Беседы с батюшкой. Где искать поддержку и опору в испытаниях

26 октября 2020 г.

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает протоиерей Димитрий Беженарь, клирик храма Ахтырской иконы Божией Матери (село Ахтырка), кандидат богословия, ответственный по миссионерской работе Сергиево-Посадского благочиния.

– Сегодняшняя беседа посвящена очень важной, актуальной теме – где искать поддержку и опору в испытаниях. Прежде всего, дорогие друзья, хотелось бы напомнить вам священные строки Евангелия. В восьмой главе Евангелия от Матфея мы читаем о событии, которое потрясло простодушных, простосердечных, искренних учеников Христовых. Они находились на Тивериадском море. Спаситель был после продолжительной проповеди. А так как Он был совершенный Бог и совершенный Человек, истинный Человек, во всем подобный нам, кроме греха, то Он утомился после долгой проповеди и исцелений и уснул на корме.

Разыгралась буря. Галилейские рыбари – опытные люди, для них буря на море не была чем-то необыкновенным, чрезвычайным. Но они испугались, видя, что Учитель с ними, но спит. В страхе, в смятении, даже с укором они будят Господа и говорят: «Учитель, или Тебе нужды нет, что мы погибаем?» Господь, пробудившись ото сна, обращается к ним с такими словами: «Что вы так боязливы, маловерные?» Он сказал буре: «Умолкни, перестань». И в ту же секунду стихия прекратилась. Ветер перестал дуть, волны перестали колебать утлое суденышко. Ученики Господа были в смятении, страхе и даже недоумении и спрашивали друг друга: «Кто же это, что даже ветер и море повинуются Ему?»  А ведь они к тому моменту уже были свидетелями множества чудес, исцелений Спасителя.

Это очень важный пример для нас. Иногда у нас бывают испытания (скорби, болезни, неприятности; что-то неожиданное, что меняет привычный формат жизни). Порой даже у верующих людей может возникать сомнение, внутренний крик, обращенный к Богу даже с некоторым укором: «Господи, неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем? Неужели Ты не видишь, что происходит сейчас в нашей жизни, как мы страдаем, как нам тяжело?» Но Господь все видит. Он на самом деле не спит. Он все видит, но попускает что-то для испытания веры. И не просто для испытания, а для воспитания веры, для ее укрепления.

В 14-й главе Евангелия от Матфея мы читаем о том, как Господь, сойдя с горы Фавор, отправил Своих учеников в Галилейское море одних, а Сам остался помолиться. В четвертую стражу ночи (в древнем мире ночь была разделена на четыре стражи, то есть последняя стража ночи – это последние три часа перед рассветом) ученики попали в подобную ситуацию, но уже без Учителя в лодке. Разыгралась буря, они были в страхе за свою жизнь и вдруг увидели, как Христос шествует по водам. Увидев Его, они в страхе вскричали. Божественный Иоанн Златоуст, святитель Церкви, выдающийся истолкователь Священного Писания, говорит, что здесь Богом было попущено более сложное испытание, чем первое. Тогда Учитель был вместе с ними на корме и уснул, а теперь Учителя нет с ними. Они борются со стихией и вдруг видят идущую по водам фигуру. Они в страхе вскричали, и Господь тут же ободряет их: «Это Я, не бойтесь». Из дальнейшего евангельского повествования мы знаем, что апостол Петр даже хотел прийти к Спасителю по водам.

Почему мы сегодня обращаем ваше внимание на эти евангельские эпизоды? Иногда Господь попускает какие-то испытания, безусловно, неприятные для нас, но это не просто так, а с целью испытания нашей веры. Чему-то Господь хочет нас научить. Пожалуй, главная мысль, к которой хотелось бы призвать всех наших зрителей и слушателей: надо помнить святоотеческое наставление, что период испытаний – это период больших возможностей. Преподобный Паисий Святогорец, один из великих святых ХХ века, неоднократно повторял многим приходящим к нему людям такое изречение: многие святые древних эпох хотели бы жить в наше время. Почему? Чтобы проявить свою верность Богу, свою жертвенность, свою любовь к ближним. Сейчас можно перечислить длинный список того, как современные люди оценивают современную жизнь. Они говорят, что жизнь невыносима, очень тяжела, что никогда не было так сложно, как сейчас, и так далее. Но святые хотели бы жить в такую эпоху, чтобы проявить свою веру. А нам Господь даровал возможность жить в непростые времена. Для чего Господь нам это попустил? Чтобы укрепилась наша вера.

Надо смотреть на период испытаний с глубокой верой, с любовью, с надеждой на Бога как на период одновременно и испытания веры, и возможности для исправления себя.

– Как во время испытаний не потерять веру? Хорошо говорить об испытании, когда его нет, а когда оно наступает, чувствуешь себя абсолютно одиноким в этой борьбе с миром. Как не подумать, отчаявшись, что Бога нет рядом, что Он не поможет и все надо делать самому?

– Не только с миром, а с миром, плотью и дьяволом, как говорит святой апостол Павел. Действительно, очень непросто. Но именно в таких ситуациях испытывается наша вера. Не случайно все святые отцы Церкви говорят, что Бог никогда не попускает ничего бесцельно. Преподобный Паисий Святогорец говорит, что когда Господь попускает скорби, болезни или испытания, Он преследует сразу несколько целей. Кому-то надо укрепить свою веру, кому-то надо что-то в себе пересмотреть.

Если быть честным, сколько современных людей легкомысленно относятся к воскресному богослужению?  Мы сейчас говорим о верующих людях, они знают заповедь Божию: шесть дней трудись, седьмой отдай Господу. Именно в седьмой день у них находятся «неотложные» дела, которые откладываем на воскресный день, пренебрегая воскресным богослужением. Думаю, наши зрители вспомнят и смогут подтвердить, что такое бывает: если мы откладываем вроде бы неотложные дела на воскресенье, когда надо прийти в храм и помолиться, воздать Богу благодарение, то и дела не получаются, которые мы отложили на воскресный день, и богослужением мы пренебрегли. Иногда Господь может попустить так, что привычный уклад жизни может измениться. Вроде бы захочешь пойти на службу, но уже не всегда сможешь.

Если Господь что-то попускает, у Него всегда благая цель. Даже зло попускается Богом, чтобы оно привело к благим последствиям. Есть еще один нюанс (думаю, наши зрители, вспомнив свою жизнь, согласятся). Все мы, верующие люди, хорошо знаем, что надо соблюдать пост в среду и пятницу. Это аксиома, даже дети в воскресной школе это знают: среда и пятница – постные дни. Но посмотрите в реальной жизни, многие ли серьезно относятся к посту в среду и пятницу? Находят любую благоприятную возможность, чтобы нарушить пост. Или они в путешествии, или в командировке, или юбилей, праздник, корпоратив. С внутренним облегчением человек забывает, что соблюдение поста в среду и пятницу – это вообще-то заповедь Святой Церкви.

Или молитва. Частная, келейная молитва – это возношение ума и сердца к Богу. Заканчивается трудовой день. Нужно встать и поблагодарить Бога за пройденный день, за то, что ты остался жив, что успел за день выполнить свои планы, что твои близкие здоровы. Многие ли из нас с охотой,  любовью,  усердием становятся на вечерние молитвы? Наверняка немало современных людей вечернее правило заменяют правилом Серафима Саровского (три раза «Отче наш», три раза «Богородице Дево» и Символ веры). Ничего плохого нет в том, чтобы читать эти молитвы, но согласитесь, дорогие друзья, для взрослых верующих людей сокращать молитвенное правило до столь малого, причем делать это регулярно – это признак некоторого нерадения. Это говорит о том, что молитва в твоей жизни не является чем-то очень важным, главным. Твое общение с Богом, благодарность Богу, возношение ума и сердца к Нему не являются тем, чем ты дорожишь. А иной раз (думаю, наши зрители со мной согласятся) мы оставляем молитвенное правило на самый поздний период, когда уже нет никаких сил. Преподобный Паисий Святогорец говорит: мы Богу вместо любви, внимания и благоговения оставляем лишь зевоту и усталость.

Так вот, времена испытаний попускаются Богом для того, чтобы мы пересмотрели свое отношение к молитве, посту, к богослужению и многому другому. Чтобы мы свою жизнь исправили.

– Испытания бывают разными. Например, болезнь маленького ребенка или врожденная болезнь, патология. Это ведь тоже испытание. Как, глядя на маленького ребенка, который будет больным всю жизнь, подумать, что дело в том, что надо исправить свою жизнь и начать читать утренние и вечерние молитвы? Мне кажется, в уме человека это абсолютно разные плоскости.

– Совершенно с Вами согласен. Наш человеческий разум, наша логика начинают протестовать. В сердце начинает клокотать негодование: Господи, за что мне, что я такого сделал? Почему у других все нормально, а мне такое испытание, как болезнь ребенка? Иной раз (мне такие случаи известны) родители в скорби говорят: «Господи, лучше или меня забери или я буду болеть, лишь бы не болел мой ребенок».

Давайте вспомним блаженную Матрону Московскую. Это великая святая. Ее почитают люди, даже далекие от Церкви, зная ее предстательство перед Богом и то, как скоро она помогает. Она родилась, говоря современным языком, с врожденной патологией. Но смотрите, кем она стала впоследствии. Пусть родители не сразу это поняли, но они со смирением приняли этот крест. Вроде бы ребенок, родившийся с патологией, нуждается в жалости, помощи, а она сама стала помощницей для тысяч людей. И до сих пор, кстати, ее дерзновение перед Богом велико, скольким людям она помогает...

Вопрос болезни детей, конечно, таинственный. Думаю, никто из благоразумных людей не дерзнет попытаться проникнуть в тайну Промысла Божия, почему в конкретной семье Господь это попустил. Но святые отцы Церкви говорят, что надо задавать вопрос не «почему», а «для чего». Для чего Господь это попустил именно тебе?

– Для чего Господь может попустить испытания?

– Для того, чтобы укрепилась вера, чтобы в последующем ребенок или взрослый, пройдя через испытания и болезни, очистил свое сердце и стал проводником благодати Божией, чтобы помогать другим. Жертвенность: человек становится сосудом благодати и путеводной звездой к небу, к Богу для многих других людей.

– То есть испытания посылает Бог?

– Если быть более точным с терминологией, из Соборного послания апостола Иакова мы знаем, что Бог «не искушается злом и Сам не искушает никого».

– Я к этому и хотел подвести.

– То есть Господь не посылает болезни, скорби, а попускает действие скорбей, болезней, неприятностей. На тончайших весах премудрости Божией и Его благости и любви все взвешено. Если Господь что-то попускает, то для того, чтобы это привело к благим последствиям. Но это тайна Промысла Божия. Каждый отдельный человек – это загадка. Например, старец Фаддей Витовницкий – один из великих подвижников веры Сербской Церкви – очень мудро говорил, что мы не только о других никогда ничего не можем знать до конца, но и наша душа для нас является загадкой. Вся наша жизнь – это школа веры, школа познания себя и Промысла Божия в своей жизни.

– Вы знаете цитату апостола Павла, который в Послании к Римлянам пишет: а ихже предустави, тех и призва, а ихже призва, сих и оправда, а ихже оправда, сих и прослави. Эта цитата очень часто толкуется в смысле предопределения. Значит ли это, что Господь предопределяет человека к испытаниям, к хорошему или плохому и, как следствие (в более масштабном смысле до чего дошли отчасти протестанты в лице кальвинистов), спасение или погибель человека?

– Такого буквалистического и даже примитивного понимания Промысла и предопределения Божия, какое выражено у наших дорогих друзей протестантов, на самом деле исказивших чистоту Евангельского учения и полностью отвергнувших Предание Церкви, Православная Церковь не имеет. Промысл Божий и предопределение понимаются в том смысле, что Бог желает всем спастись и прийти к познанию истины. Это как бы магистральное направление Промысла и предопределения Божия. Но у каждого человека свободная воля. Бог дал эту свободу и не отнимает ее, но каждого человека ставит в такую ситуацию, когда бы он мог максимально направить свою свободную волю к добру. То есть Он окружает человека в течение всей его жизни обстоятельствами, которые помогут ему (при желании) задуматься: для чего я живу на земле, кто я вообще, к чему я стремлюсь, есть ли Бог, есть ли вечная жизнь? Почему я совершил какой-то поступок и чувствую, что я за него наказан. Чем наказан? Святые отцы говорят, что мы наказываемся своими же грехами. Совершая грех, мы уже получаем наказание за этот грех. Творим добрые дела – получаем утешение в душе и стяжаем благодать Божию. Предведение Промысла Божия в том, чтобы все спаслись. Этого хочет Бог.

– Вопрос телезрительницы: «Много верующих людей были огорчены снятием сана Андрея Конаноса. Он многим впервые открыл веру, был проповедником христианства. Как такое могло произойти и можно ли читать его произведения?

– Безусловно, с большой болью и огорчением отозвался в сердцах многих почитателей архимандрита Андрея Конаноса этот акт, когда он в конце августа заявил о снятии с себя сана и монашества. Это было воспринято с большой скорбью. Немало людей были смущены этим, а люди околоцерковные, которые просто наблюдают за жизнью верующих людей (я некоторые мнения читал в Интернете), даже пытались преподать поступок отца Андрея как героический, честный, как поступок по-настоящему умного человека. Более того, в Интернете даже было мнение, что по-настоящему умный пастырь рано или поздно обязательно поступит так, как архимандрит Андрей Конанос.

Конечно, ни один верующий и здравомыслящий человек, чадо Православной Церкви, с такой точкой зрения не согласится. Избави Господи нас осуждать лично человека. Не судите, да не судимы будете, это заповедь Спасителя нашего. Лично осуждать человека – это грех, а тем более осуждать человека, который оказался в сложной жизненной ситуации и, безусловно, совершил очень опрометчивый шаг. Более того, с человеком произошла духовная катастрофа, личностная трагедия. Осуждать человека бессмысленно, бесперспективно и неблагоразумно. Я бы, например, не дерзал и никому бы не советовал лично осуждать кого-то за тот или иной поступок. Мы все перед Богом, и только Господь знает, что в сердце человека. Последние шаги жизни человека в руках Божьих. Мы не знаем, может быть, он еще покается, исправится и восплачет о своем опрометчивом шаге. Даже пример благоразумного разбойника должен нас останавливать от поспешного осуждения человека.

Надо четко отделять человека от его слов и дел. Поступок, безусловно, нуждается в церковной оценке. В Священном Предании подобный поступок называется падением. Сознательный уход от служения всегда назывался падением. Это личная катастрофа человека. Есть и другие люди в священном сане, которые уже заслужили популярность, любовь своими произведениями, лекциями, выступлениями, а потом решили уйти. Некоторые и после двадцати пяти лет служения у престола Божия уходят. В начале этого года некоторые священники сознательно отказались от служения Спасителю в священном сане. С еще большей скорбью могу предположить, что этот случай не последний.

Мы можем дать оценку события, оценку этого поступка на основании Священного Предания: этот поступок, безусловно, неверный. Личную трагедию и ошибку человека преподавать как поступок героический мы, конечно, не должны. Проведем аналогию. Известный художник, который радовал своим талантом и произведениями многих людей, выставлял свои картины, вдруг после двадцати лет творчества ломает кисти через колено, топчет и рвет все свои холсты и говорит: все, с этого дня я никогда не буду заниматься этим творчеством. Конечно, для его поклонников, для почитателей его таланта это будет шок, и едва ли творческая общественность такой поступок художника (или музыканта) будет воспринимать как поступок умный и достойный подражания. Едва ли вы услышите, как кто-то скажет: «Смотри, как поступил этот художник; каждый умный художник рано или поздно должен поступить так же!» Такой оценки вы не услышите.

Апостол Иоанн Богослов ясно, недвусмысленно говорит в своем Первом послании: мы должны любить Бога, потому что Он первый возлюбил нас. Предать любовь Того, Кто тебя первый возлюбил и жизнь Свою за тебя отдал (я говорю сейчас о Христе Спасителе), отказаться от этой любви – считать такой поступок героизмом и проявлением чего-то очень достойного ни в коем случае нельзя.

Вы спросили, стоит ли читать его произведения. Тут каждый решает сам для себя. В произведениях приснопоминаемого архимандрита Андрея Конаноса все было проникнуто духом психологического позитивизма: «Не мучайте себя воспоминаниями своей греховности, не терзайте себя и своих детей». Он был проповедник радостного, радужного, позитивного христианства.  Я не могу что-то советовать, потому что каждый решает для себя сам, стоит ли читать подобные произведения: они все-таки уводят в сторону от святоотеческого Предания.

− Апостол Павел писал: всегда радуйтесь. Этот мотив радости присутствует и у апостола, и у святых отцов первых веков. Мне кажется, он актуален и сейчас: в мире достаточно скорбей, испытаний, бедствий, катаклизмов, в этом году − страшная эпидемия, которая уносит десятки, сотни тысяч жизней. Призыв помнить о Христе как о радости − очень важный и полезный. Как Вы думаете?

− Апостол Павел говорит: Всегда радуйтеся. Непрестанно молитеся. О всем благодарите: сия бо есть воля Божия о Христе Иисусе в вас. Но радость как позитивное психологическое веселье – это одно, а радость в душе, примирившейся с Богом через покаяние, – это нечто иное. Мое глубокое убеждение состоит в том, что психологический позитивизм, которым пронизаны произведения Андрея Конаноса, – это совсем не та радость.

Не надо забывать, о чем говорит нам Господь в Святом Евангелии (мы ведь не можем оттуда выбирать что-то одно, как делают протестанты): кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Крест – это добровольное принятие всего, что возлагает на тебя Божий Промысл: скорби, болезни, испытания, продолжительная, до слез, пота и крови, борьба с самим с собой. Вот что значит крест: отвергнись себя.

К сожалению, в произведениях отца Андрея Конаноса и других «позитивных» проповедников радужного, радостного христианства практически нет никакого упоминания о Христе как Спасителе, о кресте, крестоношении, о борьбе с собой.

− Вы говорили про поступок Андрея Конаноса, но, с другой стороны, среди священников часто возникает такая проблема, как выгорание. Кто знает, может, он в какой-то момент выгорел и поэтому сделал такой шаг? Когда священник служит 25, 30, 40 лет, то начинается процесс выгорания: он служит машинально, не ощущает молитвы, теряет связь с Богом, превращаясь просто в исполнителя треб. Возможно ли, что он в такой ситуации осознал свое несовершенство, признал, что не может восстановить связь с Богом, и поэтому сложил с себя сан? Будет ли он оправдан в этой ситуации?

− Я немного интересовался темой профессионального выгорания. Сам по себе этот термин может быть уместен в разных видах профессиональной деятельности человека: у психологов, педагогов, в других профессиях. Но, я глубоко убежден, к священству  он абсолютно неприменим.

Профессиональное выгорание может произойти, если какой-либо род деятельности человеку наскучил. Но священство – это не профессия, когда можно профессионально выгореть, это служение Богу, Который прежде возлюбил нас, как пишет апостол Иоанн Богослов. Священническое служение – это служение любви, поэтому здесь более уместен термин не «выгорание», а «разлюбил».

Когда, например, муж разлюбил жену или жена мужа, то это падение, катастрофа, личностная трагедия. Муж не может сказать жене: «Мы с тобой 20 лет вместе, и я выгорел». Он просто разлюбил, жена ему наскучила, ему стал дорог кто-то другой. Таким образом, муж изменил той, которую должен был любить. Поэтому измена Богу, Который для тебя стал Человеком и умер на Кресте, чтобы даровать тебе вечную жизнь, − это не профессиональное выгорание, а падение.

В Священном Предании есть ответы на многие вопросы, которые современный человек ищет у психологов. Но в Предании и психологии разная терминология: то, что психологи называют профессиональным выгоранием, в святоотеческой аскетике называется страстью уныния. Об этом много написано в «Добротолюбии» (я защищал кандидатскую диссертацию по этому сборнику): продолжительное состояние уныния приходит и к подвижникам, которые 30−40 лет жили в пустыни. В православной аскетике есть не просто пояснение, что такое уныние, но даже лекарство, помогающее с ним бороться.

Возвращаясь к Вашему вопросу, проведу следующую аналогию. На поле боя бойцы (солдаты, офицеры) полагают жизни за други своя. Свистят пули, разрываются снаряды, бой идет долго. И вдруг кто-то из бойцов, понимая реальную опасность, почувствует, что выгорел, что ему стало неинтересно воевать, и сбежит с поля боя. Должны ли другие солдаты, офицеры, оглянувшись, сказать: «Посмотрите, какой молодец! Он выгорел и честно поступил: покинул поле боя. Давайте и мы все сложим оружие и поступим так же»? Едва ли кто-то сможет оправдать подобный поступок.

Мы не дерзаем, избави нас Бог, кого-то осуждать. Но поступок нуждается в христианской оценке: бывают поступки, которые не могут быть образцом для подражания. Мы людей, их совершивших, должны жалеть и молиться за них. Если подойдет ко мне человек, который, например, снял с себя священный сан и попросит помощи, то все, что в моих силах, я сделаю для него. Потому что он – образ Божий. Но если он попросит: «Поддержи  меня − ведь я прав», я скажу ему: «Мой друг, я тебя очень люблю и готов помочь, но я не могу твой шаг считать правильным, потому что он − измена Тому, Кто тебя возлюбил до смерти».

− Очень интересная аналогия пастырского служения с линией фронта.

Вопрос телезрителя: «Что отвечать людям, которые думают, что когда священник или монах снимает с себя сан, то он поступает честно по отношению к своим прихожанам; якобы это лучше, чем обманывать себя и других?»

− Когда молодой человек, будущий пастырь, учится в духовном учебном заведении и чувствует в своем сердце призыв служить Богу у престола Божьего, то очень хорошо, если у него есть духовный руководитель − опытный духовник. Он, подобно личному лечащему врачу, зная историю болезни и состояние здоровья, вовремя подскажет будущему священнику, на что ему нужно обратить внимание. Хорошо также, если студент духовного учебного заведения помнит о каноническом возрасте для принятия сана: 25 лет −  для дьякона, 30 лет − для священника. Торопиться не нужно, необходимо сначала созреть: преподобный Паисий говорил, что когда плод на дереве созрел и к нему прикоснешься – он сразу останется у тебя в руке.  

Будущему пастырю важно понимать, что когда он примет священный сан, то должен будет стать для своих прихожан и отцом, и матерью – в прямом смысле этого слова. Представьте себе: ты отец и мать для своих прихожан, но спустя 25 лет  вдруг почувствовал, что не хочешь больше быть таковым. Умный ли это поступок, честный, благородный? Обратите внимание: мы говорим о поступке, а не о человеке. Можно ли такой поступок считать образцом для подражания? Можно ли сказать: «Посмотрите, какой честный»? Или многодетный отец придет домой и скажет: «Детки, я чего-то выгорел, не хочу больше быть вам отцом». Может ли общественность оправдать такой шаг? И тем более выставлять это ореолом героизма, честности и праведности? Это опять же личностная трагедия тех людей, которые отказались от служения Богу, изменили Тому, Который их возлюбил. Такой поступок ни в коем случае не может быть честным и благородным.

− Наверняка что-то послужило причиной этого поступка? Обычно человек приходит в храм и обращается к Богу с молитвой, но чаще подходит к священнику с просьбой о помощи: с ним можно поговорить с глазу на глаз.  А где самому священнику искать помощи в подобных испытаниях, когда еще немного и придется идти на крайние меры?

− Духовный отец должен быть не только у студента духовного учебного заведения (что, к сожалению, сейчас есть не всегда). Кто такой духовный отец? Это более опытный в духовной жизни человек, с которым ты можешь посоветоваться. Возникли сомнения или чувствуешь, что что-то тебе не по силам, духовник вовремя подскажет: здесь не торопись, здесь сделай так, туда не ходи, это почитай. Как лечащий врач говорит: «Ведите правильный образ жизни, принимайте это лекарство», так и духовник укажет духовное лекарство. Если же духовника нет, то приходится заниматься самолечением, а любое самолечение может привести к печальным результатам.

У человека в священном сане также должен быть духовный отец – другой священник, более опытный в духовной жизни. В замечательном творении Иоанна Лествичника «Лествица» есть «Слово особенное к пастырю…». В нем святой Иоанн говорит о том, что если ты не можешь быть руководимым, то ты не можешь руководить другими. То есть если ты не умеешь принимать советы, прислушиваться к тому, что тебе говорят, то как ты можешь давать советы другим?

Духовник должен быть у священника, сколько бы лет он ни служил − 20, 30, 40, чтобы избежать того, что психологи называют профессиональным выгоранием. Но я еще раз подчеркну: к священству выгорание неприменимо. Выгорать могут те, кто занимается психологией. Священник же, наоборот, с годами все больше и больше воспламеняется любовью к Богу и людям. Например, известные старцы-духовники XX века из Троице-Сергиевой лавры прошли через гонения и к концу своих лет жизни не только не выгорели, но воспламеняли любовью к Богу и окружающим других людей. Одной встречи с архимандритами лавры отцом Кириллом или отцом Наумом, одного взгляда на них было достаточно, чтобы весь твой груз скорбей как рукой сняло. Человек прослужил, допустим, 50 лет, он имеет телесные немощи, еле ходит или не встает с постели, но ты приходишь к нему и получаешь заряд духовных сил. Почему так происходит? Потому, что благодать Божия − «немощная врачующая и оскудевающая восполняющая». И тот, кто ее стяжал, изобильно ею делится, она у него не оскудевает.

− Вопрос телезрительницы: «Я очень часто получаю благодать от Бога, но когда приходят очередные скорби,  забываю про нее и начинаю скорбеть, чувствую уныние. Как избавиться от этого состояния, когда наступают испытания?»

− Даже святые апостолы Христовы, которые были со Спасителем, общались с Ним, были свидетелями Его чудес, слышали Его божественные глаголы, обращались к Нему со словами: «Господи, умножь в нас веру». Даже они просили умножения веры и могли находиться в состоянии страха и трепета, так что Господь ободрял их Своими Божественными словами.

Поэтому силы нужно искать в молитве к Богу. Надо полюбить и частную молитву, и  молитву на богослужении: на Божественной литургии, всенощном бдении. Это должно стать нормой жизни для всякого верующего человека. Тут никак нельзя не согласиться со словами известного современного священника-миссионера отца Андрея Ткачева, который с присущим ему талантом говорит, что если ты русский православный человек, но в воскресенье не на богослужении, то ты вовсе не христианин. Действительно, свою жизнь нужно стараться строить так, чтобы воскресный день отдавать Богу. Конечно, бывают разные ситуации, не зависящие от нас: допустим, рабочая командировка, но, согласитесь, она не может круглый год выпадать на воскресенье.

Надо стараться делать все, что от нас зависит, чтобы всю свою жизнь построить так, чтобы чувствовать необходимость, внутреннюю потребность в богослужении.  Как говорит святой праведный отец Иоанн Кронштадтский,  храмовое богослужение удивительно обновляет и укрепляет душу, наполняет силой, чтобы терпеть скорби, преодолевать искушения, нести немощи ближних. А праведный Иоанн Кронштадтский  знал, о чем говорил: к нему со своими проблемами и скорбями ежедневно приходили сотни людей, и он для каждого был и отцом, и матерью. И силы он черпал именно в богослужении. В его дневниках так и написано: если бы люди понимали силу и благодатную помощь богослужения, то не пропускали бы ни одной службы. Это говорит великий пастырь, который  служил Божественную литургию каждый день, как мы знаем.

Мирянам надо стараться выстраивать свою жизнь так, чтобы в ней было место частной молитве и молитве за богослужением. Преподобный Паисий Святогорец, которого мы сегодня упоминали не один раз, говорил, что когда молишься, становишься подобным радисту: тот во время военных действий постоянно поддерживает связь с центром. Поэтому чем чаще выходишь на связь, тем чаще получаешь помощь. Молитва – очень важное оружие в борьбе с искушениями, испытаниями и скорбями: она укрепляет душу и соединяет нас с Богом.

− Вы говорите, что нужно ощущать потребность в богослужении, а как этого добиться? Ведь утром в воскресенье гораздо чаще ощущаешь потребность в сне.

− Мне сложно это понять, потому что у священников такой образ жизни, что в воскресенье мы не испытывает сильной необходимости в сне: мы знаем, что должны быть на своем боевом посту. По поводу мирян я с Вами согласен: трудовая неделя бывает очень непростая, и воскресенье для кого-то может быть единственной возможностью немножко отдохнуть, дать себе успокоение.

Проведу аналогию, думаю, понятную всем нашим дорогим зрителям. Молодой человек назначает свидание своей возлюбленной. Неужели ко времени встречи его будет одолевать сон? Ему точно будет не до сна, потому что он хочет встретиться с любимой, все его мысли о ней. Так же и она думает о нем. Это, конечно, аналогия, она, может быть, немного груба, тем не менее, когда нам предстоит встреча с любимым, какой может быть сон или отдых?

Если бы мы старались возгревать в себе любовь к Богу, то воскресный день ждали бы с великой радостью. А сейчас мы видим, что только испытания заставляют людей вспомнить о Боге. У наших предков на Руси была очень мудрая пословица: «Чем больше скорбь, тем ближе Бог». Какая глубокая мысль! Поэтому в скорбях, тем более когда Господь близок, нужно обращаться к Нему за помощью.

− Наша передача подошла к концу, и я хотел бы по традиции попросить Вас подвести итог программы и что-то пожелать нашим телезрителям.

− Дорогие друзья, хочется еще раз вам напомнить, что Бог попускает нам испытания не просто так, а за наши грехи. Господь любит человека и хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины. Нам надо стараться с Божьей помощью смотреть на испытания, скорби и тяжелые жизненные обстоятельства как на время возможностей, потому что испытания – это время для того, чтобы пересмотреть свою жизнь.

Обратите внимание, сколько врачей сейчас самоотверженно, не жалея себя, отдают все свои силы на служение другим людям, на то, чтобы кого-то спасти. А некоторые из них, я полагаю, в храм не ходят, святых отцов и Евангелие не читают, но они оказались в сложной ситуации. Разве для нас, верующих людей, это не образец? Поэтому верующим людям тем более надо смотреть на период испытаний как на возможность послужить Богу и людям, упорядочить свою жизнь, больше молиться, относиться более серьезно к посту и храмовому богослужению.

Нужно думать не о том, как мне плохо, а что я могу сделать для ближних. Утром проснулся и подумай, кому ты можешь сегодня помочь, чем-то облегчить страдания, скорби, может, купить и занести кому-то продукты, позвонить. Порой звонок по телефону  очень важен для человека.

Давайте будем смотреть на испытания как на возможность исправлять себя, служить Богу и ближним.

Ведущий Александр Черепенин

Записали Маргарита Попова и Наталья Богданова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​