Беседы с батюшкой. Игумен Вениамин (Райников)

27 апреля 2022 г.

Сегодня у нас в гостях секретарь Епархиального совета Екатеринбургской епархии игумен Вениамин (Райников).

– Предлагаю сегодня ответить на вопросы наших многоуважаемых зрителей. Вопросов много, я постарался выбрать наиболее интересные.

Первый вопрос: «Пасхальная радость. О чем радоваться нам, простым смертным? За мою долгую жизнь (мне сейчас 56 лет) на моих глазах еще ни один знакомый не воскресал и не вставал из гроба как живой. Что это за жизнь после смерти, если никто ее не видел?»

– Пасхальная радость – достаточно сложная вещь. В человеческом опыте радости мало, чаще всего мы под радостью понимаем некую веселость. Духовная радость, может быть, даже мало кому известна. Какое-то нервное возбуждение, хорошее настроение, действие определенных гормонов, вырабатывающихся на какой-то раздражитель (на вкусное или приятное), душевное или эстетическое чувство человек принимает за духовную радость.

Духовная радость – это состояние чистой совести. Как сказал древний подвижник, пусть грешники плачут, беззаконники беспрестанно проливают слезы, праведник же должен радоваться, ибо к радости призвал нас Христос.

Состояние радости доступно человеку, который приближается к нормальному человеческому состоянию. Напомню, нормальное человеческое состояние – это состояние бесстрастия. Состояние греха и переживание его последствий – это болезненное состояние. Если у человека есть болезни, значит, у него мало здоровья.

Радость – это состояние духовно здорового человека. Если есть проблемы с грехами и их последствиями, то, конечно, человеку радость малодоступна, но доступны какие-то хорошие состояния, приподнятое настроение как намек на то подлинное, к чему должен прийти человек. Мы можем только приблизительно догадываться о том, что такое радость, представляя, что это любое наше хорошее настроение, веселость, увеличенные многократно, в превосходной степени. И то это очень условно. Потому что апостол Павел говорит: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. Эта радость не может быть нами раскрыта здесь в полноте; она уготована во всей полноте в жизни будущего века.

Пасха такая радостная потому, что она нас переносит в вечность, в то состояние, когда будет Бог все во всем. И эти отблески будущего века видны в победе Христа над смертью и грехом, которая совершилась в день Его воскресения. И Он хочет, чтобы то, что произошло с Ним, произошло и с нами.

В Апокалипсисе мы читаем, чем все закончится. Путь перед этой победой будет трудный, будет много искушений, войн, эпидемий. Эта книга может показаться страшной, но зачем она написана – известно из самого Апокалипсиса. И читающий скажет: пусть Господь грядет.

То есть все это написано для того, чтобы возбудить в человеке желание логического окончания всего того, что мешает раскрыться в полноте пасхальной радости, когда будет воскресение и жизнь с Богом, полная победа каждого отдельного человека над смертью и грехами. Каждого человека Господь ведет к этому. Как все это будет – Господь показывает Своим примером. Он показывает нам то, к чему мы должны стремиться.

В полноте пережить радость усилием воли не получится, но по мере очищения сердца и приближения к Богу эта радость будет возникать естественным образом.

Искусственно вызванное состояние – всегда вымученное. Например, представьте, снимается фильм – и режиссер говорит массовке: «Сейчас все улыбаются. Улыбаемся шире, веселее. Недостаточно широко улыбаетесь...» Это может вызвать только вымученную улыбку, похожую на оскал. Вся эта искусственность видна...

Кстати сказать, Великий пост как раз и дает возможность человеку пережить радость. Потому что Великим постом мы максимально пытаемся очистить свою душу от грехов, страстей, привязанностей – всего того, что лежит тяжким грузом. «Возьми бремя от мене тяжкое греховное», читаем мы в Великом покаянном каноне Андрея Критского. Это бремя гнетет, давит, не дает человеку вздохнуть и радоваться. И в той мере очищения, которое происходит Великим постом, каждый имеет возможность прочувствовать радость Воскресения Христова. По-другому невозможно. Не думаю, что человек, будучи грешником, без очищения способен на духовную радость.

На какое-то веселие и хорошее настроение – да, человек способен. Мы понимаем, что мы телесны, и веселость нам тоже пригодится. Если нет радости духовной, пусть хоть какая-то веселость будет. Поэтому у нас и песнопения веселее, и богослужение активнее, и еда вкусная, сладкая. Сладкое тоже вызывает определенные реакции в организме. Сладкого поели – и настроение повысилось. Праведный, святой человек не нуждается в этом, он может испытывать пасхальную радость, грызя какой-нибудь сухарик. А кому-то нужно сладкую пасху съесть. Но эту веселость нельзя переоценивать; она хороша в своей мере. Может, кому-то и нравится кричать и прыгать от радости, но в действительности это не очень ценно, и если на этом зациклиться, можно пропустить те зачатки духовной радости, которые должны в человеке потихонечку пробиваться.

Относительно того, что никто не воскресал... Может, за Ваши пятьдесят шесть лет никто и не воскресал, а Христос воскрес. Чем не повод для радости? Если воскреснет какой-нибудь человек на твоих глазах, ты обрадуешься, а если Христос воскрес – это недостаточный повод для радости? Это немножко лукаво. Если человек способен испытать радость от победы жизни над смертью, он найдет поводы радоваться. А если человеку надо, чтобы произошло чудо на его глазах, то Священное Писание об этом рассказывает в притче о богаче и Лазаре. Богач говорит: «Пошли Лазаря в дом отца моего, пусть он расскажет...» Это не работает. Авраам посчитал, что это нерабочая схема. Авраам сказал: «У них есть Моисей и пророки; пусть слушают их. Если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят».

Так что все очень умозрительно. Человек, не имеющий внутри радости, если увидит даже воскресение человека, ничего не почувствует. Люди воскресали бы, если бы в этом был смысл. Воскресение мертвых совершается не для того, чтобы кого-то порадовать. Разве мы не знаем из истории, что воскресали люди? Было такое. И пророки воскрешали людей. Самое яркое в истории человечества событие – воскресение Христа; но даже оно не всех обрадовало, а только тех, кто Его любил.

Когда воскрес, например, Лазарь Четверодневный – тут же иудеи искали его убить, потому что это был неприятный свидетель и люди к нему шли. Почему иудеи не обрадовались? Если человек не хочет радости, он и воскресшего убьет, лишь бы все опять затянуть серой тиной будничной безрадостности.

Мир полон поводов для радости. Отсутствие радости часто сопряжено с отсутствием благодарности. У тебя есть руки, ноги – почему не поблагодарить за это Бога? У тебя есть возможность ходить на своих ногах, а не передвигаться в инвалидной коляске. Посмотри, как людям тяжело живется.

Солнышко, хорошая погода, травинка, букашка... Как этому не радоваться? Дети по-другому всё воспринимают. Вспомните свою детскую радость. Ребенок, разглядывая какую-нибудь снежинку, испытывает восторг. Вы в 56 лет в таком же восторге от снежинки? Нет. Почему? Разве снежинка стала менее красивая? Почему радость исчезла? Детская чистота дает возможность видеть красоту этого мира. По мере налипания грязи ты уже не видишь этого, перестаешь чувствовать и красоту природы, и красоту людей.

Если ты злобный, отвратительный – конечно, ты безрадостный. Но если вернуть себе правильное расположение духа, то радости будет больше. И для этого необязательно, чтобы мертвые воскресали вокруг тебя, – это ничего не гарантирует. И зачем это? Человек уже умер. Вы спросили его, хочет ли он этого? Вдруг ему там хорошо? Господь его призвал к Себе, а его вдруг воскресили. Человек скажет: у меня было все хорошо, а меня опять вернули в этот мир. Как говорится, уже последний звонок прозвенел, а вы опять сажаете его в первый класс за парту. Зачем?..

С какой целью воскрешать людей? Они же умирают не случайно. Человек умирает тогда, когда достиг пика своего развития. Господь промышляет о каждом человеке и делает так, чтобы мы не умирали, находясь в какой-то нижней точке. Он ждет, пока мы достигнем пика своего развития (либо после покаяния, либо на волне какого-нибудь максимального напряжения). Как разбойник на кресте: он, проходя через страдания, видя несправедливость, которая происходит рядом с ним, прочувствовал все это, переменился. И в этот самый момент его максимального покаяния, раскрытия сердца Господь его забирает. Другой разбойник этого не достиг, но он был на своем максимуме; значит, в его жизни это был самый чистый момент – хотя бы страдания его очистили.

Господь не забирает неготовых людей. К сожалению, все по-разному готовы. Нам кажется, что человек умер без покаяния, например. Да, такое бывает, но мы не знаем, как сложилась бы его жизнь дальше. Может быть, дальше пошел бы спад? Мы верим Богу и знаем, что Господь не хочет смерти грешника и будет ограждать от такой смерти, которая настигнет человека неготовым. И мы молимся о том, чтобы нам подготовиться к этому моменту.

Вопрос задан немножко даже с претензией: мол, почему не воскресают покойники? Для чего они должны воскресать? Для Вас?

– Для убеждения конкретного человека.

– Почему Вас нужно убеждать именно таким способом? Надо немножечко скромнее о себе думать. Зачем такие эксперименты над людьми?

Не хотелось бы накидываться с обличениями на человека, которого не знаю, тем не менее это одна из проблем того же богача из притчи Спасителя. Ведь этот богач проявил ужасное неуважение к Лазарю. Как мы знаем из притчи, сидит Лазарь на лоне Авраамовом. У него все хорошо в жизни. И тут этот богач говорит Аврааму: «Пошли Лазаря...» А ты спросил у Лазаря, надо ли ему идти к твоим братьям и в чем-то их убеждать? Этот богач и при жизни Лазаря не видел, и после смерти к нему даже не обращается. Он нашел себе ровню – Авраама и к нему обращается: «Авраам, пошли-ка ты Лазаря...» Лазарь как бы на побегушках. Этот богач же не сказал: «Лазарь, извини, так получилось, что я тебя не замечал при жизни. Может, ты смилостивишься надо мной и исполнишь то, о чем я тебя попрошу?» Но он к нему за всю притчу так и не обратился; он продолжает не видеть его.

То же самое и у нас – потребительское отношение ко всему: всё ради меня. Мне хочется – поэтому воскресайте мертвые. Где чудеса? Давайте убеждайте меня. Мне мало, хочется, чтобы еще и мертвые воскресали. Причем один – это мало, хочу, чтобы раз в неделю воскресали. А еще хочу, чтобы я их сам воскрешал...

Нет предела неадекватной оценки самих себя. Не хочешь убеждаться – не надо, но не дергай покойников, они свою жизнь прожили. Опыт смерти – это очень таинственный, очень страшный опыт. Это не просто: шагнул в смерть, потом обратно. По заказу это не делается. Господь Сам знает, кому умирать и что после смерти испытывать. И не нам возвращать покойников с того света. Мне не нравится такая идея.

– Следующий вопрос: «Раньше Пасху встречали один раз в неделю. Сейчас – один раз в год. Почему? Разве раньше жили другие люди? Или они были ближе к Богу?»

– Когда такое было, что Пасху встречали каждую неделю? Я не знаю. Мы Пасху встречаем ровно тогда и столько раз, сколько постановил Первый Вселенский Собор. Мы ничего не изменили. До этого было то же самое. Было какое-то разномыслие, но Первый Вселенский Собор установил правила празднования Пасхи. Все органично: один Великий пост, одна Пасха. Литургический строй неповрежденным сохраняется более двух тысяч лет. Не знаю, кто праздновал Пасху каждую неделю.

Но никто не запрещает радоваться воскресению Христову каждую неделю. То есть Пасха – раз в году, но воскресение Христово мы вспоминаем каждое воскресенье. Воскресный день и посвящен воскресению Христа. Если человек будет посещать воскресные службы, то будет знать, что песнопения, посвященные воскресению, поются в воскресенье. И есть все поводы, чтобы пережить пасхальную радость...

Среда, пятница – постные дни. Среда – воспоминание предательства Иуды. Пятница – воспоминание Страстей Христовых. Не бывает такого, чтобы мы на целый год забыли про Воскресение Христово, – мы переживаем это событие каждый воскресный день. По сути, это общий настрой христианина. Знанием о воскресении Христовом пропитан каждый день, каждая литургия. Мы причащаемся Тела и Крови Христа воскресшего, и пасхальные песнопения сопровождают принятие Святых Христовых Таин. Пасхальное песнопение: «Воскресение Христово видевше» священники произносят после причастия.

Соприкосновение с воскресшим Христом происходит каждый раз, когда человек причащается. Момент единения с воскресшим Христом и есть твоя личная Пасха. Причащайся – и будет тебе Пасха всякий раз, когда ты причастился.

Но существует праздник Пасхи, когда мы особенным образом воспоминаем это событие, переносимся туда, актуализируем то, что происходило тогда, и перекидываем мостик в то, что будет в жизни будущего века. Концентрация достигается на пасхальной седмице, и мы к этому подводимся Великим постом…

– Следующий вопрос: «Недавно услышала: если Иисус Христос уже воскрес и мы все будем спасены, тогда что мы делаем на этой земле?»

– Мы ждем этого. «Недавно слышала» – такое выражение, как будто где-то птичка напела. «Все мы будем спасены» – я не знаю, кто ей такое сообщил. Евангелие говорит немного по-другому. Оно говорит: если праведник едва спасается, грешник где будет? И все притчи Спасителя, посвященные последним временам, не дают такой уверенности, что все будут спасены. Как мы проигнорируем те слова Христовы, которыми чаще всего заканчиваются такие притчи: «И будут ввержены туда, где плач и скрежет зубов, во тьму кромешную»? Он же говорит об этом. Он же не говорит: «Будет сложно, но потом все спасутся». Так притчи не заканчиваются: там совсем нет расслабляющего оптимизма, а есть весьма отрезвляющее напоминание, что ты по своей свободе можешь и не захотеть пойти позитивным, правильным, здоровым путем. Ты можешь отвергнуть Христову любовь и оказаться вне брачного чертога.

– Какое-то вольное толкование получается...

– Не вольное, а очень оптимистичное. Хочется же, чтобы все спаслись? Конечно, хочется. Самое главное, что и Богу этого хочется. Он прямо это говорит: «Я хочу, чтобы все спаслись и в разум истины пришли». Для этого и нужна земная жизнь, чтобы прийти в разум истины и спастись. А как же ты придешь в разум истины, если у тебя не будет на это времени? Господь и дает время для того, чтобы ты образумился и пришел в правильное состояние, стал способен к жизни вечной.

А утверждение, что Он всех спасет, вызывает вопрос: зачем тогда ждать, если можно спасти всех моментально? Если бы это было так, то не надо было бы вообще выпускать Адама из рая. Если и так все этим закончится, давайте вообще ничего не будем делать, будем держать этих людей в раю, и пусть они делают что хотят и используют свою волю каким угодно способом.

Вопрос же не о месте, где содержится человек, а о том, каков он сам. Он себя изуродовал грехом, сам себя выкинул из рая, потому что его внутреннее состояние после нарушения воли Божией сделало его неспособным пребывать в раю. Он изменился настолько, что его внутренний рай исчез. И теперь его путь – обратно в этот рай. Созидай его, Господь тебе поможет. Для этого Господь и устроил все это под названием домостроительство, Промысл и спасение человечества, чтобы исправить ошибку Адама.  Она не была мелкой. И нужен труд человека, чтобы проявить свою волю к очищению. Для этого и необходима земная жизнь. А спасет Христос всех или нет, это уже от Него будет зависеть.

Это вообще никак не влияет на нашу жизнь и наше поведение. Спасет Он всех или всех погубит – это никак не влияет на то, как мы должны себя вести и как жить… Подлинные отношения – это отношения бескорыстной любви. А если у человека будут отношения с Богом правильные, бескорыстные, то для него этот вопрос уже не будет таким животрепещущим, как у телезрительницы. Иоанн Златоуст написал такую мысль, которая в свое время меня поразила: «Даже если я узнаю, что погибну, это все равно никаким образом не изменит моей жизни сейчас в том плане, как я себя веду, как исполняю заповеди, это не повлияет на мое поведение».

И если вдруг сообщат, что будешь гореть в вечном огне, можно сказать: «Зачем я буду тогда себя ограничивать, поститься, молиться? Если и так гореть в вечном огне, то хотя бы здесь повеселюсь». Это состояние корысти. Оно далеко не совершенное. А совершенное состояние любви, когда ты любишь и не можешь иначе. Ты действуешь соответственно тому состоянию и тем отношениям, которые у тебя возникли с Богом. Ты исполняешь Его заповеди потому, что  Его любишь, а не потому, что хочешь что-то за это получить.

И если Он всех спасет, зачем нам тогда что-то делать? Кстати, я не критикую вопрос, потому что он естественный. В свое время его задал и Силуан Афонский, когда ему было явление Христа и он прочувствовал любовь Господа к человеку. Христос ему сказал похожую мысль, что всех, кто Ему служит, Ему молится, Он спасет. И Силуан спросил: если такова Божия любовь, тогда что мы делаем на Афоне, если спасение возможно и с меньшим количеством напряжения? А Господь сказал, что этих людей Он назовет Своими друзьями. Все-таки звезда со звездой разнится во славе, и отношения могут быть более глубокими, более насыщенными.

«Хоть с краешку, да в раюшку» – это один подход. А другой подход: «Мне этого мало, хочется большего». Когда человек имеет хорошие духовные амбиции, ему хочется святости. Он прочувствовал, что там бесконечные горизонты, и раскрывает их. И тогда он идет по этому пути и уже не думает о том, спасется он или нет, ему хочется большего. Хотя он смиренно думает, что все спасутся, а он один погибнет, но чувствует Христову любовь и не может по-другому поступить. Эти подвиги он берет на себя не потому, что ему за это больше достанется каких-то небесных даров, а потому, что он уже прочувствовал, что может жить только так и никак иначе. Он так выражает свою любовь, которой много и которая взаимна. Он так себя ведет не потому, что что-то хочет получить.

Мы так же умеем делать. Мы же умеем делать добро просто так. Люди необязательно корыстные и примитивные. Они могут быть и глубже.

– То есть это внутреннее состояние человека?

– Да, это его внутреннее состояние, он так чувствует и так себя проявляет… Мы же видим, например, влюбленных людей. В действительности они себя ведут иррационально. Человек может всю стипендию спустить на подарки, а потом есть один «Доширак». И это не потому, что он ждет обратной реакции, а потому, что его так зацепило этой любовью, что он себя по-другому не может вести.

То есть мы даже среди людей видим такие отношения. Тем более в отношениях с Богом. Если ты Его любишь, то занимаешь ту жизненную позицию, которая позволяет тебе максимально ее проявлять. Поэтому подвижники быстренько себе что-то приготовили, перекусили и опять находятся в любви ко Христу. Они уже нашли эту правду, и их из нее уже не вытащишь. Серафим Саровский говорит, что человека ждет такое блаженство! И он так его переживает, что даже если бы его за ноздри повесили в келье, он все равно бы это все перетерпел, лишь бы его не забирали от Христа. Это близко к искомому.

А наше обычное состояние такое: «Если мы все спасемся, то зачем тогда заморачиваться? Зачем проявлять какие-то знаки внимания, если все равно это и так придет?» Значит, ты не любишь, если задаешь такие вопросы. «Если женщина замуж за меня выйдет и так, зачем мне ей тогда цветы дарить? Она и так уже будет жена. Пока она была невестой, я ей дарил что-то, а стала жена – какие подарки? Пусть идет на кухню и моет посуду». Едва ли мы назовем такие отношения нормальными. А с Богом почему-то проходит такая штука: «Если Ты нас всех спасешь, зачем мы о Тебе должны думать?»

– Это опять какая-то человеческая мерка.

– Мы люди, поэтому у нас и мерки человеческие. А наша задача – перестать быть мелкими людьми и становиться обожествленными. Тогда у нас будут возможности чувствовать что-то другое вроде того, что чувствуют подвижники, которые ведут себя, с человеческой точки зрения, не совсем логично.

– Еще один вопрос: «Я верю, что Боженька все управит, сделает так, как нужно. Но в чем тогда мои труды, мои усилия? Наступила Пасха. Как поблагодарить Бога за свою жизнь и правильно выразить свою любовь к Нему?»

– Господь на это отвечает следующим образом: «Кто Меня любит, тот заповеди Мои соблюдает». Поэтому если с людьми есть проблема, на каком языке выразить свою любовь, то с Богом все очень просто. Там один-единственный язык любви, который мы направляем Богу, – это исполнение Его заповедей.

Дальше Господь говорит: «Кто сделал что-либо для ближнего, тот сотворил это Мне». Это малое, что вы сотворили, творится и Христу, Он Сам это принимает. Поэтому хочешь сделать приятное Христу, сделай это ближнему. Священное Писание тоже говорит о том, что милующий нищего взаймы дает Богу. Если ты проявишь милосердие к нищему человеку, это то, что ты одолжил Богу. Он тебя за это хочет вернуть к Себе.

Поэтому проявление любви к Богу вот такое, оно начинается с каких-то конкретных поступков в отношении ближнего. А дальше эти поступки научат тебя и другому. Потому что есть состояние созерцания, когда сердце открыто, есть общение души со Христом. Но это произойдет позже. Приходить это состояние в любом случае будет с каких-то примитивных, простых, очень понятных вещей.

Кстати, Святейший Патриарх в пасхальном послании этого года пишет, что великое всегда составляется из маленьких поступков. Просто улыбнись ближнему – с этого начни. Ты можешь быть человеком, который сеет что-то доброе: этому помоги, этого накорми, этого напои. Даже одна чаша студеной воды, поданная во имя пророческое, наследует пророческую награду.

Мы всегда имеем возможность кому-то помочь, и необязательно помогать материально, можно сделать что-то руками. Улыбка – это тоже бесплатно. Хочешь сделать что-то Богу, начни с ближних. У каждого есть свои неотданные долги перед ближними. Отдавай их. Кому-то не хватает времени, кому-то – внимания, заботы, доброго слова, кого-то просто выслушать надо. Через это будет проявляться благодарность Христу.

А так просто сидеть и пытаться родить любовь каким-то образом в каких-то конкретных формах – это ничем не закончится. Это невозможно, потому что любовь конкретна. Господь Свою любовь воплотил и конкретизировал. Надо посмотреть на Него и сделать что-то похожее. Он же не просто сообщил с неба, что любит нас. Он пришел, воплотился и взошел на Крест. «Вкусите и видите, яко благ Господь», то есть попробуйте это. Мы любовь Христову вкушаем буквальным образом, причащаясь Христовых Таин. Он это максимально конкретизировал для нас.

Его любовь конкретна, и наша должна быть такой же. Он Бог, а мы люди, и мы хотим как-то все «духовненько» осуществить. Так не выйдет. Ты человек, давай фактами, конкретными делами. Отчитайся, если ты хочешь сам себе задать вопрос, сколько у тебя и какой любви и возможно ли тебе что-то сделать Христу. Только начни, а там и жизни не хватит, было бы желание. Это конкретные поступки, направленные к тем людям, которые в этом максимально нуждаются.

Начинаем с первого круга – близких. И Священное Писание говорит о том, что все начинается с домашних. Потому что это проще, естественнее. Отчасти это и сложнее, потому что не так показушно. Вы живете под одной крышей, здесь никого не обманешь, все тебя знают как облупленного. Улыбочками их не обманешь, они точно будут знать, хороший ли ты человек. По этому пути и надо идти – исполнять Христовы заповеди.

Много всяких заповедей. Если получится исполнить хоть какую-то из них, то это и будет проявлением любви к Богу. Например, вспомним заповедь о необходимости посещать храм и отдавать Богу один день. Бог многого не просит. И мы-то делим все пополам, а Господь подарил нам всю жизнь, а Себе попросил не половину, а седьмую часть: «Шесть дней работай – это твоя часть, а Моя – один день, посвяти его Мне». Три часа на всенощной и два часа на литургии постой и подумай, как ты Христа любишь. Заповедь исполнил – любовь проявил.

Сидеть и любовью пылать – это можно, но после того, как ты все это сделаешь. Тогда можно просто сказать: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий», – и все пылает, вокруг тебя уже и снег растаял, ты не заметил, как уже на локоть поднялся над землей. Мы такие примеры тоже знаем. Но усилием воли из тебя ничего не польется. Любовь воспитывается совершенно обыкновенными, мелкими делами. И в итоге получается так, что ты можешь пойти в пустыню и посвятить любви Христовой всю свою жизнь. Там тебе вообще никто не нужен, просто сиди и пылай любовью. Но это высший пилотаж.

Ведущий Тимофей Обухов

Записали Нина Кирсанова и Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​