Беседы с батюшкой. Христианин и искусственный интеллект

16 октября 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма святой равноапостольной Нины (г. Санкт-Петербург) священник Михаил Проходцев. 

– Тема сегодняшней передачи чрезвычайно интересная – «Христианин и искусственный интеллект». Когда я попытался хотя бы немножко погрузиться в нее, во многом даже запутался, потому что тема совершенно необъятная. Но сегодня она звучит особенно остро, и мы постоянно находимся в искушениях в этом плане. Столько всего пишется! С одной стороны, много ругани. С другой стороны, вознесение искусственного интеллекта просто до небес. Хочется в этом разобраться. Я увидел как очень явные опасности, так и какую-то пользу.

Отец Михаил, помогите разобраться в этом вопросе. Что же такое искусственный интеллект, в том числе в христианском понимании?

– Тема действительно очень глубокая, яркая, и с ней мы соприкасаемся каждый день. Искусственный интеллект – это область науки сегодня, а не просто какое-то явление или предмет. Это область науки, которая занимается тем, чтобы придать машине возможность мыслить подобно человеку, научить машину быть максимально похожей на человека. Для чего это необходимо? Для чего это делается?

Заявляется, что это для того, чтобы человеку помочь в его повседневной жизни: в профессиональной деятельности, в быту, в сфере развлечений, в сферах, которые жизненно важны для человека. В принципе, можно сказать, что искусственный интеллект сегодня настолько внедрен в нашу жизнь, что мы его присутствие рядом с собой можем даже не замечать – мы привыкли к пребыванию искусственного интеллекта рядом с нами, поскольку каждый день прибегаем к его помощи. Например, если нам нужно добраться из пункта А в пункт В, мы спрашиваем у программы, которая может в этом помочь: это карты GPS, которые помогают нам беспрепятственно добраться на автомобиле, автобусе или пешком в пункт назначения. Это очень удобно.

– Мы спрашиваем некоего помощника, называем его по имени, он (она) с нами разговаривает и все объясняет.

– Да, абсолютно верно. Я, например, привык пользоваться кнопками, но когда руки заняты, очень удобно обратиться к голосовому помощнику. Интернетом сегодня пользуются все; искусственный интеллект в Интернете присутствует и помогает пользователю находить нужную информацию, подбирать необходимые товары и так далее. То есть в быту этого очень много. Искусственный интеллект используется в медицине, в оборонной промышленности; все сферы нашей жизни им пропитаны. Мы видим, что искусственный интеллект есть и приносит несомненную пользу. Но как к этому относиться нам, христианам?

Я попрошу наших телезрителей не паниковать. Потому что в Интернете (и в офлайне) очень много людей, имеющих определенный вес для определенных сообществ, которые пугают наличием искусственного интеллекта: мол, нам всем пришел конец, это эпоха антихриста, наше сознание отключат. И прочее. Но давайте подумаем вот о чем. Мне, как христианину, искусственный интеллект помогает быть ближе к Христу или отдаляет меня от Христа?

Господь в Евангелии от Иоанна говорит: познаете истину, и истина сделает вас свободными. Христос говорит о Себе:  Я есмь путь и истина и жизнь. То есть, когда мы говорим об истине, для нас, как для Христовых учеников, вопросов возникать не должно: истина – это Христос. Это для нас очевидно, это предмет нашей веры. Истина – это то, чему нас учит Господь. Господь Иисус Христос говорит: познаете истину, и истина сделает вас свободными.

В то же время те, кто сегодня внедряет во все сферы нашей жизни искусственный интеллект, нам предлагают свободу как альтернативу той свободе, что предлагает Господь. Они говорят нам: ребята, мы сделаем все для того, чтобы вы были свободными. В недавней презентации одного известного банка прослеживается эта мысль: мы сделаем вас свободными, вы ни в чем не будете нуждаться, ни о чем не беспокойтесь, мы уже обо всем позаботились; просто получайте удовольствие, общайтесь со своими ближними, занимайтесь любимым делом, а мы предложим все, в чем вы нуждаетесь.

И здесь возникает вопрос для христианина: это рост или деградация? Для меня ответ очевиден. Мне предлагают, навязывают деградацию, чтобы я деградировал, тупел, ленился, не думал, отказывался принимать решения, чтобы за меня все это делала машина. В этом мы можем увидеть главную опасность того, что называется искусственным интеллектом во всех множественных его проявлениях.

– Когда я готовился к передаче, почитал кое-какую литературу и узнал для себя совершенно поразительные факты. Я никогда не предполагал, что разработку темы искусственного интеллекта начали еще в 1958 году. Понятно, что это было не в России, тем не менее... После этого было если не сломано, то погнуто немало копий: возможен искусственный интеллект или нет. Но когда я увидел, что появилась книга об искусственном интеллекте, которая называется «Бог есть машина», мне стало, честно говоря, страшно. Когда христианство стало верой не нескольких сотен человек, а миллиардов, вдруг оказалось, что это чрезвычайно опасно для человека; и лучше всего человеку жить просто в физическом мире без каких-либо исканий. Тогда возник термин «физикализм», согласно которому человек представляет собой набор атомов, молекул, а работа мозга – это просто химический, физический процесс, не более. Если это было в самом начале, то можно ли сейчас относиться к развитию искусственного интеллекта без опасений?

– Естественно, без опасений относиться к этому нельзя. Но нужно учитывать, что все-таки это один из плодов технического прогресса. Мы живем в мире, в котором технический прогресс присутствует, и было бы странно сказать, что мы все это отвергаем и не хотим иметь с этим ничего общего. Время не выбирают; мы родились, живем, развиваемся и продолжаем свой путь в то время, когда обстоятельства жизни такие.

Мы видим, что есть явные полезные функции искусственного интеллекта, которые помогают в повседневности. Но также мы видим, что эти явные полезные функции отнимают у нас что-то. Предположим, система GPS, которую я привел в пример. Что это дает? Это дает возможность изучать местность, приходить максимально быстро из пункта А в пункт В, ехать на машине по незнакомым местностям. Но в то же время люди перестали пользоваться картами и перестали запоминать маршрут следования. А это же очень важно.

У Умберто Эко, замечательного ученого-медиевиста, которого я очень люблю, ценю, уважаю и всем советую читать его книги, есть письмо-наставление своему сыну. Он просит сына, чтобы тот тренировал память, потому что сегодня память – это что-то такое, чем люди просто перестают пользоваться. Я в свою очередь тоже призываю тренировать память. Как ее тренировать? Нужно постоянно что-то запоминать. Например, запоминать семь новых слов, будь то английские или русские слова. Это ведь интересно – запомнить за день семь новых слов и их значение. Открыть словарь Ожегова, например, или Даля, найти такие слова и запомнить. Я удивляюсь, что мне 31 год, а я до сих пор нахожу такие слова; причем они не новообразованные, а были очень давно, но я за это время их ни разу не слышал.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Библия является научным подтверждением теории относительности, например, или квантовой механики? Библия – это научный труд или нет?»

– Библия – это богодухновенная книга. Если мы соприкасаемся с новыми научными теориями, Библия не будет являться книгой-противоречием для того, чтобы постигнуть какую-то научную теорию. Есть ли в Библии основы каких-то научных дисциплин? Откроем Книгу Бытия и посмотрим, как творился мир. Потом изучим эволюционную теорию. Мы знаем, что есть две ветки: креационизм и эволюционизм. Есть точки соприкосновения этих теорий, и эти точки соприкосновения удивительны. Почитайте ученых, которые черпали вдохновение в Библии. Те же Исаак Ньютон, Михаил Васильевич Ломоносов, Блез Паскаль. Эти люди, совершая удивительные научные открытия, черпали вдохновение в Библии. Поэтому Библия, по сути, – источник вдохновения, в том числе для тех, кто нам подарил удивительные научные открытия и теории, которые сегодня расширили наше мировоззрение и дали возможность шире смотреть на мир и прославлять Творца за то, что Он так премудро устроил наше бытие. Мой ответ будет таким.

– В моем детстве был телевизор, который показывал три программы. Понятно, что потом стало все развиваться, и сейчас люди смотрят все даже не по телевизору, а в Интернете, и даже не в компьютере, а в телефоне, потому что телефон всегда с собой, это удобно. Наша сегодняшняя молодежь ничего не читает, и это очень серьезная проблема. Скоро книги святых отцов будут читать только священники и редкие миряне, которые имеют к этому навык. У меня есть ощущение, что наступит время, когда мы все станем Митрофанушками из «Недоросля»: ничего не будем знать, ничем не будем интересоваться. Как до этого не дойти? И может ли в этом помочь искусственный интеллект?

– Может быть, в меня сейчас полетят разные предметы, но, слушая Ваш вопрос, я как раз понял, что здесь искусственный интеллект может быть полезен для человека, который желает хоть как-то дисциплинированно образовываться. Объясню.

Например, электронный помощник может мне напоминать, что у меня есть план чтения. Почему бы и нет? Пусть он обличает меня. Он бездушен,  это просто робот, который может говорить какие-то фразы и заточен под определенные задачи. Предположим, человек поставил перед собой цель прочитать какое-то произведение целиком, хотя бы «Лествицу». Он составляет в каком-то приложении для чтения (такие приложения есть) план с напоминаниями, и приложение будет напоминать ему о том, что сегодня план не выполнен.

– Как некий будильник.

– Это, может быть, как-то будет взывать человека к совести: он дал себе слово, что прочтет, но не стал читать.

Навык чтения действительно очень редкий; Вы очень правильно сказали. Это очень большой труд, и нужна дисциплина. Например, в Духовной академии ведь тоже не заставляют ничего читать. За большое время моего обучения меня не заставляли читать. Каким образом выглядит лекция? Если преподаватель интересный (а у нас все преподаватели были интересными), он забрасывает удочку, что называется: дает конспект (даже не требуя его записывать), через который студент может увидеть, что, оказывается, можно почитать вот это, посмотреть вот там-то. То есть преподаватель будоражит внутренний интерес. Если студент имеет пытливый ум, то после лекции он пойдет в библиотеку или выйдет в Интернет и найдет необходимые книги, на которые ссылался преподаватель.

Например, преподаватель между делом упоминает беседу святителя Василия Великого для юношей о том, как получать пользу из языческих сочинений. Он не требует от студентов это читать, но если студент интересуется, то откроет и прочитает. Или курс патрологии. Тяжелейший курс. Но патрология в Духовной академии – это фактически ода о святых отцах и их учении. Сейчас, кстати, издали очень хорошую хрестоматию, два тома, где содержатся только выдержки из святоотеческих учений, не целиком представлены, но кто желает, тот прочтет.

Тут вопрос усердия, радения или лености. Искусственный интеллект нашу леность кормит. Лень – двигатель прогресса. Чем больше я погрязаю в разных сервисах, которые мне предлагают не думать, тем более ленивым я становлюсь. Не надо выходить из дома, куда-то идти, можно даже и кредит онлайн оформить. Только вопрос, как отдавать его потом, если ты сидишь дома и не работаешь. То есть здесь искусственный интеллект может и помочь, и навредить. Помочь может, во-первых, тем, что будет подсказывать, составлять план обучения, предлагать какие-то методики. Во-вторых, он может предложить какую-то альтернативу: тут прочитал цитату, там прочитал цитату, и это может быть весьма интерактивно. В результате человек цитаты читает, но по факту он ничего не делает, а просто развлекается. Даже святоотеческими и библейскими цитатами можно ведь развлекаться: а давайте поугадываем?..

– «Что такое “3,14”?»

– Любимый вопрос протестантов: Иоанна, 3,14.

– Потому я и вспомнил... Удивительный профессор Лев Иосифович Гительман (Царство ему Небесное) говорил очень простую вещь: высшее образование – это не количество знаний; это умение и знание, где добывать знание.

Вопрос у меня в следующем. Безусловно, мы по любви Господней созданы свободными и можем своей свободой распоряжаться сами как хотим, причем даже в ущерб самим себе, принося себе вред. Неужели мы способны адаптировать искусственный интеллект и нам ничто не грозит? Или все-таки опасность искусственного интеллекта лежит в нас самих, в нашем собственном эгоизме, в нашей нелюбви? Или все равно существует некий заговор против христианства? Ведь сейчас растут и гностицизм, и воинствующий атеизм. Я сейчас не буду говорить о воинствующем атеизме, но гностицизм начинает набирать какие-то темпы, потому что нам не нужно знание без некого абсолютного знания, и тогда нам не нужен Бог. Нам просто нужно наше знание о Боге. Можно вспомнить «Матрицу»: вот две таблетки, и этот мир существует уже без меня, а я словно убийца этого мира интеллектуального разума.

– Конечно, в мире на Христа восстают многие и многое, и на учеников Христовых тоже. Я не буду говорить ни о каких заговорах, но могу сказать, что христианин, человек, который живет по тому учению, что дал Христос, – это очень неудобный человек.

Представим себе такую ситуацию: профессиональные разработчики искусственного интеллекта, всех этих сервисов и технологий, имеют власть, и мы это прекрасно видим. Об этом ведется очень много дискуссий в Интернете и в общественном пространстве. Эти люди пользуются своей властью, и часто эта власть проявляется очень жестко по отношению к человеку.

– Потому что нужен потребитель.

– Да. Искусственный интеллект превращается в инструмент некой тоталитарной машины, которая просто порабощает человека. Человек должен быть встроен в систему цифровой экономики, он должен слушаться, должен делать то, что ему говорят, а это ограничение его свободы.

Христос говорит: Познайте истину, и истина сделает вас свободными. Христос любит нас, Он желает, чтобы мы были свободными, и призывает нас к покаянию. Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное, – говорит Христос каждому из нас.

Грех нас порабощает, делает несвободными, отдаляет от Христа. Но несвободной делается и та система, которая сегодня выстраивается в мире. Что же отнимает эта тотальная цифровая сеть с очень хорошо внедренным в нее цифровым интеллектом? Она пытается отнять у нас нашу свободу, пытается диктовать нам, что нам делать, и так далее.

Мы это уже проходили, это уже проходила наша многострадальная Родина, когда многие и многие люди за веру во Христа оказывались в застенках. Но, уверяю вас, сегодня мы уже оказались в этой цифровой экономике, в этой системе, которая активно выстраивается, и у нее уже есть название – «цифровой ГУЛАГ».

И когда мы уже оказались внутри этой системы, самое важное для нас, христиан, – сохранить нашу свободу, то есть остаться свободными в мире, который пытается с помощью всевозможных технологий, стараниями недобросовестных людей, жаждущих избыточной власти, нашу свободу максимально ограничить.

– Вопрос от телезрителя из Москвы: «Искусственный интеллект достаточно глубоко внедряется в нашу жизнь. Возможно, вскоре многие профессии окажутся невостребованными. Таксисты, медсестры, инженеры, люди других профессий окажутся не у дел, и им придется переучиваться, получать другие профессии. Что же тогда будет с Церковью? Ведь уже сейчас некоторые богослужения проходят виртуально. Останется ли у людей стремление посещать церковь?»

– Я уже говорил, что христианин в мире очень неудобен, об этом нам говорил Христос. Сам Христос был неудобен, и Его распяли. Для мира мы выглядим очень странными. Человек, живущий по Христовым заповедям, для тех, кто занимается активным внедрением цифровой экономики, выглядит странно и непонятно. Это бунтарь, и с ним надо разобраться, потому что он опасен.

Христианин опасен, потому что он может понимать, что все эти вещи лишают его самого главного – свободы. Хотя, казалось бы, нам усиленно предлагают: «Вот вам самая настоящая свобода, пользуйтесь. Это так круто! Столько разных сервисов мы вам предлагаем… Искусственный интеллект за вас уже все решил». И так далее.

Что же касается заданного вопроса, я скажу так. Недавно мы с супругой смотрели очень интересный выпуск National Geographic о мегакораблях. Там показывали порт Роттердама, в котором еще с 90-х годов прошлого столетия разгрузка контейнеровозов происходила полностью автоматически. Там по инфракрасной сетке ездят грузовички, краны, а человек в этом вообще не участвует. Люди сидят где-то за компьютерами и всего лишь нажимают на кнопочки.

Понятное дело, это сложный процесс, и сколько рабочих мест было в порту до того, как произошла эта компьютеризация... Это докеры-механизаторы, машинисты погрузчиков; в общем, огромное количество людей. Куда они все подевались в маленькой Голландии? Это же трагедия для каждой отдельно взятой семьи, когда мужчина теряет работу. Это всегда неприятно, а в кризис вообще страшно.

И вот сейчас мы живем в новое кризисное время, когда цифровая экономика чувствует себя как гриб в грибной год. В этом году было очень много грибов, говорили, что хоть косой коси. Так вот, цифровая экономика и внедряемый искусственный интеллект развиваются сейчас так же активно. Да, какие-то рабочие места все же появляются, например, рабочие места курьеров. Говорят, что во время самоизоляции на одно рабочее место курьера претендовали 50 или даже 500 человек. Казалось бы, несложно – взял продукты, положил в рюкзак и понес их из пункта А в пункт Б.

Тем не менее многие профессии с развитием искусственного интеллекта и с повседневным его внедрением уходят в прошлое, и мы остаемся на обочине жизни. Понимаете, люди остаются на обочине жизни! Конечно, те, кто имеет навык в сфере IT, сейчас зарабатывают очень большие деньги. Это программисты, тестировщики и так далее. Многие из них развивают искусственный интеллект и нейросети.

Нельзя сказать, что за это мы должны их осуждать и требовать от них покаяния и отказа от работы. Они реализуют свои таланты, и ведь искусственный интеллект может работать и на благо человеку. Например, в медицине, где внедрены эти технологии, врачам стало намного проще работать.

Но ведь кто-то лишился работы, и это большая проблема. Как ее решать – пока непонятно. Конечно, можно сказать: «Друзья, у России земли много, давайте все уедем в деревню», – и это интересный вариант, чтобы у каждого была своя земля. Я бы попробовал, но я понимаю, что я настолько увяз в городской жизни, что все бросить и уехать с женой в какой-то дремучий приход для меня просто невозможно.

– Это тоже надо уметь.

– Да. Причем одного желания, одной фантазии мало. Здесь еще нужны навыки ухаживания за землей, за своим домом. То есть это большая проблема, которая зреет,  и ее нужно будет как-то решать.

А что касается христиан, будем ли мы ходить в храмы, я не знаю. Я не могу отвечать за всех нас, я только могу сказать, что то, что сейчас происходит, ведет к гипертрофированной индивидуализации. Когда всех запирают на самоизоляцию, человек вынужден сидеть дома. Выйдешь на улицу – получишь дубиной по голове, даже в тюрьму могут посадить за это, могут оштрафовать и так далее. Сиди дома и молись онлайн.

Но я знаю примеры приходов, где, на мой взгляд, была идеальная схема в то время, когда нашим священноначалием храмы были закрыты. Я разделяю точку зрения священноначалия на то, что это было необходимо, и я видел, как умело это было реализовано в некоторых приходах. Когда люди были вынуждены оставаться дома, священники служили в храме, богослужения транслировались, а после они брали Святое Причастие, шли по домам своих прихожан и причащали всех, кто таким образом участвовал в литургии.

Это для нас новая литургическая практика, и я не знаю, станет ли она нормой. Я бы хотел, чтобы все оставалось по-прежнему, я в этом плане глубочайший традиционалист. Я считаю, что служить нужно в храме, в храме нужно всем вместе молиться едиными усты и единым сердцем, и потом кульминация – причащение. Но какой будет реальность завтра, я не знаю. Возможно, практика, которую я озвучил, может стать новой литургической реальностью.

– Вопрос от телезрительницы из Кузбасса: «Какова вероятность влияния развития интеллекта на сознание человека? И еще хотелось бы узнать, как христианам следует относиться к трансгуманизму».

– Естественно, на развитие нашего сознания это может повлиять по-разному, в зависимости от того, как мы принимаем эти технологии. Если я с радостью принимаю все блага, которые мне предлагают сервисы искусственного интеллекта (предположим, он может сам позвонить и записать меня в парикмахерскую), – это одно. Мне даже не придется прилагать никаких усилий, мне просто придет оповещение, что голосовой помощник записал меня в парикмахерскую, или на прием к психологу, или еще куда-либо.

Он уже знает все мои предпочтения, и он за меня выбирает, какие мне смотреть фильмы, какие читать книги, какие развлекательные мероприятия посещать. Он продумывает за меня маршрут. Предположим, можно проехать так, затем пересесть на самокат, потом пройти пешком и так далее. То есть я перестаю заниматься своим собственным развитием.

Раньше я тратил много времени на то, чтобы определиться, что мне посмотреть. Предположим, я знаю, что есть прекрасный фильм Андрея Тарковского «Сталкер». Что может перекрыть мое впечатление о «Сталкере»? Ничего, потому что этот фильм – некая кинематографическая вершина... А сейчас мне искусственный интеллект сам будет предлагать то, что я хочу.

Таким образом, у нас есть выбор – мы либо развиваемся, либо деградируем. Я предлагаю всем нам развиваться. Конечно, нужно помнить, что у нас есть блага, но иной раз нужно прибегать к помощи карты. Ну хорошо, один раз этим маршрутом прошли или два, но на третий раз нужно попробовать пройти его своими ногами.

А что касается трансгуманизма, это, конечно, большой вызов для нас, для каждого христианина. Будем помнить о том, что Христос призывает нас быть свободными, познать Его как истину. И когда нам предлагают другую свободу под видом блага, будем помнить, где истинная жизнь, истинная свобода и что истинный путь – это Христос.

Конечно, вся эта цифровая экономика сегодня крепнет. Это новая реальность, в которой мы пребываем, в которой нам приходится жить, нравится нам это или нет. И опять же христианин очень неудобен для этой цифровой экономики, потому что он может понимать суть вещей.

Христианин может понимать, что это ведет к порабощению его сознания, к деланию его несвободным, к тому, чтобы он просто отключил свой мозг, свою ответственность, возможность принимать решения, чтобы он стал как бы биороботом, за которого все уже решили и которым легко управлять. Пока человек отдает себе отчет в том, что истина – это Христос и что свободным его делает Христос, освобождая от греха, от проклятия, от смерти, его путь будет иметь знак «+», чего я всем желаю.

– Да, но здесь, конечно, есть очень много аспектов, связанных еще и с нашим желанием быть одновременно и с Христом, и с удобной верой. Мы говорили о том, что существует некое лайт-православие во многом из-за этой пандемии. К сожалению, приходится констатировать, что многие ушли из церкви, потому что оказалось, что они могут спокойно жить без нее.

Осталось малое число людей, но эти люди по-настоящему верные. И вот это действительно очень радует. Вопрос заключается в следующем: помните, сколько нужно было праведников, чтобы Господь не уничтожил Содом и Гоморру?

Скажите, существует ли такая опасность в нас самих, когда нужно бить в колокола, потому что осталось уже меньше десяти праведников?

– Мне кажется, мы начали бить в колокола с момента рождения Христовой Церкви  (имею в виду Христовых учеников и людей, старающихся быть верными Христовыми учениками) и так и продолжаем это делать. Каждая эпоха предъявляет серьезный вызов христианину, Церкви. И сейчас мы столкнулись с очень серьезным вызовом в том плане, что ни с чем подобным Церковь никогда не сталкивалась.

Сейчас на всех уровнях ведется очень серьезная работа, этакий мозговой штурм, можно сказать. И как с этим быть? Мы видим, что решения приходится принимать буквально на ходу, и представляете, какая  ответственность лежит на Святейшем Патриархе, когда ему нужно принимать решение и предлагать его для всех верных чад Православной Церкви… Какая ответственность лежит на епископе, который заботится о своей пастве, даже на настоятеле, когда он, например, видит, что кто-то в приходе заболел, и решает, что с этим делать... Пошла тотальная заболеваемость – один, другой, третий, четвертый… И что с этим делать? Заболел сам священник – что с этим делать? И так далее.

Сегодня мы пребываем в новой реальности, и здесь очень важно наше внутреннее духовное напряжение, чтобы мы едиными усты и единым сердцем продолжали славить Христа, несмотря ни на какие вызовы. У нас сегодня есть возможность быть в храме, так давайте радоваться этой возможности.

Перед тем как храмы должны были закрыться, когда уже говорили, что они закроются, я вышел к прихожанам и сказал: «Может быть, сегодня у нас служится последняя литургия. Я не знаю, будет ли вообще у нас еще служба, когда мы соберемся все вместе. Давайте просто порадуемся тому, что сегодня мы вместе. У нас есть «сейчас». У нас у всех есть только «сейчас». Прошлое уже ушло со всеми своими противоречиями, ошибками, победами. Будущее еще не наступило, и мы не знаем, какие вызовы будут в будущем. Но сейчас у нас есть возможность славить Христа, каяться, участвовать в литургии. Пока храмы открыты, пока нет никакой самоизоляции. Искусственный интеллект еще не победил человеческий интеллект, и он не победит его, потому что Господь не даст это сделать. Поэтому будем радоваться тому, что есть сейчас, будем радоваться этому моменту».

– Псалом 150-й заканчивается словами: Всякое дыхание да хвалит Господа. И мне представляется, что не дышит дух в искусственном интеллекте. Но наше дыхание пусть славит Господа. И если в нас есть сердце, если оно бьется для Господа, то все должно быть в порядке и у нас впереди не может быть ничего ужасного. Но, конечно, Вы правы, это испытания сегодня для нас. Так будем беречь свои силы для Бога, а не для искусственного интеллекта.

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Нина Кирсанова и Людмила Белицкая

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​