По святым местам. Храм Покрова Пресвятой Богородицы, с. Июльское

14 октября 2020 г.

 «Закладывайте ее там, где в июле выпадет иней», – так сказала проезжая монахиня местным жителям, которые решали, где построить церковь. В день праздника Покрова Пресвятой Богородицы познакомимся с храмом, а также с церковно-историческим музеем, где среди артефактов есть предметы, найденные при археологических раскопках. 

Программа «По святым местам» продолжает свое путешествие по Ижевской епархии, и мы приехали в село под названием Июльское. Сейчас около 12 градусов, но немного прохладно. Такая погода в середине лета здесь не редкость, и связано это с местным Покровским храмом. Что роднит заморозки в середине лета и Покровскую церковь, узнаем из местного предания.

Священник Андрей Теплоухов, настоятель Покровского храма:

– Наше село Июльское основано после восстания Пугачева. Когда Пугачев пошел по Каме, он обижал местных жителей, и они поднялись сюда. В архивах написано, что тут, в глухих лесах, они построили две деревни – Июльскую и Березово (как раз храм находится в Березове). Основное старообрядческое население постепенно стало воцерковляться, и в 1850–1851 годах начали создавать приход. Причем первый храм было решено построить уже тогда, когда создался приход, изначально не было ни часовни, ни храма. С этим храмом связана легенда: люди не знали, где его построить, батюшка помолился и сказал, что Господь обязательно укажет место для строительства. Приезжала какая-то монахиня (тут недалеко был Сибирский тракт) и сказала: «Где выпадет иней в июне, там и будете строить». И действительно, в июне на месте будущего храма выпал иней. Построенный деревянный храм был такого же размера, какого была площадь участка, куда выпал иней.

Первым настоятелем храма в Июльском был отец Лев Попов, ставший главным миссионером этих мест.

Священник Андрей Теплоухов:

– Первый батюшка открыл в районе около пяти земских школ, положив начало делу просвещения сельских граждан.  Остатки этих школ есть до сих пор, и получилось так, что за 40 лет его служения в селе старообрядцев осталось только 12%, а удмуртов- язычников не осталось вообще – он всех крестил и привел к истинной вере.

Приход вырос до 5 000 человек;  значит, должен был вырасти и новый храм. Кирпичи для него обжигали тут же, в селе. Заготовку стройматериалов начали заранее, еще в 1894 году.

Священник Александр Теплоухов:

– Его строили семь лет (1900–1907 гг.), заканчивал строительство другой батюшка, отец Павел Ушнурский. Он к тому времени был вдовцом и вкладывал всю свою жизнь в строительство храма. В архиве сказано, что уже не осталось ни язычников, ни старообрядцев – все жители стали ходить в этот храм.

Образ Илии Пророка (старинный) находился в одной из часовен, которая стояла здесь неподалеку. С этой иконой местные жители ходили крестными ходами на поля, прося угодника Божия даровать хорошую погоду, а значит, и богатый урожай. Покровскую церковь освятили в 1907 году, а уже через 10 лет село захватили революционеры, появился Совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.

Священник Александр Теплоухов:

– Но не сумели закрыть храм сразу, потому что люди защищали его. Потом, когда случилось Воткинское восстание, сюда пришел Колчак (тут есть высотки, на них все изрезано окопами Колчака).

Деревня оказалась переходящей территорией, потому что располагалась на передовой линии боев Гражданской войны. Здесь белогвардейцы потерпели поражение.

Священник Александр Теплоухов:

– Они отступили. С ними отступила половина Июльского прихода и половина Светлянского прихода. Уходили вместе со священниками. Из истории Светлянского прихода мы знаем, что начался террор: оставшиеся семьи батюшек и повстанцев стали арестовывать и расстреливать.

Полились реки крови… В храме есть икона священномученика Николая Чернышева и его дочери Варвары – их расстреляли недалеко отсюда, в городе Воткинске.

Священник Александр Теплоухов:

– Его родная сестра была матушкой одного из батюшек этого храма. И тут до сих пор есть его родственники – Чернышевы.

После Гражданской войны приход на некоторое время остался без настоятеля.

Священник Александр Теплоухов:

– Потом поставили батюшку, который прослужил здесь 10 лет. Он боролся с советской властью, защищал ценности храма, а храм был достаточно богатый, потому что рядом проходил Сибирский тракт. Так, согласно описным книгам с инвентарем даже рукомойники были серебряные.

В конце концов советская власть отняла эти ценности, а батюшку никак не могли арестовать, потому что к нему было не прикопаться. Потом все-таки нашли статью, по которой к нему придрались. То ли это была провокация, то ли действительно так и было, но в подвале нашли мешки с зерном и обвинили его, что он присваивает народное достояние. С ним арестовали еще несколько батюшек и диаконов. Его дальнейшая судьба неизвестна.

Вслед за этим было решено закрыть храм и создать обновленческий приход. Три настоятеля подряд были обновленцы, но храм так или иначе просуществовал до 1940 года, и только тогда его смогли закрыть. К тому времени просто не осталось прихожан, которые защищали храм. Новым прихожанам он был уже особо не нужен. Им сказали: «У вас храм в аварийном состоянии, он не ремонтировался 50 лет, вы должны его отремонтировать». – И выставили список ремонтных работ. Они говорят: «Как мы его отремонтируем, если нет настоятеля? Нет настоятеля – нет дохода, нет службы – нет дохода. Мы этого сделать не можем». – «Не можете – не можете». – И закрыли храм, превратив его в клуб.

В центральной части храма был кинотеатр, ближе к притвору – танцевальный зал, в алтаре находился переговорный пункт, а колокольню и церковный некрополь уничтожили.

– Мы находимся на территории бывшего кладбища?

Священник Александр Теплоухов:

– Да, тут хоронили церковнослужителей и их семьи еще в то время, когда был деревянный храм. Когда храм стал каменным, тоже хоронили, но уже меньше, потому что во время революции это было запрещено. Сейчас мы имеем только символические могилы, поскольку настоящие могилы за всю историю храма затоптались, их не найти. Их подлинность неизвестна, местные жители говорят, что поставили их на местах, где были холмики.

В архивах есть списки похороненных, поэтому, может быть, мы построим здесь мемориальную часовню, где будет список похороненных. Раз могилы не найти, хоть так будет увековечена  память. Может быть, еще при ремонте храма найдутся какие-то останки или захоронения.

Храм был в таком состоянии до 1990 года. Потом его стали возрождать, причем инициатива исходила от самих жителей села – потомков тех людей, которые защищали храм: люди вспомнили, что им нужен храм, и стали выбивать его у советской власти. Еще в 1980-х начались попытки забрать храм. Как написано в архивах, это было нелегко, некоторых даже арестовывали.  Буквально три недели назад умер последний, кто этот храм выбивал, – дедушка 93 лет.

Первым настоятелем, который восстанавливал храм, стал священник Алексий Белоногов. До 1997 года батюшке удалось поднять церковь практически из руин, а потом он стал восстанавливать Пантелеимоновскую церковь Воткинска. Важно, что в храм вернулась и его главная святыня – образ Покрова Пресвятой Богородицы, написанный в XIX веке.

Священник Александр Теплоухов:

– Какое-то столярное училище специально написало икону для этого храма, это именно храмовая икона. Не знаю, где она была в советское время; скорее всего кто-то ее прятал. Когда этот храм закрывали, бабушки, которые хотели, чтобы храм сохранился, многие вещи попрятали, а какие-то даже отдали в епархию. Когда храм отдавали, владыка Палладий передал многие ценности обратно в храм. Наверное, и эта икона как-то так вернулась.

Раз уж мы заговорили о старинных святынях, то давайте зайдем в местный музей. Музейные комнаты при монастырях и храмах не редкость, и, наверное, вас ими уже не удивишь. Но здесь, в Июльском, не просто церковный музей, а церковно-археологический.

Священник Александр Теплоухов:

– Тут несколько книжек – учебников земских училищ. «Закон Божий», Псалтирь, Часослов… Еще мне нравится  старинная плащаница Богородицы: хочу когда-нибудь ее восстановить, почистить, украсить и использовать в храме как икону. Точно такую же старинную икону я видел в городе Соль-Илецк в храме оренбургских казаков.

Здесь у меня собраны сосуды кустарного производства советского периода, времен гонения на Церковь. Эта интересная чугунная икона Спасителя сделана на Воткинском заводе, который изготовлял пушки в царские времена. Воткинский завод даже просил ее к себе в музей. Тут колокольчик 1811 года в идеальном состоянии, ничем не испорченный. Недавно нашел в пристройке Светлянского храма оловянную водосвятную чашу, она даже без воды очень тяжелая. Вот венцы из храма, их нашли где-то в подвалах. Сейчас нашел в одной старообрядческой деревне, где есть разрушенный старообрядческий храм, книги XVI века.

– Откуда у вас вот эти экспонаты?

Священник Александр Теплоухов:

– Я нахожу их сам.

– По каким-то антикварным магазинам?

Священник Александр Теплоухов:

– Нет, либо кто-то отдает, либо нахожу сам с металлодетектором.

– Вы копаете?

Священник Александр Теплоухов:

– Да, у меня есть металлодетектор.  Вот такой крестик XVI века откопал, например. А вот этот черепок IX века от какого-то сосуда я привез из Старой Ладоги.

Еще я собираю коллекцию значков 1000-летия Крещения Руси, потому что начал ходить в храм тогда, когда праздновалось 1000-летие Крещения Руси. Для меня это личные артефакты. Недавно нашел молитву, которую читали, когда фашисты напали... Я считаю, что это наша история, и мы не должны что-то продавать и хранить дома – все это должно быть достоянием людей, у них должна быть возможность это посмотреть.

Кстати, туристы в Июльском не редкость – село включили в маршрут знакомства с Удмуртией для тех, кто путешествует летом на теплоходах. Думается, что в следующую навигацию в этом храме появится что-то новое, о чем мы пока не рассказали. Покажут ли вам старинный подвал, мы не знаем, зато его можно посмотреть сейчас.

Священник Александр Теплоухов:

– Где-то был такой же ход во вторую часть алтаря, потому что под алтарем храма есть большой подвал, который мы пока не нашли. Еще тут были внушительных размеров котлы для обогрева пола и стен с помощью пара. Сейчас, конечно, все не восстановить, но я собираюсь сделать котельную просто на углях. А вот тут подземный вход. Мы уже отлили новый бетонный пол, а вот это пока оставили – там люк и проход.

– А куда уходил ход, неизвестно?

Священник Александр Теплоухов:

– Напротив храма есть дом настоятеля, отца Павла Ушнурского, который ушел с Колчаком. Обратная часть этого хода была в подвале его дома – он соединялся с храмом. Сейчас дом в частных руках. 

Сводчатый потолок подвала натолкнул на мысль о создании здесь небольшого храма.

Священник Александр Теплоухов:

– Как пещерный храм. В Питере очень много таких маленьких подвальных храмов.

– И он будет крестильным храмом?

Священник Александр Теплоухов:

– Да, и можно будет постом проводить службы, когда будет мало народа. Здесь центральная часть храма, тут алтарь (как раз на восток), а вот здесь очень удобное место для купели.

Не знаем, когда вы соберетесь в Июльское, но, может быть, к вашему приезду здесь будет и пещерный храм. А если эта перспектива не столь близка, то в любом случае Покровская церковь с более чем вековой историей место для путешественников интересное, а для паломников – святое.

Автор и ведущая программы Надежда Калинина

Записала Елена Чурина

Показать еще

Время эфира программы

  • Пятница, 27 ноября: 23:45
  • Воскресенье, 29 ноября: 12:45

Анонс ближайшего выпуска

В 2005 году в забытое людьми село пришли первые трудники. Через три года здесь появилось электричество, а значит, стало возможным начинать большую стройку: возводить храм, келии... Через 15 лет, 20 ноября 2020 года, по решению Священного Синода, мужская монашеская община, действующая при приходе Тихвинской иконы Божией Матери урочища Паздеры, получила официальный статус мужского монастыря.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​