Беседы с батюшкой. Как отвечать на критику нашей Церкви

7 августа 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма в честь всех святых на Гатчинском городском кладбище, глава Отдела по связям с общественностью Гатчинской епархии священник Александр Асонов. 

– Тема сегодняшней передачи очень сложная: «Как отвечать на критику нашей Церкви». И, казалось бы, провокационная. Но мы, как православные люди, реагируем на эту тему по-особенному. Ведь если мы не общаемся с людьми в христианской любви, то все бессмысленно. И если любые обсуждения и обвинения нашей Церкви вызывают в нас осуждение, раздражение и, не дай Бог, ненависть, то, наверное, здесь и заканчивается наше христианство. Так ли это?

– Полностью с Вами согласен, тут поспорить не с чем. Когда мы слышим критику, нужно помнить о том, что воспринимать критику мы должны критически, то есть должны делать критический анализ и все воспринимать правильно – исходя из позиции адекватности, сохраняя внутреннее спокойствие. Если говорить о христианской традиции – с терпением, с намерением милосердия.

Но всегда надо помнить, что критика бывает разная. Если говорить в общем и целом, то критика бывает двух категорий: деструктивная и конструктивная. Иными словами, есть критика созидательная, а есть разрушительная. Все зависит от того, какую цель преследует тот или иной человек, то или иное общество людей, та или иная социальная группа, занимаясь критикой религиозных, политических явлений или чего-то другого. Мы должны подвергать любую критику критическому анализу, чтобы уметь правильно на нее реагировать.

Мне кажется, деструктивную критику нельзя воспринимать всерьез – это явное нападение и агрессия. Любая деструктивная критика, на что бы она ни была нацелена (на религиозную или общественную организацию, социальное явление или на человека как личность), является уже предопределенной: основная цель данной критики – нанести урон (обществу, явлению, личности). И относиться серьезно к деструктивной критике, то есть принимать ее близко к сердцу, не стоит. Потому что если мы начнем принимать это близко к сердцу, значит, цель была достигнута. Собственно, для этого такая критика и дается.

Если рассуждать о конструктивной критике, то ее надо всегда воспринимать с радостью, потому что без критики как таковой нет прогресса и развития общества. Вообще есть такие греческие термины, которые мы используем, не задумываясь о том, какая у них семантическая, смысловая нагрузка. Ведь понятия «критика» и «кризис» связаны между собою; они связаны глаголом «крино» – то есть это выносить суждение, давать определение тому или иному явлению жизни.

Кстати, когда Спаситель в Нагорной проповеди, обращаясь к Своим ученикам и тем людям, которые пришли Его послушать, говорит: Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким и будете судимы, Он использует именно этот греческий термин «крино». Об этом тоже интересно поговорить. Потому что мы часто неправильно понимаем слова Спасителя и думаем, что если Он сказал не судить, то вообще не надо выносить каких-то своих суждений или делать каких-то умозаключений.

Критика конструктивная – всегда хорошо. Ее отличие от деструктивной очень простое: конструктивная критика всегда предполагает попытку помочь исправить ситуацию или предупредить какое-то бедствие в той или иной ситуации. Это может касаться взаимоотношений между людьми, группами людей в социуме и так далее. Вот такая у меня точка зрения.

– Может ли православный человек внутри Церкви иметь свое критическое суждение и при этом оставаться членом Церкви?

– Должен. Вообще любой здравомыслящий человек должен иметь свое критическое суждение о тех или иных явлениях своей жизни и вообще о жизни того религиозного сообщества, к которому он принадлежит. Это касается не только христиан, будь то православные христиане или христиане древневосточной традиции. Я имею в виду Древневосточные Православные Церкви (это, например, Армянская Апостольская Церковь) – не надо забывать, что они есть. Я всегда говорю, что у нас есть братья и сестры по вере в Древневосточных Церквах. Это и Сирийская Церковь, сейчас многострадальная, где идет война и правящих архиереев убивают террористы. Это происходит в данный момент. Может быть, сейчас меньше убивают, но совсем недавно это происходило в реальности. У нас в Санкт-Петербурге есть храм Армянской Апостольской Церкви святой Екатерины на Невском проспекте.

Так вот, не важно, к какой религиозной традиции человек относится, к православной или протестантской церкви. Может быть, человек относится к исламской религиозной традиции или иудейской. Любой человек, по моему мнению, должен заниматься критическим анализом и подвергать те или иные явления жизни критическому суждению. Это, в общем-то, определяет нашу адекватность. Без критического анализа, критического суждения о тех или иных вещах, явлениях, поступках мы не развиваемся.

Это как в стихотворении: что такое хорошо и что такое плохо? Это уже попытка критического анализа. Это очень важно. Если человек не совсем способен подвергать те или иные явления критическому анализу, это большая проблема. Значит, у человека существуют какие-то сложности по душевной линии, по линии психиатрии, может быть.

Кстати, такие явления бывают очень часто в религиозных сообществах, где возникает какой-то гуруизм. В любом религиозном сообществе могут возникнуть определенные явления и гуруизма, и шаманизма, и определенного религиозного лидерства, когда тот или иной человек, подавляя волю других людей, начинает создавать свою внутреннюю религиозную группу, и люди, которые попадают под его влияние, теряют возможность критического суждения, критического анализа. Как говорят иногда психиатры, они перестают тестировать реальность, неадекватно воспринимают то, что для окружающего общества кажется очевидным. Вот такая беда случается. Поэтому обязательно должен быть критический анализ в жизни любого человека, а уж тем более христианина. Познаете истину, и истина сделает вас свободными, то есть даст возможность правильно судить о вещах.

– Слабовидящий или тотально слепой человек, пытаясь осознать этот мир, не может его видеть, но он его слышит и может ощущать тактильно. С некоторыми людьми из этой категории я общался, в их сознании вообще нет осуждения никого, кроме претензии, что этот мир несправедлив по отношению к ним. Вот если человек ощущает несправедливость по отношению к самому себе, эта критика является продуктом его как бы духовной неполноценности? Почему я привел в пример именно слепых и слабовидящих? По той причине, что, к сожалению, довольно частая проблема именно в этом осуждении. Осуждение возникает от непонимания или от каких-то других причин?

– Во-первых, я не психотерапевт и не психиатр, мне сложно об этом судить. Скорее всего здесь надо обращаться к специалисту. Я могу только лишь свой критический анализ сделать или высказать свое частное мнение. Я полагаю, что любой человек, страдающий теми или иными соматическими заболеваниями, имеет и очень серьезные психологические сложности – одно оказывает влияние на другое. Как есть понятие психосоматики, так есть понятие и «сомопсихики», если можно так выразиться, я только что придумал этот термин. Естественно, когда у нас есть какой-то телесный недостаток, какая-то телесная болезнь (врожденная или нет), мы себя и душевно чувствуем иначе, несомненно, и мир видим в других тонах.

– В данном случае это не критика Церкви...

– Мы сейчас поговорим о критике Церкви и о том, как к ней относиться более широко. Потому что в последние времена, на протяжении последнего десятилетия, критики в адрес Русской Православной Церкви такое количество, что разве только ленивый не пнул ногой Русскую Православную Церковь. И очень часто эта критика, к сожалению, не конструктивная, а заочно деструктивная.

– Вопрос телезрительницы из Воронежской области: «Миряне, по сути, о Церкви ничего не знают. Критикуют они со слов ваших же расстриг (я их так называю). То Головин, то батюшка с Урала, теперь еще двое там появились. Они такую ересь несут! А миряне что? Много неофитов, которые хватают все это и начинают повторять то же самое, как эти батюшки. Что Церковь со своими делает? Потому что страшно читать! Ведь мы помним семнадцатый год – там была большая вина Церкви. Вот такая у меня мысль».

– Это не вопрос, а констатация факта, я бы сказал. Действительно, есть о чем задуматься сейчас нам всем. И слава Богу, что это происходит, эти нарывы вскрываются. Это провидение Божие. Это кризис. Бог совершает Свой Суд. Пришло время всем нам задуматься и иначе посмотреть на вещи. Как пелось в песне Цоя: «Я ждал это время, и вот это время пришло. Те, кто молчал, перестали молчать. Те, кому нечего ждать, садятся в седло. Их не догнать, уже не догнать». Вот сейчас происходит что-то похожее. Извините, немного романтики.

Телезрительница совершенно права, я с ней полностью согласен. Очень печально, что такое происходит, что люди попадают под влияние подобных опасных личностей, которые, используя многовековой авторитет Церкви, совершают свои не очень добропорядочные действа, увлекают много слабых душ за собой и ведут их зачастую к очень серьезным, страшным душевным последствиям. Люди, попадая под влияние подобных персонажей, потом испытывают очень серьезные переживания в жизни. Но это вопрос чисто психиатрический, так или иначе это связано с психиатрией, с духовными и душевными началами. Очень печально, что это есть.

С этим надо бороться, надо молиться, чтобы Господь все-таки давал нам силы, терпение, мудрость, как противостоять этому нам всем: каждому правящему архиерею, каждому священнику – на его месте, каждому верующему христианину и христианке – на том месте, где они  находятся. Это очень нелегкая, сложная ситуация, и все не так просто, как кажется. Хочется как-то по-шариковски разделить все поровну: этих выгнать, этих разоблачить... Но, посмотрите, как это все непросто. И не потому, что это где-то когда-то запустили – за всеми не уследишь. И любой подобный персонаж умеет хорошо так или иначе  мимикрировать на протяжении длительного времени, используя свои особые связи и природные качества, умеет подражать чему-то хорошему, доброму, втираться в доверие. В общем, представлять собой ту личность, какой он не является, чтобы достигнуть своих определенных целей, используя многовековой авторитет Церкви.

Люди идут в Церковь, изначально доверяя не отдельно взятому священнику, а доверяя Церкви как сообществу верующих. А эти люди используют этот авторитет, крадут его у Церкви, чтобы достичь своих целей. Господь об этих волках в овечьей шкуре предрек, сказав, что они будут. Никуда от них не деться, они все равно будут. Откуда существует понятие «симония»? Почему Симон обратился к апостолам с просьбой продать этот дар? Много мог он творить чудес, соблазняя многих и имея возможность влиять на умы и судьбы многих людей, но их умение, их дар его поразили, и он попросил, чтобы они ему продали свой авторитет. Отсюда (от Симона Волхва) пошло понятие «симония» в нашей церковной терминологической культуре. У них шаманский подход: как бы приобрести все и, используя апостольский авторитет, увлекать еще больше людей за собой в бездну. Рано или поздно эти волки в овечьей шкуре вскрываются, но, к сожалению, они не сразу заметны, они очень хорошо умеют маскироваться.

Поэтому Господь использовал этот термин: волки в овечьей шкуре. Они будут себя так вести. Это еще раз подтверждает тот факт, что у Церкви (как сообщества верующих) высокий глубокий и сильный исторический духовный авторитет. Я имею в виду сейчас не Русскую Православную Церковь отдельно, а вообще христианскую Церковь с многовековым опытом. И эта Церковь имеет в основе, фундаменте своего авторитета кровь мучеников – людей, которые умерли за веру, своей жизнью явили подлинный подвиг и героизм. Именно благодаря им Церковь имеет этот великий авторитет, и люди в нее идут.

А подобные личности пытаются увлечь многих еще только на пути в храм, в Церковь. Очень много искушений. Я сам с этим сталкиваюсь. Мы все с этим постоянно сталкиваемся. Я уверен, что в каждой епархии каждой твари по паре; и у нас в епархии есть свои залихватские товарищи, просто об этом на углах никто не трубит. Но это факт, и все об этом знают; и все пытаются как-то естественным образом по-христиански, мирно решить вопрос, увещевая таких. Как сейчас в Уральской епархии, где человек (Николай Васильевич с царской фамилией) творит свои безумства. У меня даже комментариев нет к тому, что он делает. Но посмотрите, как правильно и по-христиански ведет себя в данном случае Церковь и правящий архиерей, пытаясь решить все миром, как-то по-доброму.

По плодам их узнаете их. Спаситель все давно уже определил. По плодам вы всегда узнаете, кто перед вами. В конце концов, человек – это не сумма убеждений, человек – это сумма его дел. Мы можем говорить что угодно, но важно то, что мы делаем. У Спасителя есть притча о двух сыновьях. У человека было два сына, он подошел и попросил, чтобы они помогли ему на поле. Один из сыновей сказал: «Да, я пойду», но не пошел. А второй сказал: «Я не пойду». И пошел. Кто из них исполнил волю отца? Тот, кто совершил поступок.

Говорить можно какие угодно красивые и убедительные и, может быть, логичные речи, но надо посмотреть, какие результаты в жизни этого человека, какие у него деяния, к чему он приводит людей и себя. Ведь он не только людей, но и себя ведет. Всегда все надо подвергать критическому анализу. Поэтому я и сказал, что каждый христианин, каждая христианка должны обладать способностью критического суждения, чтобы избежать влияния со стороны подобных личностей. Это касается каждого из нас. Мы с этим сталкиваемся постоянно, и это никогда не закончится, не надо обольщаться – это будет всегда. Всегда найдутся люди, которые захотят воспользоваться историческим духовным авторитетом христианской Церкви, в данном случае – Русской Православной Церкви. Мы видим, какие это вообще разные категории: эти люди и Русская Православная Церковь. Они проклинают кого? Каковы их суждения?.. Надо делать конструктивный критический анализ.

– Если вернуться к теме нашей передачи о том, как отвечать на критику нашей Церкви, возникает один из вариантов ответа – мы сами должны научиться этой критике, чтобы научиться отвечать на критику.

– Да. Мы должны критически оценивать свою жизненную ситуацию, ситуацию в Церкви, в обществе, в семье, во взаимоотношениях с людьми на работе; где угодно. Мы должны критически адекватно оценивать происходящее с нами. И тогда мы сможем адекватно реагировать на ту или иную критику и различать ее. Если она деструктивная – относиться к ней спокойно; как к попытке вызвать нас на поприще агрессивных дебатов. Конечно, деструктивной критики надо сразу избегать. Она будет всегда, это нормально. А вот конструктивную критику всегда надо встречать с радостью и благодарностью. Мы понимаем, что конструктивная критика обусловлена попыткой помочь предотвратить ту или иную критическую ситуацию, кризис.

– В свое время был даже принят закон об оскорблении чувств верующих. Можно вспомнить времена, когда выступления против нашей Церкви носили не просто критический, но скандально-провокационный характер.

– Это как раз критика деструктивная – провокация с целью привлечь к себе внимание, используя в данном случае определенную религиозную организацию, Церковь. Это касается всех, могло бы коснуться каких-то исламских религиозных организаций, но они реагировать будут иначе, и люди, которые это понимают, боятся связываться. Там будет реакция совершенно другая. Это все делается не случайно. Понятно, как будут реагировать христиане, мусульмане, иудеи. Это совершенно разные религиозные организации. Конечно, это выгодно – Русская Православная Церковь на виду, на слуху; если ты хочешь привлечь к себе внимание, самое простое – пнуть ее ногой, устроить какую-то провокацию: «Посмотрите на меня! Вот я какой!» Сейчас все смотрят Интернет, там может быть что угодно.

Интернет – это большая общественная городская стена, на которой вывешиваются разные объявления и пишутся разные слова. Причем плохие, глупые слова пишутся очень часто. Интернет – такая сфера жизнедеятельности человека, где многое не предполагает хоть малейшей степени ответственности за свои поступки. Это еще один интересный феномен, потому что в результате человек, который так или иначе излагает какую-то информацию в Интернете, должен понимать, что есть люди, у которых о нем свое суждение; и это суждение происходит в реальности. Попадая в виртуальное пространство, человек думает, что к реальности это не имеет никакого отношения. Странно, что некоторые этого не понимают. Это скорее всего вопрос психиатрический – к психиатрам надо обращаться. Не к каждому психиатру, потому что они не всегда могут правильно и критически судить о данном явлении, феномене.

– Вы являетесь настоятелем храма во имя всех святых в Гатчине. Храм находится на кладбище. В этом храме меня поразила одна вещь: две хоругви (Богородицы и Спасителя) пролежали в подвале больше семидесяти лет, практически в воде, каким-то невероятным образом (ткань уже ветхая), но лики Спасителя и Богоматери остались практически нетронутыми. Одни из самых главных чудес в моей жизни –  две хоругви в этом храме. И очень много было потрачено сил богоборческим правительством...

– Режим был такой.

– Чтобы уничтожить это абсолютно. Ведь это не была критика.

– Была и критика – целое движение безбожников, журнал был «Безбожник». Причем критика не конструктивная, а деструктивная, это была агрессия.

– Журнал «Безбожник» перестал существовать в 1941 году. Были воспитаны целые поколения, которые выросли в это время (мы с вами росли в это время). Но и сейчас много таких людей, которых мы по-разному называем: просто атеистами, воинствующими атеистами.

– Они тоже себя по-разному называют. Сейчас термины «атеизм» и «атеист» не очень любят использовать, сейчас говорят: «агностик» или «гностик».

– Мы, наверное, привыкли общаться на уровне защиты, причем агрессивной защиты нашей Церкви от нападения, потому что мы привыкли…

– …к агрессии без попытки диалога.

– Сохранилось в нас это мышление?

– Мне сложно судить обо всех, я могу говорить только за себя. У меня – нет, у моих прихожан тоже практически этого не встречал, у священнослужителей я тоже этого не встречаю. Вообще мне везет, я встречаю христиан по сущности, не тех людей, которые кричат на каждом шагу, что они истинные православные, а христиан, которые ни о чем не кричат, а просто живут и жизнью своей превосходят любые мирские законы и события. Соблюдая при этом мирские законы – они все равно их превосходят жизнью своей. Они никогда не трубят, не кричат, их не видно практически, но на них зиждется, как на камне, вся Церковь – и врата ада не одолеют ее. Мне кажется, даже во времена гонений они не совсем понимают, что это беда, а воспринимают все как Божий Промысл.

Глава Церкви – Христос; мы все это понимаем. Если Он что-то попускает – это к чему-то; значит, слава Богу – Он с нами, Он нами руководит, управляет. И у этого будет обязательно позитивный результат, потому что мы все под Богом ходим, а если Он что-то попускает, что-то дарует нам в жизни, какие-то испытания, то надо радоваться. В конце концов, есть слова Спасителя: радуйтесь, когда ваше имя будут поносить, вас будут злословить. Чем ближе мы к истине, тем больше будет противостояние, тем сильнее будет агрессия.

Это касается и критики. Поэтому иногда деструктивная критика – это признак того, что чем больше на нас нападают, тем больше мы должны радоваться; значит, мы на правильном пути.

– Вопрос телезрителя: «Верующий человек как может пользоваться критическим мышлением? С другой стороны, как критическое мышление может поддерживать веру? Я ближе к мусульманской религии, но мне очень понравились эти высказывания. Критика больше к атеизму, отрицанию религии относится. И как это может укладываться в одной голове?»

– Критика  означает: выносить суждение, дать определение. Поэтому критика сама по себе не негативная, не позитивная. Если буквально перевести на русский язык термин «критика», получится что-то наподобие «определения». Не просто суждение о чем-то, а определение чего-то. Когда я занимаюсь критикой, пытаюсь определить для себя, с чем  столкнулся в жизни, с каким религиозным, идеологическим, социальным явлением, – это называется критическим анализом. Слова все не русские – «анализ», «критический анализ». Когда мы занимаемся критическим анализом, пытаемся прежде всего адекватно оценить то, с чем сталкиваемся в жизни. Это касается и религии тоже.

Вы сказали, что имеете отношение к исламской культуре. Очень важно, чтобы представители любой религиозной культуры имели возможность делать правильный критический анализ в своей жизни, особенно религиозных явлений, потому что в исламской культуре, как и в христианской, в любой религиозной культуре существуют свои подводные камни (если можно так выразиться). И есть очень серьезные, опасные моменты, когда те или иные люди, преследуя свои корыстные цели, используют определенную религиозную идеологию для того, чтобы оказать влияние на умы людей, которые не очень способны делать критический анализ, то есть адекватно оценивать то, с чем они сталкиваются, то, что они слышат. Это очень важно. Надо думать!

Когда христианские апостолы говорили: «Бодрствуйте», – они имели в виду: научитесь думать. И Господь к этому постоянно призывает – Он заставляет нас думать. Не опираться на чье-то мышление слепо, а самому начать мыслить.

Каждый человек – это личность, созданная по образу и подобию Божию. У личности есть свобода воли думать, делать свои суждения, умозаключения. Поэтому никакого противоречия между критикой и религиозными идеологическими воззрениями нет, то есть критика не предполагает агрессии в сторону религии. Критика деструктивная (не важно, на что она направлена: на социальные, религиозные явления, на социальную группу) всегда негативна, потому что связана с агрессивной целью. А конструктивная критика – это попытка каким-то образом помочь личности, обществу решить ту или иную ситуацию, тот или иной сложный вопрос. Сама по себе критика – это не хорошо и не плохо. Топор в одном случае можно использовать для того, чтобы дрова рубить, а в другом случае, чтобы кого-то уничтожить, убить. Все зависит от того, какова цель.

Христианам, иудеям и мусульманам есть о чем поговорить, мы все относимся к одному историческому религиозному явлению. Иудаизм, христианство и ислам – религии Аравийского полуострова, то есть это религии, в учении которых мы можем найти одни и те же исторические и религиозные персонажи. Нам есть о чем поговорить – жалко, что мы этого не понимаем. Если изучать ислам, то там слов о милосердии к ближнему намного больше, чем слов об агрессии. Мы видим, что иногда происходит в мире, как неправильно используется учение ислама, чтобы в обществе совершались какие-то агрессивные социальные явления. Ислам вообще не об этом. Это моя точка зрения, я могу ошибаться. Но и христианство можно использовать для агрессии. Сейчас мы видим, когда оно используется для проклятий, агрессии, провокаций, но это не христианство. Для того чтобы не стать подельниками в данном случае, всем нам надо уметь делать конструктивный критический анализ и принимать конструктивную критику, уметь понимать, что такое критика. Для нас, христиан, все это надо делать с молитвой, чтобы Бог дал всем мудрости.

– Вернемся к литературе: в «Горе от ума» есть фраза Молчалина в диалоге с Чацким: «В мои лета не должно сметь свое суждение иметь». Это подразумевает вопрос: когда мы способны позволить себе реально отвечать на критику нашей Церкви?

– Вы имеете в виду, что в каждом возрасте человек по-своему реагирует на критику, а в определенном возрасте он уже считает, что это юношеский максимализм.

– Да, совершенно верно, неофит по-особенному к этому относится.

– Маразму, как и любви, все возрасты покорны. Поэтому в шестьдесят и семьдесят лет может прийти маразм; и в сорок, и в тридцать пять лет. Все зависит от того, какие у человека цели, какое воспитание, к чему он стремится, какие у него намерения. Это все на виду, видно, к чему человек клонит, чего хочет. Можно прикрываться какими-то высокими идеями, когда мы видим очевидное безумие глупости и подлог всех истин. Поэтому давайте уметь с молитвой делать правильный критический анализ и правильно принимать критику, определяя, что это за критика, стоит на нее обращать внимание или не стоит. Есть такая поговорка: «Собака лает – караван идет». Она всегда будет лаять, а караван будет идти, нас не будет – он пойдет дальше, это все будет продолжаться.

– Самый главный критерий в ответе на критику нашей Церкви? Что человеку нужно испытывать, чтобы уметь отвечать на критику нашей Церкви?

– Для того чтобы правильно реагировать на критику в адрес Русской Православной Церкви, любой человек, который имеет отношение к Русской Православной Церкви, прежде всего должен быть христианином – это самое главное. Как сказал блаженный Августин: люби Бога всем сердцем и делай что хочешь. Тут же все решится, все встанет на свои места. А если ты не христианин, а просто человек, который имеет отношение к Русской Православной Церкви, то я очень сожалею. Потому что тут два варианта: либо люди сами себя обманывают, либо их кто-то обманывает, но и то и другое – плохо. Это не жизнь, а самообман, он однажды рассеется, и велико будет падение...

– Благословите наших телезрителей.

– Да сохранит нас Господь наш в истинной вере, к жизни вечной и в критическом анализе, умении мыслить.

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Нина Кирсанова и Людмила Кедысь

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​