Беседы с батюшкой. Сущность веры. Игумен Филарет (Пряшников)

2 сентября 2022 г.

– Тема сегодняшней передачи – сущность веры. Иногда кажется: что мы вообще можем знать об этом? Потому что мы все люди, все ошибаемся, все думаем по-своему. У каждого свое собственное представление о вере, в частности о православной вере. Но я думаю, что все равно существует что-то самое главное, суть понимания любой проблемы, в том числе и веры. Помогите разобраться с тем, как отсечь наносное, как приблизиться к тому, чтобы понять суть веры?

Осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом. Это апостольские слова, которые характеризуют человеческую веру в Бога. Вера бывает разной. Люди верят в разные вещи: в свои силы, в разум и т.д. Когда мы поднимаем такой непростой вопрос, как сущность религиозной веры, обязательно нужно сказать о том, как эта вера приходит. Открывая Священное Писание, мы подтверждаем, что зачастую вера в человеке происходит от слышания, то есть мы что-то слышим. Ведь как неверующий человек становится верующим? Он что-то слышит.

Зачастую люди приходят к Богу через испытания. Насколько этот путь хорош? Я не знаю. В моей практике были такие моменты: когда человеку тяжело, он обращается к Церкви, подходит к таинствам, но когда все налаживается, он охладевает. Его проблема решена. Те испытания, страдания, которые ему было необходимо пережить, пережиты, и он начинает охладевать к вере, а иногда даже и отходит от нее. Как мы говорим, вера на бытовом уровне.

В чем сущность веры? Вера равна доверию. Вера – это уверенность. Уверенность в чем? Пока я сам не приду к тому, что Бог существует, пока сам лично с Ним не встречусь в своем сердце, пока не пойму, для чего Он мне нужен, моя вера и суть моей веры будут сводиться только к внешним обрядам: поставить свечу, взять святой воды, исполнить другие вещи, к которым люди зачастую и сводят свою веру.

Но все-такие суть веры в Бога – это доверие Богу. С чего начинается наше общение с Ним? Когда мы, приходя к Богу, доверяем Ему свою жизнь. В этом и есть суть веры в Бога. Если на нашем пути что-то встречается, положительное или отрицательное, мы говорим, что это Промысл Божий. Мы верим в этот Промысл Божий. Мы верим в то, что Бог хранит нас и никогда не даст испытать то, что выше наших сил. В этом и есть суть нашей веры. А то, что человек крестится, исповедует свои грехи, меняет свой образ жизни, а в самом начале этого пути начинает поститься, посещать богослужения, – это все инструменты в духовной жизни человека. Но начало этого пути – осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом. Какие хорошие слова апостол передает нам!

Кратко обозначая проблему, о которой мы будем сегодня говорить, я бы хотел отметить вот такой путь. Вера в Бога в человеке закладывается во время осознания, что Бог существует, что Он есть. Как человек приходит к этой мысли? Через науку, через размышления, через чтение каких-то статей, через молитву. Когда я хочу поговорить с Богом, чтобы Он укрепил мою веру, я обращаюсь к Нему как к Личности. Это тоже очень важно! Суть нашей веры в том, что мы верим в Божественную Личность, Которая является для нас источником жизни. Наверное, с этого надо всегда начинать, когда мы говорим о сути веры в Бога.

– Все люди – личности. Вы, как настоятель монастыря, видите, когда человек ошибается, когда ведет себя как-то не так. Нужно ли в этом случае каким-то образом его поправлять? Не то чтобы вмешиваться, но как-то направлять, наставлять. Понятно, что в монастыре своя жизнь, потому что жизнь монахов Вам вверена. Но ведь в храм приходят разные люди, в том числе и туристы. Как Вы с ними общаетесь, как их наставляете и наставляете ли?

– Всегда надо понимать, что сказать и кому сказать. Потому что люди воспринимают критику (даже не критику, а подсказку) по-разному. Кто-то скажет: «Да, хорошо. Извините!», а кто-то это воспринимает совсем по-другому. У меня был такой случай. Лето, жарко. Все ходят в шортах. Люди подходят и говорят: «Вы знаете, мы приехали издалека. Нам ведь нельзя зайти в храм, да?» Я говорю: «Почему? Заходите, даже если вы не подготовились к посещению». Можно было сказать: «Нет, сначала что-то сверху наденьте, а потом зайдете».

Второй момент. Женщина пришла в монастырь с маленькой собачкой. Мы понимаем, что в храм ей зайти нельзя. Ее попросили не заходить в храм с домашним питомцем. Она сразу сказала: «Какой у вас недемократичный монастырь!» К каждому человеку надо подходить по-разному. Мы стараемся людей учить, поправлять. Но я еще раз хочу сказать, что это делать нужно аккуратно. Чтобы человек пришел к Богу.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Вера больше основывается и зиждется на познании и изучении или же на чувствах и эмоциях?»

– Я начну вот с такой бытовой вещи в духовной жизни. Когда мы читаем молитвы, должны ли мы стремиться что-то чувственно переживать? Святые отцы говорят, что нет, чувствам предаваться нельзя. Понятно, что мы используем душевный настрой. Мы радуемся, когда поется «Христос воскресе…». Мы в храме погружаемся в покаянную молитву во время Великого поста, когда поется «Покаяния отверзи ми двери…». Но мы к этому подходим без каких-то возвышенных эмоций, без того, что зачастую видим в каких-то харизматических организациях, которые называют себя христианами, пляшут на сцене, поют под гитару, по 100 раз выкрикивают «аллилуйя», «аминь» и т.д.

Христианская практика духовной жизни все-таки не разрешает верующему человеку очень сильно погружаться в какие-то чувствования, чего-то искать, добиваться какого-то дара. Вера укрепляется познанием. Прежде всего мы поучаемся в вере, открывая Священное Писание, толкования Священного Писания. Мы открываем какие-то богословские книги, которые нам отвечают на очень важные (может, тонкие) вопросы. Апостол тоже нам говорит, чтобы мы поучались в вере, чтобы давать достойный ответ вопрошающим.

Вера – это, скорее всего, некий синтез… Я читаю, я поучаюсь, я возрастаю. У меня появляется духовный опыт. Но в дополнение к этому, ведя духовную жизнь, посещая богослужения, совершая молитву, я еще набираюсь личного опыта в переживании падения или покаяния. Это подход совершенно с разных сторон. Чувство духовного восторга присутствует, но это не цель. Мы не должны постоянно радоваться и стремиться к этому. Мы не должны постоянно, допустим, печалиться и опускаться на дно отчаяния. Ведь люди часто так и делают. Поддаваясь чувствам, говорят: «Я все равно не спасусь». От этого возникают и уныние, и вечная печаль, и вечное отчаяние. В духовной жизни надо искать золотую середину. Не оправдывать свои дурные поступки милосердием Божиим, что Бог все простит. Люди часто так и воспринимают чувствами, что Бог все простит. А некоторые говорят, что ничего не простит. Здесь мы тоже видим семена дьявольских козней. Враг нашего спасения часто всевает такие мысли в наши сердца. Но от них надо отказываться.

Должна быть золотая середина. Обязательно учиться, обязательно набираться личного духовного опыта, который появляется не только тогда, когда я каюсь в грехах, но и когда  научаюсь терпеть. Возникла какая-то ситуация. Откуда я приобрету духовный опыт прощать человека, который меня обидел или которого обидел я? Это и есть наш духовный опыт. В борениях с самим собой: сказать или не сказать, осудить или не осудить. А как Господь на меня посмотрит? Вот это и есть многогранность духовной жизни человека. Вера без дел мертва. То, о чем я говорил выше, это наши личные дела, дела милосердия, дела покаяния, дела сострадания. Через эти инструменты душа и возвышается.

– Мы знаем, что молитва должна быть умно-сердечной. Вообще есть очень много понятий, которые нам хорошо бы понимать. Молиться и умом, и сердцем, наверное, реально сложно. Есть молитвы, которые не могут оставить нас, наши эмоции в покое; молитвы, произнося которые невозможно не переживать. Понятно, что если чтец в храме допустит такое эмоциональное чтение молитвы, то это будет его молитва, но это будет мешать остальным...

– Зачастую чтецы на клиросе читают монотонно, без каких-то переливов, какого-то чувствительного взрыва. Приходя в церковь, мы слышим камертон, к которому прислушивается наше сердце и душа. А что мы переживаем – зависит от нашего духовного настроя, нашего духовного уровня, насколько мы духовно богаты или, наоборот, бедны.

Когда мы проверяем человека, готов ли он читать на клиросе, мы даем ему прочитать «Трисвятое по Отче наш» и видим, может человек читать или он пока еще не готов других людей настраивать на нужный лад.

– Вопрос телезрительницы из Гомеля: «Святые отцы говорят, что можно спастись только милостыней, не имея других каких-либо добродетелей. Так ли это?»

– Глеб Борисович, Господь Милосердный или справедливый?

– Милосердный, но не справедливый.

– Иногда по справедливости человеку за его поступки полагается что-то иное, а Господь проявляет Свое милосердие. Я немного с другой стороны стараюсь ответить на этот интересный вопрос телезрительницы. Господь, безусловно, милосерден и любвеобилен к человеку. Даже когда Он посылает испытания или разрешает испытаниям прийти, Он всегда охраняет человека. Мы это видим из Книги Иова. Вспомним, как Господь говорил дьяволу: забери то, это, но душу его не трогай.

Как поступить с человеком, чтобы его вразумить? Господь, посылая вразумление, всегда остается сострадательным и любящим Отцом, каким бы человек ни был и какую бы подлость в жизни ни сделал.

Добродетелей много: вера, надежда, любовь, снисхождение. Но, наверное, милосердие – это верх всего, потому что это полнота доброты, полнота понимания. Конечно, мы к этому должны стремиться, но не надо забывать и о других добрых делах, которыми человек тоже спасается, очищает свое сердце. Это происходит, когда человек кому-то помогает, кого-то прощает, не замечает чего-то, что его обижает. В заповедях блаженств много чего перечислено: блаженны нищие духом, блаженны миротворцы, блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Что может быть выше того, что тебя помилуют потому, что ты был милосерден к другим?

– Я разговаривал с человеком, который трудится в службе милосердия. Он сказал, что очень долго этим занимается и что с ним произошла потрясающая вещь: помогая грязным, немытым людям, которые, как мы говорим, потеряли образ Божий, он научился не осуждать...

Есть еще один момент, касающийся понимания сути веры. Казалось бы, исповедь не может быть все время одинаковой. Когда мы постоянно перечисляем одни и те же грехи, в этом есть какая-то бытовая история. Или так и должно быть? Как лучше строить свою исповедь, как задумываться о своих грехах, чтобы каждый раз исповедь была как первая?

– К исповеди мы всегда готовимся заранее. Церковь советует за несколько дней начать готовиться к таким важным событиям, как исповедь и причастие. Мы начинаем читать определенные молитвы, которые настраивают нас на покаянный лад: каноны Иисусу Сладчайшему, Богородице, ангелу-хранителю. Люди иногда даже что-то прибавляют, чтобы больше погрузиться в тему покаяния и раскаяния в своих грехах. Ведь исповедь – это не просто отчет о проделанных делах, это сожаление о том, что ты не смог сделать то, к чему тебя призывает Господь. На исповеди ты каешься перед Господом; Господь стоит и слушает, что ты можешь сказать Ему о своей жизни.

Безусловно, нельзя говорить на исповеди, что вы что-то сделали из-за кого-то: мол, тот человек виноват. Нельзя свою вину перекладывать на другого человека. Вот Вы сказали, чтобы исповедь была как в первый раз. Но иногда свою первую исповедь человек даже не помнит. Это потом уже он приходит в осознание и чувствует что-то неладное в себе, уже может отслеживать, когда и что он сделал не так, а что сделал правильно.

Почему, например, дети начинают ходить на исповедь только в семь лет? Потому, что до этого возраста у маленького ребенка еще не сформировался самоанализ, он еще не может давать оценку своему поступку. Хотя сегодня дети быстро взрослеют, мир современных технологий, к сожалению, этому способствует. Когда ребенку всего три годика, а он от гаджета не отходит, это, конечно, беда. Кроме гаджетов есть очень много важных вещей в жизни: книги, то, что развивает человека. Но это дело взрослых, родителей: направить ребенка…

Покаяние – это постоянная работа над собой. Исповедь требует от человека постоянного труда.

– Вопрос телезрителя из Саратова: «Господь нас призывает стяжать Его благодать. Подскажите, каким образом это сделать?»

– Прежде всего нужно сказать о том, почему благодать Божия может покидать человека. Мы отдаляемся от Господа и лишаемся Его благодати, когда совершаем прегрешения. Понятие «грех» в буквальном смысле означает «промах», «непопадание в цель». Нет маленьких грехов, любое злое дело имеет последствия. Совершая грех, мы чувствуем некую оставленность, чувствуем, что мы чего-то лишились. И чтобы вновь воспринять благодать, человек приходит к Богу.

Вспомните притчу о блудном сыне: нужно просто вернуться назад, принести покаяние и продолжить свой духовный путь. Не надо отчаиваться, вспоминать, что где-то споткнулся и что-то потерял. Мы часто читаем об этом в святоотеческом предании у святых отцов: пустынники, подвижники, лишившись благодати Божией, начинали всё с нуля. Они не отчаивались, но приступали к аскетическим упражнениям и подвигам заново. Иногда благодать Божия бывает удерживаема Богом, чтобы человек понял, насколько плохо жить без Бога, проверяется смирение человека.

Храмы Божии в основном посещают люди мирские. Об аскетике мирским людям сложно говорить, человеку нужно что-то попроще. Все очень просто. Соблазнил тебя глаз, язык или ухо, иди на исповедь, кайся – и Господь обязательно даст тебе ощущение того, что Он снова к тебе вернулся, и ты снова можешь быть христианином и продолжать свой духовный путь. Вот так я ответил бы на вопрос о том, как вернуть благодать Божию. И нужно понимать, что Господь живет в чистом сердце. Благодать Святого Духа живет там, где нет греха. Поэтому к этому надо стремиться.

– Телезритель сейчас затронул важную тему. Мы в принципе не очень понимаем, что такое благодать. Мы иногда воспринимаем благодать как какое-то радование или хорошее настроение. А может ли быть благодать в горе?

– Безусловно: когда человек горе, испытание, лишение воспринимает как посланное от Бога. Насколько были наделены Божией благодатью мученики, которые шли на страдания, отдавали свою жизнь за Бога! Их резали, пытали в газовых камерах, звери их терзали и прочее. В начале XX века, в 20-е и 30-е годы, был самый разгул против Церкви. Священникам выкалывали глаза, распинали на царских вратах, раздирали машинами. И как укрепляла благодать Божия этих мучеников! Как это понять? Мы говорим о высшем подвиге. Господь говорит: когда вас будут предавать, не думайте о том, что говорить, потому что Дух Святой будет говорить в вас. Это великое укрепление. Люди, страдающие за имя Божие, отдающие свою жизнь за веру во Христа, пропитаны благодатью. Страшно об этом даже думать и рассуждать.

Допустим, человек встретился в жизни с определенным испытанием. Например, неизлечимая болезнь. Как это можно принять? Можно, конечно, впасть в отчаяние, и это первое, что обычно происходит. Можно все усилия направить на то, чтобы обращаться не только к врачам, но к гадалкам, целителям и искать исцеления. А можно сказать: «Если Господь это мне дал, значит, мне надо через это пройти». Безусловно, Божия благодать будет такого человека укреплять, даже если он будет сильно переживать, расстраиваться. Я так рассуждаю. Благодать Божия укрепляет меня, когда я страдаю.

– Последние из заповедей блаженств: Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах. Мы любим последнюю фразу: радуйтесь и веселитесь, ибо все будет хорошо. Но сначала-то – страдания... Может быть, мы не стараемся вникать в сущность веры, чтобы нам хоть как-то было легко жить?

– Я уже сказал в начале передачи: вера равна доверию. Я всегда привожу такой пример: когда мама дает своему сыну таблетку, она говорит: «Выпей, тебе станет легче». Она не рассказывает ему, какие химические реакции начнутся, какие клетки будут взаимодействовать, она просто говорит: «Выпей – и будет хорошо». Малыш доверяет маме и пьет таблетку. Ведь вера присутствует везде. Мы верим науке, верим ученым, что Земля круглая, что нельзя пить что-то вредное. Мы же не проверяем это на себе, но доверяем научным открытиям.

– Но грех-то на себе проверяем...

– Потому что мы повреждены грехом. Наша природа несовершенна, и мы рождаемся с этим задатком тлетворности. Но мы говорим о вере. Вера всегда предполагает доверие. В нашем случае, когда мы говорим о сути веры, наверное, мы можем доверять и чужому опыту, потому что кто-то это уже пережил, увидел, соприкоснулся с этим. Но главное – когда я сам пережил опыт встречи с Богом; я должен почувствовать, что Господь – это Личность и Он только мой. Должна быть личная встреча с Богом.

Мы на одной из программ вспоминали встречу Савла с Господом. Господь говорит: «Савл, Савл! Что ты гонишь Меня?» И потом апостол Павел становится проповедником Христа, хотя за Христом не ходил. Встреча с Господом, единственная на всю жизнь, западает в твое сердце – и ты уже ничего не можешь сделать.

Вот мы постоянно твердим: мы рабы Божии. Что значит рабы Божии? Это значит, мы Ему принадлежим. Как рыбаки кидают сети в море, чтобы выловить рыбу, так и Господь кинул Свою сеть в мир и поймал наше сердце, поэтому мы стали рабами Божиими.

Или же мы рабы греха. Человеку говорят: не пей, не кури, не обманывай, не блуди. Но человек не может без этого. И вот это настоящее рабство. Когда ты летишь на самолете восемь часов и думаешь только о том, чтобы быстрее долететь и выкурить сигарету, разве это не рабство? А сколько денег человек тратит на какие-то вещи? Рабство греху не приносит человеку никакой пользы, но, наоборот, разлагает не только душу, но и тело.

– …Иногда очень сложно понять греховность своей натуры. Бывает, человек, не зная, что ему сегодня сказать на исповеди, даже начинает выдумывать что-то: мол, я все время говорю, что осуждаю и горжусь, это уже батюшка слышал, надо что-то новое придумать. Владыка Варсонофий однажды в проповеди сказал: подойдите к священнику и спросите, как вам каяться. Не знаю, часто ли люди обращаются с таким вопросом к священнику.

– Надо понимать суть покаяния. Покаяние – это изменение сознания. Стоматологов многие боятся, но ходить к ним надо, потому что это телесное здоровье, от которого многое зависит. Когда мы говорим об исповеди, речь идет о духовном здоровье. Иногда люди боятся идти на исповедь, не знают, что сказать батюшке: мол, что он обо мне подумает? Но почему мы не думаем о том, чтобы освободиться от этих грехов и страстей, чтобы не погибнуть в вечности?

Вы говорите, что человек что-то пытается выдумывать. Не дай Бог искать новые виды греха. Иногда у человека бывает несколько пороков, страстей, с которыми он будет бороться всю свою жизнь, и эти страсти не дают развиться другим наклонностям, потому что человек осознаёт свое место, что он раб неключимый – не может избавиться от негативного, не может добиться совершенства. Ведь любой грех вновь обнуляет все наши успехи (если так можно выразиться) в духовной жизни. Но мы знаем, что если упал – вставай и иди дальше.

Как научить каяться? Я думаю, священник не сможет сразу этого сделать, потому что это личный опыт человека. Священник может что-то подсказать, привести пример, дать какую-то литературу, где описываются примеры покаяния подвижников или наших современников. Нужно просто внимательно относиться к своей духовной жизни, заниматься познанием себя. Где-то написано, что духовная жизнь – это наука из наук. Постигать эту науку нужно практически всю жизнь.

– Получается, для того чтобы увидеть суть веры и оставить всю мишуру обрядоверия и народного верования, нужен поиск Живого Христа. Владыка Маркелл (Царство ему Небесное) говорил, что Православная Церковь  и есть Живой Христос...

– Существует целый спектр элементов духовной жизни, и мы сегодня поговорили, наверное, обо всем, затронули разные моменты. Но в центре нашей веры стоит Христос, Божественная Личность. И Он не просто Судия, а Милосердный Отец, Спаситель, Который стал Человеком и призывает нас к покаянию; и Он будет с нами независимо от того, каким путем мы пойдем и где споткнемся. Суть веры – это безусловное доверие Христу.

– Вы сейчас говорите, и я вижу у Вас эмоции...

– Потому что Христос – центр моей жизни. Не надо быть фанатиком, нужно спокойно воспринимать мысль, что без Христа жить нельзя. Я это говорю искренне, потому что я в Церкви с одиннадцати лет. Сейчас мне 44 года, тридцать три года я в Церкви, и для меня Христос – смысл моей жизни. Если бы был шанс начать жизнь заново, я бы не хотел другой жизни. Без Христа не существовало бы и меня. Христос – это суть моей веры.

– Это прекрасно! Действительно, легче жить, когда есть в жизни личный Спаситель и наш общий Отец. И очень сложно жить, затуманив живую веру и благодать чем бы то ни было. Еще вопрос: как радость жизни человеческой соединить с радостью христианской жизни?

– Нужно жить с благодарностью и благодарить Бога за все. Святитель Иоанн Златоуст перед своей кончиной сказал: «Слава Богу за все!» Встретили вы радость – слава Богу за все! Встретили печаль – найдите в себе силы сказать: слава Богу за все!

– Нечего добавить. Спасибо, отец Филарет. Нужно приехать к вам в монастырь, побыть там несколько дней, чтобы насладиться молитвой в вашей обители. Благословите наших телезрителей.

– Дорогие братья и сестры! Хочу, чтобы благодать Божия никогда не покидала нас, чтобы ни в каких жизненных ситуациях мы не расставались с Богом. Храните друг друга! Храните веру во Христа! И тогда, поверьте, жизнь станет совершенно иной.

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Таисия Зыкова и Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать