Беседы с батюшкой. Препятствия на пути к Церкви. Священник Александр Зайцев. 7 июня 2024

7 июня 2024 г.

– Христос воскресе! Тема сегодняшней передачи: препятствия на пути к Церкви. Есть люди, которые в Церкви уже много лет. Слава Богу, когда люди считают себя членами Церкви. Но бывает так, что человек, может, уже всю жизнь ходит в церковь каждое воскресенье, исповедуется и причащается, но не пришел к Церкви, как это ни парадоксально. А бывает и так, что человек был в церкви один раз в жизни, при этом испытывает какой-то трепет или страх, но не ходит в церковь. Есть люди, которые вообще не приходят в церковь по той причине, что боятся даже одного этого слова. Тем более что сейчас есть множество интернет-ресурсов, которые всячески поносят Православную Церковь. Всё это мы хорошо знаем. Это выглядит как трудности и препятствия на пути к Церкви. Проясните мне и нашим телезрителям этот парадоксальный вопрос.

– Фактически мы говорим о трудностях воцерковления. Но это очень широкая тема. И так как у нас сегодня стоит вопрос о трудностях на пути к Церкви, хотелось бы разделить эту большую тему на этапы: путь к Церкви, воцерковление, когда человек все-таки уже постепенно входит в Церковь, набирается опыта, знаний, то есть воцерковляется, и жизнь в Церкви. На последнем этапе тоже есть свои сложности. Тем более что этот этап иногда может закончиться и трагически, то есть уходом из Церкви.

Это огромная тема. Больше всего времени, сил и знаний этой теме посвятил игумен Петр Мещеринов. Мы сегодня его вспомним. И если вы откроете Интернет, то увидите его книги на эту тему. Он, конечно, высказывается немножко жестко. Есть какая-то и критика в отношении игумена Петра. Но тем не менее об этом больше всего говорит именно он. Это что касается текста. На YouTube, конечно, можно увидеть гораздо больше информации. Протоиерей Андрей Ткачев и многие другие об этом говорят.

Сегодня все-таки хотелось бы остановиться на первом этапе: как открывается путь к Церкви. Фактически это путь к Богу. Потому что Бог и Церковь – это одно. Это очень важно понять. Зачастую даже препятствием к Церкви у людей бывает именно то, что они не понимают, что Бог и Церковь – это одно. Сразу вспоминаются слова древних отцов: «Кому Церковь не мать, тому Бог не Отец». Это очень важные слова. Действительно, до XVII века вера человека и его причастие к Церкви были совершенно неразделимы. Где-то это до сих пор даже осталось. Например, мне приходилось бывать на Волыни, в Западной Украине, где церковная, христианская, православная жизнь вообще не прекращалась. Так там в воскресенье, придя в деревню, вы не увидите в деревне ни одного жителя. Все в храме. Это традиция. Это даже какая-то необходимость.

К сожалению, этой необходимости у нас сейчас почти не осталось. Это как раз одна из проблем на пути к Церкви: разделение светского общества и Церкви. Это разделение очень ярко себя показало, наверное, во время Французской революции, когда Церковь впервые после эпохи первых гонений получила очень сильный удар: гонения, насилие над церковнослужителями, убийства. Мы это знаем из истории. Но, наверное, именно Французская революция как раз стала тем рубежом, когда стало ясно, что Церковь и светское общество разделились. Они разобщены. То же самое произошло во время нашей революции. Хотя это разделение произошло гораздо раньше. Мы знаем, что уже весь XIX век (начиная приблизительно с восстания декабристов) это разделение существует. Даже нашей интеллигенции XIX века пришлось воцерковляться как бы заново, хотя они были крещены в детстве.

То разделение, которое произошло между светским обществом и Церковью, является очень важным препятствием на пути к Церкви. Пожалуй, это единственное объективное препятствие, историческое. Это же препятствие было и в советские времена, когда о Боге, о Церкви вообще не говорили, даже во время Пасхи учителя дежурили возле храмов, чтобы их ученики не попали в храм. Действительно, вспоминая нашу юность, мы понимаем, что мысли о Боге, о Церкви, о воцерковлении даже и близко не зарождалось. Только с крушением советской формации появилась эта возможность. В конце 1980-х годов и все 1990-е годы воцерковление было очень активным процессом. Это очень чувствовалось даже по нашему Валаамскому монастырю. Приток был просто колоссальный. В отличие от нашего времени, когда все эти потоки очень ослабли, если не сказать, что прекратились.

Мы часто задаем вопрос: почему же так происходит? Почему путь человека к Церкви, который в 1990-е годы был так широко открыт, вдруг опять сузился и прекратился? Здесь, конечно, причина уже не только в разделенности. Если посмотреть на современную ситуацию именно в России, мы видим, что руководство страны пытается, наоборот, приблизить Церковь к себе и самим приблизиться к Церкви. Но тем не менее здесь есть определенные разделения. Даже участвуя в каких-то форумах, вольно или невольно иногда встречаешь совершенно жуткие, безобразные комментарии, когда тебе говорят, что Церковь – это сплошной обман, там вообще нечего делать. Оказывается, 2000 лет мы обманывали людей. Это, конечно, ужасно.

Поэтому, допустим, тот же Петр (Мещеринов) говорит, что вообще нужно ставить вопрос не только о воцерковлении… Очень важно, чтобы у человека была все-таки какая-то общекультурная база. Потому что одним из препятствий на пути к Церкви является невежество…

– Вопрос телезрительницы из Екатеринбурга: «Я всю жизнь ходила в церковь. Но в последнее время я понимаю, что батюшка, мой духовный отец... (далее неразборчиво). У меня уже отторжение. Я уже не хочу ходить ни к духовному отцу, ни в нашу церковь. Что делать?»

– Я слышу грусть и печаль в Вашем голосе. Но надо сказать, что основа этой грусти не совсем праведная. Видимо, произошло характерное искушение в Вашей жизни, в жизни в Христовой Церкви. Подчеркну, что это не батюшкина Церковь, не моя Церковь, не того отца и не этого, а Христова. Очень часто происходит это заслонение, подмена. Иногда бывает, что в этом виноваты священники. А иногда они и вовсе не виноваты, а просто вот такое несколько пристрастное, эмоциональное отношение, особенно женщин-прихожанок, к священнику. Особенно если он достаточно молод, симпатичен, приятен, обаятелен. Вот этого нужно опасаться.

Вы пришли к Богу. Вы пришли ко Христу, Который ради нас стал Человеком, Свою кровь пролил, Своей кровью закрепил этот Новый Завет, в котором мы живем. Мы христиане. Уже говорил апостол Павел, что человек – ни Павлов, ни Аполлосов. Нет! Все мы Христовы. Вам надо об этом подумать и проанализировать, в какой момент произошла эта подмена в Вашей жизни. Не имеет значения священник. Даже если со священником расстроились отношения, идите к другому священнику. Но только уже не повторяйте прежних ошибок.

– Наша телезрительница задела один из очень важных вопросов. Вы сами сказали, что, к сожалению, это характерная ситуация. Мы только что вспоминали 1990-е годы, когда было очень много людей, которые приходили в церковь, приходили креститься. Правда, потом они куда-то делись. Тем не менее было очень много людей. Тогда никто не задавался вопросом, образованный или необразованный был священник. Быть священником было уже подвигом.

Сейчас встречаются такие ситуации, когда в священнике мы начинаем видеть просто человека и перестаем воспринимать его как священника. Это тоже может быть проблемой на пути к Церкви? Или это выдуманная проблема?

– Если это рассматривать в ряду частных проблем, а не общих, то, конечно, да. Есть очень много вариантов. Священник может как способствовать воцерковлению человека и приходу его в Церковь, так и, наоборот, – не способствовать. На священнических крестах на обратной стороне написано: «Образ буди верным...» Конечно, мы должны быть образом для верных, тем более священник олицетворяет собой Христа. Здесь очень антиномичные, тонкие вещи. С одной стороны, священник олицетворяет Христа; с другой стороны, священник не должен подменять Христа. Нужно найти эту золотую середину и священникам, и прихожанам и совершать правильные шаги в Церкви.

– Получается, образование, которое мы получаем в школе, всячески говорит о том, что Церкви нет места в жизни человека. И человеку приходится пройти через какие-то очень серьезные испытания, чтобы так или иначе обратиться к Церкви. Это происходит от горя прежде всего. Исходя из Вашего опыта люди приходят в Церковь больше от горя или все-таки и от радости?

– Сначала об образовании. Если бы образование было правильно акцентировано, то никакого препятствия к Церкви мы не увидели бы. В первую очередь надо говорить о гуманитарной стороне. Что касается математики, физики – там постольку-поскольку... Хотя и там мудрый преподаватель, наверное, мог бы подчеркнуть кое-какие вещи, говоря о гармонии мира, взаимосвязи всех законов и начал. Ведь и математика, и физика тоже просвечивают Божественным светом. Но все-таки прежде всего – гуманитарные науки.

Вся наша история XIX века, история культуры – это зарождение русского слова. Пушкин фактически раскрыл ту речь, которой мы сейчас пользуемся. Например, если говорить о его предшественнике Державине, то это было совсем другое слово, более сложное для нас, более витиеватое. Пушкин сделал слово простым, доступным и в то же время ярким. Все вспоминают «Евгения Онегина», но у него есть и «Пророк», и «Отцы пустынники и жены непорочны» с пересказом молитвы Ефрема Сирина. Это и Лермонтов, у которого есть стихотворение «Молитва». Достоевский. Гоголь – совершенно воцерковленный человек. И многие другие более поздние писатели: например, Борис Зайцев, Шмелев. У нас много замечательных поэтов. Тарковский – совершенно религиозный поэт, у которого есть очень глубокие религиозные стихи.

Если человек впитывает культуру полноценно, правильно, то, безусловно, Церковь просто приближается к нему, он входит в нее почти автоматически. Почему я говорю об этом так уверенно? Я прожил этот путь сам. Мой путь к Церкви был через культуру, через любовь к литературе, к русской поэзии, к нашей замечательной живописи, музыке. Чайковский, Римский-Корсаков и так далее. Для человека, который приобщился к русской культуре, к ее богатству, двери Церкви всегда будут открыты, он будет видеть там свет. Может быть, он не воцерковится в совершенстве, но он придет в Церковь с благоговением, со страхом Божиим, будет молиться, причащаться (может быть, не так часто, как хотелось бы и как нужно, но все же будет).

– Этот путь для него будет открыт просто по какому-то культурному коду, что называется.

– Да, и это очень важно. Мы часто людей воцерковляем каноническими знаниями, но иногда не хватает подложки, фундамента.

– Вопрос телезрителя из Санкт-Петербурга: «У меня вопрос необычный. Я слышал от одного прихожанина такую фразу: у него ассоциация строительства храма церковного со строительством Вавилонской башни, при помощи которой хотят дотянуться до неба и сделать себе имя. Как Вы ответили бы на такую фразу?»

– Это манипуляция, полная подмена понятий. К сожалению, мы живем в такое время, когда очень много манипуляций, происходит подмена смыслов, идей. Вавилонская башня строилась действительно гордо, во имя человека исключительно: дескать, построим-ка башню до небес. Там есть еще один подтекст: люди хотели избежать еще одного великого и страшного Потопа, пытались себя огородить от Божьего вразумления. Но это уже второе.

Другое дело – храм, который строится во имя Божие, во спасение людей; храм олицетворяет связь с небом. Это же разные вещи. Поэтому не стоит обращать внимание на такие идейные манипуляции. Чаще всего таким людям сложно что-то доказать. В Книге Притчей Соломоновых сказано: не спорь с глупцом, чтобы самому не стать таковым.

– Вернемся к вопросу о культуре. У нас в храмах есть воскресные школы как для взрослых, так и для детей. Но всегда они мне напоминают, простите, ликбез. У нас воскресные школы...

– …бывают несколько схоластичны.

– Да. Я понимаю, что изучение Священного Писания – важнейшее дело. История Церкви – прекрасно. Но у нас есть школы оглашенных, это необходимо. Воскресная школа, получается, как некие курсы для оглашенных. Могут ли у нас при храмах быть воскресные школы, которые несли бы такие знания, за которыми люди бежали бы?

– Сами понимаете, все зависит от человека, от проповедника. Допустим, лично я на Валаамском подворье веду для взрослых библейский кружок по изучению Священного Писания. Сейчас мы проходим пока еще Ветхий Завет (второй год закончился). Отталкиваясь от каких-то идей Ветхого Завета, мы проводим беседы, общаемся. Мне кажется, это интересно. Все зависит от того, как это делать. Естественно, кадров зачастую не хватает. Даже на просторах Интернета талантливых проповедников, которые могли бы говорить ярко, интересно, немного. Ну что ж делать? Наверное, надо как-то готовить эти кадры. И они готовятся: люди учатся, есть курсы, есть семинарии.

Я не думаю, что это относится к нашей теме, к препятствиям на пути к Церкви. Это какие-то проблемы, которые относятся к третьей части, когда человек уже живет в Церкви и нужно сделать так, чтобы его путь в Церкви был поступательным, чтобы человек рос, чтобы у него была какая-то динамика духовной жизни.

Очень важное препятствие на пути к Церкви – наше совершенно неправильное отношение к Церкви, незнание, что такое Церковь. Очень часто отношение к Церкви потребительское: человек приходит в храм, чтобы что-то получить. Хотя на самом деле мы должны прийти в храм Божий для того, чтобы принести что-то Богу. Наш путь в Церкви – это путь жертвоприношения, жертвы. Мы должны принести Богу свое сокрушенное сердце, свое покаяние как фундамент духовной жизни, свою молитву, свое благодарение.

Ведь главная служба, которая совершается в Церкви, – это таинство Евхаристии. Причащаясь Святых Христовых Таин, мы выражаем свое жертвенное благодарение Господу Иисусу Христу; мы приносим Ему свое сердце, свою любовь, свою благодарность. Это очень важно.

К сожалению, современное общество на протяжении последних 30 лет получает потребительское воспитание. Мы знаем, что есть даже определенные силы на Западе, которые строят эту политику совершенно сознательно, и она уже проникла в Россию. Сейчас, слава Богу, мы начали с этим бороться, у нас наступил этап отторжения всего этого безобразия, когда нас хотят превратить просто в общество потребителей. Хлеба и зрелищ! Это же рассуждение великого инквизитора из произведения «Братья Карамазовы»: когда Христос якобы приходит второй раз, Его хватают, сажают в камеру, и великий инквизитор приходит, беседует с Ним, говоря: «Зачем Ты пришел? Ты нам не нужен. Мы здесь всё устроили, дали хлеб, дали зрелища».

То есть Федор Михайлович Достоевский очень хорошо прочувствовал эту тенденцию еще в XIX веке, хотя тогда она только наклевывалась. А сейчас она расцвела пышным цветом. И, к сожалению, человек с этим неправильным потребительским отношением идет в Церковь. Хотя у него есть вера; без веры ведь он не пришел бы. Вера есть, но она слабенькая, чуть теплится. Поэтому человек идет в храм, но с таким чувством, чтобы что-то взять, получить: святой водички, вербочку.

Часто бабушки приходят в храм, подходят к священнику и начинают плакать, рассказывая о своих детях, о трудностях. Они хотят получить быструю помощь, таблеточку счастья, спасения. И приходится очень много времени тратить на то, чтобы разъяснить, что для того, чтобы наша жизнь получила Божие благословение и исправилась к лучшему, мы должны в первую очередь посвятить себя Богу, заняться поиском Бога, истины, света. И тогда Бог выйдет нам навстречу и будет разрешать наши проблемы.

А у нас получается так, что мы хотим только получить какую-то сиюминутную помощь...

– Бог в коробочке.

– Мол, я сходил к батюшке, попросил его – и у меня все будет хорошо. Конечно, иногда, по милости Божией, такая помощь приходит, но далеко не всегда, поэтому нельзя на это рассчитывать.

– Иногда говорят: «Зачем мне священники, зачем Церковь? У меня Бог в душе». Это известная история. Но иногда человек прошел путь, пришел в Церковь, участвует в общей молитве, в литургии, но при этом не получает ответа от Господа, не получает радости. То есть ходит, молится, но связи с Богом не наблюдает. И так всю жизнь.

Вопрос телезрительницы из Москвы: «Как понять, когда в разговоре с человеком нужно защитить Бога, веру, Церковь, Патриарха или какого-то священника, а когда можно промолчать или сказать: «Спасибо, это твое мнение», – и деликатно уйти от разговора? Как не предать Бога и Церковь?»

– Вопрос актуальный, люди постоянно с этим сталкиваются. Если бы у неверующих хватало чувства такта, уважения к близкому человеку, чтобы не искушать его подобными вещами, – было бы, конечно, здорово. Но, к сожалению, этого воспитания порой не хватает. Безусловно, здесь еще может быть и некая провокация темных, злых сил, чтобы рассорить людей на религиозной почве, разобщить их.

Поэтому хотелось бы обратиться с просьбой к обеим сторонам: надо быть тактичными. Пусть наша вера пока еще не раскрылась, как некий цветок, пусть она еще в зачаточном состоянии или, может быть, ее вообще нет, но давайте будем хотя бы тактичными, будем уважать друг друга. Это очень важно.

Всегда приходится лавировать между тем, чтобы не предать Бога и не разругаться, не рассориться полностью друг с другом. Поэтому, оказавшись в такой ситуации, нужно внутренне собраться, помолиться, произнести про себя молитву и ответить на что-то со смирением, просто. Если не получается переубедить человека, то мягко сказать: «Давай пока оставим эти темы, не будем их трогать до какого-то момента». Это всегда сложно, безусловно. Но ваше духовное состояние в этот момент очень важно. Если вы будете мирны, спокойны, то ответ придет, как действовать: ответить мягко или отвести разговор в сторону, сказав: «Я не согласен с тобой, но давай мы это отложим и поговорим в следующий раз».

– Вернусь к вопросу о том, когда ответа от Господа не получаешь и так проходит жизнь в Церкви.

– Это тоже характерная ситуация. Вспоминаю одну женщину, которую муж все-таки привел в храм. Она и на службах стояла, и молилась, и причащалась. Так прошел год. Потом она мужу сказала: «Я ничего не чувствую, мне это неинтересно». Такая проблема, безусловно, существует.

Недавно слушал отца Савву (Мажуко) из Белоруссии. Замечательный батюшка, хороший проповедник, известный, всегда говорит очень мягко, замечательно. Так он, знаете, какую позицию прояснил? Мы – малое стадо. И не надо пугаться, что мы не получаем ответа. Мы всегда будем малым стадом. Об этом сказал Христос: не бойся, малое стадо. Иногда нам почему-то кажется, что мы можем всех воцерковить, всех привести к Богу. Но это не так. Это маниловщина какая-то. Тем более что у каждого свой путь, своя стезя, свой религиозный талант.

– Этот талант воспитывается?

– Он и дается, и воспитывается, как любой талант. Религиозный талант есть у всех без исключения, просто у многих он находится в зачаточном состоянии, иногда он засыпается каким-то мусором и почти погибает, но не погибает совсем. Он есть, как и совесть. Совесть же у всех есть, просто кто-то может ее загнать глубоко внутрь и задушить ее голос.

Поэтому нам нужно немножечко смирения, чтобы понять, что в данной ситуации человек еще не раскрылся для общения с Богом, для религиозной жизни; он ничего не почувствовал, ничего не понял – и перестал ходить в храм. Что ж, надо смириться и принять это пока. Не надо трясти его за грудки, требовать от него чего-то. У многих позже пробуждаются и вера, и любовь к Богу, и благодарение; может быть, это происходит и через какое-то потрясение. Иногда не хватает человеку потрясения, встряски хорошей.

– Когда мы представляем себе путь, то представляем, что этот путь когда-то заканчивается: вот я в начале пути, потом я иду, а где-то есть финал. Те трудности, которые возникают на пути к Церкви, насколько преодолимы? Скажем, я прошел эти трудности – а дальше все отлично понеслось...

– Нет, так не будет. Когда-то наступает прояснение нашего религиозного, духовного сознания, и тогда мы понимаем, что борьба не закончится никогда. Мы преодолели первые трудности, за ними будут другие, более тонкие, имеющие другой характер. Но всегда нам нужно готовиться к борьбе, к динамической духовной жизни. Вода свежа только до тех пор, пока она движется; как только остановилась, она портится. Мы должны быть движущейся водой, которая постоянно очищается, постоянно обновляется и не теряет своих живых и утоляющих жажду свойств.

– Еще один момент – Причастие. Бывает, человек подходит к Причастию без особой веры. Священник говорит: «…верую, яко сие есть пречистое Тело Твое, и сия есть честная Кровь Твоя». И люди в этот момент иногда задаются вопросом: мол, как же так? я же вижу, что это хлеб и вино... Каким образом преодолеть в себе эти сомнения, эти трудности?

– Все преодолевается верою. То, о чем Вы говорите, – это маловерие. А маловерие – от незнания самого себя, незнания богословских истин, понятий. Все это преодолевается через познание, через путь в Церкви, через чтение Священного Писания.

Вспоминаю, например, что первое, что меня поразило при первом чтении Евангелия, – что Христос преподал хлеб как Тело Свое, а вино – как Кровь Свою. Это было так сокровенно, так удивительно, таинственно, необычно! Это так запало мне в душу, что потом, когда я уже воцерковился, у меня проблем с этим не возникало. Вот пример: через Евангелие, через чуткое и внимательное чтение слова Божия. Почитайте страницы, где написано о Страстях Христовых, о Тайной Вечере, – и сомнений будет меньше.

– Хотелось бы, чтобы в заключение Вы обратились к нашим телезрителям, сказали какие-то слова о том, каким образом преодолеть трудности на пути к Церкви.

– Дорогие слушатели, призываю вас любить Церковь, потому что она – наша Мать. Мы же любим свою маму в любом случае; иногда у нее бывают какие-то огрехи, иногда мама может сорваться, наказать, а мы все равно ее любим. Церковь надо любить как родную мать. Во внешней стороне Церкви бывают какие-то нестроения, но внутри она свята, она Христова. Христос – основа Церкви, Христос – Глава Церкви, Альфа и Омега.

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Таисия Зыкова и Нина Кирсанова

 

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святой великомученицы Варвары в поселке Рахья Выборгской епархии священник Олег Патрикеев. Тема беседы: «Как стать апостолом».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать