Беседы с батюшкой. Протоиерей Владимир Мокренко. 17 июня 2024

17 июня 2024 г.

В студии клирик Костромской епархии, протоиерей Владимир Мокренко.

− Батюшка, в прошедшее воскресенье Церковь вспоминала святых отцов Первого Вселенского Собора. Но прежде чем мы перейдем к этой теме, хотелось бы вспомнить Деяния святых апостолов, которые мы слышали в воскресенье, а также Святое Евангелие. О чем оно нам повествовало?

− Мы знаем, что воскресное чтение Евангелия как бы задает нам духовную, богословскую тему на предстоящую неделю. И мы слышали в воскресенье чтение Деяний святых апостолов о том, как апостол Павел призвал эфесских пресвитеров: Итак, внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святой поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа, которую Он приобрел Себе кровию Своею. Ибо я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою (Деян. 20, 28−30).

Это удивительное пророческое предостережение апостола Павла, которое он произносит, тем самым предупреждая пастырей Христовых, что дьявол будет применять иной способ давления на Церковь Христову, потому что первый способ, самый примитивный, −  физическое уничтожение людей, верующих во Христа, что, собственно, и было в течение трех веков.

А другой способ, который дьявол будет применять в течение долгого времени, − способ внутреннего разрушения Церкви. И это возможно только тогда, когда вера основывается на определенных знаниях, определенном почитании Бога, как говорил Господь при встрече с самарянкой у колодца (что мы знаем, кому кланяемся). Вот это знание того, кому мы кланяемся, какому Богу поклоняемся, является очень важным. И Церковь в течение многих веков боролась за чистоту этого знания. Поэтому и Святое Евангелие, которое нам предоставляет Церковь, в частности, в это воскресенье, тоже на эту тему. Это и так называемая Первосвященническая молитва Господа, когда Господь обращается к Своему Отцу. Иисус возвел очи Свои на небо и сказал: Отче! пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя, так как Ты дал Ему власть над всякою плотью, да всему, что Ты дал Ему, даст Он жизнь вечную (Ин. 17, 1−2).

Мы видим, что в этих словах Христос называет Бога Отцом и говорит, что Бог Отец дал полную власть Ему над всякой плотью и что этой плоти Он даст жизнь вечную. Это говорится уже в первых строках этого евангельского чтения, и мы видим, что Иисус Христос является не просто Пророком, не просто Учителем, как Его называли и святые ученики, и все окружающие люди, но Богом. И в дальнейшем Соборы будут продолжаться в течение восьми веков (я имею в виду только Вселенские Соборы), они как бы дали главное направление понимания чистоты веры: именно Церковь дает нам полное представление о Святой Троице. Мы сейчас как раз находимся в преддверии этого великого праздника, сошествия Святого Духа на апостолов в день Святой Троицы. Это как раз чтение, подготавливающее нас к размышлениям в течение этой недели, чтобы задуматься над тем, что вера наша все-таки основана на знаниях, которые нам дает слово Божие. В частности, и Деяния святых апостолов, и начало евангельского чтения от Иоанна Богослова.

− А полезно в течение всей недели размышлять о том, что мы слышали в воскресенье в евангельских чтениях? Ведь Церковь нам предлагает каждый день евангельский отрывок.

− Да, полезно, потому что евангельское воскресное чтение важно именно тем, что оно дает духовную пищу для размышления в течение всей недели. А евангельские чтения каждого дня как бы подтверждают эту тему, дают возможность ее расширить, как бы внедрить в свою духовную жизнь.

Человек должен знать Священное Писание, он должен знать и то, что говорили святые отцы; в частности, постановление Первого Вселенского Собора, о чем дальше мы будем говорить. Это очень важное постановление, важная истина. Это, можно сказать, первый Собор такого масштаба, где размышления о Боге, которые Церковь несла в течение веков, воплотились в те самые догматические формулы, которые необходимы для сохранения чистоты веры православной.

− Связан ли воскресный евангельский отрывок с темой Первого Вселенского Собора?

− Да, конечно. В том, что я прочел в самом начале из апостола Иоанна Богослова, говорится: после того как Христос совершил спасительную миссию Своего Воскресения, Вознесения, люди стали задумываться, кто такой Иисус Христос. И этот вопрос был очень важный для того, чтобы верить в Иисуса Христа, верить тому, что Он говорил. Потому что ученики и все те, кто жил в то время, когда Иисус Христос был на земле, знали Иисуса Христа только по Его имени. Иисус − Спаситель, Христос − Помазанник, Тот, Которого ожидал весь ветхозаветный мир, Мессия, Который должен был прийти и спасти Израиль. Все эти пророчества сходились на Иисусе Христе. И тогда возникал единственный вопрос, который, собственно, был главным в течение жизни Христа: пришел ли Христос от Своего имени? Действительно ли пророческие слова являли Христа как Богочеловека, как Сына Божия? И Христос неоднократно говорил не только Своим ученикам, но и всем, кто окружал Его постоянно: если вы не верите Моим словам, верьте Моим делам.

Мы знаем, сколько чудес сотворил Господь, чтобы удостоверить даже тех, кто сомневался, в том, что Он есть Сын Божий (от исцеления болезней до воскрешения людей). Поэтому в то время, когда жил Христос на земле, возникал главный вопрос: откуда Христос, кто Он? Это был основной вопрос того времени, и общество пыталось увидеть во Христе того, кого они хотели видеть. Одни говорили, что это один из древних пророков воскрес, другие говорили еще что-то. Были разные мнения, и те, кто Его распял, так и не поверили в Его Божественность, считая Его просто неким религиозным вождем, самозванцем. Хотя все, что Он делал, говорило об обратном, потому что Он действительно послан Отцом и не искал Своей славы, но славы Пославшего Его.

Поэтому мы видим, что в дальнейшем возникают уже более детальные вопросы о природе Иисуса Христа. Кто Он? Как в Нем сочетается Божественное и человеческое? И вот тут как раз прошел Первый Вселенский Собор, который был созван по причине появившейся ереси пресвитера Ария. Он учил, что Христос не является по сущности таким же, как Его Отец, что Он просто некое творение, высшее творение, но не Бог.

И одним из главных вопросов Первого Вселенского Собора было как раз четкое понимание того, что Христос есть Богочеловек, Сын Божий, Второе Лицо Святой Троицы.

− Какое отношение имеет догматическое учение, принятое на Соборе, к нашей духовной жизни сегодня?

− Имеет прямое отношение, потому что та вера, которую исповедует Святая Церковь, вера живительная, действенная. Она подразумевает спасение человека, его обожение, преображение, и все это возможно только тогда, когда эта вера соединяет человека с Богом. Если человек верит во что-то свое, в свое представление о Боге или имеет какую-то ложную веру в божество, неправильно исповедует Иисуса Христа как Богочеловека, а исповедует Его, например, как пророка, как сейчас это происходит в исламе, или вообще не признает Его за Мессию, как в иудаизме, − тогда духовная жизнь становится ущербной,  теряет благодатность. А все, что мы делаем, имеет целью именно стяжание благодати Духа Святого. Стяжание ее происходит только потому, что мы правильно исповедуем Христа. Поэтому наша вера называется православной, то есть правильно славящая Бога, правильно называющая, понимающая Бога. И эта благодатная связь существует прежде всего в таинствах. Таинство действительно именно потому, что Церковь исповедует правильные догматы веры.

− Почему важно в своей духовной жизни соблюдать догматы, принятые в Православной Церкви?

− Когда человек рождается, у него есть некий ресурс веры. Он рождается с верой, и эта вера требует определенной ориентации. То есть человек может исказить эту веру, может просто как бы задушить на корню этот росток веры, который ему дается от рождения, может по каким-то причинам потерять веру.

Настоящая спасительная православная вера, которая преображает нас, дает силы для жизни, может быть только в границах догматов, за которые мы не можем заходить, как не можем заходить за определенные границы в физическом мире, в которых проходит наша жизнь. Мы же знаем, что если переступим границы физического мира сделаем какой-то опасный для себя шаг, то можем упасть и разбиться, то же самое может с нами произойти, если мы сделаем подобный шаг в мире духовном.

Если мы переступим догматы веры, то потеряем связь с Богом, потеряем ту благодатную силу, которая обоживает человека. Поэтому для православного человека знание христологических догматов веры, которые Церковь начала формулировать на Первом Вселенском Соборе, а затем и на последующих Соборах (и которые связаны с пониманием Святой Троицы Отца, Сына и Святого Духа, двух природ Иисуса Христа, одной ипостаси Христа), необходимо для общения с Богом.

– Вопрос от нашего телезрителя: «Согласно Символу веры, Бог Сын рождается от Бога Отца, а Святой Дух исходит от Бога Отца. Объясните, пожалуйста, как обыкновенная женщина могла родить Бога, если Он давно уже был рожден от Бога Отца. Тогда получается, что она уже не женщина, а Богиня».

– Этот вопрос давно решен, мы уже слышали его в наших передачах; и, по-моему, его задавал тот же человек. Мы называем Матерь Божию Богородицей, потому что Она родила Богочеловека. Для воплощения Бога, для того чтобы Он смог получить человеческую природу, облечься в нее, был необходим другой человек. Но это рождение не было естественным в том смысле, в каком мы понимаем рождение обычного человека, поэтому мы называем Божию Матерь не Христородицей (как называли Ее некоторые еретики), а Богородицей.

– Батюшка, а как связаны между собой догматы веры и любовь к Богу?

Любовь к Богу раскрывается через богопознание. Человек может познать Бога только при определенных условиях, и эти условия суть заповеди Христовы, которые даны нам в Евангелии. Если человек исполняет эти заповеди, то он становится на путь богопознания, и Бог приходит в его жизнь через веру. То есть вера это как бы некий код, посредством которого Бог проникает в сердце человека. Господь дает человеку свободу, Он говорит: познаете истину, и истина сделает вас свободными. То есть истина – это Сам Бог, Христос.

Богообщение может быть только в любви. Мы познаем Бога не так, как обычно что-то познаем. Бог – это Личность, независимая вообще ни от кого и ни от чего. Напротив, все зависит от Него. И Господь требует от человека именно той свободы, которую Он ему изначально дал при рождении. То есть человек начинает веровать в Бога в свободе, через веру его сердце открывается Богу, и Бог входит в сердце человека и преображает его.

Это соединение с Богом не такое, каким бывает соединение при обычном познании какого-то предмета или каких-то законов, как, например, в науке. Оно обязательно происходит через любовь, и здесь общаются две личности – Личность Божественная, то есть Сам Бог, и личность человеческая, в которой тоже есть образ Божий. Этот образ Божий постепенно раскрывается, потому что, соблюдая догматы Церкви, приобщаясь к благодати Божией через святые таинства, молитву, богомыслие, богообщение, человек проникается любовью к Богу.

Это очень важный момент в жизни человека, и здесь нельзя спутать Бога с чем-то придуманным в своем воображении, нельзя совершить некую подмену Бога каким-то другим существом. Церковное сознание как бы сохраняет человека в некой целостности, в которой он обретает эту божественную любовь, все его чувства, ум, воля, дух, душа и тело соединяются в этом удивительном творческом порыве богопознания, и человек проникается любовью Божией. Поэтому для духовной жизни, богообщения догматы совершенно необходимы.

– Как помогает знание догматов православной веры в обретении любви к ближнему и в избавлении от своих страстей, грехов и так далее?

Когда Господь входит в нас Своей благодатью, когда Дух Святой освящает человека, воздействует на него, то все его чувства, все способности духа, души и тела преображаются. Основой этого преображения должна быть чистота, чистое нравственное состояние человека. Духовная жизнь человека выстраивается на чистом, крепком фундаменте его нравственности, и человеку от рождения дано чувствовать эти нравственные границы.

Когда человек соединяется с Богом, Который есть любовь, эта любовь изливается в его сердце и в сердца его ближних, и если человек видит в себе образ Божий, он начинает видеть образ Божий и в других людях, потому что по-настоящему полюбить другого человека, не зная в себе образа Божия, невозможно.

Конечно, человека можно любить за какие-то достоинства, но это не та любовь, которая требуется от нас в христианстве. В христианстве любовь должна быть именно на антологическом, существенном уровне, когда человек общается с другим человеком и понимает его только потому, что и в одном, и в другом есть образ Бога.

И тогда наступает как бы продолжение познания или богопознания, и человек начинает познавать самого себя, открывая в себе какие-то удивительные божественные свойства, и он начинает замечать эти же свойства и в другом человеке. У него появляется чистая, сильная любовь к человеку, такая же, как и к самому себе. Мы же помним заповедь Божию: возлюби ближнего твоего, как самого себя.

– Почему мы празднуем память отцов Первого Вселенского Собора? Почему это событие так важно для нас?

– Для нас важно понимание догматов, и то, о чем мы сегодня говорим, касается не просто каких-то академических богословских знаний о том, что были Соборы, что в истории Церкви были некие соборные постановления. Все, что мы празднуем в Церкви, постигаем в церковной жизни, работает и в нас самих здесь и сейчас.

Это не воспоминание о чем-то, как, например, Евхаристия – не воспоминание о каких-то древних событиях, как это есть у протестантов. Православные переживают Святую Евхаристию как постоянное чудесное преображение, преложение Святых Даров, приобщение Тела и Крови Христа, и это происходит всегда, когда совершается Божественная литургия.

Мы призваны к тому, чтобы находиться в единении, в этих границах жизни, и эти границы духовной жизни человека очерчивают именно догматы веры. Мы не лишаемся благодати Духа Святого, несмотря на наши грехи, потому что можем исповедоваться, и исповедь всегда действенна и действительна. Мы причащаемся Тела и Крови Христа, потому что это евхаристическая пища Господня.

Мы любим Бога, потому что у нас есть прямая с Ним связь благодаря этим догматам. Мы любим ближнего, потому что открываем в себе образ Божий опять же с помощью этих догматов. Мы понимаем, что мы личности, похожие на Личности Святой Троицы Отца, Сына и Святого Духа, и мы несем в себе этот образ. Мы можем любить этот образ и в другом человеке, и так мы осуществляем заповедь о любви к ближнему, как к самому себе.

В Символе веры говорится про соборность Церкви. Что это значит?

Вообще именно принцип соборности отличает православие от всех прочих исповеданий веры. Мы совершенно точно можем сказать, что нет такого человека, который мог бы вместить всю полноту веры и истины. Даже святые люди не вмещали всей этой Божественной полноты.

Но начиная с апостольских времен, приблизительно с 50 года, когда был совершен первый соборный акт, на котором апостолы размышляли о том, как язычникам входить во Вселенскую Церковь Христову, действует формула «изволися Святому Духу и нам». Эта формула действовала и в последующих соборных постановлениях, оросах и определениях, которые выносились в течение нескольких веков (начиная с IV века и заканчивая VIII веком).

Эта соборность не исчезла и на других Соборах, которые состоялись уже после Вселенских, то есть на Поместных Соборах. И то, что к восприятию каких-то истин, к определению неких догматов подходили соборно, говорит о том, что Дух Святой действовал во всех, кто принадлежал Церкви Христовой.

Воля Божия всегда проявлялась через соборность, и в последующие века народ Божий, наполнявший Церковь, принимал те или иные постановления, которые были и остаются истинными и по сей день.

По какой причине не созываются новые Вселенские Соборы? 

– Дело в том, что сейчас нет таких ересей, которые ранее были причинами этих Соборов. Собственно, Троический догмат, христологические догматы, основные догматы веры по отношению к Богу уже сформулированы.

В разных Поместных Церквях были различные Соборы по вопросам веры, в том числе по дисциплинарным вопросам, каноническим правилам, потому что Церковь, как богочеловеческий организм, нуждается в определенной коррекции внутрицерковной жизни. И есть вопросы, которые входят в компетенцию только Соборов, а не каких-то отдельных представителей Церкви, они требуют именно соборного осмысления.

В том, что новых Вселенских Соборов, в которых участвует вся Церковь, не было, есть определенный Промысл Божий. Те обстоятельства, в которых мы с вами сейчас живем, в каком-то смысле проливают свет и дают ответ на вопрос, почему эти Соборы не созываются. Может быть, в них нет острой необходимости, может быть, сейчас не такой исторический момент, когда Собор необходим. То есть мы пользуемся всеми правилами и догматическими определениями Вселенских Соборов, которые вполне могут регулировать нашу духовную жизнь.

А какие Соборы сейчас собираются?

– В каждой Поместной Церкви, в том числе и в нашей Церкви, по мере необходимости собираются Архиерейские Соборы.

Как соборность уживается с властью одного предстоятеля? Не возникают ли здесь конфликты?

– Дело в том, что компетенция Соборов разного уровня, она распределяется равномерно по мере необходимости, по мере поступления вопросов. Многие вопросы решаются, например, Синодом, многие вопросы решаются единолично правящим архиереем, который имеет определенную власть регулировать жизнь приходов в своей епархии. 

– Вопрос от телезрительницы Ирины: «Объясните, пожалуйста, как это довериться Богу, ввериться Божественному Промыслу?»

Понимаете, довериться можно только тому, кому веришь. Например, мы садимся в самолет, и мы доверяемся пилоту этого самолета, думая о том, что этот человек профессионал в своей области. Когда мы идем к врачу, мы доверяемся ему, потому что надеемся, что этот врач поставит точный диагноз и назначит правильное лечение. То есть и в таких ситуациях, и в духовной жизни мы верим тому, кому себя вверяем.

Понятно, что, в отличие от людей, Бог никогда не ошибается. Если мы верим в Бога именно в тех границах нашей жизни, которые нам даны через наше рождение, через бытие, которое мы получаем, рождаясь с определенными задатками веры, мы должны эту веру развивать, хотя наша вера может быть искажена и в каком-то смысле в течение жизни даже упразднена.

Так вот, если мы правильно развиваемся в Церкви, растем в духе через добродетели, которые нам предписаны, уничтожая в себе пороки, слабости, немощи, врачуя их благодатью Божией и собственными усилиями и усердием, то постепенно вера в нас укрепляется и мы в своей жизни имеем возможность довериться Божественному Промыслу.

Но бывает так, что человек не имеет возможности изменить какие-то обстоятельства в жизни. Допустим, он летит в самолете, который терпит крушение, и он понимает, что находится на грани жизни и смерти. Человеку остается только одно – молиться Богу и просить Его о помощи. И эта помощь чаще всего приходит, если человек от рождения развивал свою веру правильно.

Но люди часто живут, не думая о Боге, о собственной духовной жизни, о нравственности, добродетелях, пороках, они живут обычной человеческой жизнью, погруженные в суету. Люди зачастую не понимают, что у каждого человека есть свой путь к Богу, спасению, они просто проживают жизнь, ни о чем не задумываясь, и вспоминают о Боге только в тот критический момент, когда никто, кроме Бога, помочь им не может.

Конечно, хорошо, что люди вспоминают о Боге, но плохо, что они вспоминают о Нем только в критический момент, который может быть последним, а душа предстанет пред Богом  и ей нечего будет сказать своему Творцу и Спасителю. В этом смысле довериться Богу можно двумя путями.

Первый путь когда человек в Церкви растет, совершенствуется, мужает, наполняясь благодатью Божией. Когда его вера в Бога укрепляется, она становится естественным состоянием его души и связь с Богом у него уже есть всегда. То есть человек просыпается, открывает глаза, сразу думает о Боге и обращается к Нему, и Господь его слышит и дает ему Свое благословение на предстоящий день. Такая вера гораздо лучше второго пути доверия Богу, когда человек вспоминает о Боге только в какие-то серьезные моменты своей жизни.

– Вопрос от телезрителя: «Почему нужно просить прощения у Бога за свои грехи, если грехи – это ущерб себе, рана себе, и Бог заранее знал, что мы будем именно так грешить? Может быть, нам нужно просить Бога только о помощи в борьбе с грехами, просить очищения, чтобы нам было легче, будучи с Богом?»

– Вообще чаще всего грехи бывают неосознанными. То есть человек не понимает, что любой совершенный грех, малый или великий, есть препятствие к богоообщению, к любви к Богу, к наполнению себя благодатью Божией, к развитию внутренних божественных свойств, которые есть в его душе.

Если человек этот грех не осознает, не называет его на исповеди, то он не имеет власти над ним. Он имеет власть лишь над теми грехами, которые называет на исповеди. Кстати, это относится и к творению Божию. То, что назвал Бог, для человека непостижимо. Например, Бог назвал человека человеком, но человек не может познать себя до конца. Для человека также непознаваемо многое из того, что написано в Священном Писании, то, что Бог сотворил в этом мире.

А исповедь, покаяние в собственных грехах нам необходимы для того, чтобы овладеть грехом, упразднить его, после того как благодать Божия сотрет в нашей душе последствия этого греха. Вот для чего нам нужно покаяние.

– Вопрос от телезрительницы Надежды: «Как узнать волю Божию о себе? Почему не удается сохранить благодать? Знакомо ли Вам самому чувство сухости и нежелания молиться? Почему возникают такие моменты?»

Подобные моменты возникают у всех, в том числе и у святых людей, достаточно вспомнить Силуана Афонского почти нашего современника. Дело в том, что когда на человека действует благодать Божия, ему легко живется, легко дышится, душа его радуется, в том числе ему легко молиться.

Благодать Божия отступает от человека как бы с педагогической целью, чтобы человек работал Богу не ради того, чтобы ему всегда было приятно после того, как он что-то сделает, но чтобы в нем проявилось некое упорство, окрепла вера и он почувствовал, что работает не за мзду, не из-за какой-то корысти, но для того, чтобы в нем постепенно развивалась любовь к Богу.

Все святые проходили подобные жесткие периоды жизни, когда молитва не шла, становясь сухой, когда человек становился как бы черствым по отношению ко всему духовному и даже увлекался некими чувственными вещами, в нем появлялись страсти, привязанности, зависимости.

Человек должен был пройти через все это, чтобы ощутить свободу от этого. А свобода дается, когда человек прикладывает к этому определенные усилия. Сказано в Писании: Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его. В этом и есть определение пути и обретение того самого Божьего Промысла о себе, который есть о каждом человеке и заключается в его спасении.

Бог хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины. И если человек исполняет эти общие для всех правила, то он обязательно найдет свою личную дорогу к Богу.

– Отец Владимир, прошу Вас дать наставление нашим телезрителям в преддверии праздника Святой Троицы.

– В преддверии великого праздника Святой Троицы мне хотелось бы пожелать нашим дорогим телезрителям подобных благочестивых и богословских размышлений, чтобы подготовить себя к восприятию этого праздника. А праздник этот не какой-то внешне красивый, это действительно праздник души, праздник нашего спасения, восстановления богообщения со Святой Троицей во всей полноте.

Ведущий Павел Денисик

Записали Полина Митрофанова и Людмила Белицкая

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать