Беседы с батюшкой. Христианство: как изменить себя

3 сентября 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает председатель Координационного центра по противодействию наркомании и алкоголизму при Епархиальном социальном отделе протоиерей Максим Плетнев. 

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

– Сегодня у нас в гостях протоиерей Максим Плетнев, руководитель Координационного центра по противодействию наркомании и алкоголизму при Санкт-Петербургской епархии. Тема сегодняшней передачи звучит так: «Христианство: как изменить себя». Мы затронем много интереснейших нюансов.

Отец Максим, когда мы говорим о христианстве и о возможности изменить себя (я специально говорю о возможности, а не «как изменить себя», потому что тогда получится рецепт), возникает вопрос: «Конечно, нам всем очень хочется стать христианами и быть ими, но можем ли мы ими стать?» Здесь мы можем говорить и о покаянии, и об изменении сознания, и о борьбе со страстями. Тут невероятный пласт, который хочется копнуть.

Я очень прошу Вас помочь нам разобраться в этих вопросах, которые нас волнуют. Как изменить себя в условиях нашего сегодняшнего христианского мира? Сейчас часто говорят: постхристианский мир. Но я не хочу соглашаться с этим мнением.

– Я бы начал с другой стороны. Изменить себя невозможно, если не меняться. Мы постоянно меняемся. Иногда звучат такие слова: «Я не меняюсь, стараюсь, но ничего не получается». Нет, мы постоянно другие. Каждый день меняются и наше физическое тело, и наша душа, и наша личность. Поэтому меняться мы будем.

Следующий вопрос: в какую сторону мы хотим измениться, что мы хотим поменять, куда должны быть направлены наши изменения? Вот, наверно, первый вопрос, а потом уже: как идти в эту сторону, которую мы себе наметим? Что занимает главное место в этих рассуждениях? По святоотеческому учению, у человека есть дух, душа, тело. И есть три силы души: разум, сердце (наши чувства, эмоции) и волевая сторона. Разум помогает понять, что же я хочу, а принимает решение волевая сторона: я решаю и стараюсь воплотить это решение в жизнь.

Мы должны подойти к теме желания. Что я хочу? Каких изменений? Если мы говорим о христианстве, то хочу ли я быть христианином? Если я хочу быть христианином, то им надо становиться, вставать на этот путь и идти по нему. Православие невозможно изложить теоретически, оно познается только на практике (это не мои слова, а уже достаточно известная формула). Можно изложить массу теорий о христианстве, о том, что такое быть христианином, но невозможно этому научить в полноте, потому что каждый человек это проходит на практике, имеет личный религиозный опыт, личную жизнь, личные шаги, ту историю, которая с ним происходит.

Конечно, есть много общего, есть определенные вехи, у нас есть святоотеческое наследие, учение Церкви, но теоретическая часть все равно не даст полноты. Дает, но очень немногое. Если я решил быть христианином, то надо по этому пути пойти. Этот путь из чего слагается? Из церковной жизни. Это не формальная церковная жизнь, а религиозная церковная жизнь в ее полноте.

Следовать за Христом – это, прежде всего, та двуединая заповедь Христа о любви к Богу и ближнему. Бог есть любовь. Этими словами настолько все сказано, что можно заканчивать передачу.

Как быть христианином? Любить Бога и стараться любить людей, ближних и идти этим путем. Это тяжелый путь. Путь любви – это путь страданий, жертвы, каких-то лишений, но это прекрасный путь, и нужно пройти этим путем.

Я подчеркну, что церковную жизнь во всей ее полноте можно назвать инструментом для того, чтобы мы могли идти этим путем. Что такое эта полнота? Все, что у нас есть в Церкви, все наше богатство: и богослужебный календарь с чередой постов и праздников; и молитвы; и удивительное чинопоследование богослужений; песнопения; храмовое зодчество; иконопись (богословие в красках); даже ладан нам дается для обоняния, чтобы мы могли через эти чувства одухотвориться и соединиться с Богом; богословское учение Церкви. Сегодня мы можем говорить о таких вещах, как социальное служение Церкви. Это тоже инструмент для того, чтобы становиться христианином.

