Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

2 августа 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает клирик Иваново-Вознесенской епархии, известный публицист и миссионер иеромонах Макарий (Маркиш). 

– Мы в первый раз с Вами увиделись после этого губительного поветрия. Какие главные выводы Вы сделали для себя после этого, безусловно, самого тяжелого этапа за последние годы?

– Да, непростой этап. Но стоит только взглянуть в прошлое... Надо учить уроки истории. Иногда говорят: «Это первый раз за историю человечества...» Да что за странности? Если мы говорим о гриппе, ровно сто лет назад эпидемия была несравненно страшнее, чем нынешняя. Нашу страну она не пощадила, просто в то время в нашей стране были такие скорби, горести и беды, на фоне которых эта эпидемия была просто очередной волной. А по планете Земля пятьдесят миллионов человек лишились жизни, переболело что-то около четыреста миллионов (какие-то немыслимые цифры). Это был вирус испанки.

Почему испанка? Возник этот грипп не в Испании, а в Соединенных Штатах и распространился очень быстро на воюющие страны. Поскольку шла война, то воюющие страны по обе стороны фронта имели военную цензуру и никаких новостей о губительных эпидемиях не допускали в газеты. А Испания была нейтральной страной, там действовала свобода прессы. Когда этот вирус добрался до Испании и там начались массовые смерти, то испанские газеты начали все эти печальные новости публиковать. Потом уже врачи сражались с этим гриппом во всех странах. А в России тоже несколько сотен тысяч человек отдали жизни ему. Но так как была Гражданская война, тиф перекрывал испанку.

Эпидемии случались, случаются и, вероятно, будут в будущем, и не надо делать из этого мировой трагедии. Это естественный процесс.

– Телезритель прислал нам такой вопрос: «Что влияет на финансовое благосостояние в семье? Что делать, если денег постоянно не хватает? Кому молиться?»

– У меня был один знакомый, я запомнил его удивительную реплику, говорил он следующее: «Да мы тратим мало денег, у нас просто большие счета приходят от кредитных компаний». Шутка шуткой, а вскорости семья его развалилась. Поэтому не надо подражать ему... Финансовое состояние семьи складывается из доходов и расходов. И то, и другое подлежит Вашему контролю в той или иной форме.

Еще раз расскажу одну замечательную историю, не столь печальную, как первая, но тоже поучительную. В одной семье все время было мало денег, муж где-то работал, но, приходя с работы, садился и смотрел телевизор, и все ему было, что называется, по барабану. Жена билась, крутилась как умела, наконец ей кто-то сказал: «А ты знаешь, в христианской семье глава семьи – муж, ты все делай, как он тебе скажет, пускай назначает траты, и тогда он почувствует, что штурвал у него в руках». И вот она пришла к мужу и сказала: «Я теперь решила, что ты будешь глава семьи. Я в магазин собралась, сколько ты мне денег дашь на расходы?» Он засунул руку в карман, там было сто рублей, отдал ей: «На, покупай». – «Хорошо». Можете себе представить, что у них было на обед: картошку она сварила, а больше ни на что не хватило. Через три недели у него уже была вторая работа.

Нужно управлять обеими сторонами: сядьте вместе с женой и со старшими детьми (начиная лет с двенадцати) за стол и составьте бюджет на неделю или две, какой у вас доход и какие расходы; и какие меры можно предпринять для увеличения положительной стороны и уменьшения отрицательной. Это очень дисциплинирует в финансовом отношении и хорошо сплачивает семью. Когда ваши дети-подростки видят, что деньги на их карманные расходы – это расходная часть бюджета, а потом в какой-то момент у них появляется возможность что-то заработать, они с колоссальной радостью эти суммы внесут в положительную часть бюджета, сказав: «Мы тоже вносим свой вклад в семейный бюджет». Вместо того, чтобы говорить: «Это мое, я сам заработал, это мне», – они будут говорить: «Это нам. Смотрите, папа с мамой, я тут тоже не зря небо копчу». Это очень хорошая практика – вести семейный бюджет с участием детей (понятно, что не пятилетних, но двенадцати-тринадцатилетних, а пятнадцатилетних – тем более).

– Мы часто видим в каких-то западных фильмах, а также в современной практике, что сейчас очень модно обращаться к психологам, когда муж и жена приходят к психологу, делятся какими-то проблемами, причем это по расписанию. У Вас есть опыт жизни на Западе. Скажите, что это за практика? И вообще может ли она применяться в нашей семейной жизни, в проблемах семьи?

– О психологах я в свое время, еще когда жил там, написал пространный реферат по теме, косвенно относящейся к психологии, он называется «Острие иглы». Если вы в поисковике напишете это название, то выйдете на этот реферат. И там вся последняя часть посвящена именно этому психологическому поветрию. Как у нас вирусное поветрие, так там (начиная с 70-х годов и до сегодняшнего дня включительно) поветрие психологическое.

Есть психологи (кое-кого я знаю лично) – замечательные специалисты, но это их профессия. Как пульмонолог, эпидемиолог, кардиолог – специалисты определенного направления в медицине, которые помогут каждому страдающему, ищущему помощи от конкретного психоневрологического заболевания (здесь уже идет психолог, психоневролог, психотерапевт – общая зона, и думаю, что разделять ее не надо). Но в любом деле есть и свои халтурщики. Если вы нанимаете маляра и видите, что он не отличает штукатурки от грунта, значит – с ним иметь дело не надо.

А психолога испытать труднее. Если вы видите необходимость в психологе, советуйтесь с другими людьми, более опытными, в том числе и с врачом-терапевтом, спрашивайте совета о специалистах, близких по направлению деятельности к тому, чьими услугами вы хотите воспользоваться. Можно обратиться и к священнику, если он тоже в теме. В нашей Иваново-Вознесенской епархии достаточно часто мне приходится давать ссылки на тех психологов в нашем городе, кого я знаю, и рекомендовать людям обратиться к таким специалистам. Семейные проблемы, проблемы нервной системы, состояние души – не все может решить священник, тем более разные бывают священники. Я человек уже немолодой и опыт имею достаточно солидный, но не все могут иметь такой спектр знаний и навыков, и вполне естественно, что священник будет искать сотрудничества с психологом. Это, пожалуй, самая надежная ситуация: взаимодействие священника с психологом.

– Вопрос от телезрителя, ему 17 лет: «У меня есть девушка, которую я очень сильно люблю, но она категорически не верит в Бога. При всем моем желании она отказывается верить в Него. Что делать? Стоит ли перестать общаться с ней?»

– Это такой возраст, когда все дороги открыты. И мы не знаем ни этого молодого человека, ни ту девушку, о которой он говорит. У меня есть знакомые, которые с возраста даже более раннего, чем 17 лет, имели добрую дружбу, вступили в брак, сегодня им за 60 лет, у них дети, внуки и прекрасная жизнь. А есть примеры, когда юноши, девушки ухаживают друг за другом, влюбляются, «разлюбляются». Одна моя знакомая очень хорошо сказала: «Бывало, я в понедельник влюблюсь, во вторник уже замуж собираюсь, в среду свадьбу планируем, в четверг уже сомнения, а в пятницу вопрос решен в отрицательном смысле». Вот такая динамика. Так что бывает по-всякому.

Можно спросить эту девушку, как она к этому юноше относится. Если она к нему так же примерно относится, как он к ней, и взаимное притяжение остается, то можно сказать с известной долей уверенности (если только она не принадлежит к другой конфессии), что по мере ее взросления и, вероятно, вступления в брак она поумнеет. Но этому надо способствовать и не показывать себя с худой стороны, а показывать с хорошей; и в своем лице показывать Церковь с хорошей стороны.

Как говорил профессор Осипов, какой-то индус спросил про христианскую веру: «Это что – та вера, которая у англичан?» Ему отвечают: «Да, да». «Нет, – говорит, – тогда я не желаю ничего иметь с ней общего».

– Это, кстати, очень важное замечание. Но вот смотрите, ему 17 лет, он пишет: «Я очень сильно люблю, но она в Бога не верит». А что должно быть выше: любовь к человеку или любовь к Богу?

– Это разные измерения.

– Действительно, но ведь иногда приводят слова Евангелия: «оставишь мать...»

– Это тонкий вопрос. В одном из Евангелий есть вставка, что оставь жену (ее не было в оригинальном тексте, там было про разных родственников). Слово «оставь» по-гречески означает и «оставляю», и «отпускаю» – так что не очень понятно. В каком-то смысле это, может быть, люди, которые не хотят с вами иметь общение, не хотят с вами дружить.

– Здесь просто любовь к человеку; может ли она быть богоугодной?

– Этот разговор очень серьезный; я бы сказал, не для семнадцатилетнего возраста. Кое-что они схватят, но это надо испытать. Так вот: что такое любовь? Любовь – это не чувство (в этом сойдутся христианские богословы, христианские проповедники и серьезные психологи). Русский язык достаточно богат. Так вот, у той девушки, которая в понедельник собралась замуж, а в среду раздумала, – влюбленность.

Но любовь – это не чувство, а акт воли, подвиг воли. Как мы об этом узнаем? Прямо из Евангелия. Любовь познали мы в том, что Он отдал Себя за нас, и мы должны отдавать себя за братьев, за ближних. Так вот, любовь – это подвиг самоотдачи. И это происходит в браке. К браку они подходят тоже с этой уверенностью, с этим намерением доброй воли, но факт любви реализуется в браке. Почему замечательная книжка одного из психологов имеет такое парадоксальное высказывание: брак по любви невозможен? Мы говорим: ничего подобного, очень даже возможен и нужен. Но что имеет в виду эта женщина-психолог? Что любовь выстраивается в браке. Дорога к браку – это влюбленность. Они влюблены друг в друга – это хорошо, вступают в брак – и начинают строить свою любовь, действовать по любви.

В этой связи, поскольку Бог есть любовь (как мы это видим, Он отдал Себя за нас) и брак есть любовь, а брак – это образ отношений Бога с человеком, то мы можем смело сказать, что любовь, которая существует у Господа к людям, которую Он ждет от нас к Себе, – та же самая любовь, что существует между мужем и женой, между родителями и детьми. Это и любовь солдата к Родине, просто гражданина к своей стране. Та же самая любовь. Но не надо путать ее с любовью, когда человек говорит: «Я люблю вздремнуть часок после обеда или выпить кружку пива».

– Это другая любовь, она может быть страстью.

– Это все понятно. Слова достаточно широки по своему применению, и мы в обычной речи говорим слово «любовь», подразумевая влюбленность, просто надо очень хорошо это помнить, что есть серьезный смысл, стоящий за словами, и надо о нем позаботиться.

– Вопрос: «Что сделать, чтобы не переживать за своего ребенка? Общаясь с людьми, иногда слышу о страшных судьбах даже самых маленьких детей, которые раком болеют или другими серьезными заболеваниями».

 Особенно еще и смертность детская есть. Наша телезрительница старается абстрагироваться, но страх и волнение сидят глубоко в душе. «Самое главное для меня, – говорит она, – чтобы мой ребенок был живой и здоровый. Что нужно делать, какие молитвы нужно читать?»

– Серьезнейший вопрос, потому что материнство – это серьезнейшее дело.

– И отцовство тоже.

– Родительство, конечно. И опять здесь надо немного отступить назад. Что делать, чтобы не переживать? Как же можно не переживать, если вы мама или отец? «Будь что будет, мне на них начхать» – тоже не надо так. И здесь шире можно сказать вообще о чувствах, об эмоциях человека. Эмоции, мир чувств сплошь и рядом оказываются неприятными, нежелательными. Люди говорят: «Вот меня гложет греховное чувство, я на соседку посмотрел или слишком большой кусок торта отрезал». Чувства существуют помимо нашей воли, эмоциональная стихия и волевой стержень личности – это разные миры, разные компоненты души. Поэтому уничтожать свои чувства, наверное, невозможно, а если возможно, то очень нежелательно. Они существуют. А вот что возможно и чего мы обязаны достичь – это независимости своей воли от своих чувств.

Есть интересное на языковом уровне сопоставление. Про некоторых людей говорят: он во власти своих чувств. Не очень хорошая ситуация, только если очень доброе чувство какое-нибудь, но вообще не надо быть во власти чувств, не надо им давать власть. А иногда говорят: он хозяин своих чувств, он властвует над ними. Это тоже либо неверно, либо что-то не то с этим человеком, потому что чувства возникают и исчезают сами по себе. Здесь нужен  нейтралитет между волей и миром эмоций. Ни они надо мной не властвуют, ни я не претендую на власть над ними, но не даю им властвовать над собой. Как два государства: Турция и Россия. В Турции свои законы, в России – свои. Моя воля – это воля, которая сопрягается с Богом, с ближними, пользуется рассудком и принимает решения, намерения – те, которые нужны, с учетом чувств.

Если у меня сильное чувство усталости, я не сяду за руль, скажу: «Простите, я должен отдохнуть, потому что я засну за рулем, не могу». Вот здесь приходится уступать. Но в целом чувства не властвуют надо мной, не должны властвовать. Эту задачу, дорогие родители, надо перед собой ставить. Есть у меня чувство заботы о детях, беспокойство, тревоги, иногда даже недоверие, подозрительность, что они не то делают, но эти чувства надо мной не властвуют, я признаю их наличие, смотрю, насколько реальность соответствует моим чувствам. Если вдруг реальность такова, что наблюдения подтверждают мои опасения, что мой сын-подросток или дочь злоупотребляет наркотиками, например, значит, я принимаю соответствующие меры. Опять-таки разумные меры. Не топаю ногами, не рву на себе волосы, а кое с кем советуюсь и разведываю ситуацию дальше. А если никаких симптомов нет, если юноша и девушка разумные трезвые молодые люди и говорят: «Мама, папа, я сегодня вернусь часам к двенадцати, я с друзьями буду»?.. Я боюсь, мне это неприятно, мне хочется, чтобы ребенок уже к девяти часам был дома, но я понимаю, что ему уже четырнадцать лет (или пятнадцать), и если я его буду сегодня прессовать, то завтра потеряю с ним контакт.

У меня есть одна прихожанка, у нее старшая девочка уже довольно взрослая, лет шестнадцати. Они решают какие-то вопросы, спорят, и девочка говорит маме: «Не у всех есть такая мама, которой можно все рассказать». Этой маме золотыми буквами надо эти слова на стенке написать. Не утратить эту уникальную по важности способность, смотреть друг другу в глаза и говорить все, что есть, не таиться, не уходить в свой мирок – к этому надо стремиться и этого добиваться.

И здесь в какой-то момент надо будет уступать желаниям детей, хотя не самая разумная компания, если она пойдет туда до двенадцати часов ночи, но что поделать – это независимая, самостоятельная личность. Поэтому переживать Вы будете, этому не удивляйтесь, но не допускайте того, чтобы эти переживания перебивали Ваш трезвый рассудок, Вашу добрую волю.

– Интересный вопрос: «У меня два сына. Один нормальный, второй – не учится, не работает, только спортом занимается. Я пытаюсь заставить его работать, но жена считает по-другому; постоянно ругаемся. Что делать?»

 – Ясно, что тут какая-то драма; может, даже и трагедия.

– Хочется, видимо, чтобы сын был самодостаточный, умный, не только физически развит.

– Чтобы дать содержательный ответ, нужно ближе знать эту ситуацию. Но что можно извлечь из вопроса? Раз речь идет о работе, то этот сын уже явно совершеннолетний, будем исходить из этого. Раз он совершеннолетний, то он независимая личность; значит, заставлять его работать – в каком-то смысле это ошибка со стороны старших. Какие еще могут быть несуразицы? Если он нахлебник, грубо говоря, взрослый мужик, который ничего не делает, занимается спортом... Как он им занимается? Может, в какой-то профессиональной или полупрофессиональной команде, получает за это какие-то вознаграждения, что не так и плохо…  Даже если играет с детьми в футбол, тренируя их, – тоже неплохо. Но если он не делает ничего полезного и при этом нахлебничает у родителей, можно принять меры, продемонстрировать ему невозможность продолжения такой ситуации.

В этом письме есть еще кое-что, требующее внимания: ссоры между мужем и женой. Необходимо устранить эти конфликты, потому что когда муж и жена единым фронтом, единомысленно пытаются воздействовать на членов своей семьи, это приводит к более надежному результату, чем если бы это происходило на фоне дрязг. Вообще семейные дрязги – страшное зло.

– Вопрос: «Когда лучше венчаться: сразу после регистрации брака или подождать, пока супруги сблизятся духовно?»

– Хороший вопрос. Я могу сослаться на очень уважаемого мною отца Максима Козлова, который в одной из своих лекций по этой теме четко обрисовал две ситуации.

Первая ситуация. Молодые люди после регистрации брака приходят к священнику и говорят: «Батюшка, видишь, мы уже муж и жена. Ты нас повенчай. Мы особо-то в церковь не ходим. Нам бабушка обещала помочь купить машину. Ну и вообще дело хорошее, нам нравится. Тут красиво поют».

В этом случае священник скажет: «Ребята, не буду вас венчать, потому что вы не имеете твердой христианской веры, понимания таинства Брака и других таинств Церкви. Хотите быть христианами? Доброе желание. Реализуйте его. Приложите усилия к своему христианскому просвещению, супружеской жизни. Потом придете – повенчаетесь, примете благодать от Господа».

Вторая ситуация. Молодые люди после регистрации брака говорят: «А венчаться-то мы пока не хотим».

– «Вдруг не сложится».

– Вот-вот. «Очень большая ответственность». Они верят в Бога. Тут на них надо топнуть ножкой (фигурально, может быть, не по-настоящему) и сказать: «Простите, друзья! В загсе вы про ответственность не думали? Вы стали мужем и женой. Это безответственное дело,что ли? Ну-ка, принесите слезное покаяние в вашем заблуждении в понимании, что такое брак, и примите таинство Брака от Господа с тем, чтобы выбросить раз и навсегда все эти неразумные идеи из головы».

Неразумность этих идей очень просто продемонстрировать. Некто решил пойти на войну добровольцем. Получает на призывном пункте обмундирование, а сам думает: «Вдруг что-то не сложится? Как бы мне тогда дезертировать? А может быть, сразу через линию фронта рвануть? Мало ли что будет». Лучше бы человек не имел этих мыслей. Такого не должно быть.

Если люди еще не знают основ христианской веры, пусть приобретут их. После этого брак будет закреплен Церковью. Брак один, но он фиксируется гражданской властью и Церковью.

– Вопрос: «В чем смысл венчания?»

– Глубочайший смысл венчания в том, что все мы члены, составные части Христова Тела – Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви. Наш брак мы называем малой церковью. Это не просто комплимент, а фиксация факта. Брак – ответвление Церкви, как отросток дерева.

Люди думают: «В брак вступают все». Но Церкви принадлежат не все. Если  те, кто не принадлежит Церкви, желают венчаться, они не получат благодати. Но те, кто имеет христианскую веру, входит в состав Христова Тела, это важнейшее событие жизни – под названием «брак» – отмечают непосредственно в самой Церкви.

Вы Иван и Марья. Каждый из вас в отдельности – внутри Церкви. Надо, чтобы ваш союз тоже был в ней, потому что брак – живое образование, которое должно жить, здороветь и оставаться в вечности. Тело подвержено смерти, а брак не может быть ей подвержен. Не должен.

– Многие считают деторождение очень важным, обязательным в жизни семьи. Но есть люди, которые так не думают. Кто прав?

– Если люди отрицают деторождение, это вызывает тревогу. В «Основах социальной концепции РПЦ» о чадородии написано с очень большой осторожностью. Об убийстве ребенка в материнской утробе (аборте) сказано четко, жестко и грозно, что это зло.

О деторождении и воздержании от него написано в других тонах. Сказано, что рождение детей – один из важнейших компонентов (функций) брака. Значит, не единственный. Дальше вопрос решается индивидуально.

Я советую людям, которые испытывают сомнения, проконсультироваться с опытным разумным женатым священником.

– Использование различных средств, препятствующих появлению детей, – это грех?

– Брак опирается на интимную близость супругов, следствием чего является деторождение. Если есть какие-то препятствия чадородию, супруги по необходимости будут применять противозачаточные средства. Об этом с осторожностью пишут в «Основах социальной концепции РПЦ».

Разумеется, нормальной, здоровой семье такие средства не нужны. А в каких-то случаях могут понадобиться. В этом большое позитивное отличие православной пастырской практики от римо-католической. Римо-католики требуют разложения по полочкам, исполнения циркуляров, инструктажей.

Православный пастырь может и должен поступать по своему усмотрению, разуму, следуя руководящим принципам, которые имеются в Церкви. В данном случае – принципу осторожности, тщательного рассмотрения индивидуального дела.

– Батюшка, были ли в Вашей практике случаи, когда Вы рекомендовали развестись?

– Вопрос интересный и полезный. Чтобы говорить на эту тему, нужно понять, что такое развод.

Предположим, я поселился в квартире у Иванова. Подписал с ним договор. Прошел год. Думаю: «Не буду возобновлять с ним договор. Перееду к Петрову». Говорю: «Прости, Иванов. До свидания». Собираю манатки и уезжаю. Иванов недоволен: рассчитывал, что буду платить квартплату. Договор расторгнут.

Многим кажется (и очень напрасно!), что развод – расторжение коммерческого социального контракта. Это неправильно.

Или думают, что развод – завершение брака. Все, отменили. Была у меня машина. Я на ней ездил, ездил, ездил – она сломалась. Я говорю механику: «Все! Берите на буксир и везите на авторазборку». Машины у меня больше нет. Кажется, это тоже что-то вроде развода. Ничего подобного!

Развод – это не расторжение контракта и даже не смерть брака. Развод – похороны мертвого брака.

Брак – живой организм. Он болеет. Все мы болеем. Лечимся. Выздоравливаем. Приобретаем иммунитет. Муж с женой скажут: «Да, бывали у нас в молодости кое-какие терки. А потом мы консолидировали свой брак». Прекрасно!

Всегда ли брак выздоравливает? Бывает, что не выздоравливает. Если один из супругов убил брак, а другой констатирует смерть, то мертвое тело надо хоронить. Кто может сказать, что его не надо хоронить? Надо. Но кто может сказать, что от этого кому-то делается легче? Тому, кто брак убил, ничуть не легче. Он несет всю полноту ответственности за свое преступление. Как правило, это один из супругов.

Дорогие зрители мужеского пола, не обижайтесь на меня, но в подавляющем большинстве случаев тот, кто убил брак, – это муж. Я не говорю, что всегда.

– Но ответственность несут мужчины.

– По большей мере. Они несут ответственность как мужчины. По статистическим данным, нравственное поведение мужчины гораздо чаще приводит к смерти брака.

– Вопрос: «Живем с мужем девятый год. Есть ребеночек. Я третья жена. На момент начала наших отношений он юридически состоял во втором браке. Развелся со второй женой, по его словам, не из-за меня, но думаю, что, может быть, я была причиной развода. У нас сейчас очень тяжелые отношения, из-за которых я меняюсь не в лучшую сторону. Не хочу больше страдать. Зачем мучить друг друга на глазах у ребенка? Что делать в этой ситуации?»

– Это семейная трагедия. Позитивная сторона – что было, то быльем поросло. Бывали неприятности в прошлом – можно через них переступить. Если человек приносит покаяние, твердо стоит на ногах перед лицом Господа и говорит: «Да, Господи, были в моей жизни грехи. Я принес в них покаяние, полностью мобилизовал свою волю к тому, чтобы не допускать этих ошибок», – не надо их и вспоминать.

А что происходит в данном случае? Женщина говорит: «Очень тяжелая ситуация, я меняюсь не в лучшую сторону». Значит, она сама совершает какие-то ошибки.

– Видимо, провоцируется ситуацией.

– Мы не знаем, почему и как. Связано ли это с алкоголем, что очень часто бывает катализатором гибели брака?

Первый пункт – перестать копаться в прошлогоднем снегу. Второй – если брак еще жив, то придите вдвоем к пожилому доброжелательному женатому священнику.

Я сам монах, но имею опыт брачной жизни, и дети у меня есть. Я мог бы исполнять такую функцию и исполняю.

– Здесь Вы универсальны, батюшка.

– Да. Просто когда к 30-летнему иеромонаху приходят супруги, которым за 40, и говорят: «Батюшка, помоги нам наладить семейную жизнь», – хорошо, если он скажет: «Ребята, идите туда, откуда пришли». А если начнет что-то разруливать, получится не лучшим образом.

Ищите священника по рекомендации. Можно обратиться к кому-то в вашей епархии или вашем храме, спросить: «У кого из священства посоветуете проконсультироваться, чтобы помочь спасти наш брак?» Если такая формулировка возможна, это значит, что муж и жена еще не победили болезнь, но у них есть очень хороший шанс на победу.

Если одна из сторон (чаще жена) будет стремиться к исправлению ситуации, а муж скажет ей грубые слова: «Не желаю иметь дело ни с попами, ни с кем», – тогда перспективы уже другие. Как говорят врачи: «Прогноз неблагоприятный».

– Но мы всегда надеемся на лучшее.

– Да. Будем надеяться, что в этой ситуации люди смогут получить помощь. Бывает! Не надо думать, что я угощаю вас какими-то сказками. В целом ряде случаев, которые мы наблюдаем, брак исправляется, исцеляется. Позитивная сторона в том, что выздоровление способствует иммунитету.

– Вопрос: «Мы с мужем живем три года, но Бог не дает нам детей. Куда мы только не обращались, что только не делали! Я читаю акафист Богородице перед иконой «Нечаянная Радость» по соглашению. Кому еще можно молиться?»

– Деторождение – вопрос в значительной мере материальный, связан с медицинскими условиями. Родите ли вы детей сами, усыновите  или предпримете еще какие-то меры – это вопрос второй.

А в первую очередь нужно любить друг друга. Как мы выяснили, любовь – это не чувство, а дело. Это подвиг доброй воли, самоотдачи. Дети родятся от любви. Когда муж и жена любят друг друга, любовь возрастает в их пока еще маленькой малой церкви, состоящей всего из двух человек, и может реализоваться в зачатии. Или она реализуется в усыновлении, что тоже очень хорошо. Бывает, люди берут на воспитание детей своих родственников, попавших в сложную ситуацию. Возможностей много.

Но прежде всего – ваша любовь, жертвенная самоотдача друг другу. Этим все покрывается. Есть семьи без детей. Да, жалко. Они огорчены. Но если имеют любовь друг к другу, они в прекрасной форме.

Есть семьи, в которых дети есть, а радости никакой и счастья никакого.

– Отец Макарий, спасибо Вам за эту беседу.

– Вам спасибо.

– Сегодня у нас была очень важная, актуальная тема. Желаем всем доброго здоровья. На этом будем прощаться.

– Всего вам доброго, дорогие зрители! До скорых новых встреч! Будьте здоровы!

Ведущий Сергей Платонов

Записали Елена Кузоро и Светлана Волкова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​