Беседы с батюшкой. Мечтательность

29 марта 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель строящегося храма Воздвижения Креста Господня в Митине священник Стахий Колотвин. 

− Отец Стахий, скажите, пожалуйста, у Вас есть мечта?

− Конечно, у меня есть мечта попасть в Царствие Небесное. Это главная цель в жизни.

− Скорее, это не мечта.

− Нет, правда мечта. Потому что порой сомневаешься, хватит ли у тебя сил попасть в Царствие Небесное (все-таки видишь множество своих грехов), а потом понимаешь, что мечта – это то, что вроде труднодостижимо, но все-таки ты допускаешь ее реальность.

− Давайте о земном.

− В принципе, есть у меня земная мечта иметь крышу над головой. Когда многодетный отец снимает жилье, то, конечно, это приводит в уныние. И если не меня (я дома редко бываю) и не детей (они еще маленькие), то жену точно. Надеюсь на милость Божию.

− Давайте все-таки разберем, что такое мечта. Это чистое желание чего-то хорошего или что-то абстрагированное от реальной жизни, когда чего-то ждешь?

− В домашних молитвословиях мы просим Господа избавить нас от темных и ночных мечтаний. Мне кажется, это очень важное уточнение. Иногда говорят, что православный человек не должен мечтать, а должен только стремиться в Царствие Небесное, как в советские годы стремились к коммунизму (но так его и не достигли). Нет, конечно. Мечта может быть возвышенная, она делает нас лучше, подвигает на какую-то решимость. Но мы должны убирать из своей мечты нечто темное. Недаром есть выражение «ночные мечтания», то есть неосознанные мечты. Потому что во сне разум нам не принадлежит целиком; мы не можем в этот момент защитить себя молитвой от каких-то искушений, и сатана может нашу душу смутить.

Когда человек идет к своей мечте, он ставит перед собой задачи для ее достижения (как в научной работе или в деловом начинании: ставится некоторая цель и на ее пути решаются задачи). Если ты не решишь задачи, то и цели не достигнешь. Точно так же христианин может ставить себе конечной целью соединение с Богом в Царствии Небесном и задачи, которые ему помогут на этом пути.

Конечно, задачей может быть несение каких-то трудностей и претерпение искушений. Это очень хорошо, но смогу ли я только этим достигнуть Царствия Небесного? Наверняка я погружусь в уныние. Тогда думаешь: хорошо было бы, если бы на пути в Царствие Небесное Господь меня приободрил. Я бы потрудился, достиг чего-то земного и смог бы на это опереться. Затем можно поставить себе задачу возлюбить ближнего. Это, конечно, здорово, когда ты заботишься о ближнем, помогаешь ему. Но надо ставить себе задачу, чтобы и мне кто-то помог, обо мне позаботился, – так мне легче будет прийти к спасению. Таким образом, если выстроить некую лесенку из маленьких земных мечтаний, то потихоньку можно приблизиться и к нашей главной мечте − Царствию Небесному.

− Вопрос телезрителя: «Во время поста в храмах в будние дни Евангелие не читают.  Можно ли его читать дома?»

− Конечно. Евангелие должно пронизывать всю нашу жизнь. В церкви в будни во время великопостных богослужений читают отрывки из Ветхого Завета не для того, чтобы нам помешать читать Евангелие, а для того, чтобы напомнить: ты, православный христианин, и вне поста должен читать Евангелие. Сейчас идет пост, и мы делаем над собой некоторые дополнительные усилия. Поэтому и в чтении Священного Писания мы тоже делаем над собой усилия и добавляем к Евангелию еще ветхозаветные отрывки. Через это мы видим, как человечество шло к евангельскому откровению; как на протяжении долгих и тяжких лет человек не мог непосредственно контактировать с Богом, и общение с Богом ему казалось тяжелым и неподъемным, потому что Господь еще не пришел и не вознес это бремя на Крест.

Очень важно и полезно читать Евангелие. Его можно просто читать, а можно читать в связке с ветхозаветными чтениями. Посмотрел, какое библейское чтение было сегодня в храме, прочел его, разобрал, продумал. Может, у тебя сразу возникла ассоциация с каким-либо местом в Евангелии, ты открыл его и прочитал. Если в Евангелии плохо разбираешься или не видишь аналогий, есть такие издания Библии, где указаны параллельные места. Там есть отсылки на другие Евангелия, на Деяния апостольские, в том числе на Ветхий Завет. Если такого издания нет, а есть только обычный библейский текст без сносок, то с помощью сети Интернет можно найти параллельные места на одном из библейских сайтов и там почитать. Мне кажется, что это будет даже продуктивнее, чем чтение евангельского текста подряд.

− Вернемся к нашей теме. Слова Игнатия (Брянчанинова): последствия мечтательности – утрата внимания к себе, рассеянность ума и жесткость сердца при молитве; отсюда − душевное расстройство. Давайте прокомментируем это.

− Что такое мечтательность? Это когда человек вместо того, чтобы жить реальной жизнью, погружается в мечты, то есть в то, чего нет. Мечта – это реальность будущего. Христианин, с одной стороны, действительно живет будущим. Мы в Символе веры поем в храме и читаем в утренних молитвах: «чаю воскресения мертвых и жизни будущего века», то есть мы живем в некотором ожидании этого, предвкушении.

Представим, что есть у человека самая возвышенная мечта – Царствие Небесное. Но ему кажется, что он не идет к Царствию Небесному, а уже там. Есть такая прелесть бесовская, когда человек начинает считать себя святым: я воцерковленный человек, в храм хожу, во всем разбираюсь, Евангелие дома читаю... И человек думает, что его мечта уже сбылась: он свят, Господь его уже ждет в Царствии Небесном. И к чему это приводит? К падению. Мы знаем из жития святого Антония Великого о его искушениях: как ему являлись ангелы, вроде Сам Господь, а потом стало понятно, что это бесы, когда они сорвали свои маски. И Господь хоть и сохранил Своего подвижника, но таким образом показал, как опасно жить в мечтательности. Мы не пустынники и не аскеты, у нас, простых людей, и мечты более приземленные. Но если мы будем пребывать в мечтательности и жить не тем, что есть сейчас, а тем, что только будет, мы никогда к своей мечте не приблизимся.

Я думаю, святитель Игнатий обращает внимание на те мечты, которые недостижимы или которых не нужно достигать. Например, муж поссорился с женой и думает: «Женился бы я на другой». Таким образом, вместо того чтобы попросить прощения, примириться с женой и быть счастливым, человек, наоборот, свое счастье разрушает, а несчастье усугубляет. Или человек мечтает на работе: «Как хорошо было бы, если бы я зарабатывал больше денег». И он в своей работе допускает ошибки. В итоге Господь его вразумит: сокращение – и уберут того, кто меньше всех трудился, а больше всех мечтал. Есть такая современная уловка в Интернете − тренинги личностного роста, целеполагание. И человек вместо того, чтобы идти и работать, платит последние деньги проходимцам, которые вводят его, по сути, в мечтательное состояние.

Христианин – человек действия. Он понимает, во славу Божию какое-то дело или нет, грех это или добродетель. Если это не грех и может послужить Богу и ближним, христианин не мечтает, а идет и это делает. Он не сидит, не мечтает на рабочем месте, а выполняет свою работу грамотно, перевыполняет план. Когда начальник смотрит, кого повысить, то выбирает такого человека. Когда христианин трудится с молитвой, результат будет только положительный. 

Надо добиваться каких-то промежуточных земных целей. Другое дело, что сатана может ловко подловить человека и сказать ему: «Смотри, ты вот не мечтал и добился многого.  Ты такой молодец, на одну ступеньку поднялся. Начинай сейчас мечтать». Но надо понимать, что из-за мечтательности ты с любой ступеньки лествицы, возводящей на небеса, можешь рухнуть вниз. Можешь, конечно, и с первой ступеньки упасть (не так больно), а можешь и с десятой – тогда уже костей не соберешь.

− Вопрос: «По учению Православной Церкви, после смерти души одних людей находятся с Богом, а души других мучаются в аду в ожидании Второго Пришествия Христа. Когда придет Христос, все воскреснут. Праведники – для жизни вечной. А что будет с грешниками, которые на Суде не оправдаются? Тела их обратно закопают в землю, а душу, потому что она вечная, опять поместят в ад?»

− Ваши сомнения абсолютно верные. Частично Вы правы: Христос разрушил ад, который больше не властен над душой человека. Если мы посмотрим на притчу о Страшном Суде, то там хоть и образно, но Страшный Суд обозначает конец времен, когда Сын Человеческий придет во славе судить мир и время земного существования закончится. Но люди окончательно попадут в рай или ад только после Страшного Суда. Причем именно перед Страшным Судом каждый человек воскреснет в теле, как мы знаем опять же из ветхозаветного пророчества (порой Ветхий Завет дополняет наши евангельские знания). И человек со своим бессмертным телом (в котором бессмертная душа) будет либо с Богом наслаждаться вечным блаженством в Царствии Небесном, либо будет пребывать в аду.

Ад – это не то место, где находятся какие-то котлы, ножи. Ад – это отсутствие Бога, и человек будет там мучиться всей своей природой (и душой, и телом). Там тело будет бессмертное. На земле тебя мучают, пытают, здесь есть болезни, но ты умер – и телесные мучения прекратились. А ад не прекращается, душа с телом там разделяться не будут, поэтому это куда страшнее, чем любая земная проблема, болезнь и боль: тело в аду будет мучиться точно так же, как душа.

Наш телесный мир – это не только трехмерное измерение (высота, длина, ширина). Есть еще четвертое измерение – время. А как оно течет вне этого мира, мы не знаем. Потому что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день. То есть мы знаем, что в духовном мире время течет иначе. Но в любом случае сейчас в ожидании Страшного Суда душа в аду страдает: она отделена от Бога. Тело при этом не страдает. Об этом много размышляли святые отцы: от чего же душа мучается? как это мучение происходит? От неутоленных страстей, потому что когда ты в теле, у тебя есть существенное преимущество. Когда появилась страсть, у тебя есть два пути. Ты либо побеждаешь ее, то есть превозмогаешь себя, молишься, идешь в храм, просишь: «Господи, помоги!» (и страсть уже не мучает твою душу), либо поддаешься этой страсти, реализуешь ее в своей жизни − и душа тоже больше не мучается. Это имеет некоторый наркотический эффект, потому что потом мучение души будет только сильнее. Но как наркоман принимает дозу, так и грешник совершает грех и получает греховное удовольствие. О нем святые отцы пишут, что оно привлекательно, но временно. Когда душа праведника разлучается с телом во время физической смерти, то она тоже полна страстей. Но праведник страсти побеждал (мы знаем, например, что и у святителя Николая тоже были страсти), и Господь его от страстей освобождает. А душа грешника в ожидании Страшного Суда мучается от этих страстей. Она не может ни избавиться от них, ни поддаться им.

Поэтому и сейчас грешникам не позавидуешь, но мы все-таки верим в милосердие Божие. Церковь молится за весь мир, за всех православных христиан. Мы особенно молимся за своих близких (которых еще помним) и за своих предков (имена которых уже не знаем), потому что понимаем, что лучше всего страсть может победить любовь. Как Господь Своей любовью победил наши страсти, точно так же и мы, молясь за души усопших, своею любовью помогаем им избавиться от страстей и ждать Страшного Суда в надежде, что они тоже попадут в Царствие Небесное.

− Вопрос: «Моя жизнь не очень яркая, поэтому я часто предаюсь мечтам, в основном банальным: представляю себе богатство, счастливый брак, путешествия и так далее. Как быть в этой ситуации?»

− Можно помечтать в качестве отдыха, это как некий дополнительный досуг после работы. Когда мы читаем художественную литературу, мы же тоже переживаем другую жизнь. Или когда смотрим хорошее кино, мы сопереживаем героям, и в этом нет ничего дурного (если не входить в крайность, когда люди уходят в другую реальность, ассоциируют себя с персонажами, преследуют актеров). Господь не осудит, если перед тем, как помечтать, ты честно выполнил свою работу и, придя домой, никого своими мечтаниями не подвел (а то я говорил на работе не отвлекаться, а кто-то может подумать, что дома можно).

Другое дело, если мечты, как Вы говорите, банальные. Для православного человека культура – это не препятствие; наоборот, это то, на что можно опереться. Вспоминается замечательное короткое сочинение Василия Великого «Послание к юношам», где он пишет, что человек, как пчела, должен брать самое ценное. Поэтому я считаю, что Вам будет полезно не стараться убежать от мечты и читать святых оцтов-аскетов о смирении плоти, а открыть классический художественный роман (зарубежный или отечественный). Просто почитайте, насладитесь, проведите  вечер с хорошей книгой. И эта жизнь будет насыщенной за счет впечатлений и эмоций, которые Вы почерпнете из сокровищницы мировой литературы.

Но это одна точка опоры, пока Господь дает здоровье и силы. Совсем другой крест у людей, которые прикованы к инвалидной коляске, парализованы: с них уже спрос будет меньше. Человеку, у которого есть здоровье, силы, Господь дает больше. Но больше дано – больше спросится. Поэтому можно поменять работу, больше трудиться, на чем-то сэкономить, отложить деньги. Я иногда прихожу к кому-то освящать квартиру, и люди говорят: «Батюшка, Вы в такое интересное паломничество с прихожанами съездили, а у нас не получается съездить». А у самих стоит золоченое кресло. И думаешь: «Зачем вы купили это кресло, если можно было в паломничество отправиться?» Всегда можно понять, что удобнее: купить золоченое кресло с премии к зарплате, сесть в него и почитать интересную книжку, полюбоваться закатом на даче, сидя в нем; или не покупать это кресло, сидеть на табуретке, но поехать в какой-нибудь прекрасный монастырь (где чудесная служба, колокольный звон, поет монашеский хор), чтобы помолиться.

− Вопрос телезрителя: «Я в праздники и выходные дни беру с собой в храм внука (ему скоро будет десять лет). Сегодня у нас было соборование, и я решила и внука соборовать. Права ли я была, что взяла его с собой на соборование, или не надо было это делать?»

− Как внук среагировал? Ему понравилось?

− Да, он пошел с удовольствием, ему все было интересно. Потому что литургию и всенощную он уже знает, в храме чувствует себя как дома. А на соборование я взяла его сегодня в первый раз.

− Господь говорит: дерево познается по плоду своему, поэтому я и хотел услышать, как ребенок среагировал. Я помню, в моем детстве храмов в Москве было очень мало (в основном они были разрушены), поэтому на соборование храм наполнялся народом и соборование могло длиться три-четыре часа. Для меня, ребенка, это было тяжело (хотя я тоже в детстве очень любил храм, службы). Сначала пришел на соборование – все интересно, а под конец я изнемогал и думал, когда уже это кончится. Причем я подозреваю, что и взрослые вокруг тоже так думали, просто они более терпеливые. Если такой перегрузки для ребенка не было, то это очень хорошо.

Говорят, что детям надо исповедоваться с семи лет. Но точно так же им можно начать исповедоваться и с десяти лет, когда ребенок в силу возраста может сделать уже что-то исподтишка, то есть появляются осознанные порывы в сторону греха. В этот момент и начинается покаяние. Надо помнить, что в таинстве Соборования мы как раз просим: «Господи, я признаю, что за свои грехи заслужил, чтобы Ты чуть-чуть мое здоровье ослабил, чтобы напомнить мне, что я не в ту сторону сворачиваю. Поэтому я в своих грехах каюсь, и Ты мои земные телесные силы укрепи».

Для ребенка это не так актуально; Господь не будет десятилетнего ребенка так вразумлять. Поэтому нет необходимости вести семилетнего или десятилетнего ребенка на соборование. Даже и в следующем году, когда он будет постарше, это необязательно; Господь не будет вразумлять ребенка через какое-то умаление здоровья. Если у ребенка со здоровьем что-то не так, это никак не связано с его прегрешениями. Может быть, это родителям стоит задуматься о своей жизни. Поэтому нет необходимости водить ребенка на соборование в таком возрасте. Но если ребенок с радостью идет на службу и у него душа отзывается на новую службу – очень хорошо; главное, не перекормить.

– Если уж зашла тема о соборовании, то сейчас, когда идет Великий пост, нужно ли десятилетнему ребенку соборование?

– Я считаю, что можно без него обойтись. Только если ребенка не с кем оставить или если ему это нравится.

– Чинопоследование соборования для ребенка может показаться скучным, скажем так: постоянное чтение, мало пения, мало действа какого-то.

– Действо: то один батюшка помазал, то другой.

– Но это все равно не так, как на литургии.

– Надо смотреть. Если ребенок в десять лет может отстоять целиком всю литургию (полтора часа), то он и все соборование сможет отстоять. Опять же если в храме не  несколько сотен человек. В каждом храме своя специфика. Знаю, до сих пор есть городские храмы, где всего два соборования за пост, поэтому приходит очень много людей. Мы стараемся в нашем храме соборование проводить каждую неделю. Пусть придет совсем немного людей, но зато они не будут стоять много часов, мы их быстро и спокойно пособоруем, помолимся.

Можно попросить батюшку на приходе: «Батюшка, а можете после каждого евангельского чтения сказать пару слов? А то мы стоим и что-то не очень понимаем. Вы же на литургии всегда проповедуете. А тут – Евангелие читается семь раз. Подскажите, о чем говорится».

– Сколько часов у вас длится соборование?

– У нас соборование не выбивается из двух часов. Не надо заводить проповедь на полчаса, коротко объяснить: «Дорогие братья и сестры, пока вас помазывали и вы стояли и думали, когда же все это закончится, мы прочитали вот такое Евангелие. Обратили ли вы внимание вот на это?» Там на самом деле очень интересные вещи и для ребенка, и для взрослого. Если составить лесенку из этих семи евангельских и апостольских чтений, то можно сделать определенные практические выводы.

В частности, я очень люблю чтение про исцеление тещи апостола Петра. Обратите внимание, она встала и сразу служила Господу. Потому что многие люди, которые редко заглядывают в храм и приходят только на соборование, думают: вот меня сейчас прихватило, сейчас меня Господь исцелит после соборования – и до следующего Великого поста меня в храме не будет. Если среди ваших друзей есть такие люди, то надо им сказать, мол, мы ходили на соборование, а ты, подруга, опять все мимо ушей пропустила. Как поступила теща апостола Петра? Ее Господь восставил, она встала и Ему служила. Она не убежала сразу по своим делам: спасибо, Господи, исцелил – я побежала, мне не до Тебя. Теща апостола Петра осталась с Ним, старалась Ему послужить. Поэтому и ты так же: пришел на соборование, вместе со всеми помолился и не можешь пропасть после этого – ты должен Господу служить, ходить каждую неделю в храм, молиться. Если каждую неделю не получается – хотя бы раз в месяц. Но чтобы не было такого, что соборование закончилось – и увидимся через год (или еще на Крещение за водичкой зайдем). Иначе Господь опять вразумит.

– Вернемся к нашей теме. Говорят, что мысли материализуются. Если думаешь о чем-то хорошем, впоследствии что-то хорошее и произойдет. Или наоборот: если  переживал о чем-то плохом, потом это все случается. Это ведь тоже своего рода какие-то мечтания. Я, например, в глубине души верю, что если буду думать о чем-то хорошем, поставлю себе цель, то обязательно к ней приду. И мои мечты, мысли об этом мне помогают. Правда это или нет?

– Самое главное, что человек абсолютно свободен. Если даже человек много думал о плохом, а потом подумал о хорошем, он все равно придет ко Христу. Вспомним благоразумного разбойника на кресте: он всю жизнь думал о плохом; это был смысл его жизни, и он приобрел в этом успех. Мы помним, как неблагоразумный разбойник говорил: «Вот Иисус Христос мучается на кресте ни за что, а мы хотя бы погрешили». Благоразумный разбойник задумался о благом, о Царствии Небесном, о покаянии и в итоге пришел к Царствию Небесному.

Наша задача какая? Иногда нас посещают какие-то печальные, грустные мысли, мы объективно оцениваем обстановку: да, как-то совсем плохо – потерял работу в пандемию, уже полгода прошло, и никак не могу устроиться на постоянную работу. Что тут особо радоваться? Тем не менее нам всегда нужно думать о Боге. Потому что Бог – абсолютное благо. Вот мы только что говорили о соборовании. Вспомним самое первое чтение на соборовании, где говорится об устроении таинства Соборования. Апостол Иаков пишет: «благодушествует ли кто? да поет» (см. Иак. 5, 13). То есть воспевает Бога, потому что ему радостно. А если плохо – тогда тоже Господу молишься, но с каким-то горестным сердцем. То есть и в хорошем, и в плохом настроении ты все равно думаешь о высочайшем благе – о Боге.

Недаром апостол Павел говорит: непрестанно молитесь. Если будешь молиться, то даже если задумался о дурных обстоятельствах, все равно эта мысль сопровождается молитвой Богу. Поэтому через какие бы плохие земные обстоятельства ты ни прошел, в итоге придешь к Богу, с Которым привык общаться, в Царствие Небесное.

– Вопрос телезрителя: «В пост я задумался о том, что надо бы почитать христианскую художественную литературу, чтобы как-то чище пост провести. При поиске христианской литературы Интернет выдает следующих авторов: Джон Толкин, Клайв Льюис, Кир Булычев, Велтистов, «Приключения Электроника». Приемлемо ли слушать эти аудиокниги в пост?»

– Если мы вспомним, Толкин и Льюис были друзьями при жизни. Толкин Льюиса даже критиковал, что тот как-то буквально и топорно, можно сказать, в своем творчестве воспроизводит евангельские вещи. Вспоминаем произведение Льюиса «Лев, колдунья и платяной шкаф»: Аслан приносит себя в жертву, потом воскресает; и приносит себя в жертву не за кого-то хорошего, а за предателя, который всех предал. То есть буквально евангельские моменты. Именно поэтому Льюиса наиболее полезно читать с детьми. Льюис – это настоящий детский писатель, и это глубокая христианская сказка, где все на поверхности.

Произведения Толкина... Есть люди, которые сквозь верхний слой сюжета не пробиваются, причем они могут быть фанатами Толкина, ходить в леса, махать мечами, изображать какие-то заклинания. Толкин показывал те же христианские моменты, например, как человека одолевает страсть. Голлум, который одержим кольцом, – это любой грешник. Грешник и сам не рад, что его мучит страсть. Например, пьяница сам не рад, что его к бутылке тянет, он несчастливый человек, но все равно будет напиваться. Человек гневливый, буйный тоже не рад своей страсти, потому что много проблем от этого получает: с ним ссорятся лучшие друзья, его с работы могут уволить, потому что у него гневный нрав. Он мог бы дома поддержку получить, но с женой поскандалил. То есть он сам не рад, но страсть эту отвергнуть не может. У Толкина очень много христианских моментов, но их (в сравнении с Льюисом) надо еще постараться найти, заметить.

Если вы в подростковые годы читали произведения Толкина как просто интересный сюжет, то во взрослом возрасте полезно их перечитать (или послушать аудиокнигу), но проделав для себя некоторую духовную работу. Прослушал отрывочек – потом думаешь: а что здесь христианского? что здесь евангельского? То есть проходишь через верхний приключенческий слой и обнаруживаешь это.

Кроме того, я посоветовал бы не суживать это через интернет-поиск. Есть художественные произведения, где не будет говориться непосредственно о Церкви или не будет евангельских аллюзий, но все равно европейская литература – это в принципе литература христианская. Особенно это касается русской литературы. Например, Чехов был, можно сказать, агностиком, тем не менее его творчество настолько пронизано Евангелием! Потому что он вырос в христианской среде. Да, некоторый формализм христианской жизни поздней Российской империи его, безусловно, отталкивал, зарождал в нем сомнения, и здесь спрос будет уже не только с самого Антона Павловича Чехова, но и с тех священников, которые, увы, этим формализмом его в свое время оттолкнули. Тем не менее видно, насколько его душа все религиозное переживает.

Поэтому Чехова в Великий пост тоже советую перечитать. Те, кто учился в советские годы, помнят, что обычно выбирались произведения про тяжелую народную долю. Можно читать и думать: а что здесь евангельского? Что сказал человек, которому в детстве «Закон Божий» преподавали? Это сейчас у нас «Основы православной культуры» только один год преподают, а тогда человек был даже слабо верующим, но у него богословская подготовка была лучше. И через его авторские переосмысления, внутренние переживания можно свою теплохладную душу, которая привыкла к поклонам, вычитыванию молитв, сделать чуть более живой и чувствующей.

– Вопрос от телезрительницы, присланный в Telegram: «Как читать утренние и вечерние молитвы, в которых каждое слово – это прошение о помиловании в грехах, на следующий день после исповеди и причастия? Ведь в такие дни как бы чиста. Все равно молимся о прощении грехов? Как быть?»

– Все-таки молитвы немножко разные по содержанию, хотя в каждой из них признается недостоинство. Надо понимать, что это сборник молитв, которые были написаны в разное время и разными людьми. Каждый человек молился и, конечно, вспоминал о своих грехах. В XVII веке, когда все молитвы собрали в такой сборник, то действительно получилось, что десять молитв подряд и в каждой – о каких-то грехах.

Когда человек только начинает воцерковляться, входить в церковную жизнь, переосмысливать ее, он думает: я в принципе честный, хороший гражданин. Но потом все-таки начинает замечать за собой какие-то грехи, и ему полезно одно и то же повторять. Но потом человек глубже воцерковляется. Если вы видите, что для вас это уже препятствие, то можно модифицировать свое молитвенное правило. У нас нет ни одного соборного постановления, где сказано: ты должен читать такую-то книжечку именно вечером. Да, христианин должен любое дело начинать и заканчивать молитвой, в том числе бодрствовать в течение дня с молитвой. Поэтому, конечно, утром и вечером нужно с Богом пообщаться, а вот как – выбор свободный.

Можно, например, и псалмы почитать. У нас русский народ очень любит акафисты. Чем хороши акафисты? Мы чуть-чуть перегружены; у нас православие – как православие 90-х: все ходят мрачные. Даже есть люди, которые говорят: не хотим мы в храм ходить, потому что все вокруг какие-то недружелюбные. Хотя вроде Евангелие – радостная весть.

В такой ситуации, когда вам хочется какого-то радостного общения, когда душа чиста, потому что только что исповедовался, можно вечером почитать акафисты. Не в дополнение к вечернему правилу, а вместо него. И вот так с Богом пообщаться в этот день – радостно.

– Так вопрос и звучал: какой смысл еще раз молиться о прощении грехов, если только что исповедовался и причастился?

– Не нужно. В благодарственных молитвах мы же не говорим после причастия: «Господи, я снова грешен». Мы говорим: «Господи, я, конечно, грешник, но Ты меня от греха очистил – спасибо Тебе». Точно так же можно вечером прочитать акафист, где все о радости, ни о каких грехах и речи нет.

– Следующий вопрос: «Все время чувствую, что не хватает веры, чтобы с желанием ходить в храм и не унывать в трудный час. Так у всех? Или я что-то не так делаю в духовной жизни?»

– Может, веры-то и хватает. Потому что если бы веры не хватало, было бы по-другому. Человек думает: «Вот у меня препятствие (в душе, в самочувствии, в чем угодно) – надо идти в храм». Если же веры нет, то ты себя ни понукать не будешь, ни задумываться об этом не будешь: просто выключишь будильник и спишь себе (или сериалы смотришь). И жизнь превращается в небольшое стойло.

Вера, наоборот, нас, христиан, поддерживает даже в самый тяжелый момент. Вспоминайте, была же поддержка Божия, когда в храм прямо летишь. Господь тебе помог, этим вознаградил, дал тебе почувствовать радость от общения с Собой… Сейчас Господь (возможно, по каким-то грехам, упущениям в духовной жизни) дает почувствовать, что Царство Небесное действительно нудится. «Нудится» – церковнославянское слово, по-русски – берется силою, нужно приложить усилия. И если в предыдущей ситуации вера подбадривала, то в этой ситуации вера как некий спасательный круг, который на веревочке в бушующем море связывает утопающего (но уже держащегося за спасательный круг) с кораблем. Да, пока не могут даже шлюпку спустить в эти волны – она разобьется о борт корабля. Поэтому хотя бы держись за круг.

Точно так же и наша вера: она должна быть немножко разной. Она всегда устремлена к Богу, но поскольку Бог неизменен, а мы постоянно (из-за страстей, из-за каких-то обстоятельств) находимся в разных точках и разных состояниях, наша вера нас по-разному с Богом и связывает. Вот сейчас вы понимаете: что-то ненормально. Но сейчас, может быть, не время думать, почему я оказался за бортом. Иначе впадешь в уныние. Сейчас надо не сдаться, продержаться, пойти в храм. Может быть, в храме какая-то нездоровая атмосфера, все ругаются? Может быть, священник не очень правильно себя ведет? Тогда можно пойти в другой храм. Но нужно найти возможность общаться с Богом.

Эти искушения пройдут. Господь видит наше терпение, и если мы перетерпели что-то, то даже если и не заслуживаем (по нашим грехам мы заслуживаем, чтобы у нас всегда было тяжело на душе), то Господь эту тяжесть берет на Себя. И потом человек приходит в храм – и ему правда легче, он выдохнул. Когда выдохнул – начинаешь думать перед тщательным покаянием: почему меня Господь вразумил? Может, я воспринимал веру как данность? Или, может, наоборот, по гордости я считал себя хорошим, воцерковленным человеком? Может, я по отношению к Богу вел себя очень правильно, а по отношению к ближнему не очень – и Господь меня за это вразумил? И вот эти упущения исправляешь и стараешься не повторять, чтобы снова в такой духовной ситуации не очутиться.

– А Вы как священник унываете? Есть ли у Вас какие-то моменты, когда не очень комфортно? Хотя, казалось бы, в духовной жизни священника все понятно. Уныние у священника – какое?

– На самом деле уныние у священника такое же, как у всех. Просто священник лучше сей диагноз ставит. Помните, на полярной станции в Антарктиде в советские годы оказался врач... Буран, зима, лететь самолетом нельзя, и он сам себе сделал операцию. При этом обращаю внимание: операцию себе он делал сам, но остальные полярники ему помогали: кто-то зеркало держал, кто-то подавал скальпель, кто-то нашатырь к носу подносил. Если бы он был один, не выжил.

Поэтому и я, когда бывает уныние, точно так же опираюсь на людей. Пришел радостный дед причащаться, я смотрю на него – и мне хорошо на душе. Или приходит человек, вываливает мне груз своих жизненных проблем, но я вижу, что он мне доверяет, поэтому не ломаюсь. То есть я понимаю, что мне сейчас надо исцелиться самому (как Господь говорит: врачу, исцелися сам), но кто-то из прихожан мне держит зеркало, кто-то подает скальпель. А скальпель это что? Человек говорит: «Батюшка, вот ты нас призываешь все время: веруй, радуйся, хештег в социальных сетях у тебя даже такой. А чего ж ты ходишь такой мрачный?» И ты понимаешь, что это тебе скальпель дали; заслуженно дали, и надо выбираться из этого состояния. Вот за счет прихожан или тех людей, которые в Интернете что-то доброе пишут, я все воспринимаю.

Если мы пребываем в каком-то унынии, надо оглянуться вокруг. Если человек умеет сочувствовать горю, он может сочувствовать и радости. Увидит радость чужую – и сможет принять ее как свою. Надо тренироваться, конечно, на горе: сочувствуешь ближнему, сопереживаешь, молишься за него – и сердце твое открыто. Поэтому в той ситуации, когда у тебя будет уныние, ты увидишь чужую радость – и это тебя подбодрит. Кто-то, когда увидит чужую радость, еще больше будет унывать и озлобится. А христианина чужая радость, наоборот, подпитает, подбодрит. Господь узрит, что мы видим чужую радость, и пошлет нам радость, но уже нашу собственную.

Ведущий Сергей Платонов

Записали Наталья Богданова и Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​