Беседы с батюшкой. Взаимодействие Церкви с ВУЗами. Священник Димитрий Данилов 24 января 2023

24 января 2023 г.

В студии иерей Димитрий Данилов, заместитель председателя Комиссии по работе с вузами и научным сообществом при Епархиальном совете г. Москвы.

– Наш эфир выходит в преддверии дня памяти мученицы Татианы и Дня российского студенчества, поэтому сегодня хотелось бы поговорить о взаимодействии Церкви с вузами. Расскажите о вашей Комиссии, чем она занимается.

– Комиссия не так давно существует при Епархиальном совете г. Москвы. Святейший Патриарх одной из важнейших задач церковной миссии в г. Москве всегда называет работу с молодежью, но надо сказать, что работа с вузами – это не только работа с молодежью, но и с профессорско-преподавательским составом, и это немалая составляющая работы Комиссии.

Комиссия была создана в 2018 году, мы только накопили некоторые знания, опыт, идеи (по крайней мере, поняли, сколько в Москве вузов и с какой стороны к ним подходить), как грянула пандемия, и все наши результаты, наработки были почти похоронены под двухлетним карантином. И только в 2022 году Комиссия уже  под начальством епископа Луховицкого Евфимия, председателя Синодального миссионерского отдела, начала каким-то образом реализовывать те замыслы, которые были заложены еще предшествующими председателями и содержались в тех наработках, что были за эти годы сделаны.

Наработки были скорее теоретические, небольшие эксперименты по соприкосновению с вузовским сообществом. А в 2022 году мы уже, можно сказать, вышли «в поле», стали трудиться, поняли, в чем достоинства, недостатки работы, было проведено большое количество встреч с проректорами вузов, с профильными проректорами. Дело в том, что как раз в последние годы стало уже основой государственной политики обязательное наличие в каждом вузе проректора по воспитательной работе, по молодежной политике, и как раз это то, что нужно нам, это наш канал связи с вузом, наш канал взаимодействия и выяснения интересов того, чем Церковь, чем Комиссия, чем конкретный священник могут быть полезны в каждом конкретном вузе.

Можно, в общем, сказать, что Комиссии только год. Именно из-за того, что во время пандемии сменились ректоры, сменились проректоры, многие обстоятельства изменились, в частности, некоторые вузовские храмы были попросту закрыты, потому что в вузах не велись очные занятия, все было переведено в дистанционный режим, почти не совершались богослужения. То есть это было очень нестандартное время для всех нас, а для Комиссии по вузам, пожалуй, это то, что обнулило все ее достижения предшествующего небольшого периода.

– В чем же заключается взаимодействие Церкви с вузами?

– Взаимодействие достаточно разнообразное. Это, во-первых, зависит от навыков священнослужителей, которые берутся взаимодействовать с конкретным вузом, это зависит, как я сказал, от запросов самого вуза, потому что с некоторыми вузами идет полноценное научное взаимодействие, как, например, с МИФИ, с университетом МИСИС, и некоторые монастыри в этом взаимодействии участвуют. Это исследование древних рукописей, рукописных сводов церковных и древнерусских, это и исследование фундаментов, как, например, в Переяславском Даниловом монастыре, – во всяком случае, интересная работа, интересные результаты. И это такое неожиданное сотрудничество, которое дает плоды и для Церкви, и для вузов.

Это, собственно, и научная, учебная работа, некоторым вузам интересно проведение той или иной лекции священнослужителем (или, по крайней мере, представителем Церкви), потому что в некоторых областях мы действительно сильнее развиты, чем сообщество, схожее по профилю. И нам есть что сказать.

Для примера: есть университет Правительства Москвы.  Это вуз, который в разной степени работает на обеспечение московской инфраструктуры специалистами, в частности в области архитектуры, урбанистики, и вот сейчас мы ждем выступления там протоиерея Андрея Юревича, который трудится у нас в Финансово-хозяйственном управлении, он главный архитектор. И он сможет объяснить учащимся этого профиля, как храм может быть вписан в современную архитектурную среду, какие средства выражения при сохранении традиционного облика храма и окружающих зданий могут быть использованы для того, чтобы эта среда преобразилась в лучшую сторону, а храм не был бы каким-то белым пятном на фоне многоэтажек. И это тоже наш профиль, это тоже очень интересно, мы с нетерпением ждем выступления отца Андрея, и с нетерпением его ждет вуз. А это просто один из таких примеров.

