Беседы с батюшкой. На вопросы отвечает священник Александр Волохань (Норвегия)

10 марта 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
– Мы продолжаем цикл передач, в которых свои вопросы можно задать священнослужителям из разных уголков земного шара. На связи – Норвегия, священник Александр Волохань, настоятель прихода святой Анны Новгородской в Тронхейме.

За последний год появились новые форматы работы, учебы, развлечений; удаленные дистанционные встречи, программы, которые позволяют выполнять те же самые функции, находясь дома (если такое технически возможно). Удаленно проходили мастер-классы, лекции, уроки, беседы. Стала актуальной доставка продуктов из супермаркетов. И если поначалу это казалось необычным, то сейчас это уже некая обыденность. Появилась расхожая фраза: мир не будет прежним. Работодатели уже по-другому смотрят на удаленную работу, а если не получается куда-то поехать, можно выйти на прямую связь.

Батюшка, Вы участвуете в нашей программе, бываете в гостях на радио, не так давно проводили удаленную встречу с православной молодежью. Как Вам все это?

– Очень рад очередной встрече, которая благодаря техническим достижениям становится возможной для нас, несмотря на расстояние. Я тоже отмечаю для себя, как то, что прежде было совсем невообразимым, сегодня стало частью реальности нашей жизни, нашего мира. Отрадно, что благодаря этим техническим новшествам есть возможность донести свое слово, свое воздыхание сердца до людей, которые тебе свои по вере, единоверцы.

Молодежь сегодня (и, собственно, во все времена) требует помощи словом и делом, взыскует и доброго учительного слова, и примера. За последние месяцы неоднократно мне удалось побеседовать с молодежью, в том числе в рамках встречи, организованной Синодальным отделом по делам молодежи, она называлась: «Единство во Христе». Мы говорили о судьбах православия за границей, в частности в Норвегии, и размышляли о том, каково человеку быть на чужбине, в стране далече, как при этом важно сохранить духовные корни, живую связь с Родиной, память о ней. Эта мысль была засвидетельствована для нас исполнением песен (православных и других), которые возгревают душу.

Эти встречи и беседы с молодежью Мурманска, Калининграда, Москвы и ряда других городов и стран для меня были очень важны. По многочисленным откликам ребят я понял, что им это тоже согрело душу, поскольку порой трудно найти единомышленника, кто способен услышать тебя, понять. В этом отношении, думается, немало можно сделать.

Я рад еще и тому, что можно было присоединиться к этим встречам и нашим прихожанам, которые проживают не только в Тронхейме. Поскольку наш приход охватывает многие другие города Норвегии, прихожане присоединялись, участвовали в этих встречах. Последняя встреча у нас была своеобразной, потому что в ней принимали участие норвежцы, которые пришли к православию. Они рассказывали о своем пути к вере, о том, что для них важно и почему они сделали выбор в пользу истинной веры, веры православной.

– Как правило, на больших приходах молодых людей пытаются чем-то привлечь. Встречи, беседы, лекции, спортивные занятия, походы, лагеря и прочее. Когда вроде бы что-то проходит на церковной территории, но при этом мероприятие вполне светское. Как Вы взаимодействуете с молодежью? Есть ли какое-то отдельное направление? И вообще есть ли такой запрос?

– Вопрос очень важный. Мы понимаем, что молодежь – наиболее активная часть населения, стремящаяся к свершениям, достижениям. Вполне очевидно, что наши православные ребята, которые разных возрастов, тоже ищут поприща принесения доброго плода. О наших приходах могу сказать, что это очень востребовано, и мы в меру сил стараемся что-то воплощать.

Если говорить конкретно, то, например, в приходе Русской Православной Церкви в Стокгольме (приход в честь преподобного Сергия Радонежского), где я неоднократно бывал в гостях, в летний период организуют детские лагеря, в которых совершается Божественная литургия. Мы тоже с недавнего времени стали совершать такие дальние выезды. Прошлым летом организовывали многодневный детский лагерь в Скандинавских горах в Довре (условно – середина пути между Осло и Тронхеймом, между которыми 500 километров). Там мы совершали крестные ходы, освящение источников вод, служили Божественную литургию. Там мы соорудили деревянный крест размером более двух метров, который впоследствии был перенесен нами в Стиклестад (историческое место в Норвегии), где он был вознесен, воздвигнут на праздник Воздвижения Честного Животворящего креста Господня на алтарную стену нашего небольшого деревянного храма, и это стало знаменательным смысловым событием.

Я уже упоминал в одной из наших бесед, что путь из Осло в Тронхейм и дальше в Стиклестад был и на сегодняшний день продолжает быть паломническим маршрутом. По сути, мы прошли частью этого маршрута, перенеся туда крест.

Кстати, я неоднократно бывал на похожего рода мероприятиях, в частности в Калининградской епархии, где тоже регулярно организуются детские лагеря (скаутские и другие). Я приобретал опыт, который очень полезен.

На одной из конференций Международных Рождественских образовательных чтений была тема о молодежи, и одно из направлений было посвящено организации приходской работы с молодежью, я почерпнул для себя много интересного. Анализировался опыт многих выездных лагерей, и участники, которые за десятилетия накопили этот важный опыт, говорили, что важно найти золотую середину, чтобы это не становилось просто тусовкой, времяпрепровождением, когда бурлят чувства и происходит что-то неопределенное; было бы ошибкой все это пустить на самотек. Но и когда это превращается в своего рода казарменную жизнь, это тоже тяготит. В целом был сделан вывод духовного свойства, что должно быть время содержательное, тематическое, когда что-то изучается, и активная часть: спорт, походы.

Сам я играю на гитаре и с удовольствием принимаю участие в этих лагерях. Песни у костра, разговоры, что-то разъясняешь... Кстати, у нас в приходской жизни музыкальное, творческое направление тоже набирает обороты.

Что отрадно, у нас в приходе, помимо наших соотечественников, уже довольно немалая группа ребят, возрастом 20–25 лет. Они взыскуют бесед на актуальные для них темы, задают важные вопросы.  И это люди, вполне сознательно пришедшие к вере, не выросшие в традиционной православной семье. С ними, конечно, все проходит несколько иным образом. То, что я выше говорил о детских лагерях, касалось ребят в возрасте примерно от пяти до двенадцати лет (такой состав был у нас прошлым летом в детском лагере в Довре). А со взрослыми ребятами очень интересно.

В принципе, в Норвегии поход в лес, в горы – это просто норма жизни; это такая добрая прививка, идущая испокон веку. Это, кстати, отражено в норвежском фильме «Биркебейнеры», где викинги тех времен ловко перемещаются на лыжах с копьем в руке вместо привычных палок, ловко спускаются с крутых горных склонов.

Поэтому для ребят-норвежцев, пришедших в православие, такая динамика очень свойственна, очень естественна. В православной приходской жизни это воплощается в паломничествах, будь то в Стиклестад или в другие места, когда возникает необходимость ремонта каких-то храмов. Общение – пока, собственно, сердцевина наших задач. Хотя немало тех, кто с готовностью помогает другим. Слежу по новостям из жизни России за акциями «Доброе дело» и иными, связанными с направлением милосердия. Это тоже востребовано, хотя здесь, в Норвегии, очень высоко поставлено участие государства в обеспечении граждан или тех, кто проживает здесь постоянно, когда речь идет о каких-то серьезных рисках или жизненных нестроениях. В этом плане финансовая обеспеченность страны направлена на уязвимые слои населения. Потому здесь, может быть, в меньшей степени востребовано такое добровольческое участие, но оно распространено в Норвегии.

Более того, здесь такие добровольческие организации могут получать (как и религиозные организации) финансирование от государства. По итогам года они даже получают возврат некоей части затраченных финансовых средств. Это тоже показывает приоритеты государства. Возможно, такая практика есть во многих других странах (я не очень осведомлен, как сейчас это происходит в России), но сумма пожертвований на религиозную либо добровольческую некоммерческую организацию вычитается из суммы твоих доходов за целый год, соответственно налог в итоге становится ниже. И если ты налог уже уплатил, тебе возвращается некая часть, с учетом внесенных тобой пожертвований. Это важные моменты нашей жизни здесь.

– Вы упоминали про кружки для детей. В России есть детские муниципальные центры, которые бывают бесплатными для детей определенного возраста. Там есть танцы, шахматы, авиамоделирование, робототехника, ментальная арифметика, единоборства, гимнастика и прочее. Выбор огромный, сотни педагогов. И возникает сложность выбора: не знаешь, где может «выстрелить» талант. Как вы для себя отвечаете на этот вопрос? Как в этом многообразии делать выбор и самим детям, и их родителям?

– Вопрос актуален для любого времени. Конечно, заранее мало кто знает точно, какое выбрать творческое направление или хобби. Думаю, часто это складывается из представлений родителей: у кого-то есть неосуществившаяся мечта, и они пытаются воплотить это в своих детях; кто-то просто усматривает у детей талант.

Скажу по практике, как часто происходит в Норвегии. Может быть, это имеет и плюсы, и минусы. Например, ребенок ходит полгода или год на танцы, и смотрят, нравится ему или нет; родители дают свою оценку, учителя могут подсказать, получается у него или нет. В этом плане проведу параллель с духовной жизнью, потому что вижу некий контраст в установках. Какие-то психологи с радостью согласятся с этим, какие-то возразят. При обучении детей в творческих группах, кружках или спортивных секциях, когда тренер или учитель оценивает ребенка, он непременно указывает на то, что получилось, удалось. То есть положительный момент важен как первый посыл, первое основание: да, это удалось, и это хорошо.

Так вот, параллель. Вспомним, как юноша подошел к Господу и спросил: «Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» Господь сказал ему, что надо соблюсти заповеди. Юноша говорит: «Все это соблюдаю я от юности своей». И тогда Господь говорит: «Еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим и следуй за Мною». По сути, по такой аналогии строится воспитательный момент: сначала обозначается то, что удалось, а дальше – покажет развитие. Это я говорю как дополнение к теме, считаю это немаловажным.

Это, кстати, отмечаю и в пастырской практике: если сразу указать на грехи или ошибки, некоторые реагируют довольно болезненно, могут не только огорчаться, но и раздражаться, роптать. В отношении детской исповеди, например, важно (как мне показалось в какой-то момент), чтобы эта встреча не была только рассуждением о том, что в жизни ребенка не удается, в чем он ошибся, нарушил Божию заповедь или родительское правило, которое важно. Важен разговор, как вообще идет учеба, молитва, чтобы ребенок выявил и положительные моменты, которые были в жизни за этот период. И плавно переходишь к теме, чего не хватает, в чем была неправда, чтобы изменить жизнь в лучшую сторону.

Если вернуться к вопросу о том, как выбрать творческое направление развития, то я уже обозначил сам подход. Здесь можно рассуждать, основываясь на притче о талантах, с одной стороны, – важно не зарыть талант в землю. Когда мы говорим об образе Божием в человеке, многие святые отцы в том числе обозначают способность к творчеству. Мы же Господа называем Творцом, хотя это, конечно, совершенно не исчерпывает характеристики и свойства Божественной природы. В этом плане думается, что творческое развитие личности ребенка однозначно может способствовать возрастанию в полноте по образу Сотворившего его. Поэтому, может быть, вполне приемлема такая проба пера, когда ребенок может пойти и в плане музыкального направления, и попробовать живопись, и так далее. Немалое число детей в состоянии освоить несколько направлений сразу. Просто встает вопрос времени. Но есть и еще немаловажный момент: человек может поверхностно ко всему относиться, если действует сразу во многих направлениях. Тогда это будет просто скольжением; как говорится, галопом по Европам.

Я на стороне тех родителей, которые дают определенное направление. Вообще человек многогранен. Понятно, что у каждого своя индивидуальность, предрасположенность к чему-то, и посредством вышесказанного можно выявить те дары, которые есть у человека.

Вспомнились слова нашего знаменитого полководца Александра Васильевича Суворова: «Тяжело в учении – легко в бою». Идея какая? Терпение и труд все перетрут. Порой человек не имеет в себе дара гения в каком-то направлении, но прилежно старается и достигает высоты. Могу сказать это по некоторым нашим певчим в хоре. Есть у нас люди одаренные, несомненно: кто-то – из семьи духовенства, кому-то от рождения дан дар голоса. А есть певчие, которые поначалу не попадали в унисон, не могли вести свою партию, но, терпеливо занимаясь, прислушиваясь к указаниям регента, вполне достигли планки, в гармонии звучат в хоре, и это становится действительно молитвенно.

– Да, грань между терпением, трудом и талантом весьма тонкая... Вернемся к теме о молодежи в храме. Досуг – это, конечно, хорошо, но важно, чтобы не получилось так, что храм становится местом для тусовки, где можно развлечься. Как сохранить баланс?

– Я бы не стал совсем отделять одно от другого, но не в плане тусовку – от собрания верующих, верных, каковыми мы являемся в церкви. Я бы сказал, что это как двуединая заповедь: мы должны возлюбить Бога больше самого себя и ближнего, как самого себя. В этом весь закон и пророки. Поэтому я не разделял бы это так кардинально. Приходя в храм, мы приходим и к Богу, и к тому, кто с Богом. Апостол Павел пишет, говоря о христианах: отныне вы – свои Богу и сограждане святым (см. Еф. 2, 19). А мы святы в той мере, в какой в нас есть Святой Дух.

Поэтому, думается, стремление увидеть друг друга, приходя в храм, в общину, – это очень важный момент. Но, конечно, первенство здесь – возлюбить Бога больше самого себя. Ближнего нужно любить как себя, а Бога – больше себя. Поэтому в храмовом пространстве наша обращенность – к горнему месту, простирается в духовное небо, вглядывается в грядущее, когда совершится Второе Пришествие Господне в силе и славе.

Я говорю о том, что выездные лагеря, очевидные формы приходской жизни христиан, родственных друг другу в главном, должны иметь зерно, некий базис, который вполне содержателен, чтобы мы не потерялись в устроении своей жизни. Господь говорит: кто не собирает со Мною, тот расточает. То есть не стоит, уехав на пять дней в какое-то красивое место, совсем отстраниться, как от некоего бремени, от молитвы к Богу, памятования о Нем, устроения жизни на Божией правде. Неверно допускать такой подход.

В то же время мы знаем из житий святых, что даже в монашеских обителях, у великих отцов бывало так, что вполне могла быть дозволена слабина; но не в смысле, чтобы нарушать Божию правду, а в плане не такой чрезмерной строгости. Известный пример: натянутая тетива лука. Важно, чтобы эта тетива не порвалась от чрезмерного натяжения.

Для детей или ребят постарше тем более нужна некая непринужденность в общении, в том числе со священником. В этом смысле яркий образ пастыря – митрополит Антоний Сурожский, он и в волейбол играл, то есть старался быть вполне своим для молодых ребят, которые ищут Бога и хотят увидеть воплощение христианского идеала в священнике. Мы помним слова апостола Павла (они, кстати, надписываются на иерейском кресте с обратной стороны) о том, что надо быть образом, примером для верующих, верных в житии в меру полного возраста Христова.

Могу еще добавить несколько слов по одной теме, по которой часто бывают разные мнения, и она тоже соприкасается с вышесказанным. Тема о том, каково должно быть священническое служение, насколько личность священника может (или нет) закрывать собою Христа, чтобы не было забыто главное направление и Тот, Кто есть путь и истина и жизнь. Я связал бы это с образом семьи: ребенок призван любить отца и мать (по Божьему слову: чти отца и мать). Любовь к родителям рождается в семье естественным образом. Думаю, эта составляющая, эта грань полноты нашего отношения к жизни, миру и к Богу осуществляется начиная с семьи. И в большой духовной семье, каковой является община. И священник в каком-то плане эту роль, эту задачу призван осуществлять.

Как говорит апостол Иоанн Богослов: если мы не любим ближнего, которого видим, то как можем любить Бога, Которого не видим? Я также добавил бы, что если прихожанин неспособен слышать слово священническое, то большой вопрос, способен ли он, во-первых, услышать откровения от Бога, во-вторых, принять их. Это вообще отдельная и очень серьезная тема.

Не помню, в каком из патериков было описано развитие такого подхода к жизни: сначала человек начинает говорить: «Да что мне какой-то авва Петр? Я бы послушал авву Дорофея». Потом говорит: «Да что там авва Дорофей – вот Иоанна Златоуста послушал бы». Потом: «Лучше апостола Павла...» И в итоге человек доходит до того, что и Бога неспособен слышать. Кстати, это будет черта людей последнего времени. Сказано: Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням. Думаю, эти моменты очень важны в церковной жизни христианина.

– Есть еще одна тема для размышления: как оставить ребенка в храме. Родители с детства брали дитя на службы, тот ходил, ходил, потом подрос и перестал ходить. Такое бывает даже в семьях священнослужителей. Переживали ли Вы такой этап?

– Эта тема актуальна, несомненно, и о ней много говорят. Здесь очень много важных аспектов. Вернемся к истокам Священной истории, когда Бог сотворил мир. Мы видим момент искушения. Казалось бы, все четко обозначено, люди взращены в единстве жизни с Богом, но при этом они оказываются способными просто отдалиться от Бога, уйти в страну далече, пойти во след слепым вождям слепых и ложным пророкам.

Поэтому надо видеть вот этот корень проблематики, который увязывается снова и снова с образом Божиим в человеке, который включает в себя свободу воли, но не в смысле ее культивирования, а в смысле понимания тех рисков, которые возникают именно в силу того, что человек сотворен по образу и подобию Божьему.

Если говорить о том, что возможно сделать, то на примере судеб своих знакомых вижу, как важно, чтобы вера родителей была живой, осмысленной. Чтобы образ жизни не был с приходом в храм раз в неделю, когда человек по-фарисейски день седьмой посвящает Господу Богу, идет в храм согласно заповеди. Важно, чтобы это простиралось на всю ткань жизни человеческой; и молитва перед едой, и благодарение Бога были неотъемлемой частью.

По опыту других могу добавить еще один важный момент. Чтобы детям не была чужда вера, когда они вырастают, нужно, чтобы они находили общность и на горизонтальном уровне, то есть со своими сверстниками: чтобы они общались, вместе молились. Мы нередко слышим о детских литургиях. Кто-то говорит о некорректности самого этого термина, потому что литургия эта серьезная, там все по-настоящему, просто участники – дети. Такой опыт тоже полезен. Когда мы проводим крестные ходы (не знаю, как делают в приходах в России, но за рубежом и в приходах Скандинавии такое не редкость), каждому ребенку стараемся вручить какую-то маленькую икону, по силам, чтобы он ее нес. Это становится очень радостным моментом для ребенка. У нас есть практика колокольного звона: мы даем ребятам возможность звонить в колокола в рамках богослужения или после него. Обычно такая практика, когда разрешается всем звонить в колокола, распространена в пасхальный период. Вот такая сопричастность даже к колокольному звону, к этому благовесту, так наполняет радостью, что это становится живым опытом, который пронизывает и идет глубже в человеческое сознание.

Вернемся к вопросу. В моменты становления, в подростковый период самоопределения, когда подросток старается больше сам все решать, отстраняясь в какой-то степени от родительского решения, очень важно, чтобы в случае обострения внутрисемейных отношений это не стало идентифицироваться с тем, что, отдаляясь от родителя, он отходит и от веры. Это было бы самым печальным развитием событий. Хорошо, если это случится на время, но часто, уйдя далеко, можно охладеть к вере надолго и всерьез.

Поэтому хорошо, когда есть глубоко верующие друзья и ребенок общается в этом кругу, когда община не является чем-то номинальным, но является чем-то большим. Вот этот горизонтальный план, такое единство жизни с верующими очень важны.

Как устроена жизнь отдельного прихода – это отдельный вопрос. Сейчас, конечно, в силу предписаний властей, связанных с пандемией, есть некоторые ограничения, но, в принципе, постоянная величина в жизни нашего прихода – чаепитие и общение после богослужения, в том числе вместе с детьми. Неоднократно мы делаем совместные выходы: например, ходим вдоль реки в городе, или по паломническим местам, или к морю, в горы. Кстати, мы планируем в ближайшее воскресенье, несмотря на морозы и снег, выдвинуться большой группой прихожан, с детьми, чтобы поговорить о главном, развести костер. День православной молодежи, Сретение Господне – это дополнительный повод.

Вообще тема «отцы и дети» может быть преодоленной, но с теми оговорками, о которых я вначале упомянул: что тема богообразности человека включает в себя способность к самоопределению, тут не все вполне рационализируемо, и все риски, связанные со свободой человека, невозможно устранить загодя. Но их можно минимизировать, чтобы душа человека (свято место) не была пустой, и ум, кстати, тоже. Это немаловажно. Думаю, в этом плане роль бесед о вере должна быть более живым планом, чтобы это не было сведено  к некой повинности, обязанности. Если уклон духовного развития ребенка идет в эту сторону, это создает очень большой риск, что будет желание наконец-то сбросить это ярмо. Такое может случиться, если нет прорастания нужного в глубину, если это не процветает как жезл Аарона.

Надо показать красоту и радость этого. Помните, Лука и Клеопа говорят, шествуя по дороге в Эммаус: «Не горело ли сердце наше, когда Он (Христос воскресший) разговаривал с нами?»  Или когда будет такой опыт, как у апостола Петра на горе Фавор, который никуда не хотел уходить и сказал: «Господи, хорошо нам здесь быть». Это может быть достигнуто как раз радостью во всей полноте церковной жизни. В этом плане для ребенка особенно важно все то, что я упоминал выше: и колокольный звон, и возможность самому взять икону и нести ее в крестном ходе, и возможность говорить о вере.

У нас в воскресной школе поразительные ребята, и я больше предпочитаю, задав тему, обозначив некие параметры разговора, четко упомянув событие из Священного Писания, в порядке интерактива иметь обратную связь. Часто ребята в 5–7 лет задают глубокие вопросы, начинают думать про сложнейшие вещи. Когда возникает такой живой разговор, важно посвятить этому разговору время, а не просто  выдать информацию лекторским образом. Очень важно чутко относиться к таким вопрошаниям, чтобы они не заглохли, не потерялись; надо быть способным дать на них ответ. Думаю, такого рода устроение жизни в общине, в приходе станет залогом того, что дети не уйдут оттуда, став взрослыми.

Опять-таки по мере взросления надо, конечно же, наращивать нагрузки по интеллектуальной части. Так делают спортсмены (апостол Павел сравнивает нас со спортсменами): они наращивают нагрузки (конечно, правильно, в меру). Святые отцы правильно указывают, что первое, что повредилось в раю у Евы при грехопадении, – ум. Важно, чтобы ум не повредился. На ум человеческий сегодня многие воздействуют, и по событиям в России, да и вообще во всем мире, это видно. Поэтому важно ум напитывать именно правильным пониманием истины, как это содержится в Священном Писании, как это проповедует Церковь. Полноту образа человека в христианстве, его высоту не сопоставить ни с чем иным. Тогда точно можно будет устоять от искушения. Дьявол искушал Христа словами: «Дам власть над всеми царствами мира и славу их, если поклонишься мне». Господь сказал: Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему одному служи. Это ответ на все времена для детей и взрослых.

– Эта тема пересекается с темой наставничества. Где современным людям и детям брать правильные ориентиры? Где критерий правильности? Наверняка в жизни каждого из нас встречались такие люди, которые нас направляли, чей мудрый совет оказался к месту, кто как-то нас подталкивал и поддерживал. И речь тут не о духовных наставниках, а, наверное, о человеческих отношениях. По большому счету учителями, наставниками могут быть родители, родственники, братья, сестры и просто знакомые, которых ты встречал всего пару раз, но их мысль настолько глубоко в тебя проникла, что вспоминаешь их спустя десятилетия. Стоит ли искать такого наставника? И как не попасть на удочку лженаставничества, когда становишься слеп и не видишь, куда идешь?

– Тема актуальная. Мне сразу вспоминаются слова апостола Петра. Когда в беседе о хлебе небесном Христос говорит: Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем, это вдруг становится для многих поводом удалиться от Христа. И Господь спрашивает у апостолов: «Не хотите ли и вы уйти?» Петр отвечает: «Господи, куда нам идти? Ты имеешь глаголы жизни вечной».

Первое, что надо сказать: источником истины является Сам Бог. Мы говорим о Божественном Откровении, о Священном Писании и, конечно, о Священном Предании. Но мы понимаем, что нет текста без истолкования. Не случайно потому и есть столько направлений и христианских групп, отделившихся от Церкви, скажем так.

Тема о том, как не пойти за слепым вождем, чтобы не упасть обоим в яму, важна во все времена. Возьмем историю ветхозаветную: что там важно? Ведь пророческое служение состояло не только в изречении некоего грядущего события, когда оно будет и как об этом узнать. В контексте праздника Рождества Христова, например, мы вспоминаем пророчество пророка Исаии о том, что Дева во чреве приимет и родит Сына... Это особые пророчества. Но большая часть пророческого служения, по сути, состояла в постоянном открытии для человека воли Божией о нем и высшего смысла жизни – что нужно делать, чтобы наследовать жизнь вечную.

В Церкви (Русской, и не только) порой бывают случаи, когда отдельные священники начинают доминировать и отделяться от полноты церковной, тем самым ведут за собою людей, уводя их и от Церкви. Это большая трагедия, и апостол Павел называет это кораблекрушением в вере. Как этого риска избежать?

Священническое служение включает в себя сакраментологию (совершение таинств), но также и учительство. Мы помним слова Господа: «...уча их соблюдать все, что Я заповедовал вам» (см. Мф. 28, 20). Этот момент нельзя исключить. Как найти, кому следовать? Основной критерий – по крайней мере, следовать тому, кто сохраняет верность Церкви Христовой, которая есть Тело Его, полнота, наполняющая все во всем. Это очень важный момент.

Здесь, конечно, есть несколько очень важных граней: например, тема послушания. Мы знаем, что именно непослушанием Евы в мир входит грех, а нетление воли во Христе как Втором Адаме приводит к нетлению естества.

Нам надо понимать основы веры. Другое дело, что человеку сложно, и мы это видим по ситуации с Евой. Казалось бы, дьявол-искуситель пытается апеллировать к заповедям, но он задает им иной ракурс рассмотрения, и они уже становятся иными по содержанию в искусных устах. Понятно, что среднестатистический прихожанин, мирянин, не имеющий богословского образования, в большей степени будет уязвим, обезоружен перед лицом заблуждающегося (если он заблуждается) священника.

Я обозначил бы здесь ряд моментов, потому что можно впасть в другую крайность, в своего рода протестантизм, когда все рассыпается, раздробляется в отдельные частные мнения. Мы помним изречение святых отцов, что в главном должно быть единство, во второстепенном – разнообразие и во всем – любовь. В отношении пастырей, повторюсь, важен некий минимум знаний о вере, который в себе надо поддерживать и в идеале доводить до полноты.

Момент послушания в Церкви. Когда речь идет о монастырях, мы знаем, там есть послушник – это как раз тот, кто учится отсекать свою волю. Господь говорит: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Отвергнуться себя очень непросто. В этом плане в монастыре для этого, может быть, наиболее благоприятная обстановка, условия. С другой стороны, многие отмечают как раз семью как такое место, где человек отвергается себя. Имеется в виду родитель, который посвящает часть своей жизни служению детям, воспитывая, взращивая их, заботясь о них.

В церковной среде, в общине, думаю, важно, что человек учится этому в том числе через послушание соборным определениям Церкви, через послушание священноначалию. Это для нас должно быть нормой веры, иначе мы становимся как бы распахнутыми пред стихиями мира сего, всевозможными ветрами и искушениями. Сегодня любой не то что священник, а даже мирянин может начать вещать в прямом эфире, в Интернете, процитировать Писание, собрать эклектику и, по сути, породить монстра. В итоге, сам в этом не разобравшись, запутает еще массу других людей.

В этом плане недавно слушал речь Святейшего Патриарха по поводу участия духовенства в блогах или социальных сетях в Интернете. Важно сохранить норму веры, чтобы не начать действовать в угоду публике, тем, кто ставит лайки и начинает на тебя влиять в обратную сторону, когда получается уже не по принципу: каков поп – таков приход, а наоборот: каков приход – таков поп. Такое, кстати, часто бывает в политических партиях, популистских в первую очередь: они стараются уважить какие-то запросы, но при этом имеют в виду что-то свое (два пишем, три в уме).

Подведу некий итог этому вопросу, в общих чертах на него отвечая. В церковной жизни непросто. И у нас здесь встречаются (у меня бывали в практике и у многих других священников) такие прихожане, которые как бы в параллельном мире: они подходят к священнику на исповедь как к фонарному столбу – отчитали что-то, а слушать священника нет никакого желания. Хотя если посмотреть по структуре, как должен совершаться чин исповеди, то задаются вопросы, может накладываться епитимья как духовное врачевание. Потому что все мы – болящие, мы воспринимаем грех как болезнь. Главный Врач – конечно, Господь, но священник при Нем, он – ассистент Врача, важное действующее лицо.

Человек, приходящий в храм, должен понимать, что он пришел не только помолиться, а чтобы стать частью большой общности, которой является Церковь. В этом и есть смысл. Некоторые батюшки создают некую идею фикс: начинают интернет-молитву, делая из этого просто панацею, не учитывая очень многих аспектов, не вникая в то, что порой могут разрушить приходскую жизнь в других местах. То есть это становится подменой реальной общинной жизни.

Так как у меня первое образование юридическое, я ответственно отношусь к каким-то общецерковным документам, где аккумулированы, очень глубоко и цельно обозначены ключевые вопросы. В документе «Об участии верных в Евхаристии» в одном из разделов четко сказано, кто считается духовником (духовным отцом) человека. В основном это тот священник, у которого человек постоянно исповедуется. То есть, проводя аналогию про врача, мы сказали бы, что духовник – это ваш постоянный лечащий врач, который знает вашу душу, вашу жизнь.

К вопросу о тех, кто влияет на нашу жизнь. Апостол Павел в одном из апостольских посланий говорит о себе: я родил вас во Христе Иисусе. То есть человеком, встреча с которым могла как-то определить дальнейший путь, может быть не только священник, но любой человек, который достиг полноты жизни по Божией правде. Но если говорить в пространстве жизни церковной, то я считаю, и многие должны понимать, что послушание – важный момент. Это, кстати, один из обетов монашествующих, которых мы высоко чтим как тех, кто принимает, по сути, равноангельский образ жизни.

Мы должны это обязательно учитывать, но именно в целостности, чтобы не плениться личностью отдельного священника, не начать слушать только его, зашорившись и упустив из виду Церковь как целое в своей полноте, иерархической структуре, во власти вязать и решить, в научении слову Божьему, в ее кафоличности, всецелостности, соборности. Кто это начнет упускать, тот может оказаться идущим во след слепым вождям, и тогда оба упадут в яму.

– Батюшка, спасибо за этот разговор. То, о чем мы говорили, думается, применимо не только к молодежи, но и ко всем, кто следит за своей жизнью.

– Очень рад этому разговору на важные темы. Надеюсь, все мы будем ориентироваться на слова Божии из Нагорной проповеди, где главный ориентир нам задает Сам Христос: ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и остальное приложится вам.

Ведущий Дмитрий Бродовиков

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма святителя Николая в Покровском (г. Москва) протоиерей Павел Кондраков.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​