Канон. Народный артист России Олег Погудин. Часть 2

20 марта 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
Продолжение встречи с народным артистом России Олегом Погудиным. Разговор пойдет об искушении творческих людей славой. Как не впасть в грех и не потерять смысл артистической профессии?.. Также Олег Евгеньевич расскажет о новых концертных программах и трех альбомах, которые он записал во время пандемии.

Сегодня мы продолжим беседовать с народным артистом России Олегом Погудиным.

Олег Погудин – российский певец, известный исполнитель романсов, народный артист России. Родился в Ленинграде в 1968 году, с детства занимался музыкой: учился в музыкальной школе, а также был солистом детского хора Ленинградского радио и телевидения под управлением Ю. М. Славнитского. После окончания школы поступил в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии имени Н. К. Черкасова, который окончил с отличием. В 1989 году проходил стажировку в театральном Центре имени Юджина О'Нила в США. Три года отслужил в Санкт-Петербургском академическом Большом драматическом театре. В 1991 году вышла дебютная пластинка Олега Погудина – «Звезда любви». Год спустя Олег Евгеньевич провел два больших сольных тура по Швеции. Далее были многочисленные гастроли и записи альбомов, которые принесли Олегу Погудину любовь аудитории. Почитатели творчества прозвали его королем романса и серебряным голосом России. 

– Я процитирую отца Иоанна (Крестьянкина), который как-то спросил одного ныне известного артиста: «Для чего тебе нужна сценическая профессия? Чего ты хочешь – славы или чего-то еще?» Этот артист задумался на долгие годы, и он до сих пор каждый день вспоминает эти слова, потому что человек, идущий в публичную профессию, так или иначе желает славы.

– Конечно. Мало того, тщеславие – это страсть, от которой, наверно, труднее всего избавиться: если делаешь добрые поступки, то можешь загордиться, если – дурные, то будешь себя оправдывать. Все равно сказать о тебе могут всякое. Некоторые даже на дурных поступках создают себе рекламу и богатство. От актера ожидают, что он жаждет славы: актерское дело находится в зоне опасности для души. Это область наших трудовых отношений, за которой мы обязаны следить так же, как на опасном производстве, где можно поскользнуться, или обжечься, или еще как-то повредиться. Если артисты выходят на сцену только для того, чтобы прославиться, – это позорно.

Часто забывают, что ответственность артиста, выходящего на сцену, и зрителя, который пришел в зал, равная. Особенно на концертах мы вместе со зрителем творим ту атмосферу, которая и является самым ценным в концертной программе. В театре существует пьеса, существует какое-то моралите, за что отвечают больше автор пьесы и режиссер, а в концертной программе мы наравне с публикой отвечаем за то, с каким результатом разойдемся. Артисту не положено бесчинствовать на сцене, кроме тех моментов, когда его к этому обязывает пьеса и постановка (кстати, это не всегда бывает  вредно для души). Допустим, когда играешь того же Достоевского, приходится касаться совершенно страшных ситуаций, в которые попадает человеческая душа, страшных падений, грехов, о которых даже в быту не стоит говорить. Но Достоевский, возможно, самый православный из всех писателей, которых мы знаем. Потому что он хочет, чтобы его герои спаслись, и те, кто читал его произведения, спаслись. Если постановка по Достоевскому со всеми теми ужасами, которые он описывает, будет направлена к этой же идее спасения человека, то мы увидим христианский спектакль и покинем его с очищенной душой. Это и есть катарсис.

В концерте, как правило, нет таких четких философских установок, хотя для меня важна философия концерта. Если зритель пришел для того, чтобы возвыситься, а не только развлечься, то мы вместе сотворим и духовный акт, не занимаясь при этом духовным деланием. Им занимаются в храме. Занимаясь душевным деланием в области разумного, доброго, вечного, мы поднимемся до самых достойных высот, в том числе и до уровня духовного. Это на самом деле просто зависит от целеполагания. Хотя душа должна когда-то и отдыхать, и даже развлекаться мы должны иногда. Монахам не позволено развлекаться, а в миру разные бывают обстоятельства, и души, как правило, немощны и без помощи Божией выдержать не могут того напряжения, которого от нас требует вера. Постоянно в этом напряжении находиться могут только действительно великие подвижники.

Мысль, что ты можешь как-то выдержать те запросы, которые тебе предъявляет вера (даже религия), – это крайняя несмиренная гордость. Надо понимать, что своими силами мы не можем выполнить ничего. Но по своему опыту знаю, что большинство людей – в том числе артистов и даже артистов в области попсовой музыкальной деятельности – на самом деле стремятся к спасению. Каждый проходит свой путь, у всех свои искушения. Задача и артистов, и зрителей (по крайней мере, в христианском сообществе) помочь друг другу пройти свое жизненное поприще, исполнить Закон Христов не только в том, чтобы носить тяготы друг друга, но дополнять и восполнять радости друг друга и делать эту радость бесконечной, если мы сами успешны на пути спасения. Это невероятное счастье, хотя мы постоянно претыкаемся на этом пути. Но, по крайней мере, в рамках концерта – этого двухчасового действа – мы можем помочь друг другу стать лучше, стать чище, достойнее и сделать шаг на пути к спасению. Это нетрудно, но надо помнить о своих немощах и благодарить за данные тебе дары и возможность достичь успеха.

(Звучит: «Я, Матерь Божия…» в исполнении Олега Погудина.)

– Олег, чем Вы сейчас живете? По итогам этого непростого для всех нас года у Вас вышли альбом и спектакль. Расскажите об этом подробнее.

– Год действительно очень непростой – на самом деле трагическая остановка, с которой никогда не предполагалось столкнуться. В первые два месяца было состояние какой-то оглушенности и полного непонимания, как такое может быть. Я сейчас не буду никого критиковать – всем было тяжело. Наверное, надо быть благодарным за то, что я никаким образом не должен был решать судьбы других людей. Я постарался поддержать музыкантов, которые со мной работают (коллектив у меня не маленький), и онлайн-концерты, которые мы затеяли сначала для того, чтобы выжить, достаточно быстро стали художественной акцией. Если ты не ропщешь (хотя не могу сказать, что совсем не было внутренних периодов ропота), не забываешь благодарить за то, что есть, не забываешь молиться, не забываешь заповеди, то Господь помогает. Часто это происходит не так, как ты себе грезил, но совершенно чудесно.

Мы только благодаря этим событиям познакомились с замечательной командой кинокомпании Galix, с которой сделали за эти десять месяцев десять концертов. Причем это не просто онлайн-концерты, когда поставил телефон на штатив и, сидя на диване, под гитару что-то поешь. (Хотя и такие вещи я не осуждаю, потому что кому-то просто надо было выживать.) Я сразу решил: если продаешь билеты, нужно сделать хорошую, качественную работу. Фактически мы сняли фильмы-концерты, за которые не только не стыдно, но которые стали для меня творческой победой. Аудитория этих концертов стала безграничной: мог послушать любой желающий хоть из Америки, Японии, Новосибирска, Норильска, Киева, не говоря уже о Москве и Петербурге.

– В общем, нет худа без добра.

– Да, всегда так бывает.

– Расскажите о своем альбоме.

– За время пандемии вышли три альбома. Здесь точно не было бы счастья, да несчастье помогло: я уже лет десять тосковал, что никак не мог сделать нормальных студийных записей. Вы знаете, быть востребованным, когда буквально живешь на гастролях, когда тебя ждут в любом городе, в любой стране, – это счастье. Это не выдуманный, не созданный средствами массовой информации или продюсерами успех, а ты понимаешь, что необходим зрителям. Это счастливая жизнь для артиста, но в то же время ты заложник этой жизни. Если не гастролируешь, то эта жизнь потихоньку сходит на нет. Если  постоянно гастролируешь, нет возможности сосредоточиться и сделать хорошие студийные записи. Низкий поклон старинным друзьям – студии «Бомба-Питер» и лично ее продюсеру Олегу Грабко за то, что мы выпустили три альбома. Три альбома – это много! Один – «Русское танго», второй посвящен французской песне и третий, который уже точно никогда бы не состоялся в гастрольном графике, – это «Мелодия рассвета», посвященный греческой песне. На базе этого альбома-концерта (ранее у меня в репертуаре было порядка восьми греческих песен), который мы доделали именно в пандемию, мы в конце концов создали спектакль, премьера которого прошла в театре музыки и поэзии Елены Камбуровой. Она должна была состояться в ноябре, потом переносилась с бесконечным уменьшением количества публики, и все-таки мы смогли 28 января этого года сыграть этот спектакль, который, надеюсь, будет жить своей жизнью.

Я подробно останавливаюсь на этой программе в нашем разговоре, поскольку для православного человека Греция ценна прежде всего тем, что именно оттуда мы получили ту форму вероисповедания, которая для нас бесценна и спасительна. Соответственно, наша культура с греческой, хотя мы не средиземноморская страна, связана сущностно. В этой программе я исполняю песни не духовного содержания, а как раз бытовые, но именно через них видно, насколько мы близки. Мы можем одеваться неодинаково, у нас совершенно разная кухня, наши языки не связаны, но в быту православная традиция делает нас настолько схожими, как будто эти бытовые песни написаны где-нибудь в Краснодарском крае или Воронеже. Они настолько родные, настолько понятные даже где-нибудь на Урале или в Орле…

Фактически это пьеса, которую я, правда, разыгрываю сам (на коллективное представление пока не хватило сил, хотя я планирую развивать спектакль в этом направлении). Это первый опыт такого драматического делания после ухода из Большого драматического театра, когда я сознательно создавал пьесу, писал поэтические переложения этих стихотворений. Основная их  ценность (помимо того, что там сохранена вся образная система и тот самый лирический герой греческих текстов со всеми его манерами и повадками) в том, что эти тексты можно спеть на те же мелодии, но по-русски. При этом они не потеряют в самом главном: характере, привычках, манерах, в том, что мы называем жизнью героя.

Это действительно большие победы. Не могу сказать, что я прошел испытание этого года достойно с точки зрения христианской: я боялся, страдал, роптал. Я человек страстный и в этом смысле – настоящий артист, у которого эмоция идет впереди какого-то рационального объяснения. Но сейчас я должен благодарить эту остановку, что Господь нам всем послал, в том числе за те свершения, которых не было бы в иных обстоятельствах, в первую очередь за то, что проявились самые лучшие, самые достойные качества моих сотрудников. Отношения наши не безоблачные (как и во всяком творческом коллективе), хотя всегда на уровне сердечной дружбы и привязанности. И как раз в этих сложных обстоятельствах я понял, что могу не только верить своим друзьям, своим коллегам, но и доверять им, что я могу на них положиться в сложных и даже трагических обстоятельствах. И этот опыт может быть драгоценнее всего остального.

– Олег, я от всего сердца благодарю Вас за эту встречу. Пользуясь случаем, пригласите зрителей на Ваш ближайший концерт.

 – В Светлановском зале Московского международного Дома музыки 23 марта ежегодная программа «Молитвы», которую я стараюсь исполнять в дни Великого поста, ее основу составляют песнопения иеромонаха Романа, но будут еще романсы и песни, которые именно в этой программе прозвучат. Добро пожаловать! Для меня эта программа бесконечно дорога, потому что, не нарушая правды и даже формы, там я могу художественными средствами высказываться как человек верующий, религиозный и церковный и фактически исповедовать свою веру на сцене, не выходя при этом за рамки своего делания.

Я тоже очень благодарен Вам за сегодняшнюю беседу,  в том числе за то, что Вы позволили мне высказать какие-то очень важные для меня вещи не только о вере, но и о нашем общественном существовании. Самое важное в нашем общении то, что мы с Вами разговариваем как люди церковные. Мы все читали и слышим на службах: Бог есть любовь,  –  и нужно понять, что значит: милости хочу, а не жертвы; что если я любви не имею, то я  –  медь звенящая… Даже если отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, то нет мне в том никакой пользы.

Мне кажется, сейчас очень часто в плане общей дисциплины нужно напоминать себе самому в первую очередь, а иногда и тем, кто с тобой разговаривает: что бы мы ни делали, каких бы ни достигали вершин и какие бы ошибки ни совершали, если в нас нет любви, то наши достижения ничтожны. Если же есть в нас любовь, то наши ошибки и падения не закрывают от нас не только спасения, но и любви наших близких и тех, кому мы  могли бы помочь, и тех, кто нам всегда помогает. Об этом, наверное, надо всегда помнить, и Вам огромное спасибо за то, что сегодня в нашем разговоре Вы мне напомнили об этом.

– Спасибо Вам  за Вашу искренность, честность. И продолжайте нас радовать своим творчеством.

Ведущий программы Александр Крузе

Записала Елена Чурина

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 04 декабря: 02:05
  • Суббота, 04 декабря: 12:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​