Беседы с батюшкой. Идолопоклонство. Протоиерей Сергий Вогулкин

21 сентября 2022 г.

Сегодня у нас в гостях доктор медицинских наук, профессор, руководитель проекта «Волонтеры паллиативной помощи», реализуемого при поддержке Фонда президентских грантов, протоиерей Сергий Вогулкин.

– Тема сегодняшней передачи – идолопоклонство. Звучит необычно для православного телеканала, тем не менее хотелось бы поговорить об этом, в том числе с точки зрения медицинских аспектов и факторов. Первый вопрос: чем опасно для здоровья идолопоклонство?

– Дело в том, что идолопоклонство нарушает душевное равновесие человека. Человек после такого греховного со всех точек зрения акта не может чувствовать себя благополучно, душа его беспокойна и находится в потерянном состоянии. Ведь многие болезни – психосоматические, то есть напрямую связаны с состоянием нашей души, нашей психики. Гипертоническая болезнь, инфаркты, инсульты, ревматоидный артрит, нейродермит, язва желудка и двенадцатиперстной кишки – все эти заболевания напрямую связаны с тем, в каком состоянии находится психика, душа человека.

В данном случае происходит нарушение равновесия в организме и смещение в сторону зла. Потому что идол – это зло, представитель дьявола. И уклонение в эту сторону не может не сказаться на здоровье человека. Поэтому неудивительно, что во многих случаях все это заканчивается тяжелыми болезнями и онкологическими заболеваниями, которые тоже связаны с душевным состоянием человека. Нормальная жизнь – это спокойная вера в Бога, надежда на Него. Отклонение в другую сторону вызывает такие нарушения в организме, которые потом приводят к очень тяжелым, а иногда и смертельным болезням.

– Чаще всего люди обращаются за помощью к идолам...

– В том-то и дело. Но к кому они обращаются? Мне хочется привести слова Василия Великого, который писал по этому поводу: «Как прожорливые псы не отходят от мясных лавок, где есть кровь и гной, так и ненасытные демоны, уловляя случай усладиться кровью и жиром жертв, любят быть около жертвенников и поставленных им кумиров». Это сказал святой человек.

Однозначно, что люди не там ищут помощь. Интересно, как дьявол умудряется улавливать на это людей. Он ведь делает это очень хитро, обязательно сопровождая все эти вещи каким-то наслаждением: музыкой, танцами шаманов и прочим. Человек получает удовольствие от того, что видит. Поклонение идолу, принесение ему жертв – это самое низкое падение, которое только можно придумать. Но если все это сопровождается неким антуражем, то вроде и не так страшно, не так опасно; человек думает, что идол ему поможет. Но как потом все это сказывается на человеке?

– Что испытывает человек, когда обращается к идолам?

– Во-первых, растерянность и страх. Вот мы занимаемся паллиативной помощью. Это помощь самым тяжелым, по сути, умирающим больным. Приходится наблюдать людей, которые, находясь в таком состоянии, отдали себя на попечение Богу. Они надеются на Бога, полны надежды. Конечно, они понимают, что им предстоит переход в мир иной, но они этого не боятся. И это самое главное – не бояться этого перехода, потому что это переход в лучший мир.

Но мы наблюдаем и больных, которые от этого отказываются, которые побывали у экстрасенсов, связывались с колдунами, носили какие-то обереги (что тоже является идолопоклонством). Как они боятся! Какой страх и отчаяние они испытывают!.. Совесть – это наша связь с Богом. А у таких людей совесть не может быть чиста, потому что совершены гадкие, греховные поступки. Состояние этих людей резко отличается.

Люди по-разному переносят свою болезнь: одни – с надеждой на Бога, другие – с отчаянием. Обращение к идолам, к темным силам ни к чему хорошему не приводит, и мы это очень хорошо видим в последние дни жизни человека на земле.

– У нас есть возможность читать, изучать святоотеческое наследие, ветхозаветных пророков, которые говорили в том числе об идолопоклонничестве, обличали власть имущих. Каким идолам поклоняются сейчас?

– Раньше поклонялись явным идолам: стоял идол, и ему приносили жертвы. Надо сказать, что до сих пор на территории Урала, особенно Приполярного Урала, осталось много памятников языческой культуры: жертвенники, так называемые болваны. (Если вы откроете словарь Владимира Ивановича Даля, то увидите, что идол – это болван.) Например, Золотая баба – идол, о котором говорили десятки лет. Потом ее нашли, но она оказалась не золотой, а была просто обычной каменной глыбой, примерно напоминающей какую-то женщину.

Мы до сих пор имеем воспоминания даже о человеческих жертвах на Урале. Манси приносили человеческие жертвы идолам. Это было, кстати, до 1917 года. Чтобы прекратить какие-то тяжелые инфекционные заболевания, эпидемии или несчастья (например, неурожаи, массовую гибель оленей и так далее), убивали человека, принося его в жертву идолам.

Сейчас у человека дома может стоять какой-то болванчик, которого он гладит, и ему кажется, что он получает от него какую-то силу, что каким-то образом тот его защищает, выручает в каких-то ситуациях. Люди вешают различные обереги. Недавно я видел такое интересное сочетание у женщины: православный крестик, а рядом знак зодиака. Все-таки надо как-то определиться: либо то, либо другое.

Сейчас дьявол действует хитрее. Сейчас идолы не столько внешние, сколько внутренние. Ведь что такое идолопоклонство? Идолопоклонство – это то, что человек считает главным в своей жизни, чему посвящает свою жизнь, от чего не может отказаться и что ему доставляет наслаждение. Смотришь на людей – вроде внешне они не идолопоклонники. Но посмотрите: алкоголизм, курение, наркомания, чревоугодие, гордыня, деньги. Это те самые идолы, которые живут внутри нас. Если заглянуть к каждому в душу, можно собрать целый сонм разных идолов.

В этом особенность современного состояния человека: идолослужение ушло внутрь и изнутри определяет поведение, взгляды, мысли, слова человека. И понятно, что ничего не изменилось. Эти внутренние идолы ничуть не слабее, чем те внешние, которые были раньше. Если внешнего идола можно сломать, разрушить, как-то уничтожить, то внутренние идолы доставляют наслаждение. Вот какая хитрость у дьявола! Как же человеку отказаться-то? Он бы и рад, да хочется наслаждения. Вот так одно за другое и цепляется.

Мы наблюдаем сейчас большое количество болезней, с этим связанных. И они не случайны в нашем обществе. Общество наше можно назвать языческим или каким-то переходным. Есть люди православные, которые действительно активно борются со своими внутренними идолами. И мы всячески им помогаем, стараемся мягко наставлять советом, поддерживаем. Господь каждого любит и каждого готов поддержать даже за одно желание избавиться от этого идола. Только было бы желание у человека – и уже Господь будет помогать, и случится что-то хорошее в жизни. А если человек реально перешел к идолопоклонству, тут уже очень трудно чем-то помочь.

– Казалось бы, что такого опасного привязать где-нибудь ленточку, прикрепить замочек, монетку бросить, зернышек насыпать...

– Вот так потихонечку и идет возврат к тому языческому состоянию, из которого мы в свое время выходили, причем успешно. Но потом, в советские времена, все было извращено. Вообще социалистическая идея, коммунистическая идея – это тоже своего рода религия. И демонстрации были (как сейчас крестные ходы). Меня, конечно, поразила эта пародия на православие. Когда пару венчали в загсе, работница загса брала молодых за руки и водила вокруг своего стола. Как в Церкви водят венчающихся...

– Такое было?

– Да, я это видел, и меня это поразило. Вот такое извращение.

Сейчас люди находятся в непонятном состоянии: вроде как пора во что-то верить, но остался внутренний страх, что вдруг за это осудят. Вдруг ночью кто-то постучит в дверь, как это бывало в советские времена… То есть какой-то внутренний генетический страх у наших людей остался.

– Проявление идолопоклонства: эта проблема актуальна и для молодежи?

– Конечно. Молодежь пытаются втянуть в идолопоклонство совершенно определенным образом. Например, для любителей игр разработана игра, которая называется «Идол здоровья». Там, по-моему, шестьдесят разных уровней. На каждом уровне человек открывает рюкзак и находит идола, который помогает ему совершить переход на следующий уровень. Это реальная игра, в которую вовлекаются люди. Многие пишут комментарии, что дошли до 50-го уровня, а там почему-то не дают идолов. Люди огорчаются, почему им не дают идолов. Это первый штрих.

Поклонение айфонам, смартфонам и прочим гаджетам. Молодые люди все время там что-то ищут. Как правило, ищут не самое лучшее. Там можно найти хорошие научные статьи из научных журналов, какие-то серьезные вещи, много православного. Но ищут же не это, если говорить честно. Ищут всякие развлечения, и этим занимаются с утра до вечера. Только появилось свободное время – сразу туда. Это происходит за едой, без еды, между уроками, после уроков. Что это? Конечно, это своеобразное идолопоклонство. Молодежь привыкает к тому, что надо иметь какую-то привязанность, зависимость. Это те же самые зависимости, те же страсти, о которых говорит православие.

Удивили наши краеведы: провести детский шабаш в краеведческом музее! Куда дальше-то? Это что такое? Опять развлечение. Сказка, утренник, какая-то постановка, но какая подоплека! Есть, оказывается, добрый идол, ему надо похлопать, поклониться, на коленки встать – он же добрый! Хотя идолы никогда не были добрыми, это всегда были представители злого мира.

Понятно, что такие вещи увлекательны для молодежи и детей. Молодежь очень легко поддается таким вещам. Тем более что родители детей очень редко водят в храмы. Сами еще как-то приходят (в основном мамочки). Я обычно спрашиваю: «А где дети?» Отвечают: они с папой остались. А почему папа дома сидит? Почему он не пришел? Почему детей не привели? Если им трудно долго стоять, можно выйти, погулять вокруг храма, потом опять зайти – ничего страшного в этом нет. Это же дом Божий. Если вы – дети Божии, то это ваш дом. Что же вы домой не идете?..

Все эти развлечения действуют на детей, отталкивая их от храма. Их когда-то крестили, но ходить в храм не получается. И человек постепенно забывает, что он вообще крещеный, православный. И в конце концов получается цветущий идолопоклонник.

– Мне кажется, что дети особенно восприимчивы к таким вещам, они более легко и быстро увлекаются. Особенно сильно на них влияет окружение. Когда они видят, что вокруг все пользуются смартфонами, и у них появляется такое желание.

– Конечно. Папа пришел с работы и вместо того, чтобы заняться детьми или почитать, уставился в телевизор. Мама пошла на кухню, включила свой смартфон и одновременно что-то стряпает. И дети так же. Хотя сейчас в школе официально запретили пользоваться смартфонами, но никого это, по-моему, не останавливает. Дети видят, что родителям до них дела нет, им есть дело до этих гаджетов. «Раз гаджет первый друг у родителей, так и у нас пусть он будет первым другом». И они очень легко на это все подсаживаются с самого маленького возраста. А потом оторвать их от гаджетов очень сложно.

– Вернемся к истории с Шигирским идолом. Как Вам идея сделать его брендом Свердловской области?

– Мне кажется, что эта идея не проработана до конца. Если бы те же краеведы серьезно к этому подошли, надо было бы организовать центр этого идола (у нас же всякие центры есть). И обязательно собрать всех наших колдунов, экстрасенсов в одном месте. Создать для них условия, офисы сделать. У нас только официально больше сорока различных экстрасенсов и колдунов. Причем очень интересно, что они распределены по звездочкам, как отели: пятизвездочная колдунья, трехзвездочная колдунья. Видимо, эта от всего поможет, а эта только венец безбрачия снимет. То есть у каждого определенное количество звезд. Вот и надо всю эту звездную компанию собрать в одном месте и назвать его «Языческий центр против православия». Кстати, и против мусульманства тоже. Понятно, что и эта религия не признает идолопоклонства.

Насчет бренда… Что у нас такого знаменитого было в области из плохого, раз брендом решили сделать идола? Понятно, что идол – это демон, дьявол и так далее. Мы занимаем первое место в России по ВИЧ-инфекции. Можно из этого сделать бренд нашей Свердловской области. Мы занимаем 20-е место по наркомании – достойное место из почти девяноста регионов. Тоже можно сделать из этого какой-то бренд. По алкоголизму мы тоже где-то в серединке находимся. Все эти отрицательные вещи надо собрать, и я погляжу, поедут ли туристы на все это смотреть. Мне кажется, нет.

Надо сюда и меньшинства тогда присовокупить. Оказывается, у нас работает радио для них. Сейчас у него тоже какое-то хитрое название, оно существует в Свердловской области и вещает отсюда на всю Россию. Понимаете, если покопаться в плохом, то можно выявить очень много того, что, наверное, стыдно было бы показывать. Делать символ области в виде какого-то дьявольского изображения – я думаю, не самая лучшая идея.

У нас есть масса святынь в Свердловской области. Что краеведы уцепились за этого идола? Тем более что никто не знает, какого он возраста. Сейчас говорят, что он старейший. Да кто сказал? Этот радиоуглеродный метод дает ошибки в сотни и тысячи лет, особенно для деревянных конструкций. В окаменелостях еще можно что-то такое определить, но для дерева это и от породы зависит, и от того, где оно росло, и где лежало, и какой был уровень углерода в это время. То есть все эти даты высосаны из пальца, по сути. И говорить о том, что это самый древний в России идол…

– В мире.

– Тем более в мире… Это значит полностью не понимать, о чем идет речь. Потому что ошибки радиоуглеродного метода настолько велики, что ни один разумный ученый однозначно не стал бы акцентировать на этом свое внимание. И возраст можно подогнать такой, какой захочется. Сказали: «Двенадцать тысяч лет». Кого-то не устроило – скажут: «Одиннадцать тысяч лет». Опять, может, кого-то не устроит, скажут, что ему двадцать пять тысяч лет. Да какая разница? По сути, никакой разницы нет.

Поэтому, конечно, эта идея вызывает массу сомнений, неприятных эмоций. И вообще надо ее оставить. Есть артефакт – и пускай себе будет. В советское время мы приходили в краеведческий музей, смотрели на все эти бивни мамонтов и так далее – и что? И какая разница? Да, этому идолу поклонялись в свое время предки – и что? Что от этого в нем изменилось, в этой деревяшке? Ничего не изменилось. Но сейчас она, так сказать, насыщена злом ко всему прочему. Поэтому так ее выставлять, рекламировать, я думаю, совершенно не стоит.

– Предлагаю вернуться к тому, с чего мы начинали (мы говорили о здоровье).  А что делать, если человек уже побывал у экстрасенса, поклонился идолу и продолжает тяжело болеть? Вы как руководитель проекта «Волонтеры паллиативной помощи», который реализуется при поддержке Фонда президентских грантов, встречаетесь с этим практически ежедневно.

– Потеряна культура жизни и культура смерти. Как раньше умирал человек? В кругу семьи, его обязательно сопровождал священник, исповедовал, причащал, соборовал. Все это было окружено торжественностью. Это был торжественный переход. Ведь человек вот-вот уйдет от нас и окажется у Престола Божьего. Это был самый важный человек на это время, который должен будет уже там за нас замолвить слово. И поэтому здесь, пока он жив, его надо было готовить, всячески поддерживать его, говорить ему о своей любви. Это было самое главное в культуре смерти.

К великому сожалению, сейчас приходится наблюдать иное. Но мы стараемся делать так, чтобы человек даже в самых тяжелых обстоятельствах жизни, когда совершается его последний труд на земле, получил помощь. Мы стараемся помочь: и психологически, и духовно его окормить. Но это трудно, когда человек уже побывал в лапах этих мошенников: экстрасенсов, колдунов. Он ведь там отдает часть своей души, потому что идет туда с надеждой, растрачивает свои внутренние силы на то, чтобы, по сути, ублажать этих мошенников. И у него сил не остается для борьбы.

Конечно, в этот период мы стараемся всеми силами показать ему, что только Бог может сделать так, чтобы у него все дальше было хорошо. Да, он совершил тяжкий грех, но Господь многомилостив. Можно искупить этот грех своим терпением, прежде всего терпением своей болезни, честным признанием своих ошибок, своей реальной верой в Господа.

Одно дело, когда человек на пути к этому не совершал тяжких поступков. В жизни было все, но сейчас можно перечислить грехи, признаться в них (это не займет так много времени) – и человек уже готов: свои последние дни он проводит в радости, в ожидании. И насколько трудный и длинный путь приходится проделывать этим людям… Они иногда просто не успевают даже понять, что надо делать. Они уже и там были, и там были, и вот сейчас надо умирать, а где все, к которым они обращались? Где их помощь? Помощи-то нет никакой. И это очень серьезное обстоятельство. Нам приходится в таких случаях положить очень много сил, чтобы все-таки достучаться до человека.

Прежде всего важно сказать, что ничего еще не потеряно, все еще можно исправить. «Да, ты совершил это и это, но забудь об этом. Господь возьмет это в Свои руки. Для Господа наши грехи – это все равно что горсточка песка в море. Бросишь ее, море замутится и потом опять будет прозрачным. Вот как Господь относится к нашим грехам. Поэтому не отчаивайся и не страшись». Снять страх и отчаяние – это самое главное. И если нам это удается, то наступает то самое исцеление, о котором мы в прошлый раз говорили.

Ведущий Тимофей Обухов

Записали Нина Кирсанова и Елена Кузоро

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает духовник и старший священник Алексеевского женского ставропигиального монастыря города Москвы протоиерей Артемий Владимиров.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать