Плод веры. Об экспозиции Дома-музея Вел. кн. Елисаветы Феодоровны рассказывает Анастасия Буковская

1 июля 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
Об уникальной экспозиции Дома-музея Великой княгини Елисаветы Феодоровны, об истории Марфо-Мариинской обители милосердия рассказывает Анастасия Буковская, сотрудник по научной и административной работе Дома-музея Великой княгини Елисаветы Феодоровны. 

– Сегодня наш гость – Анастасия Буковская, сотрудник по научной и административной работе Дома-музея Великой княгини Елисаветы Феодоровны.

Давайте напомним, что Дом-музей находится в Марфо-Мариинской обители в Москве. Представим, что наши телезрители приезжают в Москву по делам, в паломничество, как туристы… У них есть масса вариантов, куда пойти. Как бы Вы их убедили посетить Марфо-Мариинскую обитель?

– В первую очередь к нам приходят люди, которые уже слышали о великой княгине Елизавете Федоровне, основательнице обители. Люди приходят поклониться мощам преподобномученицы, которые находятся в Покровском соборе на территории обители.

Во-вторых, обитель привлекает внимание не только воцерковленных людей, но и тех, кто интересуется архитектурой, искусством. Марфо-Мариинская обитель представляет уникальный архитектурный ансамбль (архитектор Алексей Щусев); здесь прекрасные росписи Михаила Нестерова; замечательный сад в стиле модерн. Это своеобразный оазис в центре Москвы: место спокойствия и уединения.

Третий момент – привлекает сам дом, в котором жила настоятельница обители великая княгиня. Сейчас в нем находится музей.

– Что лично Вас впечатлило в судьбе Елизаветы Федоровны, когда Вы познакомились с ней, узнали о ней, о ее судьбе? Что Вас поразило больше всего?

– Я непосредственно работаю в доме, где она жила. Конечно, это большое благословение для меня. Можно сказать, что я нахожусь под ее покровом. В процессе работы, когда я погружалась в документы, материалы, первоисточники, читала письма, воспоминания современников, наверное, трансформировалось мое восприятие. Я узнавала много новых фактов.

Но самое главное – это пример великой княгини для всех и лично для меня, пример отношений с Богом: смиренное принятие Божьей воли, когда в твоей жизни происходят не только радостные события, но и трагические. Никогда Елизавета Федоровна не разочаровывалась в вере, всегда находила утешение в Боге. Этот пример я хочу перенять для себя.

– Сам факт основания Марфо-Мариинской обители связан с трагическими событиями…

– Действительно, идея создания обители у Елизаветы Федоровны возникла после трагической гибели супруга. Для нас это пример того, как человек справляется с такими сложными ударами судьбы. Она не замкнулась в себе, не озлобилась; наоборот  – всю свою энергию и любовь направила на служение ближним и Богу. Именно в тот момент она находит утешение у мощей святителя Алексия Московского. Тогда и зародилась идея создания обители, и в 1909 году обитель была открыта.

– Чем для того времени была уникальна обитель: и по архитектуре, и по уставу? В чем были отличия от других обителей?

– Очень точный вопрос. Данная обитель – совершенно новаторский проект, во-первых, в архитектурном смысле. Елизавета Федоровна привлекла для постройки Покровского собора архитектора Алексея Щусева, для росписи Михаила Нестерова; в строительстве использовались современные элементы модерна начала XX века. Единый архитектурный ансамбль привлекал москвичей своей новизной.

Во-вторых, идейное содержание. Задумка была такая – соединить два вида служения: деятельное и духовное. В начале XX века, в связи с русско-японской войной, пользовались популярностью общины сестер милосердия. Они оказывали медицинскую помощь, иногда безвозмездно, иногда за это им платили деньги. Но уровень общин был не такой высокий, потому что у девушек не было должного медицинского образования. Были монастыри в чистом виде, где акцентом было молитвенное духовное служение.

Идеей Елизаветы Федоровны стало сочетание этих двух видов служения. Почему Марфо-Мариинская обитель милосердия? Праведные сестры Марфа и Мария – это покровители обители; они олицетворяют два типа служения: деятельное и духовное; такое органичное соединение.

Сестры обители несли послушание не только в стенах монастыря, но и за его пределами. Они ходили на Хитров рынок; помогали бедным, бездомным, нуждающимся; ходили по домам неблагополучных семей. На территории обители была больница, в которой работали сестры с медицинским образованием; они ассистировали на операциях, как и сама княгиня. В этом было новаторство Елизаветы Федоровны. Она даже хотела восстановить чин диаконис (в раннем христианстве женщины помогали не только делами, но и в храме во время богослужения).

– Кто был рядом с великой княгиней Елизаветой Федоровной, кто помогал воплощать в жизнь ее задумки?

– Конечно, Господь Бог всегда был с ней рядом, ее молитвы. Но еще она собирала вокруг себя достойных,очень талантливых людей. Например, обитель не смогла бы существовать (зародиться в таком виде, в каком мы знаем сейчас) без отца Сергия; сейчас он причислен к лику святых, преподобноисповедник Сергий (Сребрянский); он был первым духовником обители, настоятелем Покровского собора. Именно его великая княгиня пригласила для создания устава обители. Устав – это основополагающий документ, где составлены основные идеи обители. Он помог написать не только устав, но и наставления сестрам. Также Елизавете Федоровне очень помогала ее родная старшая сестра принцесса Виктория Баттенбергская. Сохранилась их переписка, она часто приезжала в Россию к Елизавете Федоровне в гости.

Вообще Елизавета Федоровна не хранила в тайне свои задумки о создании обители. Она делилась с друзьями, готовила общественность к открытию обители, потому что понимала инновационность этого проекта. Для этого были выпущены информационные просветительские издания об открываемой Марфо-Мариинской обители, которые тоже написал отец Сергий. Елизавета Федоровна подходила ко всему четко, во всем у нее был порядок, она понимала значимость и нужность этого дела.

– При этом более двадцати лет она была светской дамой, была вхожа во все светские салоны; принималась там, была любима и уважаема. Сохранились ли у нее эти связи? Как с созданием обители она продолжала общаться с миром?

– У нее был большой период светской жизни, потому что ее супруг великий князь Сергей Александрович был генерал-губернатором Москвы. Не только по долгу службы Елизавета Федоровна стала попечителем и покровителем более 150 благотворительных обществ, но она открывала новые благотворительные общества и очень четко знала нужды москвичей; была  включена в этот процесс. Конечно, вхожесть в высшие круги общества ей помогала, и она правильно использовала эти контакты.

Например, она основывает благотворительные базары в Москве. Конечно, для этого привлекаются средства богатых и знатных семей. Конечно, многие из ее круга предлагали ей остаться светской дамой, великой княгиней. Но княгиня понимала, что должна быть включена в процесс, что должна посвятить всю себя этому делу и быть непосредственно в обители; что она несет ответственность перед Богом за это дело. Почему она и решает переехать в обитель и жить на ее территории, хотя у нее была возможность остаться в Кремле в Николаевском дворце.

– В стенах обители часто появлялись представители светской общественности, культурные деятели. Что это было? Ради чего проводились эти встречи?

– Сердце обители – это Покровский собор; и второе важное место – дом, в котором жила настоятельница. Когда вы попадаете в обитель, первое, что видите, – это храм, а с правой стороны двери дома великой матушки (как ее тогда называли). Елизавета Федоровна понимала совершенно всех людей: к ней на прием мог записаться простой человек; она очень трепетно, с любовью и вниманием относилась ко всем.

Конечно, в доме бывали представители королевских семей Европы, королевских династий. Потому что княгиня была внучкой королевы Англии Виктории; их связывали династические родственные узы. Бывала ее родная сестра Виктория Баттенбергская; и даже побывала ее племянница, которая стала свекровью ныне царствующей королевы Великобритании Елизаветы. Также бывал и царь Николай II, потому что его супруга Александра Федоровна была родной сестрой великой княгини.

Здесь бывали и представители культуры, искусства: художники Васнецов, Нестеров; поэты; например, Сергей Есенин. Елизавета Федоровна его принимала, он читал стихи. Осталось воспоминание, как Есенин говорит, что это единственное место, где его приняли не как поэта, а как сына: он почувствовал теплоту этого дома, доброту княгини. Она подарила ему Евангелие. Это было маленькое дорожное Евангелие, дизайн которого она разработала сама; и сама его использовала в поездках, дарила своим друзьям.

– Что за история с Евангелием, которое возвратилось в обитель спустя десятилетия?

– Это было не Евангелие, а «Келейное правило». Коллекция музея пополняется подарками великой княгини, которые она дарила кому-то; сейчас потомки этих людей передают их в обитель. Есть  уникальный экспонат с автографом Елизаветы Федоровны. Она подарила «Келейное правило» одной из первых крестовых сестер обители княжне Оболенской. После революции княжна эмигрировала во Францию, но ее потомки сохранили это «Келейное правило» с автографом княгини и передали в музей.

– Какова была судьба обители в советское время?

– Конечно, это были тяжелые годы. В 1918 году арестовали  княгиню, это произошло непосредственно в обители. Поэтому дом, в котором она жила, где сейчас находится музей, пропитан и духом княгини, и историческими событиями того времени.

Начался тяжелый период гонений за веру, обитель выживала. Одна из сестер обители Валентина Гордеева, которая была казначеем, очень много сделала, чтобы обитель хоть как-то просуществовала до 1926 года. Но потом всех сестер арестовали, отправили в ссылку. На территории обители разместили квартиры. В доме, где жила княгиня, была поликлиника. Но с помощью Божьей сохранить обитель все-таки удалось благодаря тому, что здесь разместились реставрационные мастерские Игоря Грабаря; сохранились картины Нестерова в убранстве собора. Необычайная красота сада обители в стиле модерн была настолько привлекательной для москвичей и для гостей, что открытки с фотографиями сада уже продавались тогда. В советское же время это место стало свалкой для машин... Тяжелые были времена.

– Как после десятилетий запустения удалось восстановить облик обители? Ведь храм внутри был изменен, он потерял свой изначальный вид. То же самое произошло и с Домом-музеем.

– Когда обитель была восстановлена, встал вопрос о реставрации, о восстановлении интерьеров; храма. Тут помогли люди, огромная благодарность им за это. Прошлая настоятельница Наталья Молибога очень много сделала для возрождения обители; а также реставрационные компании. Например, компания «Бакаут», проводившая реставрацию дома, в котором жила великая княгиня. Представители компании до сих пор нам помогают; мы очень им благодарны.  

Как были восстановлены интерьеры? По фотографиям, по воспоминаниям современников. Елизавета Федоровна все продумала: в 1911 году она специально заказывала фотографов, чтобы сделать детальные фотографии интерьера своего дома. А когда люди приходили в гости к ней в дом, они напитывались этой энергетикой и потом делились своими впечатлениями, вели дневниковые записи. Собирали всё по крупицам. Сейчас в музее восстановлены две комнаты, полностью один в один: это приемная и кабинет княгини; и ее личная молельная комната.

– Как можно попасть в музей? Как вы проводите экскурсии?

– Мы всех ждем в музее. Экскурсии совершенно бесплатные, проводятся по записи. Можно позвонить по телефону и записаться. У нас очень разноплановая аудитория, приходят школьники, мы работаем с образовательными организациями; присутствует корпоративный элемент; приходят семьями. Многие находят утешение после каких-то жизненных трагедий. Мы всех ждем в гости.

Экскурсии проводятся по записи и обязательно с экскурсоводом. Музей построен таким образом, чтобы человек почувствовал себя не в музее, а в гостях у великой княгини. Мы не ставим задачу сделать людей образованнее, а чтобы человек нашел утешение; чтобы подвиг и духовный путь княгини стал для них примером.

Вся экспозиция максимально передает дух того времени, начала XX века. У нас почти отсутствует этикетаж, нет заграждений, то есть человек чувствует себя действительно в гостях; очень приятная атмосфера. Не стоит забывать, что это дом не просто великой княгини, но святой; эта атмосфера там очень чувствуется. Экскурсии проводятся не только в Доме-музее, но и в Покровском соборе, по территории обители, по великолепному саду.

– Возобновили ли вы встречи, концерты, которые проводились во времена Елизаветы Федоровны?

– Возобновили. Хотя в период пандемии, как многие музеи, мы перешли на новый формат. На официальных порталах, официальном сайте обители мы публикуем научно-популярные статьи, записываем интервью, встречи, проводим лектории, рассказываем о жизни княгини, о событиях, связанных с обителью, памятных датах.

В музее проводятся временные выставки, с программами, которые включают в себя и музыкальные концерты. У нас есть рояль, который Елизавета Федоровна специально заказывала для обители, можно услышать звуки музыки начала XX века. Проводятся лектории, приглашаем известных актеров, которые читают стихи. Музей живет очень активно.

– Что лично Вам дает эта работа?

– Для меня эта работа – благословение. Я не хожу туда как на работу. Прикасаясь к делам великой княгини, погружаешься в тот мир. Заходишь на территорию обители и попадаешь в другой мир: терпения, спокойствия, принятия, доброты и любви. Это царит и в коллективе, в котором я работаю.  Люди, которые приходят в обитель на экскурсии, меняются; видно, как у них меняются глаза. У многих возникает желание присоединиться к добровольческой службе обители, у нас есть служба добровольцев. Люди могут помогать, участвовать во многих социальных проектах обители. Лично я сама попала в обитель через эту службу добровольцев.

– В каком проекте Вы участвовали?

– Я участвовала в разных проектах: и посуду мыла (такое было послушание), и в творческой мастерской работала. Потом великая княгиня и Господь как-то привели меня в музей.

– Как Вы считаете, удалось возродить дух обители времен Елизаветы Федоровны?

– Мне кажется, удалось. Главной задачей обители сестер милосердия была не только деятельная помощь, но и духовная; это не только помочь страждущему, но привести его к Богу, к спасению его души. По такому принципу работает современная обитель: мы помогаем деятельно, насколько это возможно, но главное – привести человека к Богу. Дух обители восстановлен, потому что заветы великой княгини исполняются.

Записала Ирина Обухова

Показать еще

Время эфира программы

  • Вторник, 28 сентября: 09:05
  • Четверг, 30 сентября: 03:00
  • Воскресенье, 03 октября: 00:05

Анонс ближайшего выпуска

О подвижниках православия рассказывает Олег Кириченко, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Отдела русского народа Института этнологии и антропологии Российской академии наук. 

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​