Если говорить еще о других видах взаимодействия, то на базе некоторых церковных подразделений проходит студенческая практика. Ее проходят студенты МАРХИ, вузов, которые изучают изобразительное искусство, некоторых других вузов, в зависимости от того, что бывает востребовано. Это то, что лежит на поверхности. На самом деле мы можем говорить и о других областях взаимодействия.

– Какое оно, совершенное студенчество?

– Современное студенчество или наше представление о том, каким оно должно быть?

– Каким оно должно быть.

Вы знаете, студенчество – это, конечно, в первую очередь тяга к знаниям. Не тяга ко времяпрепровождению, будь то отсрочка от армии или просто общение в молодежной среде, а тяга к знаниям, иначе средства, которые либо государство тратит на студента, либо родители (либо он сам зарабатывает, чтобы оплатить свое обучение), несколько впустую будут тратиться.

Это все-таки не 1970-е годы, когда у государства было достаточно средств, чтобы выучить каждого, кто хотел поступить. Сейчас к этому нужно подходить рачительно, и очень хочется, чтобы студенты были именно такими, тянущимися к знаниям. Преподаю уже семь лет в МГТУ им. Баумана и хочу сказать, что студенчество меняется, меняется в лучшую сторону. Больше жажды знаний, больше эрудиции, то есть с ребятами становится интересно общаться. Я не говорю о том, что те, кто был семь лет назад, были в чем-то хуже, но они были другие, у них было больше заботы о заработке, а не о познании, у них меньше был кругозор в чем-то; во всяком случае, меньше стремления к восприятию какой-то новой информации, нестандартной.

А в последние два года, как раз постпандемийные (может, это связано просто с жаждой общения), мне гораздо интереснее было преподавать, чем в предшествующие пять лет. Мне кажется, что студенчество движется к совершенству, и очень хочется надеяться на то, что студенчество еще будет улучшаться. Благо государство уже требования повышает, в том числе по посещаемости, поэтому будем надеяться на хорошие результаты в течение следующих нескольких лет.

– А вот религиозны ли современные студенты?

– И да, и нет. Если студент сильно погружен в то, чем он занимается, в область учебную, то у него не слишком много времени на раздумья остается, как это ни странно. Мы понимаем, что пресловутая Болонская система, пресловутое деление на бакалавриат, магистратуру вместо специалитета, который был пять, пять с половиной, шесть лет, заставило многие вузы буквально вместить в четыре года то, что делалось за гораздо больший период. Загрузка у ребят колоссальная; по крайней мере, на примере Бауманского университета могу сказать. И что-то новое, что-то дополнительное с трудом входит в головы тех, кто сфокусирован на своем. И надо сказать, что вытесняется и то, что было приобретено в детстве, потому что не до этого.

В воскресенье у меня единственный выходной день, наверное, я не пойду в храм, лучше высплюсь, а вечером опять сяду за занятия. Это на самом деле определенная проблема, и одной из задач работы Комиссии по работе с вузами является поддержка домовых храмов при вузах, поддержка их существования, если угодно, легитимизация их существования как на церковном, так и на государственном уровне. Поддержка восстановления этих домовых храмов, которые исторически существовали при вузах, и еще раз скажу – поддержка строительства новых храмов там, где непреодолимое желание испытывает студенчество и администрация вузов. Безусловно, никто никому ничего не навязывает, потому что храм – это величайшая святыня, и если он при этом будет стоять без дела, то это будет обиднее, чем если бы его вообще не было. И важно, чтобы ребята, можно сказать, не отходя от учебного процесса, имели возможность помолиться, причаститься, принять участие в богослужениях и таинствах.

– Чего на хватает, на Ваш взгляд, современным студентам?

– Я честно скажу – кругозора. И когда мы с вами говорим о направлениях работы с вузами, то у нас существует такое направление внеучебной деятельности, которое каждый вуз развивает по-своему. В Москве несколько таких точек приложения этой внеучебной деятельности, которые направлены в первую очередь на развитие кругозора, на расширение его. Потому что без расширения кругозора, без знаний технаря в гуманитарной сфере личность получается прихрамывающей.

Если говорить об МГУ – замечательный лекторий при храме Святой Троицы на Воробьевых горах существует уже несколько лет, лекторий, который и студентов, и преподавателей привлекает к рассмотрению тем исторических, тем философских, тем сугубо христианских, актуальных на настоящий момент (как тема раскола и так далее). То есть расширение кругозора – это одно из направлений работы Комиссии для того, чтобы ребята не смотрели на жизнь однобоко.

– А чему можно научиться у современных ребят в религиозном плане?

– Хороший вопрос. Наверное, простоте, незашоренности и даже какой-то детскости, с которой они протестуют, с одной стороны, против чего-то незнакомого. И детскости, с которой они живо воспринимают вопросы веры, принимаются их обсуждать.

У меня студент был в прошлом году едва ли не из Сирии, во всяком случае, араб по происхождению, насколько я смог понять. Он прекрасно знал русский язык, и его очень живо интересовали вопросы Священного Писания, конкретных моментов Священного Писания, хотя мои лекции в МГТУ им. Баумана немного не об этом. Но на эти вопросы я, конечно, с удовольствием отвечал, потому что это опять же служит расширению кругозора. И некоторые его сотоварищи с удовольствием слушали мои ответы, и эта беседа даже несколько затягивалась, потому что есть жажда познания, уточнения: так ли на самом деле, а откуда ноги растут у того или иного праздника, у того или иного ритуала, священнодействия… Эта жажда есть, и это очень приятно на самом деле.

Это непредвзятое, простое отношение, и, может быть, вот на этом зачастую чистом листе проще писать, чем когда есть зашоренность какими-то мнениями, какими-то шаблонами. Интересно, что меньше таких шаблонов стало за последние несколько лет у ребят.

– А как говорить с молодыми людьми о вере? Нужен ли какой-то определенный, специальный подход?

– Молодой человек молодому человеку рознь. Правда. И годы преподавания учат тому, что невозможно по шаблону действовать. Каждый раз студент – это личность. В христианстве личность – единственна на самом деле. Когда говорят «молодежь» – представляют некое безликое, если можно сказать, стадо, которое должно по определенным шаблонам реагировать и с ним можно говорить по определенным шаблонам. Нет, каждый человек индивидуален, и мальчик, и девочка, парень и девушка, поэтому здесь принцип, как пойдет.

Очень разные моменты интересуют. Где-то за историческую тему зацепился – и она становится палочкой-выручалочкой, которая выводит весь фон. Где-то сугубая тема Священного Писания звучит, и вдруг она приобретает необыкновенный авторитет перед аудиторией, и уже от этого мы можем выстраивать тот домик, возможно, домик веры, который и в сердце человека выстроится.

Очень по-разному. Мы пытаемся начинать взаимодействие с вузами с экскурсий по храмам, с общекультурного подхода, потому что храм – это ведь средоточие и архитектуры явно предшествующих столетий, и того выстраданного эстетизма, и внешнего и внутреннего, того глубокого внутреннего содержания, которое в росписях, в иконостасе, и это цепляет. Это внешнее вхождение в мир, пока еще не духовное, а душевное – оно дает возможность завязать разговор о многом. И поэтому Комиссия по вузам делает акцент на этих возможностях для студентов города Москвы.

Несколько московских монастырей, несколько десятков московских храмов рады видеть студентов в своих стенах, рады провести экскурсию на весьма профессиональном уровне, и приятно на таких экскурсиях бывать. И священнослужители, которые проводят такие экскурсии, рады бывают ответить на вопросы, которые неизбежно возникают при таком соприкосновении. Просто так на богослужение не придешь, ничего не спросишь, а тут внебогослужебная обстановка, внеучебная обстановка, и тут проще дается соприкосновение со студенчеством и с теми сотрудниками вузов, преподавателями, которые часто сопровождают этих ребят.

– Какие есть сложности во взаимодействии со студенчеством?

– Я бы сказал, что сложности не во взаимодействии со студенчеством, а сложности во взаимодействии с вузом как организацией. У нас до сих пор присутствует колоссальная постсоветская зашоренность в отношении Церкви и государственных структур в лице вузов. Настороженность какая-то, оглядка на пресловутое общественное мнение, которому иногда совершенно безразлично, кто с кем общается, постоянная боязнь, наверное, у половины ректоров, проректоров, боязнь открытого, спокойного, конструктивного, плодотворного взаимодействия – это самое главное, что мешает. Когда приходишь общаться со студентами, понимаешь, что  увлекательный разговор им интересен, это полезно. Но в половине случаев мы просто не можем дойти до разговоров со студентами, где-то на пороге вуза наше общение обрывается.

Мы надеемся на разрешение таких трудностей в ближайшее время, потому что у нас 9 ноября 2022 года вышел Указ Президента Российской Федерации «Об утверждении Основ государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей». Простите меня, откуда их черпать?

Если мы говорим о духовности, то это только Церковь. Это то, что нам вверено, доверено Самим Богом, и это то, что мы призваны передавать. Другого инструмента у нас нет, кроме как через Предание, передачу вот этих духовно-нравственных ценностей. Воспитывать наших сограждан в том, в чем мы компетентны. Нельзя заполнить всю нишу культурного, исторического и прочего образования только тем, что дает Церковь.

Президент, в частности, в своем Указе призывает наладить взаимодействие с традиционными конфессиями в этой области, дать возможность традиционным конфессиям помочь реализовывать такие программы. И вот, как мне кажется, студенческая пора – это именно время окончательного становления личности. Потому что дальше идет работа, во время которой ты уже становишься в чем-то роботом, подчиненным какому бы то ни было производственному процессу, тебе уже не до образования, в том числе образования как просвещения. Просвещение светом истины – самое главное.

Когда мы в начале учебного года молимся на молебне об отроках, которые начинают учебу, то там написано, чтобы они приняли душеполезное учение. То есть не только те знания, которые помогут им в жизни зарабатывать деньги, ведь все-таки на это в первую очередь направлена учеба – дать профессию, но и те знания, которые помогут им во всей их жизни и, извините меня, по окончании этой жизни. Это очень важный момент.

И если говорить о продолжении этой линии (а мы трудимся в рамках Комиссии города Москвы по работе с вузами), то на заседании Священного Синода от 29 декабря 2022 года было принято решение о создании Совета по взаимодействию Русской Православной Церкви с организациями высшего и среднего профессионального образования в сфере духовно-нравственного воспитания.

Мы очень надеемся, что этим Советом, совместно с профильным министерством, будет подписано соглашение о взаимодействии, которое не будет вызывать никаких вопросов со стороны администраций вузов. А то они перестраховываются так, что мы оказываемся порой страшнее некоторых других организаций, что скорее вызывает улыбку и удивление.

– А что ищут студенты в Церкви?

– Они ищут покоя. И того психологического успокоения, душевного, которое дает, наверное, только Дух Святой. Потому что не найдешь ты среди себе подобных покоя и умиротворения, если только это не какие-то самые близкие тебе по душе люди, а нам очень трудно сблизиться, потому что мы разнопрофильные все, и только Дух Святой нас объединяет в рамках Церкви, в границах Церкви, в том числе в стенах храма. А границы Церкви, конечно, шире, чем стены храма. И об этом ребята и говорят, им хочется этого умиротворения, хочется найти точку опоры. И, пожалуй, тому, кто обрел веру, эта точка опоры дается, потому что сейчас на что ни обопрись – все подводит. И экономическая ситуация подводит, и политическая ситуация подводит, а иногда и родители подводят своим непониманием, иногда и соученики тебя тоже перестают понимать в какой-то момент твоей жизни, когда ты задумался о чем-то менее утилитарном, менее веселом, чем принято в студенческой среде. И вот эта точка опоры – это то, что они ищут. И нужно очень много любви, чтобы привлечь их, дать понимание того, что эта точка опоры может быть найдена в Церкви.

– А зачем, на Ваш взгляд, нужны храмы при университетах, институтах?

– Хороший вопрос, на который не все знают ответ, и особенно мало знают ответ в вузах.  У нас есть определенные сложности, из-за них мы не стремимся, если можно так выразиться, насаждать количество храмов в вузах, а только по очень большому желанию администрации. Дело в том, что некоторые храмы в вузах не просто пустые, а фактически  закрыты для богослужений. Я говорю про город Москву, про очень странную позицию администраций некоторых вузов. Есть храм, есть святое место, но оно пусто. А оно пусто не бывает. И вот это святое место в сердцах студентов в это время занимает тот, кто всегда готов прийти на «помощь» (в очень больших кавычках), тот, кто за души людей, особенно молодых людей, воюет с Богом. Это непонимание, конечно, очень сильно огорчает.

