О земном и о небесном. Студенчество

26 января 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
Двадцать пятого января отмечается день студентов. Поговорим сегодня о студенчестве. Мой собеседник – преподаватель отделения теологии Пятигорского госуниверситета священник Владимир Зегнун.

– Очень много сегодня разговоров о том, что молодежь сейчас не та, что раньше. Поколение Z, как называют его по одной из теорий, компьютеризированное, с совершенно другими взглядами, идеалами. На Ваш взгляд, студенчество сегодня какое?

– Наше студенчество – замечательное, как и вообще в целом наша молодежь. У меня создается впечатление, когда я анализирую литературу или слышу мнения, что существует некая социальная игра с необъяснимыми социальными правилами, по которым люди старшего поколения должны неизменно вслух ругать молодежь, но втайне очень гордиться ею; может быть, даже восхищаться.

Это прослеживается постоянно. Думаю, что не существовало ни одного поколения, которое бы не ругало молодежь. Например, в VIII веке до Рождества Христова Гесиод пишет о том, что если сейчас молодежи дать бразды правления, то государство будет разрушено. Или Сократ дает характеристики молодежи, и кажется, что ее дает современный мужчина лет шестидесяти пяти своим нерадивым внукам. Что далеко ходить, Михаил Юрьевич Лермонтов говорит: «не то, что нынешнее племя». Все поколения считают, что они лучше, чем последующие, что они через большее прошли. Скорее всего в этом есть доля правды, но мне кажется, что молодежь такая, какой  является; это некая данность, и давать оценку, характеристику, какая она (лучше, хуже), – это глупо. Она единственная, которая у нас есть. Мне кажется, что мы ею можем гордиться.

– Вы преподаете теологию – предмет глубокий, сложный. Как можете охарактеризовать свою аудиторию? Кто пошел изучать этот предмет?

– Это достаточно интересные молодые люди. Некоторые из них стремились именно к этому – желали изучать богословие, теологию. Для некоторых это был спонтанный шаг. Иногда это видно в процессе обучения (это естественно), но можно сказать так: по нашему отделению, если провести некий срез, мы можем увидеть, что это обычная студенческая молодежь, у которой есть место и усердному труду, и веселью, и шуткам. В целом она ничем не уступает воспитанникам любого другого отделения университета или любого другого вуза.

– Есть ли среди ваших студентов представители других национальностей, конфессий, которые предметом изучения выбрали православие? Часто ли вообще такое случается, что в достаточно зрелом возрасте человек вдруг меняет свои убеждения, взгляды?

– Мы живем на Кавказе, поэтому было бы странным, если бы у нас, в наших группах, отсутствовали представители других национальностей. Есть представители и других национальностей, и других конфессий. В вопросе студенческого прилежания за все эти годы, что я преподаю в университете, мог бы отметить: в подавляющем большинстве (если в процентном соотношении – процентов восемьдесят) – это представительницы иных конфессий. Когда тебе интересно и важно то, что ты изучаешь, ты, естественно, будешь выкладываться на сто процентов, а может быть, даже чуточку больше. Нужно признать, что нескольких человек я вспоминаю с душевной теплотой – это очень хорошие, достойные студенты.

Да, конечно, есть примеры, когда взрослый человек меняет свои жизненные ориентиры. Это встречается достаточно часто. Но не всегда смена человеком вектора развития жизни дается ему легко. А как следствие, это приносит иногда страдание и ему самому, и тем, кто находится рядом с ним. В любом случае лучше быть верным себе и стремиться к собственному развитию, жить в некоей гармонии со своим внутренним миром, чем наигранно или каким-то образом искусственно сдерживать свои философские или религиозные взгляды. В любом случае это живой путь естественного развития.

– Отец Владимир, на Ваш взгляд, что служит предпосылками к этим переменам? Может быть, какие-то серьезные психологические потрясения?

– Может быть что угодно. Мы ведь постоянно меняемся. Каждый человек постоянно меняется. Сегодня он что-то приобрел, какой-то опыт, который его изменяет: кого-то в большей степени, кого-то в меньшей. Какое-то рядовое, тривиальное событие, но для человека, пережившего его, оно становится серьезным, может быть переломным моментом жизни. Поэтому выделить какую-то программу, план, как меняется человек, как может измениться его внутренний мир, – достаточно сложно, наверно, даже невозможно, потому что, с одной стороны, мы все очень похожи (все мечтаем об одном и даже молимся об одном), но каждый человек – это уникальное творение Бога. Поэтому каким образом мы ответим на те или иные вызовы, жизненные события – мы не можем предугадать.

– Преподаватель еще и наставник. С какими вопросами, кроме академических, к Вам обращаются студенты? Приходится ли поддерживать ребят, которые оказались в трудной жизненной ситуации, может быть, кто-то столкнулся с сильным потрясением?

– Слава Богу, среди студентов появляются и ученики. Конечно, это очень отрадно. Для некоторых людей можно стать наставником, может быть, даже учителем, но это покажет время. Ситуации бывают разные. Думаю, что не только преподаватель должен быть наставником или помощником, но и любой человек призван к этому. Есть такой категорический нравственный императив: если ты можешь сделать некое благо – ты его должен сделать. Если видишь, что некто находится в тяжелой жизненной ситуации или на каком-то распутье – ты должен приложить максимум своих усилий к тому, чтобы этот выбор был сделан правильно. Не только отдавать всю ответственность на откуп случаю или человеку, попавшему в ситуацию, но и самому постараться со своей стороны сделать для человека все, что можешь.

Вопросы бывают разные, иногда совершенно неожиданные. Но тем и прекрасна жизнь, что она подкидывает такие события, о которых мы не могли даже подумать. Некоторые ребята находятся в постоянном контакте со мной. Я обратил внимание за последние несколько лет: может, ввиду начала деятельности в университете, может, еще по какой-то причине, но последние десять лет круг моих знакомых очень сильно помолодел. Если десять лет назад это были мои сверстники, то сегодня на восемьдесят процентов ребята двадцати-двадцати пяти лет. Обладая чуть большим жизненным опытом, опытом пастырского служения, я могу что-либо попытаться им подсказать. Я обращаю внимание: наша молодежь сегодня настолько интересна, что иногда ей сложно что-либо подсказать, потому что уровень ее открытости миру и восприимчивости к чему-то новому, интересному, доброму – уникальный, я с подобным не сталкивался, когда мне было немножко меньше лет. Еще я обратил внимание, что нынешняя молодежь намного более эмпатична, чем предыдущие поколения.

– С чем это связано?

– Я не знаю, для меня это загадка, но они более эмпатичны, чувствуют чужую боль намного ярче, умеют радоваться чужому счастью настолько искренне, что просто удивляешься. Поэтому я огромный поклонник нашей молодежи. Они очень хорошие ребята. Конечно, мы не можем сказать, что все, но подавляющее большинство из них, что я встречал на жизненном пути, – прекрасные люди.

– Говорят, студенты сегодня не склонны думать о семье, предпочитают строить карьеру. Так ли это? Если так, то почему?

– Наверное, да. Следует признать, что сейчас есть некий культ: нужно состояться как личность, как специалист. Нельзя сказать, что это плохо, но любая благая идея, если ее гипертрофировать, превращается во что-то ужасное. Примерно так может происходить и со взглядами на жизнь. Нет ничего дурного или неправильного в том, чтобы пытаться развиваться, чтобы достичь какого-то положения для построения карьеры, – это прекрасно, это вполне хорошее стремление. Но когда это перекрывает все, когда человек отказывается от встреч, например, с друзьями, или от общения с родными, близкими – это некий перегиб.

Что касается нежелания вступать в брак, когда люди выбирают карьеру в ущерб семье, то мы же не можем на кого-то давить. Человек свободен жить так, как полагает для себя более приемлемым. Мы не можем сказать, что каждый мужчина, достигший двадцатипятилетнего возраста, обязан жениться, а каждая женщина двадцати пяти лет обязана выйти замуж. Нет. Это же глупость. Нужно отметить: есть такая тенденция, но давать ей характеристику – хорошо это или плохо, мне кажется, пока рано. Если человек готов – он готов. Если нет, нужно расти. Брак – дело взрослых людей. Причем не по цифре в паспорте, а по внутреннему мироощущению и пониманию себя. Поэтому лучше подождать. Поколения, начиная с восьмидесятых, каждые десять лет становятся все более инфантильными, поэтому скорее всего порог вступления в брак будет смещаться. Потому что из инфантильности нужно сначала вырасти. Наверное, таким образом можно объяснить эту ситуацию.

– Отец Владимир, благодарю Вас за содержательную и интересную беседу.

Ведущая Маргарита Рекко

Записала Людмила Кедысь

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​