– Вопрос телезрителя: «В притче о безумном богаче говорится о Божьем критерии счастья. Земные богатства остаются на земле, а на Божий суд идет только душа. Господь посмотрит, что приобрел человек за свою духовную жизнь. Так почему же многие не перестают врать, воровать и осуждать? На что же все-таки надеяться в будущем?»

– Спасибо за вопрос. Несмотря на кажущуюся простоту, вопрос очень серьезный. Я думаю, телезритель имел в виду верующих в Бога людей, церковных. Так почему же люди, знающие Бога, не перестают грешить, врать? Это вызов нам. Я думаю, каждый христианин должен задать себе этот вопрос и посмотреть в своей душе ответ на него, потому что очень важен наш личный религиозный опыт, наша личная духовная жизнь.

Несмотря на то что Бог один, путь к Богу каждого человека уникален, потому что каждый человек уникален. Более того, человек узнает Бога как-то по-особенному, уникально, так, как больше никто Бога не узнает. Складываются личные отношения, которые единственные.

Почему я могу и дальше совершать грехи в этих отношениях, хотя вроде бы верую в Бога? Это серьезный вопрос к нашей совести. На мой взгляд, он затрагивает такую дилемму, о которой говорил апостол Павел: «Бедный человек! Что хочу, не делаю, а что не хочу, то делаю».

К сожалению, в нас есть темная часть души, которая продолжает идти к греху, несмотря на то, что светлая стремится к Богу. Здесь очень важно все равно идти к Богу. Вначале мы говорили, что важно захотеть быть христианином, захотеть идти за Христом. Несмотря на темную часть моей жизни, надо все равно идти дальше и творить добро. У каждого свой христианский подвиг. Мне кажется, каждый человек может свою жизнь возвысить до подвига. Надо найти эту возможность, она есть у каждого. Я даже призываю к этому.

Что значит подвиг? Это жертва, какое-то жертвенное проявление жизни. Без жертвы невозможно. Без жертвы нет любви. Жертва – это, конечно же, не просто. Любить – не просто. В каком-то смысле даже страшно любить, потому что мы осознаем, что наша любовь – это не то, что два любящих сердца встречаются. Господь призывает нас любить всех, даже врагов. Что значит любить врагов? Это значит, что в ответ может быть совсем не любовь, а, наоборот, какая-то ненависть, обиды, пренебрежение. И нужно идти сквозь это, сквозь все несовершенство нашего мира. Если же этого не делать, то хотя бы думать о любви – это уже замечательно.

Прекрасные слова из Пасхального послания Иоанна Златоуста, что Господь и дела принимает, и намерения целует. Человек, имей, хотя бы намерения, хотя бы желания. Сейчас не получается что-то, а потом, глядишь, эти намерения материализуются, и ты сделаешь какие-то поступки, которые проявят твою любовь в этом мире, она станет существенная, а не теоретическая. Но это необязательно сразу.

– Я видел ваших воспитанников, участников программы. Некоторых из них я видел на улице, когда они спрашивали: «А где здесь Координационный центр?» Что-то подталкивает этих ребят прийти к вам, чтобы что-то в себе изменить. Есть ли среди ваших воспитанников такие, которые уже сами помогают тем, кто впервые обращается?

– Конечно, есть. На сегодня основная часть наших психологов – это наши выпускники или люди, прошедшие программу. В свое время у нас возникла необходимость в поиске специалистов. Но как приглашать человека со стороны? Мы пришли к выводу, что человек должен лично пройти нашу программу, и тогда он сможет понимать, чем мы занимаемся, и уже транслировать нашу программу, а не свое отдельное знание. Да, конечно, наши специалисты – это в основном люди, которые имеют личный опыт победы над страстью, в том числе благодаря нашему деланию.

Мы еще открыли клуб волонтеров «Доброе дело», восстановили это добровольческое движение, которое сейчас развивается. С эпидемией было потише, но сейчас мы можем более активно на этом пути развиваться. Это возможность помогать другим людям.

Вы сказали, что к нам приходят люди, которые не знают Бога. Это действительно часто так. Но у нас есть и часть верующих христиан: 30–40 % людей, которые страдают наркоманией, имеют серьезный опыт церковной жизни. Это воцерковленные люди, их часто присылают с приходов. Мы видим, что личные взаимоотношения с Богом у этих людей на разном уровне. Их религиозная жизнь разная, уникальная.

Бывает, что религиозная жизнь сводится к какому-то формальному исполнению религиозных обязанностей (как они думают). Вот я прочитаю три акафиста, а мне за это что-то... Или:  схожу в храм, причащусь, буду весь курс поститься – и что-то произойдет. Эти отношения детские, наивные.

Какие могут быть взаимоотношения в любви? Если я люблю Бога, хочу быть с Богом, тогда все это теряет смысл. А есть люди, которые далеки от веры, и тогда у нас встает вопрос: как этим людям говорить о вере? Что касается работы с самой зависимостью – с таким психологическим изъяном, как изъян духовный, то одна из задач: мотивировать человека, дать ему возможность.

Наша программа амбулаторная. Каждый день люди приходят к нам на занятия. Что значит амбулаторная? Это значит, что она проходит в стенах Александро-Невской лавры. Три часа в день наши подопечные занимаются с нашими специалистами. В остальное время они живут обычной жизнью: работают, дома ночуют.

Если в условно закрытом реабилитационном центре, то есть круглосуточном, одна из задач – чтобы человек не ушел с реабилитации, то у нас задача – чтобы он пришел на реабилитацию. Он от нас уходит каждый день. Отсюда поменялось отношение, оно стало обращенным к личности человека: как сделать так, чтобы ему было важно и интересно быть с нами?

– Это же вопрос, который касается всех нас и нашей жизни в Церкви?

– Когда мы говорили с нашими специалистами о воцерковлении, они  высказывали мне нелицеприятные вещи: «Батюшка, это неинтересно людям. Молебен долгий. Люди стоят и ничего не понимают. Вот пришел человек, неделю назад он употреблял, был в тяжелом состоянии, тут ему сваливают на голову какие-то богословские вещи. Он не воспринимает». И наша задача: как сделать так, чтобы человек захотел верить? Это не совсем обычно звучит.

Но к нам приходят люди не потому, что они приходят в Церковь и хотят исповедовать Христа, а потому, что у них проблема: алкоголь, наркотики. И они хотят бросить, хотят трезвой жизни и поэтому приходят к нам. Они понимают, что пришли в религиозную организацию, церковную. И тем не менее вопрос возникает.

Мы им говорим: «Ребята, для того чтобы прийти в трезвость, надо прийти к Богу». И это сложный вопрос, потому что человек бывает внутреннее не готов. Он пришел все-таки за трезвостью – мы это четко понимаем. У кого-то есть запрос на какое-то религиозное развитие, но не у всех. И это сложная история. Как мы с этим боремся? Мы стараемся говорить о реальных религиозных примерах. Не просто теорию давать, а делиться религиозным опытом и помогать потрогать руками эту религиозную жизнь.

– «Вложить персты».

– Да, хороший образ: «вложить персты». Не просто говорить о том, что есть благодать, а помочь с ней столкнуться, встретиться, обсудить это. Например, у нас с ребятами вчера была встреча. Духовные занятия не каждый день. Я занимаюсь с ними раз в неделю, и еще есть один катехизатор.

Вчера мы говорили о личном религиозном опыте, личных отношениях с Богом. Это очень хорошо, когда каждый человек (нас было двенадцать вместе со мной) рассказывает свой личный опыт. Я подчеркивал, что у нас задача искренняя. У нас в программе надо быть искренним. Это принципиальное условие, иначе все теряет смысл. Нужно говорить искренне о своей вере, о своей трезвости или нетрезвости, о своем религиозном опыте. Нельзя, чтобы был такой опыт, когда я сам себя обманываю, всех обманываю.

– Вопрос телезрителя: «Как правильно понять слова Спасителя: придите ко Мне все обремененные, и Я успокою вас? Как правильно во всем смириться? Каждая душа христианская. Как нам, всем людям мира сего, настроиться на полноту смирения? Святые отцы говорят, что не сразу получается полностью смириться, полюбить ближнего. Как нам делать то, что мы должны?» 

– Мы уже говорили о первом шаге: принять и захотеть. Следующий шаг: как идти? Мы уже начали об этом говорить. В нашем духовном пути, путешествии, важен Бог. Невозможно своими силами стяжать такие вещи, не получится.

То есть здесь необходимо богообщение. Оно уже должно у нас с вами начинаться. Невозможно без Бога стать смиренным. Невозможно без Бога любить. И здесь очень важный момент, мы с ребятами вчера об этом говорили, – необходимо, чтобы произошла встреча с Богом. Это чудо. Если его нет, то дальше религиозная жизнь теряет смысл.

Встреча с Богом зависит не столько от нас (у нас должна быть готовность), но и от Бога. В моей практике, даже еще не пастырской, был такой случай. Я был молодым воцерковившимся человеком, неофитом. Я помню, как общался с одной девушкой. Я к ней очень хорошо относился и хотел ей помочь. Я говорил ей о Боге, и это было как об стенку горох. Мы встретились через два года. Я говорил те же самые слова, но человек внимал каждому слову, впитывал их как откровение. Будто человек после долгого пути в пустыне вдруг нашел источник воды живой. Это говорит о том, что бывает и время неподходящее, и человек бывает не готов. Встреча с Богом – это чудо.

Есть прекрасный рассказ Антония Сурожского о том, как происходит встреча с Богом. У каждого она своя. Но если она не произошла, не произошло начало этого общения, то дальше непонятно как… Может быть, она не произошла. Тогда есть прекрасная формула – это слова отца бесноватого отрока. Господь спрашивает: «Веруешь ли, что Я могу исцелить его?» – «Верую, помоги моему неверию». Я понимаю, что мне это надо. У нас на реабилитации бывают такие истории. Наши воспитанники говорят: «Я хочу верить, но у меня нет веры. Все говорят о вере, а я ничего не чувствую. Я знаю теоретически, что Бог есть, я хочу в Него верить, но пока ничего этого нет. Что делать?»

На мой взгляд, начинать молиться. Встречи не произошло, но хотя бы такой формулой: верую, помоги моему неверию. Понимаю, что нет внутренне этой веры, нет никаких сил для веры, но я хочу этого. Помоги мне, Господи, приди в мою жизнь, возобнови жизнь духовную, возроди мое сердце. Конечно, я глубоко уверен, что Господь не оставит человека с таким стремлением. Более того, Господь говорит в Евангелии об этом. Есть замечательные слова в Евангелии от Матфея, мы часто их слышим: стучите – и отворят, ищите – и найдете, просите – и дастся вам. Но в Евангелии от Луки Господь говорит: а что дастся? Дастся всякому прощающему Дух Святой. Прежде всего надо искать и просить благодати Божией, Духа Святого. Господь говорит: дастся каждому, кто просит, кто к этому стремится, кто этого жаждет внутренне. Мне кажется, путь открыт.

Блаженны нищие духом… Вообще «блаженны…» здесь можно вспоминать. Каждый раз, когда мы слышим это за литургией, когда хор поет.

– Очень важные слова, давайте еще раз подчеркнем: важно желание. Очень важно. Я есть то, что я желаю. Если я хочу быть с Богом – насколько я хочу быть с Богом, насколько это желание во мне есть, насколько оно крепко? Или я все-таки хочу чего-то совсем другого? Хочу быть с Богом, а потом еще чего-то, еще чего-то... Этого «чего-то» может оказаться гораздо больше, а «с Богом» – где-то на стороне, на периферии моей жизни. Как тогда эти слова произнести искренне? Об искренности мы сегодня говорили, в религиозной жизни искренность – это однозначное условие. Без этого какая жизнь? Как можно с Богом выстроить неискренние отношения? Значит, их просто нет, ничего нет, никакой веры в сердце, если это все неискренне. Маразм какой-то получится. Чего же я на самом деле хочу? Нужно возрождать в себе желание быть с Богом, а потом этим желанием руководствоваться и идти потихоньку. Глубоко уверен, что Господь не оставит нас на этом пути. Господь говорит мне, я верю в слова евангельские.

– Совсем недавно на проповеди митрополита Варсонофия прозвучало: у нас есть два примера людей, апостол Павел и тот самый молодой богатый человек, который не смог бросить земное богатство. Он все знал («все эти заповеди знаю от юности моей»), но не сумел расстаться с земным. Павел из Савла стал Павлом, не готов был услышать Бога, но был готов к встрече с Ним. Это интересный пример. Если в нас существует это, если мы по жизни являемся богоборцами (не открытыми, но не соблюдаем заповеди, живем вопреки заповедям и Евангелию, укоренены в своем грехе; наверное, мы пытаемся бороться с Богом), насколько возможны в нас изменения в христианском смысле? Если мы пока еще любим себя настолько, что любим и свои грехи? Можно ли с этим расстаться по какому-то размышлению или это только сердце?

– Размышление, конечно, необходимо. Мы говорили, и нужно подчеркнуть, что вера должна быть осознанной. Как без этого? Размышления необходимы, необходимо и участие сердца. Необходима и волевая сторона, которая принимает, утверждает и воплощает какие-то наши решения. Мне кажется, эта наша двойственность всегда присутствует в нас. Более того, в этом трагизм нашей жизни, мы не можем здесь достичь идеала в полноте по условиям даже, потому что мы падшие существа. Наша природа падшая, мы все равно будем с грехом, только Господь был без греха.

– Вопрос телезрительницы: «Человек понимает, как изменить себя, когда у него есть зависимость (наркомания, пьянство). А если человек живет спокойно, как ему вдруг должна прийти мысль, что нужно что-то менять? Мне кажется, это большое везение, что человек вдруг это понимает. Вот я живу, все хорошо, муж, сын хороший. Что должно произойти в жизни человека, чтобы он понял, что нужно что-то менять, если явных проявлений ненормальности нет?»

– Мы начали передачу о том, что вы все равно будете меняться. Наоборот, попробуйте не меняться – будете меняться. Наша задача – подчинить это изменение благому направлению, меняться в нужную сторону. Меняться мы будем в любом случае. Более того, я не уверен, что есть благополучная жизнь. Есть благополучие, но жизнь настолько изобилует страданиями, что и в благополучной жизни я все равно постоянно встречаю какие-то сложности, которые вызывают в том числе страдания и душевные, и физические. Почти каждый день.

А если говорить о том, как человек сталкивается с пониманием необходимости присутствия Бога в его жизни, есть прекрасные слова. По-моему, писатель и богослов Клайв Льюис сказал: Господь говорит с человеком шепотом любви; если он не слышит, то голосом совести; если не слышит, тогда криком страданий. Это прекрасная фраза. Она, к сожалению, очень жизненна. Действительно, если мы не пребываем в стремлении к Богу, тогда происходят какие-то события, которые Господь в том числе поворачивает для нас во благо и пытается их сделать для нас призывом. Отрицательные события нашей жизни перевернуть так, чтобы они стали для нас призывом к изменению жизни. Дорогие братья и сестры, я хочу подчеркнуть, что вера – это чудо. Есть евангельские слова: никто не может исповедовать Христа Богом, если не будет дано это Духом Святым. Это действительно так. Вера, которой мы обладаем, – великое чудо. Это сокровище.

Мы говорили, как к этому идти; к сожалению, есть и обратный путь. Об этом тоже надо знать, что это чудо как хрустальный шар, это очень хрупкое чудо. Веру можно легко потерять. Вера не наша. Мы верим не потому, что мы хорошие. Нет. Вера – это дар Божий. Это вообще не мое, это Господь дает. Это проявляется во мне, потому что это идет от Бога. Я знаю, что есть случаи, когда люди теряют веру, прежде всего из-за тяжелого грехопадения. Это тоже чудо. Часто вспоминаю слова нашего богослова Сергия Булгакова о революции. Он говорил, что революция – это «черное чудо». Вот такое черное чудо: человек верил, впал в грех, и вдруг его сердце пустое, он больше не верит в Бога. У него была не просто убежденность, он верил, стремился к этому, и вдруг это уходит. Человек как будто другой. Этот дар Божий может разрушиться через наши плохие действия.

Но я хотел бы, дорогие братья и сестры, сегодня сказать об одном событии. Будет всероссийский день трезвости. К сожалению, сейчас эпидемия, насколько она развивается, мы не знаем, но день трезвости есть. Он установлен Церковью, это церковный праздник, государством не отмечается. Церковь его установила еще в 1914 году, 11 сентября, в день усекновения главы Иоанна Предтечи, трезвенника (он не пил «вино и сикер»). А трезвость – это аскеза. Он первый среди смертных аскет, первый по дарованиям. Недаром монашеские одежды – это во многом подражание Иоанну Крестителю. Мы пытаемся праздновать этот день.

Уже второй год мы проводим фестиваль трезвости под названием «Трезвая волна». Мы приглашаем вас, братья и сестры. Будет несколько фестивалей, подразумевается несколько событий. Первое событие – новое веяние, онлайн-конференция в программе Zoom (9 и 10 сентября). Мы напишем, куда подавать заявку на конференцию (в группах «ВКонтакте», в группе «Фавор» можно будет увидеть, куда обратиться, где оставить заявку на участие). Или можно на меня выйти, позвонить. Я есть в «ВКонтакте», «Фейсбуке», тоже можно обратиться с вопросом. Я дам ссылку, где зарегистрироваться. Потому что таковы Zoom-конференции, не просто ты перешел по адресу и участвуешь, здесь целая история.

Одиннадцатого сентября всех, кто живет в Петербурге и области, приглашаю на большой соборный молебен о трезвости. Он пройдет в важном историческом храме для трезвенников – храм Воскресения Христова у Варшавского вокзала, в 5 часов вечера. Обычно в этом молебне принимают участие батюшки, которые занимаются этими проблемами в нашей митрополии, и трезвенники. Мы все вместе молимся и за Россию, и друг за друга, и за своих близких. А 12 сентября мы организуем концерт в честь дня трезвости. Он пройдет на заводе АТИ (ул. Цветочная, д. 16). Там есть концертный зал. В 7 часов вечера 12-го числа приглашаем на концерт. Мы думаем, что немного людей придет, там 300 мест, и где-то 100 человек мы запустим точно. По нынешним нормам… Будет трансляция концерта в YouTube. Мы еще не знаем точно, на каком канале, но это будет в том числе онлайн-концерт. Будет он на сцене, всех артистов соберем, а транслировать будем в Интернете. Дорогие братья и сестры, приходите. Трезвость – это праздник. Для того и фестиваль трезвости, чтобы войти в эту радость и почувствовать это как праздник.

– Плюс ко всему помолимся. Когда мы говорим об изменении, нельзя не сказать о молитве. О силе молитвы мы иногда понимаем умозрительно, но человек, который пробует молиться, да еще если он уже может молиться своими словами, всегда понимает силу молитвы.

– Мы такую тему сегодня подняли, она бесконечна. Мы говорили о встрече. Все это должно сопровождаться молитвой. Богообщение выражено в молитве. Мы должны осознавать, что молитва должна быть диалогом. Нужно и обращаться к Богу, и стараться услышать Его голос в нашем сердце. Это возможно. Это не самообольщение, нет, мы говорим о спокойных, трезвенных вещах. Но без этого никак.

– Хочу привести маленький пример. Один мой хороший друг рассказывал. У него дома висела икона Спаса. Она была написана давно, лик был темный. Друг молился, и лет через двенадцать он увидел в этом потемневшем лике Христа глаза. Господь проявился таким образом, Он с иконы начал на него смотреть. Тогда друг понял, что встреча с Богом состоялась. Это удивительно.

Когда мы молимся, мы, обращаясь к Господу, не видим Его удивительного, требовательно-любящего взгляда, которым Он смотрит на нас. Не хотим смотреть, не видим.

– Вы очень правильно сказали, Вы описали один опыт. Это все очень уникально. Каждый человек – это целый мир. Его отношения с Богом совершенно уникальны. Когда будет эта встреча? Как пастырь я думаю, что есть мой религиозный опыт, я из него исхожу, но у людей-то совсем другой может быть. Какие-то вещи для меня простые, элементарные, понятные. Мы столкнулись с этим на реабилитации. Сотрудники мне дают обратную связь. Я-то думаю, что это вообще все просто, сколько лет в Церкви, уже не задумываюсь. А мне говорят: они вообще не понимают. Люди приходят, ничего не зная ни о Церкви, ни о Боге, и для них та тема, что нельзя блудить, сложная, о которую они спотыкаются. У людей совершенно разный религиозный опыт, разный религиозный уровень. Более того, я хочу, чтобы что-то было у пасомого, а он этого не может, нет дарований еще, нет таланта. Мне кажется, очень важно это понимать и к людям относиться с любовью.

– А есть люди, которые вообще не очень способны к вере?

– Нет, мне кажется, таких не может быть.

– Мы же видим массу примеров вокруг себя.

– Но мы не знаем, как они живут, не знаем их. Ну а какие примеры? Нам кажется, что они не очень способны. А многие люди нам кажутся оторвами, безобразниками, а потом узнаешь, что он приезжает к отцу Иоанну Миронову, берет благословение или крестит детей. Значит, что-то там есть. Был такой музыкант Мик Джаггер из Rolling Stones, про него говорили, что он продал душу сатане. А на самом деле все не так; оказалось, что есть религиозная часть его жизни. И так многие люди. Есть, конечно, безбожники, но что значит «безбожник»? В реабилитационно-пастырской деятельности я встречался с ситуацией, когда человек рассказывал, что он в Бога не верит (он сталкивался и с темой тюрьмы), но в самые тяжелые моменты он начинал молиться, и происходило по его молитве. Господь его слышал. При этом он говорит, что в Бога не верит. Вот он верит или не верит? Вопрос интересный. Человек думал, что в Бога не верил, но когда что-то тяжелое случалось, он молился, и Господь его слышал.

– Верую, Господи, помоги моему неверию!

– Да. Дай Бог нам укрепляться в вере, дорогие братья и сестры. Конечно, это сложно, но я верю, что милость Божия бесконечна. Если есть в нас искреннее желание идти к Богу, этой дорогой, то движение будет. Оно может быть не сразу заметно. Порой люди ходят в храм, и все одно и то же. Не одно и то же. Невозможно прийти одинаково в храм. Каждый раз это будет по-новому. Люди не замечают, но это не значит, что это одно и то же. Они не замечают изменений, но изменения есть. Я за то, чтобы они были положительные, а не отрицательные. Можно же меняться так, что, наоборот, каждый раз мой поход в веру будет все более и более холодным. А надо идти в другую сторону.

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Наталья Культяева и Маргарита Попова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает протоиерей Димитрий Беженарь, клирик храма Ахтырской иконы Божией Матери (село Ахтырка), кандидат богословия, ответственный по миссионерской работе Сергиево-Посадского благочиния.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​