Беседы с батюшкой. Трезвение как путь к Богу. Протоиерей Максим Плетнев

3 ноября 2022 г.

В нашей студии протоиерей Максим Плетнев, председатель Координационного центра по противодействию наркомании и алкоголизму при Социальном отделе Санкт-Петербургской епархии, клирик храма Спаса Нерукотворного Образа на Конюшенной площади.

– Сегодня мы будем говорить о трезвении. Не о трезвости и отказе от рюмки, а о способе мышления, который помогает человеку в самых сложных ситуациях. Сейчас этот разговор особенно важен и актуален.  

Когда мы говорим о трезвении как о пути к Богу, к возрастанию в вере, то прежде всего возникает какое-то недоумение. Вроде бы трезвость тоже имеет отношение к слову «трезвение», но это не совсем так. Есть такой советский фильм «Беда» о проблеме алкоголизма. Тогда была распространена такая беда. Потом было время, когда широкое распространение получили наркотики. Сейчас эта ситуация тоже каким-то образом изменилась. Как Вы понимаете трезвение?

– Это деятельное устремление к Богу. Для этой формулировки есть основания. Такое устремление к Богу дает человеку возможность видеть себя и свои страсти. То есть это прежде всего отрезвение от какого-то страстного наваждения или падения.

Трезвение – это синоним аскетизма, борьбы со страстями. Но это не просто само по себе противление страсти, а движение к Богу. Кто-то может преодолевать зависимость от алкоголя и наркотиков, но не идти и не приближаться к Господу. Трезвость – это про остановку страсти в себе. Хотя это открытый вопрос, насколько выздоравливающий наркоман или алкоголик побеждает страсть в себе. Потому что они борются с заболеванием, но часто и не осознают, что это не просто болезнь, а грех. Человек может переставать пить, но погруженность в грех, эта внутренняя духовная беда, темная часть его жизни и природы, никуда не уходит.

Противоположность этому – движение к Богу, которое позволяет вырваться из этих страшных и безумных тисков, этого безумного омута. К сожалению, психоактивные вещества не единственная страсть в жизни такого человека. Часто присутствует жажда наживы, страсть к деньгам, проявление крайнего эгоизма, вышедшего за границы разумного, когда человек идет по головам, разрушая жизни других людей. Золотой телец легко заменяет Бога в сердце человека. Мы, христиане, люди не богатые, на практике этого не испытывали, но в теории это видим и знаем. Не все люди могут устоять в таком искушении. Тяжелое проявление и у блудной страсти. Благодаря современным средствам коммуникации и передачи информации люди могут погружаться в какое-то безумное состояние. И самое печальное, что алкоголь как был алкоголем, так и остается, эта страсть не меняется. Водка остается водкой, вино вином, пиво пивом. Наркотики немного меняются, но не так сильно. Меняется их разновидность. Сейчас практически нет героина, опиоидные вещества уходят с арены. На смену им приходят современные синтетические наркотики. Самый страшный и популярный – мефедрон. Это психостимулятор с галлюциногенными проявлениями. Но особого развития в наркотиках нет. Как, например, в начале 1990-х была наркореволюция. Тогда это было совершенно новое явление, и многие молодые люди, которые употребляли алкоголь, начали употреблять опий.

А что касается блудной истории, то она идет по нарастающей. Она захватывает многих людей, и постоянно всплывают какие-то новые истории, появляются новые возможности развиваться и погружаться в эту страсть. Это беда. Помимо наркотиков и алкоголя именно блуд является одним из основных страшных явлений, которые ведут к разрушению жизни человека.

– Вопрос от телезрителя Евгения из Белгорода: «Существует зависимость от чужого мнения, от пропаганды. Станислав Ежи Лец пишет, что петух приветствует даже то утро, когда его положат в суп. Он все равно кукарекает. Критическое мнение человека является трезвением или нет?»

– Смотря что Вы имеете в виду. Если это про политику, то она напрямую не связана с борьбой со страстями.

– Но воспитывает их?

