Православный взгляд. Епископ Колпашевский и Стрежевской Силуан отвечает на вопросы

21 октября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
– Владыка, сегодня хотелось бы обсудить с Вами тему, которую я условно обозначил как «Территория лжи». С начала этого года, только по официальным данным, в нашей области совершено порядка тысячи преступлений, которые связаны с мошенничеством по телефону, через Интернет. Как ни крути, все это связано с ложью. У меня возникло ощущение, что в наше время лгут вообще все, включая первых лиц государства. Как Вы считаете, это территория лжи за наши грехи, это веяние времени? Откуда столько лжи?

– История лжи насчитывает тысячелетия.

– Но такой концентрации ее не было.

– Князь мира сего – это князь лжи, или лукавый, как его еще называют. Это его царство. И то, что здесь ложь льется рекой, меня не удивляет. Другое дело, что были времена, когда люди активно этому сопротивлялись, и это была именно христианская эпоха. Когда была альтернатива жизни по лжи, этой альтернативой была жизнь по правде, а высшей и истинной правдой является правда Божия, заповеди. И когда это был не пустой звук, не какая-то абстракция вроде общечеловеческих ценностей, а живой импульс жизни, реальная мотивация поступков, цель жизни, люди старались как-то противостоять лжи.

Ложь бывает разной. Чаще всего мы обращаем внимание на то, что говорится и на первый взгляд не соответствует фактам. Но, во-первых, мы сами очень часто ошибаемся в своем восприятии, и не всегда то, что мы слышим и не принимаем, является ложью. Иногда ложью является наше восприятие.

Один древний подвижник – преподобный авва Дорофей, творения которого были очень широко распространены и в Древней Руси, и вообще в христианском мире, говорит о трех видах лжи: словом, мыслью и жизнью. Ложь словом, когда мы говорим то, что не соответствует действительности, – это вершина айсберга. За ней стоит ложь мыслью, причем это такая ложь, когда человек верит своим мнениям, не проверяя их. А ум человеческий – это вещь очень сокровенная.

– Даже врачи говорят – неисследованная.

– Есть такое понятие – «игры разума». Разум иногда запутывается в этих играх, и реальность предстает совершенно иной. Есть даже заболевания, например шизофрения, когда человек видит мир совершенно иным, чем он есть на самом деле.

– При этом человек уверен в своей правоте.

– Безусловно, но это крайние проявления, а заболевание это общечеловеческое, просто не всегда ставится медицинский диагноз. В сущности, мы все в какой-то мере больны, и эта болезнь на языке православной аскетики называется «неведение».

– Я правильно понимаю, мы живем в мире шизофрении?

– Можно и так это назвать, но это будет очень резко. На самом деле границы этого неведения, степень неведения могут быть очень разными. Кто-то, как апостол Павел, знает Бога, но как сквозь тусклое стекло, гадательно. Это тусклое стекло все равно вносит некий элемент неведения даже в истинное богопознание. А кто-то вообще во мраке, не видит Божественного света, вообще не верит в бытие Божие. Это уже более сильная степень неведения.

Следом за этим идет отрицание реальности мира. В философии было такое направление – солипсизм, которое утверждает, что мира нет вообще. Мы не можем ничего сказать об окружающем нас мире. Мы имеем дело с нашими ощущениями, а насколько они правильные, мы не знаем. Но, конечно, это тоже крайность. Все равно человек имеет некое соприкосновение с реальностью и некую объективную опору для своего ведения.

Но для того чтобы жить не по лжи, воспринимать информацию, поступающую извне, недостаточно. Эту информацию надо еще правильно расшифровать, надо проникнуть в ее смысл, раскрыть ее во всей полноте. Когда мы воспринимаем только поверхностное, это всегда несет угрозу остаться в этом неведении и не понимать того, что происходит на самом деле. Пример для нас – Евангелие. Как воспринимали Христа?

– Все по-разному.

– Если бы все действительно видели, что это Бог, никто бы не дерзнул поднять свою руку, чтобы дать Ему пощечину, а уж тем более пригвоздить ко кресту. Тем не менее это было сделано, и люди не были шизофрениками. Их состояние называется «омрачение духа, ума» или «неведение». Ложь мыслью – это такое неведение, в котором человек закосневает, и поскольку он слишком доверяет самому себе, не кается, не критичен к своим суждениям, эта ложь постепенно прорывается и в его жизнь.  

Ложь жизнью – это, как говорят в наши дни, когда мы живем, руководствуясь двойными стандартами: один для себя, а другой – для окружающих. И так живут почти все. Приведу простой аргумент. Если взять заповеди Божии в Евангелии, то практически со всем в них люди согласятся: «не убей», «не укради», «люби врагов». Но они согласятся, если так будут жить окружающие их люди, а они будут делать то, что хотят, а их все равно будут любить, терпеть, прощать.

Вот именно этого, исполнения этих заповедей, мы ищем в других людях, а когда речь идет о нас, мы говорим: «А чего это я буду терпеть? А вот он такой... Чего это мне смиряться? Они будут на моей шее ездить». Вот двойные стандарты – одни для себя, а другие для окружающих. Это и есть ложь жизнью.

– Владыка, а как объяснить ложь на государственном уровне? Я понимаю, что претензии многих стран к нашему государству бывают вполне уместными, давайте смотреть правде в глаза. Но ведь порой сыплются обвинения на уровне абсурда, и это ложь на государственном уровне. Как это объяснить?

– Дело в том, что в жизни человека и в истории человечества ничто не стоит на месте. Если люди идут по пути правды, то степень этой правды, в жизни общества в том числе, нарастает. И тогда не нужны законы, поскольку люди договариваются устно и сами перед лицом своей совести и перед Богом исполняют данное слово. А когда люди идут в противоположном направлении, по пути лжи, то никакие законы не спасут, потому что всегда найдется способ их обойти, что мы и видим в нашей современности.

– Закон как дышло.

– Да. И когда эта ложь нарастает на личном уровне, она не может не прорваться во всех сферах человеческой деятельности: и в образовании, когда начинают насаждать какие-то ложные теории, и в здравоохранении, когда начинают изменять клятве Гиппократа и думать не столько о благе людей, сколько о материальной выгоде.

Безусловно, в том числе и в политике она тоже начинает нарастать. Некоторые утверждают, что политика вообще по ту сторону добра и зла и там нравственные категории невозможны, но я глубоко с этим не согласен. Святые политики Древней Руси – яркое подтверждение того, что и политикам можно жить по правде. Александр Невский, Дмитрий Донской и, кстати, царь Николай II, который в своей жизни старался руководствоваться правдой.

– Александр I.

– Можно найти много таких политиков на всех уровнях. Адмирал Федор Ушаков, ведь он тоже был большим руководителем и в какой-то мере политиком, но закончил свою жизнь как святой и всю свою жизнь посвятил стране и Богу. Так что это возможно – вот о чем свидетельствуют эти примеры.

Мне кажется, что в государственной политике нашей страны черты этой правды находят место, и меня это радует. Может быть, далеко не все идеально, но и не мне судить, я не берусь быть тут экспертом. Но я вижу, что есть и элементы правды, и слава Богу, что, несмотря ни на какую выгоду, все-таки этой правде следуют, не отвечают злом на зло, хотя, может быть, на первый взгляд это кажется выгодным.

– Владыка, а если смотреть в корень, на Ваш взгляд, мы – страна православная, но у нас столько всяких неустройств, что перечислять их мы можем дня четыре, а то и больше. То, что другие страны в свое время пошли не по пути православия, а, скажем так, слегка упразднили некоторые заповеди, привело к тому, что в конце концов и политика у них стала такой, что где-то можно и солгать.

– С точки зрения православного мировосприятия за любым поступком прежде всего стоит внутреннее решение, внутренний посыл, включающий и какую-то мысль, и идею, и энергию, и чувства, и проявление воли, поэтому политика не исключение. Поэтому в основе всех особенностей современной политики и вообще особенностей цивилизационного развития разных народов всегда лежат особенности религиозной жизни.

И даже если сейчас, может быть, люди не так активно исповедуют свою религиозную традицию, все равно они продолжают воспроизводить те ценности, которые утверждены именно религиозной традицией. Если это православие, то это одни ценности; если католичество, то другие, не полностью противоположные, но несколько иначе воспринятые. То же можно сказать и об исламе, и обо всех других религиях.

То есть религиозные основы цивилизации – это просто аксиома. Так что религия никогда  из жизни не уходит. Человек религиозен по своей природе, другое дело, как он относится к этой религиозности, как он ее реализует. И даже атеисты – это люди религиозные, только у них религия абсурдная.

– Но они тоже верят.

– Весь пафос их духа направлен на убеждение прежде всего самих себя, что Бога нет, и они верят в это, потому что рационально доказать это нельзя. Мир противоречит этому утверждению. Нет более бессильной позиции, чем атеистическая, то есть именно атеизм невозможно аргументировать, если следовать не путем пропагандистских лозунгов, а путем логики. В этом отношении теологическая позиция гораздо более аргументирована.

– Когда мы говорим «правда» и «неправда» (может быть, я скажу слишком обобщенно), это противостояние Востока и Запада. Есть восточная культура, есть западная культура. Восточная культура – это больше православные страны, западная культура – страны католические.

Сейчас, если смотреть не только с позиций правды и лжи, но и, допустим, в какой-то культурной плоскости, в западном мире мы не видим (поправьте меня, если это не так, я могу заблуждаться) каких-то выдающихся достижений в области культуры именно в годы конца ХХ – начала XXI века.

– К сожалению, выдающихся достижений и у нас особо нет. Здесь картина несколько сложнее, она имеет не географическую характеристику. Географическая характеристика – уже следствие. Причина в другом. Я больше склонен руководствоваться концепцией блаженного Августина. Он различает в качестве основных духовных движущих сил добро и зло и, пользуясь библейскими образами, находит во всей истории человечества то, что называют «Град Божий». Это те люди, идеи, достижения культуры, которые ориентированы туда, в горнее, к Богу, к правде Божией.

И есть град земной. Здесь образ града, построенного Каином для своего сына. Это земная цивилизация, отпавшая от Бога, стоящая на пути богопротивления, и она тоже присутствует. Два эти града, две эти духовные реальности сосуществуют в течение всей истории человечества, просто в разных цивилизациях, в разных странах, но соотношение града земного и града небесного различно: в православном мире свое, в западном мире свое.

– Интересная мысль.

– Да. Я бы назвал западный мир цивилизацией плоти, а восточный, именно православный, цивилизацией духа. Как апостол Павел говорит: плоть желает противного духу, а дух – противного плоти: они друг другу противятся.

Плоть на языке апостола Павла – это не тело, потому что он, например, называет плотью идолопоклонство, то есть чисто умозрительное метафизическое отношение к реальности. Он называет плотью страсти, раздражительность, гнев, а это тоже не имеет ничего общего с телом. Поэтому цивилизация плоти ориентирована на то, чтобы на земле устроиться так, как будто Бога нет. Строители Вавилонской башни тоже предпринимали эти попытки. Это было не только на Западе, это всегда сосуществовало, и в России это тоже было.

А цивилизация духа – это то, что было в лучшие столетия российской истории, и не только российской. Это было в Грузии и в других православных странах. Это, наоборот, ориентация на утверждение духовных ценностей. Может быть, экономическая, материальная составляющая жизни немножко и страдала, мы тут отставали, но зато как раз и рождались те высокие проявления духовной культуры, которые всё оплодотворяли.

Мы не только строили храмы, писали иконы, наш народ не только рождал выдающихся святых, которые вдохновляли его и укрепляли в трудных испытаниях, как преподобный Сергий Радонежский, например, вдохновлял народ, по сути, на обретение национальной независимости. При необходимости эта духовная сила воплощалась и в противостояние внешним угрозам. Александр Невский именно так побеждал своих врагов, и другие русские полководцы и самодержцы тоже давали отпор внешней силе.

Эта, казалось бы, преуспевающая сила плоти никогда не могла одолеть силу духа, хотя в материальном отношении Россия всегда, во всех войнах проигрывала своим врагам. Чисто экономически, количественно, по численности армии она всегда уступала, как правило, особенно на первых этапах, а вот силой духа она всегда побеждала. Так что мы это восприняли тысячу лет назад.

Это определенный риск – в этом земном мире жить не по плоти, а по духу. И на первый взгляд, тактически, здесь, кажется, провал. Тогда мы уступим. Мы будем молиться, а они в это время будут создавать искусственный интеллект, ракеты и этими ракетами нас закидают. Но удивительным образом, стратегически, оказывается, что именно духовный путь укрепляет так, как не укрепляют никакие материальные средства.

Нас никогда не могли завоевать, поработить, это мы всегда заканчивали все европейские войны в столицах тех государств, откуда они начинались. Вот что такое сила духа. Поэтому эта духовная стратегия, ориентированная на правду Божию, на самом деле не только сфера личной нравственности, но и стратегия национального развития.

Понять это и найти механизмы претворения ее в конкретные сферы жизни общества – это, я думаю, та задача, которая стоит перед российской цивилизацией. Мне кажется, Бог ждет этого от России, и для этого Он и создал нашу страну, нашу цивилизацию именно такой уникальной, удивительной.

– Сможете ли Вы одним словом ответить на вопрос: «Ложь во спасение бывает»?

– Тот же авва Дорофей говорит, что не все то, что не является прямым изложением фактов, является ложью. То есть, например, когда родители говорят маленькому ребенку на его языке о рождении человека в мир, понятно, опуская какие-то детали, это не ложь, это любовь и педагогика. Если они начнут ему сразу говорить об этом во всех подробностях, то его сломают. Когда тяжелобольному человеку начинают с утра до вечера говорить: «Ты все равно умрешь, так что пиши завещание», – это неправда. В этой правде нет любви.

Правда без любви – это жестокость, поэтому подходить буквально к понятиям правды и лжи нельзя. И в том, и в другом всегда важна мотивация и цель. Если цель праведна, то утаивание каких-то фактов ложью не является. А если цель лжива, то, как говорится, правда-матка тоже не является правдой, а является средством манипуляции.

– За ложь всегда последует расплата?

– Как и за все, за любой грех. Всегда следует расплата – наказание. Или награда за добродетель.

– Владыка, давайте перейдем ко второй части нашей программы; 14 октября празднуется Покров Пресвятой Богородицы. Я почему-то люблю этот праздник на уровне каких-то душевных ощущений. Расскажите о нем подробнее, пожалуйста.

– Русский народ вообще любит этот праздник и отмечает его гораздо торжественнее, чем, скажем, греческий мир, в котором он тоже есть, но не относится к числу великих церковных праздников. На Руси мы знаем древнейшие церкви, посвященные этому празднику. Например, знаменитый храм Покрова на Нерли во Владимирской области, да и много других Покровских храмов.

Этот праздник установлен в память события, произошедшего в Х веке в Константинополе. В то время юродивый славянского происхождения по имени Андрей стал очевидцем чудесного явления: во время богослужения на воздухе над молящимися явилась Пресвятая Богородица в сопровождении сонма святых, ангелов и распростерла покров над всеми молящимися.

Это событие стало восприниматься как знак особого заступления Божией Матери за людей, старающихся жить по закону Ее Сына. Любовь к Сыну простирается и на всех любящих Ее Сына. Так что на Руси, где было столько бедствий, испытаний, холод, набеги кочевников, междоусобицы, конечно, такая материнская забота, тем более нисходящая с неба, была воспринята с особой благодарностью и особо глубоко. Поэтому этот праздник стал одним из самых чтимых, любимых в народе, и до сего дня это так и продолжается.

Но надо помнить, что человек пребывает под покровом Божией Матери не автоматически, а если он этого ищет. А как мы этого ищем? Не только тогда, когда просим Ее об этом, хотя это тоже важно, но и когда стараемся подражать Ее примеру в своей жизни. Жизнь Божией Матери была предельно чистой, духовно совершенной, но что было источником этого совершенства? Ее верный духовный выбор. То есть с тех дней, месяцев, когда Она стала осознавать Себя, Она руководствовалась законом любви, смирения и послушания Богу. И Она не погрешила даже мыслью, как это было открыто преподобному Силуану Афонскому. Вот степень Ее верности.

Со смирением рука об руку идет любовь, потому что любовь – это жизнь Самого Бога, которой Он делится с теми, кто верит в Него и кто верен Ему. И в какой степени мы Ему доверимся на путях послушания, в такой степени мы становимся причастниками Его жизни, то есть Его любви. Тогда мы обретаем эту полноту бытия, по выражению апостола Павла. Божия Матерь превзошла в этом всех, не только живущих на земле людей, но даже и ангелов – духовные силы. Поэтому Ее именуют Царицей Неба и земли.

– У нас есть вопросы телезрителей.

«Какое место на земле Вы считаете самым благодатным?»

– Наверное, на земле никакое. Благодатное все на Небе, а на земле везде есть какое-то несовершенство. Когда я думаю, где бы мне хотелось жить, я всегда прихожу к выводу – там, где я живу, потому что это самое лучшее для меня место, раз Господь привел меня туда.

– Нарымский край.

«Можно ли обращаться в молитвах к старцам Иоанну Крестьянкину и Николаю Гурьянову? Ведь с канонической точки зрения они еще не святые».

– Я бы не стал возводить это в правило, но если у кого-то есть глубокое духовное побуждение, то он может и помолиться, потому что общецерковная канонизация всегда предваряется местным почитанием. А местное почитание складывается из особого молитвенного расположения конкретных людей к тому или иному подвижнику. Так что это допустимо, но не надо это проповедовать и пропагандировать: «Давайте теперь все будем молиться». Пока это должно быть личным делом.

Нужно оставаться в смирении и послушании Церкви, если мы хотим, чтобы все шло законно и богоугодно. Богу не угодно своеволие, Бог гордым противится, а смиренным дает благодать.

– Противостоять всем искушениям в современном мире невозможно. Неужели никто не спасется? Надо всем бежать в уединенные места? Но на всех таких мест явно не хватит.

– Первый посыл глубоко неверен. Если начинать с этого, то спастись действительно нельзя. Богу же все возможно. Невозможное человекам возможно Богу. Это дело веры. Как раз невозможность спасения и является экзаменом на степень нашей верности Богу. Чем больше мы Ему доверимся, тем больше мы сможем сделать, потому что нашими руками уже начинает действовать Сам Бог.

Мы сами иногда удивляемся тому, на что мы оказываемся способны. А без Бога это невозможно; и никогда не было возможно, ни в какие времена. Так что нужно утверждать сердце свое благодатью, живой верой в Бога,  живой связью с Ним как ощущением Его присутствия в нашей жизни, как обращенностью всей своей жизни к Нему.

– Продолжение вопроса: «Надо всем бежать в уединенные места?»

– Тогда Господь Сам укажет, кому надо бежать в уединенные места, а кто, как Лот, может спастись посреди Содома.

– Но за пределами города действительно искушений меньше. Разве нет? Как Вы считаете?

– Бывает по-разному. Святых подвижников именно за пределами городов больше всего посещали бесы, а некоторых, живущих в городах, Господь ограждал от этих искушений, но зато у них были искушения от мира. Еще неизвестно, что страшнее. Каждому страшно свое.

Ведущий Виталий Стёпкин

Записала Людмила Белицкая

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 02 декабря: 12:30
  • Воскресенье, 05 декабря: 05:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​