О земном и о небесном. О беженцах и вопросах гуманизма

21 июня 2022 г.

Сегодня поговорим о беженцах и вопросах гуманизма. Обе темы актуальны в наше непростое время. Мой собеседник – пресс-секретарь Пятигорской епархии протоиерей Михаил Самохин.

– Обращаюсь к нашим реалиям. Только по официальным данным, с момента начала спецоперации на Украине в нашей стране уже находятся более полутора миллионов беженцев из республик Донбасса и Украины. Такие данные буквально на днях озвучила уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова. Понятно, что тяжело и людям, и регионам (принимающей стороне). Помогать беженцам – это задача государства или общества в целом? Как на Ваш взгляд?

– Мы очень часто отождествляем похожие вещи, которые не являются одним и тем же. Мы отождествляем общество и государство, гуманизм и помощь ближнему. Чтобы не было каких-то разномыслий, разночтений, нужно сразу провести черту (прежде чем обратиться к нашим реалиям): гуманизм как помощь ближнему, милосердие, служение ближнему – это исполнение заповеди блаженств. «Блаженны милостивые», – говорит Господь в одной из этих заповедей. А гуманизм как идеология эпохи Просвещения, которая противоположна религии, имеет целью оторвать науку от религии и поставить в центр мира не Бога, но человека. Это совсем другое явление. С ним у Церкви гораздо более сложные (мягко скажем) отношения.

И когда мы говорим о гуманизме, нужно понимать, что для Церкви гуманизм – это вопросы практики, евангельское служение ближнему, которое опирается на простую заповедь, данную Господом: не делайте другим того, чего бы вы не хотели себе. Когда мы видим людей, которые оказались без крова, без дома, мы не делим, что должно делать государство, а что общество. Но мы должны понимать: то, что может сделать государство, имея для этого организационные, финансовые и другие ресурсы, общество сделать не может. И, наоборот, что-то может сделать общество, и только общество, а государство не может.

Поэтому только соединение усилий общества и государства (организационных, материальных, человеческих) может дать нормальный результат по полноценному приему в наше российское общество тех людей, которые этого хотят, независимо от того, с каких территорий они приезжают в нашу страну. Государство может обеспечить юридические, экономические преференции, еще какие-то условия, а комфорт пребывания на новом месте человеку может обеспечить только общество.

– Почему в обществе не всегда гуманно, порой вовсе неодобрительно относятся к беженцам? Говорят: «О своих гражданах надо заботиться, а не чужих кормить, обеспечивать работой, по десять тысяч единовременно платить». Почему? Как же широта русской души?

– Во-первых, те вопросы, о которых Вы сейчас сказали, возникают, думаю, не только в русских душах, возмущение возникает далеко не у всех – общество велико и разнообразно. Те люди, которые возмущаются, – такая же часть нашего общества, как и те, которые от всей души помогают, поддерживают, везут гуманитарную помощь, на месте принимают беженцев, обеспечивают всем необходимым. Общество разнообразно и велико. Для того чтобы не было недовольных в обществе, на земле должен быть рай. Но задача государства (как мы знаем от одного философа) не в том, чтобы на земле был рай, а в том, чтобы не было ада.

Недовольные были, есть и будут всегда. Другое дело, что причина этого недовольства, как правило, не в беженцах и не в политике государства по отношению к этим людям, потому что закончится проблема с беженцами, появится еще какой-нибудь повод для недовольства. Есть люди, которым легче обвинить окружающих в чем-то, чем взглянуть на себя в зеркало и подумать: а может быть, мне стоило заняться своими делами, своей жизнью, а потом оглядываться по сторонам?

– Складывается впечатление, что в последние годы (может быть, это связано с экономическими, политическими процессами) общество во многом очерствело. Вспомним хотя бы пандемию. Да и сейчас: тот же сбор гуманитарной помощи – все мы видим, как наши казаки Терского казачьего войска, рискуя жизнями, под обстрелами и бомбежками порой, везут тонны гуманитарной помощи, чтобы помочь и нашим воинам, и жителям некогда братской страны, но не все относятся к этому одобрительно.

– Скажу так: наша епархия с 2014 года отвозит гуманитарную помощь в несколько учреждений Луганской Народной Республики (как ее сейчас называют) – это интернат для слабослышащих, детский дом, некоторые другие учреждения города Луганска. Тогда и сейчас были разные мнения по этому поводу. В утешение тем, кто удивляется, могу сказать только одно: по отношению ко Христу были тоже разные мнения, Его тоже общество не приняло, и в конце концов Его распяли старейшины иудейского общества при полном непротивлении самого общества, при поддержке толпы… Поэтому нам ли, христианам, привыкать к каким-то формам несправедливого недопонимания?

С другой стороны, наше общество находится в состоянии постоянной тревоги, которая в последние несколько лет (так сложилось) еще и усилилась из-за неопределенности. Причем эта неопределенность стала максимально острой, у людей стал максимально короткий горизонт планирования собственной жизни, горизонт предполагаемого будущего, когда можно строить какие-то планы. Это, безусловно, вызывает тревогу. А человек тревожится прежде всего о том, чтобы защитить себя, свою семью, обеспечить какой-то минимальный уровень жизни, к которому привык и который не хочет терять.

В этих условиях быть милосердным, чутким, отзывчивым, милостивым становится труднее. В этом тоже заключается часть проблемы. Что можно сделать сейчас? Для православного верующего человека больше молиться, потому что только упование на Бога сможет гарантированно снизить уровень тревожности. Есть только одно надежное убежище – это Господь, вера, Церковь. Это убежище в минуты тревожности, в минуты, когда общество находится на распутье, не понимает того, что будет дальше. Церковь остается опорой, скрепой, местом, где люди любых политических, экономических, общественных взглядов могут найти и опору, и поддержку, и убежище. Не только материального порядка, но и, что важнее, психологического и духовного.

– Откровенно говоря, Церкви сейчас тоже нелегко. И экономически, и морально. Нужно всех поддержать, обо всех позаботиться, обеспечить той же гуманитарной помощью, поддержать дух народа. Как справляетесь с такой задачей?

– С помощью Божией. Конечно, Церкви нелегко. Еще раз повторюсь, развею устойчивый миф о том, что Церковь что-то получает из государственного бюджета: Церковь находится на попечении народа Божьего. Что принесли верующие, на то Церковь и живет, на то и развивает свои проекты, помогает нуждающимся, в том числе беженцам, поддерживает всех, кому эта поддержка необходима. Единственная помощь, которая нас укрепляет, поддерживает, – это, во-первых, помощь Божия, а во-вторых, понимание того, что мы делаем дело Божие, то, что нам заповедал Господь. Господь заповедал быть милосердными, милостивыми, помогать, утешать всех, кому это действительно на данный момент необходимо.

Другая трудность, о которой нужно сказать, – это трудность, заключающаяся в том, что часто от Церкви требуют политических заявлений, политической позиции. Дело в том, что Церковь – организация не совсем общественная, не совсем такая же, как прочие общественные организации; это богочеловеческий организм. Чада нашей Православной Церкви есть по обе стороны специальной военной операции. И там, и там люди молятся одинаково. И там, и там молятся одному Богу. И там, и здесь прибегают к одним и тем же храмам. Конечно, мы говорили с вами о том, что много среди нынешних небратских противников сатанистов, язычников, неоязычников, раскольников, всевозможных псевдоправославных, обманутых, одураченных людей. Мы знаем о том, что они очень активны, гораздо активнее, чем православные верующие, во всей этой нацистской пляске, которая с 2014 года продолжается на Украине. Тем не менее проблема для Церкви остается.

Церковь помнит прекрасно о том, что и там, и там могут погибнуть и гибнут православные люди. Поэтому для Церкви любое высказывание – это всегда боль, потому что мы утешаем и ту сторону конфликта, и эту. Мы говорим о том, что нужен мир, и о том, что мир должен быть Христовым. Это не должен быть мир, построенный на смертях, слезах людей, которые много лет сидят в подвалах, бомбоубежищах. Это не может быть мир несправедливый, когда одни могут спокойно и безнаказанно терроризировать, тиранить, убивать других. Этот мир должен быть установлен, к сожалению, может быть, большой ценой, которую сейчас платит наше общество и наше государство.

В связи с этим возникает вопрос об отношении к войне и воинам. К войне Церковь относится очень плохо. Война, по всем библейским установлениям, плод человеческого греха и часто наказание за грех. А вот к воинам, которые кладут душу свою за друзей своих, своей жизнью защищают наши жизни, чтобы мы могли продолжать жить в мире, спокойствии, исповедовать свою веру, в том числе так, как мы этого хотим, как можем сейчас это делать, Церковь относится совсем иначе. Я считаю, не случайно происходящее на Украине сейчас не называется прямо войной. Мы ненавидим войну, не хотим войны. Поэтому то, что сейчас происходит, войной и не называем. Для нас это операция по восстановлению справедливости. Тем не менее Церковь в сложном положении находится.

– В мире действительно сейчас очень остро настраивают людей друг против друга, объединенных некогда и государственными, и территориальными границами, может быть, религией. Не секрет, что последователи христианства живут по всему миру. Как не поддаться на эти провокации?

– Нужно помнить, что разделитель в мире один – дьявол. А объединяет людей Бог. Для Бога в Его последние часы не оказалось ничего важнее того, чтобы мы были едины. В Своей последней молитве перед крестными страданиями Он молится в том числе и о том, чтобы Его учеников Господь спас, сохранил и чтобы они были между собой едины. Единство для Христа очень дорого. Настолько дорого, что в последние минуты перед страданиями Он молится о нем, беседует о нем с Богом. Причем это молитва до кровавого пота, не какое-то простое обращение к Богу, а молитва в самый напряженный момент земной жизни Спасителя. Как раз в условиях, когда мир разделен, нас пытаются разделить, нужно помнить, кто духовно стоит за этим разделением и обращаться к Тому, для Кого дорого наше единство: больше молиться, стараться быть вместе, едиными в молитве.

Церковь объединяется вокруг Евхаристии, Тела и Крови Христовых, вокруг молитвы к Богу, общения с Ним. Недаром Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл сказал не так давно, что нужно чаще бывать в храмах. Если во время пандемии он с болью в сердце советовал молиться дома, то сейчас, наоборот, говорит: «Будьте чаще в храмах, если возможно, каждую неделю, каждые две недели хотя бы». Будьте в храмах, чтобы объединяться в молитве, вокруг таинств церковных. Это самая большая поддержка, которую Церковь может дать в ситуации большого разделения.

– Отец Михаил, благодарю Вас. Будем объединяться в молитве и вере.      

       Ведущая Маргарита Рекко

Записала Людмила Кедысь

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​