Читаем Добротолюбие. 1 марта. Курс ведет священник Константин Корепанов

1 марта 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
Мы продолжаем читать наставления преподобного Иоанна Кассиана из второго тома «Добротолюбия». Напомню, мы остановились на двух историях: о некой вдовице и авве Пафнутии, 184-й и 185-й абзацы.

В прошлый раз мы читали в 184-м абзаце историю вдовицы, которая взяла себе в дом некую старую женщину, тоже вдову, с откровенно очень вздорным характером, наглую, неблагодарную, злую, даже устраивающую побои своей благодетельнице. Саму историю я перечитывать не буду, она в тексте очень красиво изложена. И мы говорили, для чего Иоанн Кассиан приводит этот случай.

Человек может и должен потерпеть все. Но это как иллюстрация. На самом деле Иоанн Кассиан доводит до нас замечательную мысль. Вдовица берет в дом женщину не для того, чтобы заработать себе Царство Божие, не для того, чтобы купить себе благодать, не для того, чтобы вообще что-либо за это дело приобрести от Бога – она уже все имеет. Она это делает для того, чтобы достичь совершенства, исправить свою собственную душу, чтобы остатки гордыни из нее ушли.

Она берет женщину именно как лекарство, как то орудие, которое поможет ей до конца очиститься от страстей. Она не пытается спасти эту бабушку, она не пытается ее исправить, у нее нет никакой мысли о том, что будет с этой женщиной, – она об этом не печется. Она думает лишь о том, что будет с ней самой, как она предстанет на суд Божий, действительно ли она смирилась, действительно ли усовершенствовалась в мире, в благодати Божией, в любви. То есть она думает о том, чтобы ей изменить свою душу, найти Бога, смириться и преобразиться.

В этом смысле эта установка принципиально отлична от того, что бывает с нами. Мы совершенно всё в этом мире воспринимаем как призыв к тому, чтобы исправлять мир и окружающих нас людей. И мы много говорили в предваряющих абзацах как раз о том, что все происходящее направлено на то, чтобы изменять нас, созидать нас, чтобы что-то происходило именно с нами. А мы хотим исправить других людей.

В этом смысле мы попадаем в условия педагогического диссонанса: мы хотим исправить те обстоятельства, которые даны нам для того, чтобы исправились мы сами. Мы как бы отрезаем руку, которая призвана нас врачевать. Мы боремся с тем, что направлено для нашего созидания, нашего изменения. Нас окружают именно такие люди, которые нужны нам для того, чтобы что-то изменилось в нашей душе. Вот это важно.

Цель этого эпизода – как раз показать, что не в обстоятельствах дело, а в том, чтобы мы понимали, что цель жизни – измениться самому, а не изменять других. И, принимая все обстоятельства жизни как посылаемые нам для изменения, мы должны принять эти уроки. Но наше своеволие, наше желание покоя, наше нежелание сознавать себя плохими, наше стремление к счастью мешают нам принять эти врачующие, исцеляющие нас обстоятельства и людей, которые Богом и даны для того, чтобы нам стяжать мир и любовь.

В этой связи мне представляется необходимым не переходить сразу к истории аввы Пафнутия, а сказать несколько слов, сделать несколько замечаний по поводу этой истории о вдовице.

Дело в том, что ситуаций и историй, подобных истории о вдовице, очень много и сейчас. Часто встречается христианка (или христианин), которая хотела бы что-то сделать ради Бога, но над ней, в результате сложившихся обстоятельств, оказывается поставлен какой-нибудь смиряющий, сокрушающий, истязующий ее человек.

Разница заключается в том, что вдовица берет старуху, добровольно возлагая на себя этот врачующий пластырь, а большинство людей попадают в эти условия не совсем добровольно. Именно не совсем. Конечно, они выходят замуж или оказываются под одной крышей с человеком по собственной воле, но на такое, конечно, они не соглашались. Все-таки эта вдовица сознательно выбирает самого страшного, самого никчемного, самого неблагодарного и грубого человека. А мы оказываемся под одной крышей с человеком, который изначально нам таким не представляется, хотя потом очень легко таким становится.

В этой связи хотелось бы сказать несколько слов, несколько замечаний применительно к нашей повседневной действительности. Во-первых, эта вдовица – совершенный человек; она стала совершенной христианкой еще до того, как взяла эту несчастную женщину. И берет она ее для того, чтобы достигнуть полноты: чтобы свое совершенство отточить до блеска, чтобы смирение было действительно совершенным. Как преподобный Серафим для достижения совершенства стоит на камне, но этого отнюдь не требуется ото всех, так и то, что делает эта женщина, – путь к совершенному совершенству, но вовсе не то, что может понести каждый.

До того как эта женщина вступила во взаимодействие со старухой, она смирилась, стяжала благодать. Она прожила в нормальной жизни со своим мужем, будучи хорошей хозяйкой, возможно, матерью, потом какое-то время жила в уединении, молитвах и постах. То есть она очень много работала над стяжанием мира, над воспитанием своей души, своей воли, над стяжанием благодати. И когда окружающие ее обстоятельства не стали приносить ей благодатных изменений, которых она жаждала, она взяла на себя крест, потому что ей было недостаточно того мира и той благодати, которые у нее уже были. Она вступает на этот путь уже подготовленной, наученной, смирившейся, научившейся молиться, стяжавшей необходимую благодать Святого Духа, которая помогает ей перенести все то, чем будет досаждать ей эта старуха.

Не в том беда, что мы не такие, как эта вдовица, по чертам характера. Не в том беда, что у нас нет той благодати. Беда в другом; и об этом говорит притча из Евангелия от Луки о строителе башни (она дважды повторяется в разных вариантах). Человек, прежде чем строить башню, должен рассчитать, хватит ли у него сил. Или человек, идущий сражаться с кем-то, должен рассчитать, хватит ли у него войска. Если не хватит войска – лучше просить о мире. Если не хватит денег – лучше башню не начинать, потому что башню все равно не закончишь, а деньги потратишь.

Но вывод здесь вовсе не о мудрости человеческой, не об умении считать. На самом деле притча говорит о том, что человек не сможет ничего исполнить, пока не отречется от всего. Невозможно исполнить заповеди Божии, если ты от себя и от всего своего совершенно не отрекся.

Эта женщина-вдовица проходила школу отречения очень много. В течение всей жизни она терпела, жила с мужем, была вдовицей, терпела одиночество. Она прошла школу отречения. И именно потому, что она прошла школу отречения от своей воли, она стяжала благодать Святого Духа. Это была подготовка.

У большинства людей нет такой подготовки и нет никакого отречения, и, стало быть, мы не имеем способности это осуществить никаким образом. Надо это понимать и трезво оценивать. Во-первых, речь не о том, чтобы брать на себя подобные подвиги, как эта вдовица, – об этом даже говорить нечего. Мы не готовы даже к тем ситуациям, которые сложились в нашей семье в результате того, что муж (жена или еще кто-то) стал тираном, типа героя повести «Село Степанчиково и его обитатели». Человек может взять власть, стать тираном, человеком, который управляет всем, издеваясь, измываясь, даже не доходя до побоев, но просто унижая человека, ведя себя неблагодарно. Таких ситуаций очень много, и мы к этому не готовы. История вдовицы нам показывает, что мы к этому не готовы, мы не в состоянии терпеть это, потому что не отреклись от всего, и нам эту ситуацию просто не вынести. Надо отдавать себе в этом отчет.

Но кроме духовной подоплеки есть еще психологические аберрации, о которых тоже надо знать. Во-первых, мы не любим Бога так, как эта вдовица, не знаем Его, не умеем молиться и не отреклись от себя, но нам уже надо решать проблему этого тирана. Получается, что он своей тиранией, унижениями, попираниями не только наших страстей и похотей, но и нашего достоинства, какое бы оно ни было, не только не созидает, но разрушает нашу душу, ввергая ее не в мир и смирение, а в отчаяние, раздражение и озлобление. Это важно понимать. То есть эта ситуация не созидает нас. Просто ткнуть человека в 184-й абзац наставлений Иоанна Кассиана и сказать: «Вот смотри, можно ведь терпеть!» – это не выход, потому что мы не находимся в состоянии этой вдовицы, и терпение нахала, наглеца и хама не созидает нас, а разрушает. Вопрос в том, что нам делать и есть ли шанс что-либо изменить.

Во-первых, шанс есть. Но суть в том, что надо думать не о том, чтобы достигнуть счастья или исправить своего доморощенного самодура или тирана. Шанс есть, если понимать, что эта ситуация дана нам для того, чтобы спастись самому, а не спасать других. Если верить, что это по Промыслу Божьему, что Бог послал мне этого человека для того, чтобы изменился я сам, принять эту ситуацию для того, чтобы измениться самому, стяжать мир с Богом и исполнить Его заповеди в этом состоянии и с этим человеком, то шанс есть.

Тогда первое, что мы должны рассмотреть, – это Промысл Божий. Если действительно на нашу жизнь с этим тираном есть Промысл Божий, если Бог поставил нас в эту ситуацию, значит, Он знает, как нам дать силы, терпение, как вразумить, научить нас определенному деланию и в конце концов возвести к общению с Собой так, что ситуация станет для нас путеводной нитью к изменению самого себя. Мы должны рассмотреть, что именно хочет Бог, каков действительно Его Промысл в нашей жизни. Если Он привел нас к этому человеку, то Он знает, как нас спасти, как нас созидать в жизни с этим человеком или как вернуть нам этого человека в нормальное состояние. Ведь он же не всегда такой был, мы же его любили, он же был иной, значит, что-то пошло не так, и Бог вернет его в нормальное состояние, если мы действительно соединены по воле Божией.

Но бывает, что жизнь с таким человеком – это глупость, наше своеволие, когда-то посетивший каприз. Что угодно соединяет людей вместе. Бывает, что просто желание кому-нибудь досадить приводит порой к замужеству, сожительству, какому-то совместному пребыванию. Это глупо, но так бывает, и достаточно часто.

Если мы, испытывая, что благоугодно Богу, испытывая волю Божию, наблюдая, что замыслил о нас Бог, приходим к выводу, что Промысла Божьего нет, что это всего лишь последствия нашего своеволия, то надо это разрушать. Никакого оправдания нашему дальнейшему проживанию с этим человеком нет. Зачем продолжать существовать глупости? Зачем строить свою жизнь на своеволии?

Если действительно Бог привел нас к этому человеку, к этой жене или к этому мужу, который сейчас ведет себя так некрасиво, нехорошо, то Он знает, как из этого сделать благо. Но если мы по своей собственной воле, глупости, гордыне, страсти, похоти или еще чему-то стали жить с этим человеком, – ничего хорошего из этого не может получиться, потому что в основании лежит человеческая воля, а не Божия. Поэтому часто эти отношения именно такие страшные – Бог таким образом показывает нам, что мы идем к погибели, пытается остановить нас на этом пути, сказать: «Не иди дальше, ты погибнешь». Здесь надо найти мужество вырваться из этого, признать свою ошибку и вернуться к той точке, с которой мы ушли, чтобы начать путь к Богу. Вот это первое, что нужно рассмотреть, понять и исследовать.

Второе, что нужно принимать во внимание: терпение с верой всегда преображает ситуацию. Достаточно часто бывает, что человек просто терпит. Само по себе терпение приводит чаще всего к разрушению человека. Об этом рассказано в повести Федора Михайловича Достоевского «Кроткая». Если человек просто терпит, это его не созидает, но разрушает, а человека, который над ним издевается, приводит в совершенно неприличный раж, ибо он чувствует свою безнаказанность и власть. Как известно, абсолютная власть разрушает абсолютно. Поэтому человек по сути дела разрушает не только свою жертву, но и самого себя, потому что развращен до совершенно невозможной степени, считает себя совершенно безнаказанным человеком и позволяет себе все. Но люди часто не понимают этого и думают, что само по себе терпение созидает их, помогает им и меняет ситуацию. Нет, все это возможно только при терпении с верой.

В этом смысле очень ярким образом являются отроки в пещи. Их молитва: «Да, мы согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Богом, за это Он нас наказал, за это нас бросают в печь. Но от Бога мы не отречемся, печь эту терпеть будем. Если Богу будет угодно, то Он нас и от этой печи избавит». С одной стороны – осознание, что мы этого достойны. С другой – осознание, что Бог, отдавший нас в этот огонь, хотя и праведен, но и милосерден: если захочет, от этого огня избавит. Эта мысль и терпение с верой действительно меняют ситуацию.

Или как Давид на гражданской войне. Ведь война разгорелась по его вине, он знает, что все это из-за его греха. Но он принимает это как то, что ему нужно понять. Все насмешки, издевательства, скитания, предательства он принимает, но надеется, что Бог не будет сокрушать его бесконечно, что Бог, его наказавший, и помилует его.

Если человек будет принимать любого другого человека с осознанием: «Так мне и надо за мои неправды и грехи, за мое своеволие и страсти... Но я верю, Господи, что Ты меня не оставишь, Ты меня спасешь, мое дело только немножко потерпеть», – такая вера созидает человека и изменяет его изнутри, в нем загорается внутренний огонь, он учит его молитве. Молитва преображает его терпение так, что оно делается путем к смирению. Смирение преображает всю его жизнь, потому что на него изливается благодать. Он становится кротким, внимательным, способным любить даже тогда, когда человек его ненавидит.

И вот когда он любит, эта любовь касается сердца другого человека, изменяется и он, преображается каким-то образом. Либо он загорается этой верой и несет дальше покаянные труды, либо по Промыслу Божьему просто уходит (заболевает, умирает, еще что-то с ним происходит), потому что он свою задачу выполнил – он помог человеку спастись, приобрести благодать любви, стяжать Бога внутри себя. Либо он меняется сам, либо исчезает как воспитательное орудие из жизни человека.

Записала Инна Корепанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Понедельник, 19 апреля: 08:05
  • Понедельник, 19 апреля: 21:30
  • Понедельник, 26 апреля: 08:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​