Зачем нужен храм? Я бы сказал, что для дополнительного, не побоюсь этого слова, сервиса. Мы с вами говорили в самом начале передачи о том, что ребята даже из воцерковленных семей в стенах вузов несколько теряются, они начинают перестраиваться на вузовскую атмосферу: сейчас нужно пойти на дискотеку, потом нужно пойти в поход, потом нужно принять участие в семинаре, потом лекция, а потом сессия. Где Бог? Где Церковь? Где вера? Где время найти? И когда мы в стенах вузов организовываем храм, то у ребят есть возможность посетить богослужение какого-то, например, великого праздника, который приходится на будний день. Прийти перед занятиями или пропустить первую пару.

Знаете, это мои личные воспоминания, я учился в МГТУ им. Баумана в 1990-х годах. Рядом Елоховский собор, мое любимейшее церковное место в Москве. И конечно, удобно – ты вышел из метро «Бауманская», пошел на утреннюю службу. Простите, но на раннюю службу не придешь, потому что впереди огромное количество занятий, на позднюю приходишь – пропускаешь не только первую пару, но и вторую пару, если хочешь причаститься, а не убежать после Евхаристического канона. И вот возможность начать литургию в 8 часов и закончить богослужение не позже 10 часов – это и для преподавателей, и для студентов дополнительная возможность быть с Богом, быть с Церковью в таинствах,  при этом без ущерба или с минимальнейшим ущербом для учебного процесса. Это очень большой организационный плюс, хотя бы организационный, не говоря уже о том, что благодать Святого Духа при совершении Божественной литургии освящает вокруг все,  просвещает тех, кто учится и трудится в стенах вуза.

У нас есть пример такого, может, утилитарного подхода – существование храма уж в совсем нестандартном для него месте, это телецентр «Останкино». Вот уже 12 лет там существует домовый храм, и многие люди, воцерковленные и невоцерковленные, уже  не представляют своего труда без близости рядом храма, когда ты после работы, вечером, можешь зайти, помолиться, перед работой можешь зайти на богослужение. Это колоссальный плюс, даже организационный. И это то, что недооценивают те, кто говорит: «Ой, да у нас тут три храма рядом»... А вы сходите! Вы не очень понимаете ситуацию, какое благо вы тем самым дадите своим преподавателям и студентам. Это, конечно, относится к ректорам, проректорам вузов, ученым советам, от решения которых зависит многое.

И поскольку я преподаю в МГТУ им. Баумана, мы заботимся о возможности совершения богослужений в бывших помещениях домовых храмов этого вуза, таковых помещений два: в главном историческом здании есть храм равноапостольной Марии Магдалины, и во вновь отнесенном к вузу здании Фанагорийских казарм – храм святых равноапостольных Константина и Елены.

Мы совершили Великое освящение воды первый раз в истории МГТУ, вот буквально на днях, в середине дня, и какая огромная благодарность была от преподавателей и студентов за то, что им не нужно идти куда-то после учебы или перед учебой! Или покидать здание университета для того, чтобы помолиться, взять святую воду в свои дома. Это колоссальный логистический, технический – как угодно – плюс, который менеджером, организатором, руководителем организации тоже должен учитываться.

У нас куча кружков по интересам, в которые ходят 20–30 человек, а храм, в который ходят 100–200 человек, у нас отсутствует. Нужно понимать, что это одна из сфер человеческой жизни, деятельности, которая нисколько не противоречит учебному процессу.

– Расскажите о ближайших планах, мероприятиях, которые планируются вашей Комиссией, что можно посмотреть, посетить?

– Мы громко не звучим, мы все-таки занимаемся некой «полевой» работой в вузах. А вузы в свои стены не всегда пускают, разве что творческие вузы, которые проводят какие-то спектакли, мастер-классы. На самом деле, конечно, это экскурсии, паломничества, то, что в московских вузах востребовано.  В частности, удивительное  содружество получилось – сотрудничество Московского энергетического института с Оптиной пустынью, которое вдруг организовалось за последний год. Регулярно студенты, одна, другая группы, ездят в паломничества со священником, который окормляет вуз.

Мы стараемся поддерживать студенческие стройотряды, которые занимаются восстановлением храмов. Ну, нельзя сказать, что восстановлением, конечно, но хотя бы консервацией разрушающихся храмов в разных епархиях РПЦ. И вот из интересного, чего не было до сих пор, что является достижением конца 2022 года, – в храме святителя Николая в Новой Слободе (это храм при Синодальном миссионерском отделе) сейчас начали совершаться богослужения на иностранных языках. По субботам, в день, который для студентов всегда доступен, с утра совершаются попеременно богослужения: в одну субботу – на английском языке, в другую субботу – на французском языке. И, знаете, стали приходить студенты, и мы об этом сообщили профильным проректорам; студенты из африканских, в частности, стран приходят на богослужения на французском языке. Энтузиасты, которые изучают английский язык, приходят на богослужения на английском языке, то есть это, можно сказать, ноу-хау, которое оказалось интересным и востребованным.

И к такому сотрудничеству мы приглашаем наших проректоров, чтобы студенты могли на своем языке проникнуться русской культурой, так сказать, немного инкорпорироваться в нее, проникнуться русской духовной культурой, и богослужение на близком им языке может затронуть не только эстетику, но и духовную сторону. Так что есть разные находки в зависимости от запросов вузов и наших способностей, достаточно ограниченных. Но мы стараемся разные сферы применить, в том числе в вузах, занимающихся искусством, чтобы таланты были востребованы. И концерты духовной музыки бывают в вузах. Мы пытаемся развивать информационную составляющую нашей работы, но опять же не можем пригласить вуз, который сам должен приглашать на то или иное мероприятие от лица Комиссии. Мы, скорее, оповещаем о том, что бывает в том или ином вузе, чтобы другие вузы имели ориентиры. Мы приглашали проректоров вузов Центрального округа города Москвы на нашу презентацию деятельности Комиссии отдельных учреждений. И некоторые переняли этот опыт без нашего участия, опыт исторических встреч, экскурсионное погружение в историю города Москвы, России. И у них получается. Это очень приятно, что мы можем дать методические указания вузам по совершенствованию программы духовно-нравственного и исторического воспитания. Мне кажется, что это очень немаловажно – дать инструмент. Потому что нельзя объять необъятное. Мы отдаем себе в этом отчет. Но стараемся делать все, что в наших силах. Хотя бы в вопросах информирования о том, что может быть и что может приносить пользу студентам и преподавателям.

– Почему День российского студенчества празднуется 25 января, в день памяти мученицы Татианы?

– Вы знаете, я отношусь к этой дате с некоторой ревностью. Конечно, объяснение этому очень четкое. Мы знаем, что 12 января 1755 года по старому стилю императрица Елизавета Петровна подписала указ об учреждении Московского университета. Это первый университет в России. Соответственно – официальная точка начала высшего образования. У нас были другие учебные заведения, которые были близки к высшим. Но, во всяком случае, в европейском смысле Московский университет – первый. И вот эта дата стала отправной точкой для всех наших вузов. И МГУ в этом смысле первенец. Но эта черта больше конца XIX – начала XX века. Вот праздник святой Татианы – это праздник всех студентов.

Дело в том, что во всех вузах того времени, XIX – начала XX века, были домовые храмы. И у каждого вуза был свой праздник. Пример самый ближайший: мы недавно совершили молебен в день святителя Николая в Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации. Потому что в этом здании был храм святого Николая. И в студенческо-преподавательском календаре на наступающий год всегда был отмечен этот праздник – святителя Николая. Или, например, праздник святой равноапостольной Марии Магдалины в Императорском техническом училище, ныне – МГТУ им. Баумана, с тем чтобы он был главным студенческим праздником, когда мы прославляем Бога во святых Его, как святых покровителей каждого конкретного вуза.

Поэтому я бы, конечно, призвал каждый вуз, который был создан до революции, изучать свою историю, свои истоки, привлекать внимание студенчества к тем святыням, которые были. Даже если мы не воссоздаем храм, но он у нас был, почему мы не можем отметить день святого покровителя? Это разнообразит жизнь вуза. Это новые краски. Мы воздаем честь святой мученице Татиане, которая невольно стала покровительницей российского студенчества. Потому что именно из ее жития не следует чего-то такого сверхъестественного, что свойственно для учебного процесса. Но то, что в этот день Бог благословил подписать императрицу указ, значит многое. И у нас на заставке храм святой мученицы Татианы при МГУ, который возродился. Это еще, конечно, напоминает о первом из вузовских храмов в России. Это очень трогательно и большая честь всему профессорско-преподавательскому составу студенчества 90-х годов, которые смогли это сделать. И до сих пор он является флагманом среди вузовских храмов.

Еще раз скажу, что, например, в Дипломатической академии при РЭУ им. Г. В. Плеханова очень почитается святая мученица Валентина. Потому что тоже день основания к этому приурочен.

– Вопрос от телезрительницы Татьяны: «Как найти свое призвание и определиться, в какой вуз поступить?»

– Вопрос очень сложный. Когда нет внешней стабильности, непонятно, что будет востребовано лет через пять. Куда душа сейчас лежит и куда возможность есть – туда и нужно поступать. Только если Вы хотите учиться, а не просто провести время. И мой опыт показывает, что человек может найти себя в любой сфере, куда его приведет Господь. Вне зависимости от полученного образования.

Хочу отметить, что человек, получивший когда-то высшее образование, пусть даже технического профиля, гораздо лучше пригоден ко многим видам деятельности в силу организации умственного процесса, даже к такой деятельности, как богослужебная, внутрицерковная и так далее. Это большой жизненный опыт, опыт труда в качестве старшего алтарника в храме, диакона. Много людей прошло через наш храм святой Софии Премудрости Божией. Есть определенное сравнение. Поэтому даже те, кто пытается избрать церковную стезю в качестве своей реализации, ничего не проиграют, не упустят, если окончат светский вуз, получат качественное образование. Я учился в техническом вузе (МГТУ им. Баумана), получил экономическое образование, которое пригодилось в моей деятельности на должности казначея храма, заместителя председателя приходского совета. А сейчас помогает мне в моей преподавательской деятельности в должности ассистента кафедры «Финансы» МГТУ им. Баумана.

Если Господь вас призывает, Он найдет, каким образом сложить пазл, чтобы в вашей жизни было удовлетворение от трудов и вы приносили пользу людям и Церкви.

– Вопрос от телезрителя Егора: «Учусь на третьем курсе университета. Возникают вопросы, связанные с поиском Бога. Что можете посоветовать мне и какую читать литературу, с каким священником пообщаться?»

– Вот этот вопрос сложнее, потому что история очень важна, история России, Церкви. Не история всего того, что находится в тысяче километров от нас…. И это приводит к удивительным выводам. Я приведу маленький пример в силу регламента нашей передачи. В МГТУ им. Баумана мы ведем историко-философский клуб, называется – МВТУ: Мариинские встречи технического училища. В честь императрицы Марии Федоровны, нашей основательницы. И когда мы рассказываем об истории вуза в призме истории страны, мы приглашаем иногда родственников известных ученых, деятелей, которые соприкасались с технической историей России. И удивительные вещи нам эти люди рассказывают про советских ученых, академиков. Например, Николай Доллежаль – отец нашего отечественного мирного атома. Оказывается, он всю жизнь был верующим человеком. Его родители венчались в домовой церкви нашего технического училища. Он всю жизнь хранил венчальные иконы родителей. Всю жизнь благословлял свою дочь, когда она куда-то ехала. И это не мешало ему блистать интеллектом, быть академиком Академии наук Советского Союза и трудиться на благо людей с максимальнейшим эффектом. Иван Иванович Сидорин тому пример – ведущий металловед первой половины существования Советского Союза, благодаря которому у нас появились металлические боевые самолеты – одна из причин нашего выигрыша в Великой Отечественной войне. Это тоже был всю жизнь верующий человек, который венчался также в нашей церкви Императорского технического училища.

Когда заглядываешь глубоко в историю непредвзято, находишь столько примеров веры, что как-то волей-неволей принимаешь это как нечто естественное. А Бог где-то в закоулках истории тебя обязательно найдет. Это мое узкое, специфическое мнение на этот счет.

– Еще один вопрос от телезрителя: «Мне и моей девушке 20 лет. Встречаемся два года. Ведем совершенно целомудренные отношения. Как у меня, так и у нее не было отношений до наших. Я очень хочу создать семью, но она просит подождать. И не год, не два, а больше. Говорит, что еще не готова и не созрела для брака. Что мне делать?»

– Любить и ждать. То, что выстрадано нашим ожиданием, при нашем доверии, при нашей любви оказывается очень прочным. Когда мы признаем советы тех, кого считаем весьма мудрыми людьми (православных старцев, в том числе ушедших в мир иной в XXI столетии), то многие из них советовали наше намерение создать семью испытать двух-трехлетним сроком аккуратных отношений в орбите друг друга, без нарушения целомудрия, но при этом достаточно близких, чтобы вполне познать человека, особенности характера. Понять, с чем мы можем смириться, с чем не можем. Что поправимо, что нет. И я знаю немалое количество браков, когда до вступления в брак проходило и три, и пять лет целомудренных отношений. Это крепчайшие семьи. Счастливейшие, несмотря на какие-то тяжелые моменты внутренней жизни (до каких-то болезней и прочих невзгод). Но крепчайшие и счастливейшие во взаимоотношениях супругов. Так что, можно сказать, такие отношения – как настоявшееся вино. «Мы ничего не упустим в жизни» – вот что нужно сказать. И Господь воздаст нам за наше целомудрие, за наше терпение, нашу любовь огромным счастьем всей жизни. Даже 50 лет супружеской жизни – не предел. Поэтому надо трудиться и любить.

– Батюшка, я знаю, что Вы в данный момент также являетесь студентом, учитесь в Высшей школе экономики. Расскажите о Вашем направлении. И почему решились пойти учиться?

– Вы знаете, в жизни, конечно, требуется развитие. И это развитие требуется в зависимости от той сферы, в которой мы начинаем трудиться. Сфера взаимоотношений Церкви и вузов в широком масштабе – это взаимоотношения Церкви и государства. И магистерская программа «Церковь, общество и государство», которая не так давно, несколько лет назад, открылась в Высшей школе экономики, в рамках которой преподают и серьезнейшие юристы в области конституционного права, в частности – канонического права; опыт священнослужителей в области церковно-государственных отношений, – это то, что не может не обогатить, это тот опыт, который необходимо перенимать. Потому что без этого опыта чувствуется где-то недосказанность, где-то ущербность, которая должна восполняться. У нас очень мало специалистов в этой сфере, специфических юристов в этой сфере. Хотелось бы, чтобы таких специалистов было больше. Конечно, в той должности, которую я занимаю, в той сфере, в которой работаю, пополнение этих знаний является просто необходимостью. Это не для галочки. Именно поэтому я выбрал очную форму обучения, чтобы быть максимально погруженным в учебный процесс. И, конечно, благодарность вузу с таким профилем обучения: что было дано место даже не религиоведению, а такой вот юридически-политологически-исторической сфере. С успехом осваивают и миряне, и священнослужители эту программу и находят себе применение и с мирской стороны, и с церковной.

– Отче, попрошу Вас поздравить наших студентов, телезрителей с праздником российского студенчества, с днем памяти святой мученицы Татианы. И дайте какие-то наставления.

– Я сердечно поздравляю всех тех, кто нас смотрит, кто обучается в наших вузах во всей стране, кто обучает в вузах, с Днем российского студенчества! С днем покровительницы высшего образования в нашей стране, с днем мученицы Татианы! Поздравляю именинниц. И, знаете, может притянуто за уши, но я скажу, что учение – это мучение. И пусть святая Татиана в этом вольном нашем мучении помогает нам, чтобы плодами этого вольного мученичества были успехи в нашей дальнейшей жизни. И самое главное (считаю, что это должно быть кредо молодого человека и христианина уж точно) – приносить пользу. Мне кажется, полученное высшее образование обязано приносить пользу и реализовываться в жизни тех, кто его получает. Божией помощи всем.

Ведущий Павел Денисик

                       Записали Полина Митрофанова и Анастасия Гергель

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает член Епархиального отдела по делам молодежи, ответственный по работе с молодежью в Домодедовском благочинии Московской епархии, настоятель Никольского храма села Лямцино Домодедовского района протоиерей Александр Трушин.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать