечно, в этом мире в какой-то степени допустимо некое поклонение, и даже на страницах Библии мы видим: один человек увидел Авраама, пал перед ним на колени и воздал ему поклонение. Но, конечно же, этот человек проявлял лишь уважение к нему. Иногда в храмах мы почитаем святые образы и другие святыни, но мы поклоняемся не веществу, не самому предмету, скажем, не иконе и даже не святому человеку, а Богу, Который либо изображен на иконе, либо в святых таинственно почивает, являясь источником  святости и чудес, которые они совершают.

В конечном итоге поклонение должно воздаваться только одному Богу. Все остальное относительно. И здесь, греховно или не греховно почитание творчества того или иного человека, зависит от того, насколько человек заменяет Бога почитанием чьего-то таланта; либо все-таки в творчестве этого человека он видит проявление Божественной силы.

– Владыка, насколько я знаю, даже святые отцы предостерегали своих чад от чрезмерного поклонения каким бы то ни было священникам. Они говорили, что образ даже самого чтимого священника ни в коем случае не должен затмевать образ Христа. Ведь здесь, наверное, тоже может быть своеобразное православное идолопоклонство.

– Ну, это не совсем идолопоклонство. В христианстве это иногда называется младостарчеством. Это совсем не означает, что этот человек может быть молодым по возрасту. Дело в том, что когда священник пытается затмевать собой Бога и становится между Богом и человеком, это неправильно. Любой священник своего рода экскурсовод, проводник, гид, который должен вести своих духовных чад ко Христу,  он в этом лишь помощник.

– Свидетель.

– Да, свидетель, помощник. Само слово «педагог» происходит от греческих слов («педос» – «дети»; «гогия» – «ведение»). То есть это тот, кто ведет детей. Так вот, священник должен вести своих духовных чад к Богу, и это правильная позиция священника. Конечно же, человек, который приходит в церковь, должен знать, что священник лишь помогает человеку обрести Бога, он несет слово Божие своей пастве, и здесь акценты тоже должны быть расставлены верно.

– Наверное, в разрешительной молитве, которую священник произносит во время исповеди («я недостойный иерей и только свидетель»), заложена великая мудрость.

– Святым является только Господь. Когда мы называем святым что-то иное, кроме Бога, эта святость носит относительный характер. Святым становится человек, который лишь причастен святости Божией. Например, святая вода, святая земля становятся святыми лишь постольку, поскольку они приобщились Божественной святости. Поэтому святость – это свойство Божие, а все остальное становится святым лишь в той степени, в которой Господь это освящает.

– Владыка, насколько я понимаю, настоящий бич нашего времени – когда молодые люди, молодые умы борются в социальных сетях за так называемые «лайки». На что только они не идут ради того, чтобы этого было как можно больше. Можно ли назвать это современным идолопоклонством?

– Скорее это проявление гордыни и тщеславия, ведь падшей человеческой природе свойственна гордость. Первым возгордился дьявол, и в конце концов он противопоставил себя Богу. Любой человек, падший человек, подвергаясь гордости, отпадает от Бога. Преподобный Ефрем Сирин говорит, что как с гор сбегает вода, нигде не задерживаясь, так с гордых сбегает Божественная благодать Духа Святого.

А что такое гордость? Это как раз не то, что человек ценит собственное достоинство. Один мыслитель сказал: «Если ворона будет думать, что она павлин, и будет очень важно расхаживать, это будет выглядеть не гордо, а глупо». Так и человек. Если он начинает приписывать  себе  качества, которых у него нет, начинает думать о себе как о великом, не являясь таковым на самом деле, это не будет прибавлять ему достоинства. Будет выглядеть только достаточно комично.

У Ивана Андреевича Крылова есть басня, которая называется «Орел и крот». В ней речь идет о дубе, у которого загнили корни. Об этой опасности орла предупреждал крот (чтобы орел не делал там гнездо). Но, кажется, кроту ли давать указания? И вот началась буря, и подгнившие корни этого мощного дерева не удержали его, оно претерпело сокрушительное падение.

Любители «лайков» – это, по сути, те, кто гоняется за какой-то сиюминутной славой, причем совершенно пустой, когда, скажем, ставят эти «лайки» совершенно посторонние люди, которым иногда по большому счету и дела нет до того, что человек излагает на своей странице в Интернете. И когда человек устремляется за этим, конечно же, он впустую растрачивает те душевные силы, которые он мог бы обратить на что-то полезное и спасительное для себя, людей и общества.

– Когда человек мечтает стать артистом, как правило, он еще мечтает стать знаменитым. Это тоже от гордыни?

– Знаете, здесь очень тонкие грани. Кто-то мечтает стать артистом, кто-то – космонавтом, а кто-то сталеваром. А для чего человек хочет стать артистом, сталеваром, космонавтом или кем-то еще? Мотивации у всех разные. Кто-то хочет заработать много денег и стать очень богатым, кто-то хочет прославиться, чтобы все говорили: «Какой великий человек!» А кто-то думает о том, чтобы принести пользу людям, обществу, стране.

Если человек, например, мечтает стать космонавтом, думает о славе нашего Отечества, о внесении своего вклада в могущество нашей Родины, это одно. Если же человек думает только о том, чтобы прославить свое имя, то, конечно же, с точки зрения христианской нравственности это греховно. И поэтому, казалось бы, доброе дело Церковью необязательно оценивается как доброе, потому что здесь важна еще и мотивация.

Скажем, если человек ухаживает за тяжелобольным, доброе это дело или нет? Казалось бы, доброе. Но если кто-то ухаживает за больным человеком, чтобы потом завладеть его наследством, то это не только не добродетельно, но и греховно. Поэтому любая добродетель является истинной, если она приправлена добродетелью смирения, является чистой, возвышенной, если у человека весьма и весьма благородная мотивация.

Вот  человек идет в какую-то творческую профессию (это необязательно касается артистов), например, хочет стать художником, и если он хочет прославить самого себя, то это пустышка. Если человек,  реализуя талант, данный ему Богом, хочет принести пользу и выразить какие-то высокие идеи, донести эти идеи до людей, то здесь может проявиться и расцвести действительно подлинный талант.

– Даже человек, который построил храм, но при этом трубит об этом на каждом углу, может подвергнуться осуждению свыше. Здесь, наверное, правильно пользоваться другим советом: правая рука не должна знать, что делает левая.

– По крайней мере, когда человек приступает к какому-то доброму делу, чтобы сделать имя себе, то он не храм Богу строит, а храм или идол самому себе. Храм от этого не станет хуже, люди, которые будут туда ходить, будут приходить к Богу, молиться. Но для чего человек это делает? Для того ли он строит храм, чтобы многие люди обрели тропинку к Богу благодаря тому, что он сделал? Если у человека была не эта мотивация, а он хотел каким-то образом прорекламировать свою организацию либо самого себя (чтобы все сказали: «Ах, какой хороший человек!»), то, конечно же, совершаемые таким образом дела не в полной степени являются добрыми.

– Владыка, давайте перейдем ко второй части нашей программы: 18 июля Церковь отмечает обретение честных мощей преподобного Сергия, игумена Радонежского. Я знаю, что у Вас к этому святому особое отношение. Расскажите об этом.

– Преподобный Сергий был игуменом одной-единственной обители – Троицкой, которую теперь мы называем Троице-Сергиевой лаврой, но его называют игуменом всей земли Русской. Что означает слово «игумен»? «Игуменос» по-гречески – это своего рода «предводитель, вождь». Действительно, преподобного Сергия некоторые философы, историки называли неким духовным символом, ликом России.

Преподобный Сергий жил в непростое время, когда Русь была разделена на множество княжеств. Она могла бы погибнуть под натиском как монголо-татар, так и других недругов, которые ей угрожали, если бы русский народ не объединился. Одним из первых, кто призвал русский народ к единству, был преподобный Сергий, причем призыв его не был каким-то внешним. Он не вышел, скажем, к стенам Московского Кремля и не стал кричать: «Русские люди, объединяйтесь!»

Казалось бы, он удалился от людей – ушел в глушь радонежских лесов, где построил церковь в честь Святой Живоначальной Троицы и начал там молиться Триединому Богу. В Евангелии Господь, призывая Своих учеников к единству, как раз указывал в качестве образца, примера такого нерушимого единства на тайну Пресвятой Троицы. В Евангелии звучат слова Христа Спасителя: как Я в Отце, а Отец во Мне, так и вы да будете едины.

И вот преподобный Сергий основывает обитель Пресвятой Троицы, а потом его ученик преподобный Андрей Рублев пишет для этой обители, для Троицкого храма, икону Святой Живоначальной Троицы, чтобы, как выразился его современник, люди, взирая на тайну Святой Единосущной Троицы, препобеждали ненавистную рознь мира сего.

Подвиг преподобного Сергия актуален для каждого человека, для каждой эпохи, для нашего времени в том числе. Кроме того, преподобный Сергий является любящим отцом для каждого человека, особенно живущего в России. И особенно для тех, кто приходит с паломничеством в Троице-Сергиеву лавру.

Когда-то преподобный Сергий подвизался в Троице-Сергиевой лавре, и к нему из дальнего глухого селения пришел поселянин, который очень хотел увидеть игумена. Когда он пришел в обитель и стал спрашивать, где найти игумена Сергия (а слышал он о нем как о великом человеке, великом чудотворце, с которым жаждут встретиться даже известные русские князья), ученики указали ему на старичка в рясе, покрытой заплатами, который трудился на своем огороде. Они сказали: «Вот игумен Сергий». Этот поселянин подумал, что монахи над ним просто издеваются, и стал говорить: «Я хотя и простой крестьянин, но не настолько безумен, чтобы принять этого нищего за славного игумена Сергия». И когда Сергий выходил с огорода, тот даже отвратил от него свое лицо. Но Сергий, провидя духом, зачем этот человек пришел к нему в обитель, сам подошел к нему и сказал: «Брат, кого ты ищешь?» – «Я пришел повидаться с вашим игуменом, а мне указывают на других и не указывают на самого игумена Сергия». Тот сказал: «Бог так милостив к этому месту и ко всем, кто имеет усердие, что никто, приходящий сюда, не уходит неутешенным. И тебя Господь утешит».

В это самое время вдруг раздался звон колокола, который оповестил о том, что в монастырь приехали какие-то важные персоны. Действительно, к преподобному Сергию прибыл один из князей. Свита князя оттеснила этого поселянина, и тот за народной толпой не мог разглядеть, кто же он – игумен, который беседует с князем. И когда он забрался на возвышенность, то увидел, как бояре и свита с почтением стоят вокруг игумена Сергия. Сидят только князь и сам игумен Сергий. И кто им оказался? Тот самый старичок, которого отверг этот поселянин. Когда гости уехали, поселянин со слезами на глазах подошел к преподобному Сергию и стал просить прощения, а тот ему сказал: «Не печалься. Те, кто обо мне высокого мнения, – заблуждаются. Ты был единственным, кто был обо мне верного мнения». Вот какое было смирение!

В первой части нашей передачи мы говорили о добрых делах, и вот преподобный Сергий явил нам подлинное смирение, но вместе с тем он указал нам святость Троице-Сергиевой лавры, говоря, что никто, посетивший это место, не уходит оттуда без утешения. К чему я это говорю? Если кто-то из наших телезрителей ни разу не бывал в Троице-Сергиевой лавре, нужно обязательно совершить туда паломничество.

Если я не ошибаюсь, один из наших известных историков, отец Павел Флоренский, говорил, что кто не знает лавры, тот не знает России. Чтобы понять Россию, нужно понять лавру;  следовательно, чтобы понять ее, нужно посетить обитель преподобного Сергия.

– Спасибо, владыка, за интересный ответ. У нас есть вопросы телезрителей.

«Если бы не запретный плод, как бы помещались люди в раю? Ведь изначально Творец создал человека бессмертным – и людей становилось бы все больше и больше».

– Всё в воле Божией. Как говорят, история не знает сослагательного наклонения.  Мы говорим: «А что было бы, если бы фашисты захватили Москву? А что было бы, если бы Кутузов не победил Наполеона?» Откуда мы знаем, что было бы? Это знает только Бог. А мы знаем историю такой, какая она есть.

Господь знал, как все будет. Некоторые, наоборот, видят некую идеологическую проблему в другом: если Бог знал, что человек падет, зачем Он его таким сотворил? Но ведь Господь знал, что человек будет спасен в конце концов силой крестных страданий Самого Христа Спасителя. Думаю, это вопрос, на который не может быть дан ответ, потому что Господь все знает в отличие от нас.

– Отец Илий (Ноздрин) призывает людей жить ближе к земле и переезжать в деревню. Как Вы к этому относитесь?

– Понятно, что какая-то простота жизни всегда лучше. Я не думаю, что это должно приобрести характер некой  кампанейщины, что сейчас все мы ринемся в деревню. Но иногда даже сама логика вещей нам подсказывает ответ.

Например, в прошлом году, когда только началась эпидемия, связанная с коронавирусной инфекцией, Москва практически была парализована, невозможно было выйти на улицу. И какими же счастливыми считали себя те москвичи, у кого в Подмосковье оказалась дача, загородный домик, где люди могли жить свободно, спокойно, могли трудиться на своем огородике, возделывать грядки и находить в этом чисто психологическое удовлетворение.

Поэтому, конечно же, жизнь в сельской местности более отрадна. Но жизнь вспять не повернешь. К сожалению, мир, в котором мы живем, по преимуществу урбанистическая цивилизация. Именно в городе люди становятся дальше друг от друга. Если кто-то не может совсем переехать из города, но заведет загородный домик или хотя бы участочек и иногда будет туда  приезжать, чтобы побыть на природе, на земле, то это совсем неплохо.

А у кого нет такой возможности, нужно чаще выезжать на природу, в лес или просто посидеть на берегу речки. Если кто-то рыбак – с удочкой, если нет – просто полюбоваться красотами нашей природы. Это в любом случае умиротворяет человека и приводит его в чувства.

У Евтушенко есть замечательное стихотворение про спешку, проклятье века, в котором он призывает: человек взмыленный, остановись, потому что в этом стремительном беге ты жалок; а когда ты остановился, осмотрелся, ты велик. Иногда остановиться помогает нам природа.

– Задам уточняющий вопрос от себя: у Вас получается? У Вас есть какой-то земельный участочек?

– Земельного участка у меня, к сожалению, нет, мой «земельный участок» у меня на подоконнике. Но это, конечно, не заменяет любования природой. Поэтому, когда я бываю на родине (а я родился на берегу великой русской реки Волги), у меня улучаются моменты выбраться на природу и посидеть вечерком на волжском берегу, полюбоваться закатами, которые на Волге особенные, побродить по сосновому лесу.

– «В Соборном послании апостола Иакова говорится: Братия мои! не многие делайтесь учителями. Значит ли это, что профессию учителя лучше не выбирать?»

– Здесь речь идет совсем не о профессии учителя, а о том, что иногда человек начинает учить других, прежде чем сам чему-нибудь научится. Мы способны давать указания всем и каждому. Мы знаем, как президент должен руководить нашей страной, как губернатор должен руководить областью, как мэр должен руководить городом. Мы знаем, как директор завода, на котором мы работаем, должен руководить заводом.

– Как футболист должен играть.

– Но если мы такие умные, как говорится, то флаг нам в руки. Давайте встанем в эти ворота или выдвинем свою кандидатуру на должность президента, мэра, депутата и реализуем свои таланты. Других учить всегда проще. А когда мы сами оказываемся на месте тех людей, которые должны принимать какие-то решения, что-то делать, оказывается, все не так просто.

Преподобный Серафим Саровский дал замечательный совет: стяжи дух мирен, тогда тысячи спасутся вокруг тебя. То есть надо начинать всегда с себя. Если хочешь, чтобы мир поменялся, сначала измени себя, а потом ты окажешься способным менять других. Если ты себя, свою духовную жизнь приводишь в порядок, то тогда можешь кому-то что-то посоветовать.

Часто мы начинаем осуждать людей и говорить: этот человек неправильно поступает; он должен делать так-то и так-то. Раздавать советы другим мы горазды, а разве свою жизнь мы исправили? Нет. Поэтому начинать нужно с себя. А если мы учим других, Господь вдвойне спрашивает с нас: «А ты это исполнил?»  Мы оказываемся в шкуре тех самых фарисеев, про которых Господь говорил, что они других учат, а сами и перстом не хотят двинуть.

Ведущий Виталий Стёпкин

Записала Людмила Белицкая

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 23 сентября: 12:30
  • Воскресенье, 26 сентября: 05:30
  • Четверг, 30 сентября: 12:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​