Канон. Руководитель Московской школы церковных звонарей Илья Дроздихин. Часть 2

25 декабря 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
Продолжение беседы с руководителем Московской школы церковных звонарей Ильей Дроздихиным. Илья расскажет о производстве колоколов и своей литейной мастерской. Мастер поделится некоторыми секретами литейного дела, а также исполнит несколько звонов на переносной звоннице собственного производства, специально привезенной в студию нашего телеканала.

Илья Дроздихин, звонарь, руководитель Московской школы церковных звонарей, родился в 1978 году в Москве. Окончил экономический факультет Российского православного университета. Звонарным искусством увлекается с юности. С 2003 по 2005 год работал звонарем на Патриаршем подворье в Орехово-Борисове. В 2005 году по инициативе Ильи Дроздихина был создан фестиваль колокольного звона «Перезвон», художественным руководителем которого он является по сей день. В 2006 году Илья стал старшим звонарем московского храма иконы Божией Матери «Знамение». В 2008 году открыл Школу звонарей Ильи Дроздихина и мастерскую по литью колоколов. Сегодня Илья Дроздихин гость программы «Канон».

– Очень важно отметить, что помимо богослужебной функции колокола выполняли функцию оповещения, информирования. В наше время этим занимается телевидение, радио, Интернет. Осталась ли с тех времен классификация колоколов, когда каждый определенный колокол выполнял свою задачу? Или сейчас такого нет?

– Сейчас, конечно же, на церковных колокольнях только церковные колокола.

– Только церковные?

– Да. Они выполняют богослужебную функцию. Хотя у нас допускаются и общественные звоны.

– Например, когда мы слышим один звук, то понимаем, что это не богослужебный звон, а тревога.

– Ну, раньше сигнал о пожаре так звучал…

– Набат?

– Да, набат. Был еще метельный звон, когда было не видно ни зги.

– Предупреждающий о непогоде?

– Этот колокольный звон выполнял функцию маяка – он созывал на звук заблудившихся путников, чтобы они нашли приют и не замерзли.

Сейчас колокольный звон выполняет богослужебные функции – это обозначение начала и окончания богослужения, важных моментов службы. Звон может быть знаком того, что сейчас завершается какое-то священнодействие, например, Евхаристический канон – в этот момент звучит благовест.

Но у нас есть и традиция последних лет – победный звон на 9 Мая. 9 Мая в 12 часов все колокольни в России возвещают о Победе над фашистской Германией. Мы знаем, что сейчас и вдали от храмов устанавливают колокола, и они также связаны с памятниками павшим воинам. Но все-таки колокол у нас – это священный предмет, это часть богослужения. А светские функции чаще встречаются  у колоколов в Европе – там есть и биржевые колокола…

– У них это еще осталось?

– Да. Там колокола оповещают о том, что открываются питейные заведения или какие-то заведения, торгующие рыбой. Где-нибудь в Англии колокола оповещают о начале биржевых торгов. У нас же колокола – о церковный атрибут, и я считаю это более правильным.

– Помимо того, что Вы звонарь, Вы еще занимаетесь и непосредственно производством колоколов. Расскажите, с чего начинается создание колокола.

– Производство колоколов – это довольно сложный процесс. Начинается он с подбора формы колокола. Мы решили не искать ничего нового и пойти по пути старых литейщиков. Мы не моделировали какие-то формы на компьютере, не привлекали современные технологии, а просто взяли старинные колокола хорошего звучания: те, которые, по нашему мнению – мнению звонарей, – хорошо звучат и гармонируют между собой, собрали их в единый набор, перемеряли и сейчас повторяем.

– То есть у каждого из этих колоколов есть определенный прототип?

– Да, конечно. Это колокола разных производителей – в первую очередь, ведущих производителей дореволюционной России: заводов Финляндского, Оловянишникова и Самгина. Это три самых крупных привилегированных мастера, которые имели императорские награды за хорошо выполняемую работу. Они вели свою историю еще со времен Пушечного двора и наработали огромный опыт. Сейчас мы являемся своего рода продолжателями их традиций.

– То есть сохранились какие-то черновики, схемы?

– К сожалению, все утрачено. И мастерство утрачено.

– А каким образом вы это восстанавливали?

– Есть книга известного литейщика, ярославского производителя колоколов Оловянишникова – «История колоколов и колокололитейное искусство». Она является, можно сказать, настольной книгой литейщика и звонаря. Он написал эту книгу в 1912 году и коснулся в ней истории колоколов, звонов, в том числе и производства.

Конечно, Оловянишников был человеком образованным и всех секретов не стал выдавать. Но в общих чертах он описал технологию, нарисовал геометрию, профиль, объяснил модульный принцип. Хотя, если просто взять его книгу и четко следовать инструкции, конечно, колокола не получатся.

– Откуда же вы доставали секреты?

– Сейчас есть современные методики. И технологии производства литья, конечно, не стоят на месте. Для формовки колоколов мы применяем современные формовочные смеси, а технологии производства отливаемых колоколов приближены к художественному литью – так называемому шоу-процессу или литью по этилсиликату. То есть мы используем готовые связующие на основе специальных смол, которые быстро отвердевают. Раньше производство колоколов было довольно длительным процессом – это было литье в керамику, литье в глину. Многие, наверное, видели в фильме Тарковского «Андрей Рублев», в новелле «Колокол», как герой искал специальную глину – секрет, который отец ему не передал. А сейчас, конечно, технологии производства шагнули вперед.

Но самое главное в звуке колокола – это профиль, то есть геометрия. Если она выбрана удачно, то колокол будет звучать хорошо, а если неудачно, то звучание колокола будет плохим. И, конечно, важен металл.

– Из чего делают колокола, из какого металла?

– Это высокооловянистая бронза: 80% меди и 20% олова.

– Все колокола из нее делают?

– Да. Нельзя экономить на металле. Производители всегда были в поиске альтернативы колокольной бронзе, потому что олово очень подорожало (оно и раньше было очень дорогим), но до сих пор ничего лучшего не придумали.

– Должен ли быть определенный звукоряд на колокольне, то есть диатоническая гамма – до, ре, ми, фа, соль, ля, си?

– Нет. Колокола подбираются не по хроматическому ряду, а по гармоничным интервалам, то есть должны быть интервалы.

– Давайте объясним телезрителям, что это такое.

– Это терция, кварта, квинта…

– Мне кажется, так еще сложнее.

– Если вы никогда не умели играть на пианино и начнете нажимать на все клавиши подряд, то вы будете играть некрасиво. Нужно отметить те клавиши, которые дают гармонию, определенные интервалы, то есть через три, через четыре тона…

– Благозвучные?

– Да, благозвучные интервалы! И если вам объяснить, на какие клавиши можно нажимать, а на какие нельзя, то вы будете красиво играть и даже импровизировать. Здесь то же самое.

– Еще Бах сказал: «Я просто удачно нажимаю на нужные клавиши». Кажется, секрет в этом. Наверняка многие телезрители слышали о знаменитой скрипке Страдивари, которая оценивается в несколько миллионов. Надо сказать, что у нас в стране очень много таких «скрипок Страдивари» – на каждой колокольне, потому что производство колоколов стоит огромных денег. Это действительно так, поэтому колокола и приобретались веками.

– Да. Приобретение колокола – это очень большое вложение для храма, и не каждый храм мог позволить себе приобрести сразу весь колокольный набор. Поэтому колокола приобретались постепенно – сначала какая-то малая звонница, малый набор (такой стартовый комплект), а потом, уже спустя время, следующий колокол. Его приобретение приурочивали к какому-то событию – печальному или, наоборот, радостному – или к престольному празднику. Бывало, проходили века между приобретением колоколов.

У нас сейчас происходит то же самое. Храмы строятся, и понятно, что для начала, для какого-то минимального звона, достаточно набора из 5, 7, 9 колоколов. Потом уже этот комплект можно дополнить большим тяжелым колоколом-благовестником, на котором можно отлить храмовые иконы, указать время отливки, название храма, имена благотворителей. Это уже конкретный торжественный вклад в храм.

– Предлагаю сделать музыкальную паузу. Порадуйте нас колокольным звоном.

– Конечно.

(Звучит колокольный звон в исполнении Ильи Дроздихина.)

– Илья, я как автолюбитель хочу у Вас поинтересоваться. Все мы зимой сталкиваемся с проблемой обледенения автомобиля. Как Вы справляетесь с этой проблемой на колокольне? Ведь это же металл! Наверное, очищать обледеневший колокол грубым методом невозможно, потому что можно его повредить…

– Вы знаете, эта проблема возникла совсем недавно, раньше почему-то такого не было. И многие автолюбители тоже столкнулись с этим совсем недавно. Появился так называемый ледяной дождь: от него образуется корка, которую ничем ни соскрести, ни снять, ни убрать. И колокола, покрытые такой ледяной коркой, конечно, не звучат. Многие звонари в течение последних, наверное, лет десяти обращаются с вопросом: «Что делать?»

– Тем более что много праздников зимой.

– Да. В нашей стране Рождество, Крещение, Сретение, да и ранняя Пасха попадают на зимний период. Многие пробовали соскабливать эту ледяную корку, но это очень неэффективный способ. Конечно, колокол от этого не испортится, ничего ему не будет, если его как-то поскрести.

– А металл на холоде не становится хрупким?

– Он становится хрупким, но вы же не будете его долбить молотком. Если чуть-чуть поскрести, конечно, это его не повредит.

– Поцарапать жалко.

– Ну, поцарапать можно, да. Он заполируется в этих местах, начнет блестеть.

Самый эффективный способ – это обработка либо раствором соли, либо каким-то спиртовым раствором. То есть можно залить в пульверизатор соляной раствор, побрызгать в какое-то место, и в этом месте ледяная корка начнет подтаивать. А можно просто не задействовать обледеневшие колокола. Но если это окажутся самые основные, самые важные зазвонные колокола, то без них, конечно, звона не получится.

– Хочу поговорить о тяготах Вашей профессии. Даже летом, забираясь на колокольню, понимаешь, что там прохладно, ветрено и стоит надеть курточку. А как же вы зимой работаете на колокольне?

– Мы утепляемся.

– Вообще это очень непросто.

– Это некий подвиг, послушание. Нельзя сказать, что звонить в колокола – это работа. Это некое служение, как и пение, и алтарничество. Звонарь перед своим звоном должен помолиться, настроиться, он должен получить благословение батюшки. То есть важно понимать, что он выполняет некую миссионерскую функцию: созывает на богослужение верующих и даже тех, кто ни разу не был в храме.

Если посмотреть с этой точки зрения, то у звонаря очень серьезная, ответственная миссия, потому что он должен зажечь искорку веры в том, кто ни разу не был в храме. По традиции, если мы слышим колокольный звон, то должны остановиться, перекреститься, помолиться и как бы стать сопричастниками тому действу, которое происходит в храме.

– Надо сказать, что колокольный звон слышен на всех близлежащих улицах. Как не потерять слух, находясь на колокольне? У многих возникает такой вопрос.

– Слух не теряется. Конечно, когда проводим обучение в помещении школы звонарей, мы находимся в наушниках. А на колокольне звук распространяется в окна, он не отражается от стен, и поэтому какого-то сильного звукового давления, которое оказывало бы отрицательное влияние на слух, там нет.

Возможно, когда вы впервые поднялись на колокольню, какой-то дискомфорт и ощущается, но после второго, третьего, четвертого звона вы уже привыкаете.

– То есть слух уже портится, и мы привыкаем?

– Нет, слух не портится, и мы привыкаем.

– Илья, Вы уже несколько лет проводите фестиваль колокольного звона. Расскажите, пожалуйста, об этом проекте. Как он называется?

– Мы и сами проводим фестиваль, и являемся участниками других фестивалей. Начиная с 2005 года, уже 16 лет, мы проводим фестиваль «Перезвон». Он проходит в Москве, и его участниками становятся наши выпускники и наши ученики.

В этом году прошел фестиваль колокольного звона «Архангельский глас», организованный Фондом Архангела Михаила. Нас пригласили, и мы стали соучастниками этого действа. Мы участвуем в фестивалях по всей России и даже за рубежом.

– А много проводится «колокольных» фестивалей?

– Обычно фестивальная пора начинается после Пасхи, в теплое время, и заканчивается где-то к Рождеству Богородицы. Последний фестиваль колокольного звона в году проходит в Раменском районе в селе Зюзино. А всего в России проводится 20-30 фестивалей колокольного звона.

– Они проходят ежегодно?

– Да.

– А какие требования к участникам? Ведь там должна быть какая-то программа.

– Надо отметить, что формат бывает разный. Бывает концертная форма, где проводится отбор участников, где есть ведущий, который рассказывает о разных звонах. В таких фестивалях принимают участие звонари более маститые, и со стороны туда попасть невозможно. А есть фестивали на престольные праздники. Например, на фестивале в том же Зюзино может подняться на колокольню любой желающий.

– И поделиться своей радостью.

– Да. Как на Пасху, на Светлой седмице и в престольные праздники.

– Русский народ с давних времен относится к колокольному звону с любовью и почитанием, считая его спасительным и целительным. Действительно ли имеют место необыкновенные свойства колокольного звона?

– Конечно, над колоколом совершаются особые молитвы – у нас есть чин освящения колокола. Когда батюшка освящает колокол, то испрашивается сугубая благодать. Колокольный звон отгоняет «злорастворенные воздухи», отгоняет бесов и побуждает человека к молитве. Из истории мы знаем, что много колоколов отливалось во время эпидемий, в первую очередь, чумы. И по всей Руси звонили в колокола, чтобы отогнать этим звоном различные эпидемии.

– Злые поветрия.

– Да, злые поветрия.

(Звучит колокольный звон в исполнении Ильи Дроздихина.)

– В заключение программы короткий блиц. Три любимых музыкальных произведения?

– Римский-Корсаков «Шехеразада», колокольный звон Троице-Сергиевой лавры и песни группы ABBA.

– Прекрасно. Продолжите: «Главное в моей профессии…»

– …послушание.

– «Когда я на колокольне, я…»

– …на небесах.

– «Больше всего в людях я ценю…»

– …честность.

– «Я счастлив, когда…»

– …все живы.

– «Бог – это…»

– …Любовь.

Ведущий Александр Крузе

Записала Людмила Белицкая

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​