– Необязательно. Я бы говорил в целом о грехопадении нашей природы. Наш мир не идеален, к сожалению, в нем масса страшных явлений, в том числе и военные действия как одно из проявлений непростой ситуации. Войны были на протяжении всего периода истории Церкви. Соответственно, и христианские народы вели войны, иногда и между собой. Русские княжества на протяжении долгого времени воевали друг с другом, уж совсем люди одной и той же веры.

В чем эти проявления? Христиане помышляют об этом для того, чтобы не развивалось большее зло. Где-то творится зло, но оно как бы преодолевает еще большее зло. Наш мир лежит во зле, человек пребывает во зле. Возможно ли идеальное христианское государство? Нет. Но были попытки его создания за две тысячи лет. Время от времени та или иная цивилизация пытается выстроить свою жизнь в христианской парадигме. Это и Восточная Византийская Церковь, западные христиане, и та самая Америка, с которой мы так часто дискутируем. Начало ее истории есть попытка крайних протестантских движений создать град на горе, то есть идеальное христианское государство, новый мир. Америку называли Новой землей. Люди пытались создать новый суперхристианский мир. Оставляем загнившую Католическую Церковь и создаем свой продвинутый новый христианский мир. Получалось тоталитарное сообщество.

Жан Кальвин, французский теолог, полемист и пастор времен протестантской Реформации, считал, что человек все равно будет грешить, поэтому надо выстроить мир так, чтобы он не мог грешить, чтобы это не было ему выгодно. К этому были направлены многие усилия, и в итоге получался тотальный контроль, когда человек полностью на ладони. Например, были приходские книги. Каждый человек принадлежал тому или иному приходу, никто не мог быть вне прихода. И любой прихожанин мог прийти и в этой книге написать все, что он думает о другом. И работодатели, перед тем как взять кого-то на работу, читали эти книги.  

– Как жалобная книга?

– Нет, там могли писать и похвалы. Это был особый мир, но не все получилось. Трагедия нашего бытия в том, что есть огромный зазор между христианским идеалом и реальной жизнью как одного человека, так и больших сообществ, государств, народов. Мы сейчас говорим об этом зазоре, когда люди стремятся ко Христу. Скажем, человек внешне благочестивый, но у него все равно есть огромный зазор между святостью и им самим (между тем, кем мы бы хотели быть по христианским идеалам, и кем являемся). А если человек не хочет, если сообщество не думает об этом, то зазор еще больше, и это наша данность. К сожалению, мы живем не в идеальном мире. Насколько здесь пропаганда является большим злом? Да она часть непростой жизни людей. Хотя сейчас управление людьми идет на более тонком уровне, и в этом смысле перспектива еще более печальная. Если мы можем говорить о гуманизме как об антихристианских идеалах, что всё ради человека, и о христианстве, что всё ради Бога, то в этом смысле гуманизм в каких-то моментах идет параллельно с христианством, а когда надо выбирать Бога и человека, гуманизм становится антихристианским явлением. Это то, что мы сейчас слышим и к чему нас ведет западная цивилизация (наша, я бы сказал, неопределившаяся: много происходит рассуждений о том, что у нас в России, какая идеология, и это не оформляется в какую-то глубинную политику, поэтому тут трудно рассуждать). Проекты современного строительства говорят о постчеловечестве, которое должно прийти на смену человеческому сообществу. Постчеловек – кто это? IT-разум? Для христианина это страшная история. На мой взгляд, какой-то компьютерный оккультизм впереди ожидает. Насколько возможно этому противостоять? Вопрос открытый. Возможно ли тому валу, печальному регрессу нравственности, этой апостасии (отречению от Христа) противостоять? Отдельной личности возможно. Государству, большому или маленькому, – вопрос открытый.

– В каждом случае это зависит от самого человека.

– Не совсем. На детей, например, не могу влиять только я. Влияет общество. Я могу думать так, а мои дети совсем по-другому. А внуки как будут думать?..

Вопрос телезрителя: «В Интернете прочитал, что Иосиф Сталин в 1936 году запретил аборты, а Хрущев в 1956-м дал этому зеленую улицу. То есть благодаря Сталину многие люди сейчас живут…»

– Сталин – сложная фигура. Мы все же знаем о жертвах 1937 года, мимо этого не пройдешь. Мы, люди верующие, помним и будем помнить о гонениях на Церковь, которые были весь период советской власти. Они были разными по интенсивности: иногда верующих арестовывали, иногда убивали, храмы взрывали, разрушали и так далее. Были какие-то времена, когда гонения ослабевали, но были и совершенно страшные, очень суровые периоды. И все это связано с именем Сталина, к сожалению.

Но есть и тема победы. Наблюдая сейчас военные действия, мы как-то по-особому осмысляем Великую Отечественную войну и то, что там происходило. Думаю, мнение у людей может меняться. Наверное, когда люди переживают тяжелые государственные события, они думают о сильном лидере, поэтому вспоминают, естественно, Сталина…

Насчет абортов – не знаю, не в курсе...

– Мы как-нибудь отдельно поговорим на эту тему. Если приводить статистику, там шокирующие цифры, и я сейчас не буду их озвучивать, потому что тема передачи другая. Но телезритель затронул тему, которая так или иначе говорит о трезвении, о размышлении и правильном отношении к любой ситуации… Если говорить об абортах, то все это приводит не только к греху блуда, но и к блудным помыслам. Если у человека в голове и душе раскардаш, то нет какого-то мерила в отношении собственной жизни, которое могло бы помочь преодолеть тяжелейшие ситуации...

– Пройдя ковидную историю, мы теперь много знаем об эпидемии. Есть такое понятие, как выход на плато... Потом снова может быть пик, но может быть и спад.

Если говорить про алкоголизм и наркоманию, то мы уже достаточно долгое время находимся на плато, больших изменений нет. А вот если говорить о блудных историях, то маховик раскручен, и пока мы только погружаемся в это. К сожалению, горе и беда могут быть вразумляющим моментом, но пока идет движение только по раскрутке. Может быть, что-то изменится в духовно-нравственном состоянии наших СМИ, телевидения. Например, Филипп Киркоров поет на кресте. Зачем? Что это такое вообще? Зачем топтать святыню?..

Знаете, в свое время у нас были дискуссии с мусульманами. Мы им что-то говорили, а они нам: вы, русские, включите свой телевизор и посмотрите, что вы там показываете... У нас такие странные отношения пропагандируются между людьми! И все это горе, слезы и беда людей, это разрушенные судьбы.

– Вопрос телезрителя из Гатчины: «Я вырос в сложное время, в 90-е годы, когда кругом был нетрезвый образ жизни. Если родители переживают за своих детей, что они могут встать на этот опасный путь, как лучше молиться о том, чтобы эта пагуба минула их семьи?»

– Вернемся к теме трезвения. Мы говорили о том, что это деятельное движение ко Христу. И это трезвый взгляд на все. Вот мы сейчас вспомнили страсти, СМИ, пропаганду, отношение к истории. Должна быть какая-то точка отсчета для трезвого взгляда, чтобы был правильный, трезвый взгляд. От какой точки отсчета исходить, рассуждая о том, что правильно, а что неправильно; что зло, а что не зло? Христос есть мера всего. Христос есть правда и истина. Евангелие, Библия, учение христианской Церкви – вот та основа, та точка отсчета, от которой мы смотрим на историю, на телевидение, на страсти, на произведения искусства, на отношения в семье, на отношение родителей к детям.

Как молиться? Есть слова в таинстве Венчания о том, что молитвы родителей – основание домов детей. Слова прекрасные, на мой взгляд, они отображают реальность, поэтому еще раз их повторю: молитвы родителей – основание домов детей. Основание жизни ребенка, как и основание обычного дома, не видно, но если фундамент крепкий, дом стоит. Если фундамент не очень крепкий, дом не стоит.

Что значит молитва родителей? Сколько надо прочитать акафистов, чтобы она состоялась? Мне видится, что молитва родителей – это не только прочитывание какой-то конкретной молитвы (или какого-то количества молитв) о ребенке, а стояние родителя в вере, то самое деятельное движение ко Христу. Если оно есть в родителе, оно будет влиять и на детей, и на других людей, которые рядом находятся. То есть это не просто произнесение слов молитвы, а именно деятельное движение ко Христу. Что это значит? Борьба со страстями, постоянное покаяние, постоянный христианский самоанализ: «Что я делаю? Вот этот мой поступок угоден Христу?» Мы только что сказали, что Христос – мера всего. То есть надо анализировать, как соотносятся со Христом наши слова, наши действия, наши желания. Если они совсем вне Христа, то это, конечно, беда. Если родитель со Христом, то это однозначно будет влиять на чадо.

Еще у меня такой совет. Имея большой опыт с зависимыми людьми и определенный опыт семейной жизни, хотелось бы сказать вот что. Вроде простая идея, но она подтверждается практически всегда. Не просто так люди употребляют химические вещества, а потому, что пережили мощный опыт нелюбви в своей жизни. И этот мощный опыт нелюбви является той внутренней язвой, отвечая на которую внутри своей души, человек употребляет алкоголь и наркотики. И обычно эта язва наносится в детстве, это детско-родительские отношения.

Поэтому для того, чтобы мои дети не пили, я должен их любить. И в моей семье должна быть любовь: нужно любить свою супругу и детей. А если я с супругой ругаюсь и мы с ней разводимся, то мир ребенка раскалывается: два самых любимых для него существа – мама и папа – воюют друг с другом, дерутся на его глазах. Это и есть тот самый опыт нелюбви.

Если в наших домах будет царствовать любовь, то и дети не будут употреблять вещества. Им это будет не нужно; у них не будет потребности купировать свою внутреннюю боль каким-то обезболивающим. Они не знают настоящего лекарства – любви Христовой. Ведь можно все изменить через покаяние и через обращенность к Богу, Господь может все наши немощи уврачевать. Но, не зная этого истинного лекарства, люди, к сожалению, порой обращаются к таким симуляторам любви – так можно назвать эти вещества, ведь они дают какую-то радость, блаженство. Но это подделка и быстро проходит. А когда я достигаю высокого духовного состояния, чувствую близость Бога и от этого испытываю блаженство, то это совсем другая история. Это то блаженство, которое достигнуто в результате моего развития, и оно не прекращается через час.

– Среди ваших подопечных были такие примеры, когда человек обретал истинную радость?

– Конечно, и в этом наша работа. Есть координационный центр по противодействию наркомании и алкоголизму в нашей епархии и при нем общество «Фавор» – благотворительная организация, и мы занимаемся реабилитацией. Если набрать в Интернете «Фавор», то можно найти нашу реабилитационную программу. Мы оказываем бесплатную помощь зависимым людям, в том числе иногородним, а также близким зависимых людей. Звоните, друзья, не стесняйтесь, и мы постараемся помочь.

– Вопрос телезрителя: «Как вести себя детям, если их родители выпивают и ругаются?»

– Мы говорили, что есть родительская молитва, а еще есть детская молитва. Это что-то очень сильное, поэтому, конечно, дети могут молиться. Хорошо, когда рядом с детьми есть другие близкие родственники, не только родители. Если непонятно, что с родителями творится, хорошо, когда ребенок может обратиться к бабушке, к дедушке, найти какую-то основу для своей жизни, потому что детям очень тяжело в такие моменты. Опять-таки смотря до какой степени доходит эта ругань, тоже бывают разные истории. Иногда надо и убегать из дома. Если есть возможность, конечно, хорошо бы примирить родителей.

Жизни многих и многих людей состоят из того, что внутри идет постоянная война с кем-то, с чем-то. А есть другой мир, мир воскресшего Христа, и Он тоже есть в каждый момент нашей жизни, Он зовет нас, стучит в наше сердце, Он рядом. Жив Господь. Слава Богу, что мы знаем Его, знаем Его Церковь, часть этой церковной жизни. Несмотря на всю непростую обстановку, это истинное утешение: быть в Церкви.

Мы оказываем хорошую, на мой взгляд, профессиональную психотерапевтическую помощь зависимым людям. Помимо этого мы ведем людей ко Христу, но ведем очень мягко, потому что этой проблемой я занимаюсь уже 30 лет, за это время наша помощь и осознание проблемы менялось и возрастало, мы видели ситуацию по-другому, появлялись другие инструменты. Был период, когда мы людей в каком-то смысле усиленно тащили за собой в Церковь. Естественно, мы понимали, что это им очень поможет, мы делали это из самых благих побуждений, и наши наркоманы даже искренне верили, что они как бы меняются. На самом деле они не менялись, потому что встретиться со Христом очень сложно – это чудо Божие, это взаимодействие, это взаимное движение. Мы должны идти, и Господь должен идти к нам, тогда только это происходит. Это нельзя навязать насильно через человека, поэтому у нас идет мягкое воцерковление.

Например, у нас есть такое правило: наша реабилитация амбулаторная, человек живет дома, ходит к нам на занятия каждый день три месяца. Это очень важный момент, дает интенсивность, мощность воздействия на жизнь человека, и он может поменять свою жизнь. У нас есть определенные правила, одно из них – в воскресенье обязательно быть на литургии в том храме, в котором я служу, – это храм на Конюшенной площади, храм Спаса Нерукотворного Образа. Борцы с религией к нам не приходят, мы работаем  в Александро-Невской лавре, приходят люди сочувствующие, бывают просто неверующие. Человек неплохо относится к вере, к христианам, но сам по отношению к Богу ничего не чувствует, сердце закрыто. Вот такие люди приходят, и я верю, что потихонечку мы им чем-то помогаем.

Был один раб Божий, назовем его условно Николай. У него в прошлом 15 лет употребления опиоидов. И вот он к нам ходил на литургии, сидел на скамеечке, ему как-то вообще было все чуждо, неинтересно. Он ходил на занятия два месяца, но в результате этого сидения на скамейке в нем что-то проснулось, он узнал Христа. Он не прошел всю программу, но в результате нашей работы и встречи со Христом он бросил наркотики. Это чудо. До сих пор все хорошо, вот уже несколько лет не употребляет. Слава Богу, без падений. Есть случаи, что семьями трезвятся.

Есть, конечно, те, кто падает снова. Это печально. Но есть такие, что чем больше проходит времени, тем более естественную жизнь они создают. Восстанавливается личная жизнь, карьера, самореализация – мы смотрим на это с тихой радостью. Это награда нам за наши труды.

– Я был на молебне в храме Воскресения Христова у Варшавского вокзала, и там как раз происходило славление иконы «Неупиваемая чаша», люди рассказывали про свою жизнь. Семья, муж уже 10 лет в трезвости, у него дети родились. Я вот думаю: что должно произойти в жизни, чтобы заставить его вернуться в этот ад? Наверное, ничто не заставит, потому что в его глазах радость, и это удивительно.

Хочется, подводя итоги, еще раз услышать, как нам преодолеть не только известные всем грехи, но и те, которые мы не произносим на исповеди перед священником. Есть такие грехи, которые нам стыдно произнести. Что происходит с человеком, когда он не до конца понимает, что такое трезвение? Что это путь к Богу и что в этом случае жизнь может поменяться…

– Исповедь – часть таинства Покаяния. Само покаяние – это не исповедь. Исповедь только часть этого таинства. Покаяние начинается задолго до исповеди. У кого-то не очень задолго, а может быть так, что человек пришел в себя год назад. В теории, если он вдруг к исповеди не придет, но страсть оставит, то, в общем-то, наверное, покаяние случилось. Такую еретическую мысль скажу, но это очень теоретическая история, которая чаще всего не происходит, а человек снова падает. Он, например, не ходил к священнику, не каялся, сам пробовал бороться и все равно упал. К сожалению, даже если к священнику пришел, все рассказал, все равно снова может упасть и так далее. Поэтому борьба со страстью – это непросто, это очень тяжело, это сурово.

В нашей религиозной жизни очень важно, чтобы было два основных движения. Первое движение – это борьба со страстями, второе – движение к Богу. В первом случае не надо делать грех, а во втором – делать какое-то доброе делание, творить любовь в этом мире, помогать ближнему, помогать близким и дальним людям. Деятельно стремиться ко Христу, то есть постараться любовь к Богу воплотить, хотя бы разумом увидеть, что это такое. Хотя бы захотеть это увидеть и начать молиться о том, чтобы Господь даровал любовь к Богу. Со страстями бороться надо, но прежде всего надо идти к Богу. Храни всех Господь!

Ведущий Глеб Ильинский

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы о посте отвечает кандидат богословия, преподаватель Николо-Угрешской духовной семинарии священник Валерий Духанин.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать