Беседы с батюшкой. Счастье земное и Небесное. Священник Алексей Дудин 2 декабря 2022

2 декабря 2022 г.

– Тема сегодняшней передачи: счастье земное и небесное. Мы не встречаем друг друга словами: «Царствие тебе Небесное!» Мы говорим: «Будь счастлив». Мы желаем здоровья, каких-то очень достижимых благ. Более того, если мы задумаемся, то большинство людей представляют себе счастье как нечто утилитарное. Кажется, что счастливым должен быть каждый. У психологов даже существуют специальные курсы обучения, например, «20 шагов для достижения счастья». Всего 20. Я прочитал, что у одного психолога есть курс: «11 шагов для достижения счастья». Каждый из этих шагов очень простой, и сами советы говорят о том, что счастье – вот оно, здесь. Мы можем вспомнить мультфильм про летучий корабль. Там говорили про счастье, и каждый говорил по-своему: царь хотел богатства, другой – еще чего-то. И каждый говорил: «Вот оно – счастье!» Сначала мы поговорим о земном счастье. Скажите, возможно ли достижение счастья в этом нашем мире?

– Для того чтобы вообще понять, о чем мы говорим, нужно обратиться к этимологии этого слова. «Счастье» – это часть чего-то. Это добрая, желанная часть того, что человек может иметь в этом мире. Понятно, что человек не может иметь весь этот мир целиком. В этом мире есть то, что ему нравится, а есть и то, что ему не нравится. И когда мы кому-то желаем счастья, то мы ему желаем той счастливой доли, которая бы приносила ему радость.

Человек вообще создан Богом для радости. Он был создан не для скорбей, не для болезней и не для смерти, а для того, чтобы, если говорить земным языком, быть счастливым. В этом отношении он должен был иметь часть того, что дал ему Бог, сотворив его по образу и подобию Своему. Человек в эту часть получил свободную волю, разум, творческие способности, дар слова и множество других добрых даров, которые и должны составлять человеческое счастье при правильном его применении. Все дары мы тем или иным образом применяем и в зависимости от того, делаем мы это себе и людям во благо или во зло, мы становимся счастливыми или несчастливыми. Наверное, все знают поговорку, что каждый – кузнец своего счастья. Счастье зависит от нас и от того, как человек использует то, что дал ему Бог.

Конечно, когда мы говорим о земном счастье, мы должны понимать, что это счастье достижимо лишь частично. Ведь когда человек что-либо приобретает, через некоторое время это может перестать его радовать. Вот человек мечтал о каком-то новом автомобиле, приобрел его, одну неделю, три, может, один год отъездил, и этот автомобиль его радует уже все меньше и меньше. Если человек услышал, что выпустили какую-то новую модель, то он понимает, что его счастье все-таки в этой новой модели. Если он желал какой-то должности и эту должность получил, она его радует только определенное время. Дальше человек смотрит выше, ему хочется чего-то большего. Если это какие-то материальные цели, когда человек хотел себе что-то купить (например, дом) или скопить какую-то сумму денег и этого достиг, то дальше ему хочется чего-то большего: более комфортного, более престижного, более модного.

Человеческое счастье начинает от нас ускользать как линия горизонта. Вот мы вроде бы видим линию горизонта. Мы можем к ней идти, стремиться. Кажется, я дойду до того леска и ее достигну. А дойдешь до леска, смотришь: нет, надо идти еще дальше. Для того чтобы найти свое счастье, надо стремиться к каким-то новым достижениям, новым высотам. Так человек может гоняться за своим счастьем бесконечно долго.

С другой стороны, мы знаем людей, которые умеют быть счастливыми в малом, видеть, ощущать радость и быть довольными тем, что им дает Бог, тем, что им выделено на этой земле. Такие люди являются счастливыми, несмотря на то, что им дано сравнительно меньше. У человека есть возможность видеть этот свет, но не все этим счастливы. А если бы такая возможность появилась у слепого человека, он был бы счастлив. Он стремится к этому, он молится об этом, он ищет врачей, которые могли бы его исцелить. Если бы его спросили, если бы он прозрел, было бы это для него счастьем, он бы сказал: «Да, конечно!»

Счастье в моменте может быть абсолютно простой житейской вещью. Например, в это воскресенье я вернулся из Донецкой Народной Республики. Был в Донецке, был в городе Енакиево, который приписан к нашей Ленинградской области. Для людей там счастье – это тогда, когда дают горячую воду, когда дают отопление, когда затишье, когда не работают системы ПВО, когда нет прилетов. А если такие прилеты есть, великое счастье, если снаряд не попал в их дом.

Люди там мечтают о том, чтобы обстрелы прекратились. Это для человека счастье. Когда обстрелы прекращаются, человек мечтает, что, если бы дали воду, это было бы счастье. Когда дают воду, человек мечтает, чтобы дали горячую воду, это было бы счастье. Дают горячую воду, человек мечтает, чтобы дали отопление, это было бы счастье. Дают отопление, человек мечтает, чтобы в магазинах все появилось, это было бы счастье. Появляется все в магазинах, а счастье продолжает ускользать, и то, чем человек хотел насытиться, от него удаляется как линия горизонта, все время отступает от него и отступает.

– Вопрос телезрителя из Гатчины: «Понятно, что когда в душе есть какие-то нехорошие чувства, зависть, ненависть, обиды, то ни о каком счастье и речи быть не может. Я видел православную передачу, где женщина рассказывала о том, что она смогла простить убийцу ее сына, даже обнялась с ним и испытала самое большое счастье в жизни. Мне это так запомнилось, что я не могу не поделиться».

– Это замечательный пример! Благодаря этому примеру мы можем переходить дальше. О том, что такое земное счастье, мы сейчас немножко поговорили, и дальше мы можем говорить о том счастье, которое человек может иметь в Господе. Здесь слово «счастье» можно было бы даже рассмотреть как некую «часть» и перейти к рассмотрению слова «блаженство». Потому что человек не только может быть счастлив, то есть иметь часть чего-то, а может и быть блаженным в том плане, что он может ощущать полноту своего бытия и то, что желание его сердца сбылось, то, чего он хотел больше всего на свете, исполнилось.

Если это желание действительно лежит в христианской системе ценностей, если я хотел обрести прощение, мир с человеком, который меня огорчил, и я этого мира достигаю, то это счастье действительно становится полным и простирается дальше. Оно переходит на новый качественный уровень, на тот уровень, который позволяет это счастье перевести в состояние блаженства, сохранять его долгое время, даже наследовать его и вместе с ним, как с неким сокровищем, со временем прийти к тому Царству Небесному, которого, как Вы правильно сказали в начале передачи, мы друг другу не желаем из-за боязни быть неправильно понятыми. Если придет батюшка и скажет: «Царство тебе Небесное», то человек прежде всего испугается и скажет: «Наверное, я батюшку чем-то огорчил. Сейчас он меня отпоет…»

Такие пожелания должны быть соразмерны человеческой душе и мере  близости человека к Богу. Одному человеку можно сказать: «Я тебе искренне желаю спасения», и человек это поймет и оценит. Для него это будет, что называется, бальзам на душу. А другой человек скажет: «Что значит спасения? За мной кто-то охотится? Киллер меня, что ли, выслеживает? От кого я должен спасаться?» Все зависит от того духовного мира человека, который в нем самом.

Счастье и радость, для которых, как мы сказали в начале передачи, человек создан, качественно зависят от души человека и от того, насколько он близок к Богу, насколько он готов действительно простить своего обидчика, примириться с тем, кто нанес ему какое-то оскорбление, душевную рану. Это вообще самое главное, что в человеке может быть. Потому что про то Царство Небесное, о котором мы говорим, Господь сказал: Царствие Божие внутрь вас есть.

Когда мы действительно желаем человеку Царства Небесного, то, наверное, мы желаем, чтобы человек отыскал это Царство Небесное в своем сердце. Отыскав это Царство Небесное, он будет счастлив уже здесь, на земле, причем не преходящим счастьем, а счастьем вечным, которое переходит к Господу. Человек, уже действительно став сыном Света здесь, на земле, к Богу идет в счастливом состоянии. Потому что ни скорбь, ни болезнь, ни теснота, ни гонения, ни плен, ни сама смерть, как говорит апостол Павел, не могут отлучить христианина от любви Божией. А эта любовь Божия, если она есть в человеческом сердце, и есть апогей, то есть самая главная большая вершина, того счастья, которое человек здесь, на земле, может приобрести.

– Каждый человек хочет быть счастливым и так или иначе приходит к тому, чтобы почувствовать высшее счастье, высшее наслаждение. Но при этом мы сталкиваемся с ежедневным трудом, какими-то невзгодами и начинаем пользоваться всякими «горезаменителями» и «болеутолителями». Самое главное заключается в том, что это происходит не только в поисках того самого земного счастья, но ко всему мы начинаем себя обманывать многими псевдодуховными вещами. Мы начинаем искать замены, легкого достижения счастья, в том числе в нашем духовном возрастании.

– Понятно, что легкими путями человек ничего доброго не стяжает. Потому что Царство Небесное, как мы знаем, нудится, то есть приобретается ежедневным и постоянным кропотливым трудом. Как понять, истинное это счастье для человека или ложное? Наверное, первой лакмусовой бумажкой является вопрос: «А я потрудился для того, чтобы это счастье получить?»

Возьмем крайности, чтобы было понятно. Допустим, человек трудился много лет, построил свой дом. Вот он прибивает флюгер к этому дому, спускается, видит дом своей мечты, который он построил своими руками, и в этот момент испытывает счастье. Это счастье законное, и радость, которая в этот момент находится в сердце человека, – плод его трудов.

То же самое состояние эйфории человек может достичь моментальным потреблением психоактивных веществ, только там все будет происходить с точностью до наоборот: человек сразу, без трудов и каких-либо усилий получает счастье, возносится чуть ли не до райского блаженства, но потом приходится за это платить с процентами, причем всю свою жизнь. За счет того, что человек воспользовался таким беззаконным алгоритмом получения счастья, оно исчезает как бы в черную дыру.

– Вопрос телезрительницы из Гомеля: «В моей жизни счастья было не очень много. Но для меня счастье и радость только в Боге. Вопрос у меня такой: как стать духовно богатым?»

– А как вообще становятся богатыми? Копят. На этот счет Митрофан Воронежский сказал: «Употреби труд, храни мерность: богат будеши. Воздержно пий, мало яждь: здрав будеши. Твори благо, бегай злого: спасен будеши».

Действительно, если человек прилагает труд и во всем соблюдает меру, его богатство начинает возрастать. В духовном мире происходит точно так же. Если человек делает какое-то доброе дело, то его духовное богатство прибывает. Правда, как и с любым другим богатством, если у человека вдруг оно появилось, сразу возникает соблазн это богатство растранжирить. Как можно растранжирить духовное богатство? Наверное, самый простой способ – пойти и всем об этом рассказать: мол, я такой хороший, сделал такое доброе дело. Когда получишь людскую похвалу, богатство исчезнет, ты не будешь этим духовным богатством обладать, потому что уже получил награду – похвалу.

Чтобы этого не происходило, в Евангелии прописан специальный закон духовной безопасности. Господь говорит: пусть левая рука твоя не знает, что делает правая. Если мы сделали какое-то доброе дело, сотворили милостыню, ни в коем случае нельзя об этом никому рассказывать, разве что своему духовному отцу. Лучше все-таки с духовником советоваться, потому что те дела, которые нам кажутся добрыми, по факту могут оказаться не совсем таковыми. Поэтому, соблюдая духовную безопасность, было бы неплохо своему духовному отцу об этом рассказывать, особенно если это повторяется системно и занимает значительную часть жизненных ресурсов (времени и так далее).

Вспомните притчу о десяти девах, пять из которых были мудрыми, а пять – юродивыми. Елей, которого не хватило юродивым девам, – по сути, это елей добрых дел, который человек в этой жизни должен успеть скопить, и тогда будет с чем встретить Жениха – Христа. Если такого елея добрых дел нет, то не знаю, как Господь помилует; может быть, по молитвам родных и близких, матери или за какие-то другие дела. Дай Бог, чтобы было за что помиловать.

Самое главное, чтобы человек копил в свою духовную сокровищницу добрые дела и никому об этом не рассказывал. Обычно говорят, деньги любят тишину. Так вот, добрые дела любят тишину еще больше, чтобы никто о них не знал. Скопив определенное количество добрых дел, человек скопит духовное сокровище.

Надо понимать, что добрые дела не всегда бывают только в каком-то материальном отношении. То есть это не значит, что человек должен раздать определенное количество денег или совершить определенное количество поклонов, молитв, прочитать столько-то акафистов. Нет; добрые дела бывают исключительно простые. Например, когда мы садимся рядом с человеком, сочувствуем ему, когда в нашей суете находим время, чтобы выслушать ближнего, пожалеть его, помолиться за него (даже если он этого не слышит и не знает, мы тратим тепло своей души, чтобы духовно позаботиться о человеке). Это важно. Вот таким простым способом изо дня в день, из раза в раз и накапливается духовное сокровище.

– Наше представление о счастье часто связано с тем образом жизни, в котором мы выросли, или с обществом, в котором мы существуем. Здесь возникает очень много вопросов. Например, должны ли мы каким-то образом соотносить свои поступки с обществом, в котором живем? Еще мы часто говорим: «Это было счастливое время». Может ли время быть счастливым?

– Начну со второго вопроса. Я уверен, что то время, которое у нас есть сейчас, и есть самое счастливое, потому что другого у нас уже не будет. Мы распоряжаемся только тем днем, который нам сегодня дал Господь. Поэтому кто бы где бы ни находился, как бы ни жил, что бы ни испытывал, настоящий момент и есть самое счастливое время, потому что в это время человек жив, он может обогатить свою духовную сокровищницу, может исправить ошибки, которые совершил в жизни, и может помочь (если сам немощен – своими молитвами) тем людям, которые в этой помощи нуждаются. Самый счастливый день –сегодняшний. Это надо понимать и такую установку иметь.

Что касается наших отношений с обществом, конечно, мы должны смотреть на те ценности, в которых общество живет. Например, для нас, православных людей, Новый год – сомнительный праздник, но если обычный человек нас поздравляет с Новым годом, желает нам счастья, ни в коем случае нельзя говорить в ответ: «Какой Новый год? Для нас это не праздник вообще». Так делать нельзя. Если для человека что-то ценно, то сопереживать ему в этом состоянии (если это не греховное состояние) вполне можно и нужно.

– Вопрос телезрительницы из Ярославля: «Я слышала выражение, что есть три вещи, убивающие наше счастье: сожаление о прошлом, страх перед будущим и неблагодарность за настоящее. Мне интересно, согласны ли Вы с этим выражением. Если да, то как бороться с сожалением о прошлом? Бывают ситуации, когда вспоминаешь что-то такое, что никак не можешь себе простить».

– Вообще сожалеть о прошлом – это для христианина нормально. Мы периодически вспоминаем о прошлом, и если в этом прошлом были какие-то ошибки, мы об этих ошибках сожалеем, в них раскаиваемся и стараемся их не повторять. Что в этом плохого? Можно выбрать из прошлого что-то доброе и за это Бога поблагодарить. Можно вспомнить время, когда мы совершили какие-то промахи, и я не вижу в этом ничего худого. Человек может сожалеть о прошлом, и это нормально. Просто сожалеть можно о разном. Можно сожалеть о том, что мог отомстить, но не отомстил; мол, упустил такую возможность. А можно сожалеть о том, что мог человеку помочь в какой-то момент и не помог. Исходя из этого сожаления человек идет и помогает тому, кто сейчас нуждается в его помощи, используя это как урок в своей жизни.

Что сказать о настоящем? Человек живет настоящим и ежедневно кладет на весы либо что-то благое, доброе, либо что-то злое. Если он кладет в сокровищницу своей души что-то злое и весы перетягивают в эту сторону, это делает человека несчастным. Как я сказал в начале передачи, каждый сам кузнец своего счастья.

Что касается будущего, то в будущем, братья и сестры, мы все должны быть счастливы. И мы все должны будущего ждать. Одно из моих любимых высказываний Амвросия Оптинского: «Греши да кайся, да в рай собирайся». Понятно, что мы не должны грешить вольно. Но наша человеческая немощь неизбежно приводит к каким-то ошибкам. Грех – это ошибка, промах. Но эта человеческая немощь не должна ввергать нас в состояние уныния. Мы всегда должны смотреть на будущее с упованием и надеждой. Главное, чтобы этому упованию соответствовало наше поведение и мы исполняли заповеди Божии.

– Людям, к которым мы хорошо относимся, мы желаем здоровья. И каждый раз, когда Господь посылает тяжелые болезни, мы моментально теряем присутствие духа. Одно дело, когда зуб заболел: сходил к врачу – и зуб больше не болит. А когда у наших близких или у нас самих появляются тяжелые, онкологические болезни, мы легко теряем ощущение помощи Божией. Мы очень сильно переживаем по этому поводу, и счастье улетучивается. Мы начинаем думать о бренном, перестаем думать о помощи Божией и о Боге. Или, может быть, наоборот, приходим к Богу через болезнь... Давайте поговорим об этом.

– Наверное, разумнее всего воспринимать болезнь как звоночек из Царства Небесного. Человек не вечен на земле, и хорошо, если хватает крепости, духовного навыка принять болезнь именно как Божие посещение. Но для этого должна быть определенная степень духовного развития. Я хотел бы предостеречь излишне духовных людей, которые, придя к больному, могут сказать: «Слава Богу, ты заболел. Благодари Бога, это Бог тебя посетил. То, что ты заболел, это очень хорошо». То есть пытаются человека убедить, что он в данный момент счастлив. Хотя зачастую это глубоко не так.

Наше отношение к больному человеку должно быть прежде всего сострадательным и милосердным, мы должны поддерживать, сочувствовать, сопереживать. Если наше истинное расположение к больному человеку имеет свою силу и мы для этого человека значимы, то для него может быть счастьем тот факт, что мы переживаем за его болезнь и страдания, сочувствуем ему. Таким образом может родиться утешение, и счастье может посетить человека даже в состоянии болезни.

Другое дело, если больной человек чувствует, что мы говорим неправду. Вообще вопрос про болезни и про счастье очень серьезный. Больной человек никогда не сможет быть счастливым, если мы не будем с ним искренними. Есть такое убеждение, что нельзя больному, умирающему человеку говорить о том, что он тяжело болен или умирает. Это категорически не так. Если мы будем обманывать, человек будет это чувствовать, и мы лишим его и счастья, и утешения.

Об этом лучше всего сказано в книге митрополита Антония Сурожского «Жизнь. Болезнь. Смерть». В книге подробно рассказано о том, как поддержать больного и составить счастье даже для умирающего человека. Потому что любой человек нуждается в поддержке и сочувствии, особенно в этот момент.

В любом состоянии и абсолютно в любых условиях можно сделать человека более счастливым, утешить, поддержать его, а можно неправдой и лукавством лишить его тех моментов утешения, которые у него могут быть.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Есть такое высказывание, что мы стремимся на вершину горы за богатством и славой, не понимая, что счастье находится у ее подножия. Вопрос: как не просмотреть свое счастье? Кажется, Конфуций говорил, что истинное счастье не в том, когда тебя любят, а когда любишь ты».

– Если говорить о высказывании Конфуция, что истинное счастье не в том, когда тебя любят, а когда любишь ты, то это действительно так. Если любишь ты, твое сердце полно благодати и способно сорадоваться всему, что происходит доброго с твоим любимым человеком. Если ты ищешь счастья только себе, чтобы только ты был любим, тогда ты превращаешься в потребителя, а потребитель, как известно, никогда не сможет быть счастливым, потому что все время находится в состоянии удовлетворения своих бесконечно растущих потребностей. Потому что чем больше потребитель потребляет, тем больше ему хочется потреблять.

Наше современное общество сейчас задирает голову и смотрит в список Forbes, на тех, кто забрался на гору богатства и славы. Человек начинает завидовать, сам стремится тем или иным образом приобщиться к этой дороге, тем самым теряет то естественное счастье, которое дано человеку на земле. Это и счастье материнства, от которого люди отказываются из-за богатства или какого-то житейского комфорта. Это и счастье верного друга, которого человек предает, если хочет в бизнесе что-то заработать, урвать. Это и счастье довольства тем, что имеешь.

Если все время смотришь на гору богатства и славы, тебе все время будет всего мало. То, что у тебя есть, никогда не принесет тебе довольства, пока ты будешь задирать голову и не будешь ценить то, что тебе Господь уже дал. Чтобы от этого избавиться, нужно чаще благодарить Бога, чаще вспоминать, что Господь тебе дал в этот день. Вспоминать, что тебе Господь дал через твоих родителей и тех добрых людей, с которыми ты встретился; через духовных отцов, с которыми тебе посчастливилось пообщаться; через добрые книги, которые ты прочитал; через Евангелие и личный опыт богообщения. Через все это Господь дает радость и счастье, нужно просто научиться это видеть и ценить. То, что не ценишь, обязательно потеряешь. А то, что ценишь, становится твоим навсегда.

– Еще один вопрос связан с детским представлением о счастье. В детстве нам казалось, что мы безусловно счастливы. Вернее, сейчас, когда мы вспоминаем о своем детстве, мы думаем, что были счастливы. Вот у Вас много детей. Вы видите проблемы, которые мешают Вашим юным детям быть счастливыми? Или у них не происходит никаких сложностей? Я имею в виду школу, потому что в школе очень много всяких испытаний, с которыми сталкиваются дети. Как ребенку сейчас быть счастливым?

– Ребенок – это уже формирующийся человек со своей волей, своими убеждениями, своим каким-то внутренним богатством. Невозможно быть счастливым за кого-то. Быть счастливым или не быть, ребенок начинает выбирать сам с самых первых моментов своего развития. Например, доволен он тем, что ему дали, или недоволен? Может ли он радоваться тому, что видит?..

Нужно учить детей быть счастливыми. Можно показать ребенку красивый цветок, красивую природу и объяснить, что это зрелище достойно «Оскара» гораздо больше, чем любая другая картина. Можно приобщить его, например, к радости слушания хорошей классической музыки. Делать детей счастливыми родители могут, но сделать – нет. Мы учим ребенка быть счастливым, но принять это или нет – ребенок определяет сам.

Есть люди, которые счастливы всем: они что-то видят – и умеют этому радоваться. А есть люди более ворчливые, которым всё не так. Это индивидуальные черты человеческого характера, которые у каждого проявляются.

Быть счастливым в школе, наверное, относительно легко, потому что о тебе заботятся, ты имеешь и кров, и стол, о тебе пекутся учителя. Если в школе здоровая обстановка, ребенка не мучают, не заставляют делать то, что он не хочет, нет какой-то своры одноклассников, которые пытаются превратить его жизнь в ад, то ребенок, наверное, счастлив, он просто не всегда это осознает. Он, может быть, потом это поймет. Многие из нас говорят: «Как я все-таки был счастлив!..» Или смотрят на ребенка и говорят: «Какой ты счастливый!» А ребенок не в состоянии в этот момент это осознать, потому что для него это норма жизни.

Поэтому быть счастливым или не быть, решает сам человек, можно сказать, уже с детства. Он возрастает или в счастливого человека, или в несчастного, с возможностью коррекции. Пока человек живет, он может меняться и может научиться ценить то, что ему дают. Правда, чем дальше, тем тяжелее человеку трансформироваться.

Вообще о том, каким вырастет человек, огромное количество споров происходило. Например, иезуиты в свое время говорили: дайте нам ребенка до пяти лет, и он будет наш на сто процентов. Кто-то говорит, что ребенок до пяти лет уже полностью формируется; кто-то думает, что это происходит позже. Конечно, отчасти это индивидуально, но каким будет человек – счастливым или несчастным – это закладывается в детстве.

– В фильме «Остров» был такой момент: настоятель монастыря очень любил сапоги, которые ему подарил владыка, и одеяло, которое он приобрел на Афоне. Главный герой, которого играл Петр Мамонов, спалил эти сапоги и выбросил одеяло. Сначала со стороны настоятеля был гнев, а потом благодарность за то, что его избавили от вещей, к которым он был привязан.

Последний вопрос: как потери нашей жизни превратить в счастье?

– Потери превращаются в счастье, когда мы понимаем, что то, что мы потеряли, по сути, было нам не нужно и нас тяготило. Конечно, для монаха лишиться сапог и любимого одела может быть и счастьем, в том плане, что он избавился от пристрастия к этим вещам. Мирской человек так не настроен, поэтому прошу, не палите сапоги у своих родных и близких и одеяла, даже если они вам не нравятся.

О лишениях, которые человек претерпел... Попробуйте сесть и разобраться, действительно ли это была большая потеря. А что при этом ты приобрел? Когда человек что-либо теряет, он как минимум приобретает опыт жизни без этих вещей, приобретает опыт того, что можно все начать сначала, что в жизни нет невосполнимых потерь. Что бы человек ни потерял (даже если это что-то серьезное), все равно можно продолжать приобретать в этой жизни духовное богатство, про которое мы сегодня говорили в передаче.

Есть такая древняя поговорка: пока дышу, надеюсь. Действительно, пока человек живет, он надеется, может идти вперед, может приобретать лучшее. И это самое замечательное, что есть в нашей жизни. Пока мы здесь с Господом, пока есть наши дни, пока мы живы, у нас есть надежда приобрести то счастье, к которому мы все стремимся...

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Таисия Зыкова и Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать