Беседы с батюшкой. Как любить ближних, если мы говорим на разных языках? Cвященник Михаил Проходцев. 21 июня 2024

21 июня 2024 г.

– Тема сегодняшней передачи: Троица. А также такой важный аспект: как любить ближних, если мы говорим на разных языках? Казалось бы, это затрагивает самые разные конфессии, самые разные народы. Может, мы и затронем другие языки, но будем говорить о русском языке.  Эту тему можно обсуждать в течение многих лет. Наверное, так и происходит. И сколько бы мы ни сталкивались с проблемой Троицы, много проблем и размышлений возникает в нашей голове и душе по поводу вообще этого понятия. Но мы будем говорить не о богословском понимании этого, а о миссионерском и даже самом бытовом.

Когда мы говорим на разных языках, я не думаю, что проблема заключается в том, на древнегерманском, новогреческом, английском или немецком языке мы славим Бога. Но мы можем даже не научиться понимать друг друга на понятном для всех русском языке. В связи с этим возникает вопрос: как мы можем разговаривать друг с другом, если говорим на одном языке, но оказывается, что на разных?

– Это очень интересный вопрос. Конечно, в первую очередь мы можем разговаривать друг с другом на языке Божественной литургии. Наверняка многие из нас хотя бы раз в жизни были свидетелями богослужения, совершаемого не на церковнославянском языке. Я не говорю про современный русский язык. Я на таких богослужениях не бывал. Я говорю про богослужения, например, на грузинском, греческом, английском языках. Я участвовал в литургиях в Америке на английском языке, на Кипре на греческом языке, в Грузии на грузинском языке и в нашем родном Отечестве на церковнославянском языке. Во всех славянских странах и во всех странах Святой Руси литургия служится на церковнославянском языке.

Когда оказываешься на богослужении, не зная грузинского и всех других мною перечисленных языков, совершенно понятно, что происходит. Мы можем не уметь разговаривать друг с другом на нашем общепринятом языке, который нам дан Богом для того, чтобы мы взаимодействовали друг с другом, но, когда совершается Божественная литургия, мы все, православные христиане, можем друг друга понять. Человек из России, русский, участвующий в богослужении в Грузии в Божественной литургии, поймет все, что происходит. Он поймет, что сейчас ектенья, что поют «Господи, помилуй», что поют Херувимскую песнь, Евхаристический канон, что священник возглашает и славит Святую Троицу, что людей приглашают к пению «Верую…» и «Отче наш…», что выносят Святую Чашу со Святыми Дарами и сейчас будет Причастие. Поймет и благодарственные молитвы.

Господь установил Церковь в мире, и Господь действует в мире в Своей троичности, в трех Личностях: Бог Отец сотворил небо и землю, Бог Сын спас нас от греха, проклятия и смерти, а Бог Святой Дух действует в мире как Утешитель. Они абсолютно равны по Божеству и действуют в мире для нашего спасения. Естественно, вся Божественная литургия пронизана троичностью Божества, пронизана славой Божией, дыханием Божиим, радостью пребывания в Боге. Поэтому первый и главный язык, который объединяет нас, говорящих в буквальном смысле на разных языках и часто не понимающих друг друга, – это язык прославления Бога.

В Божественной литургии могут участвовать люди, которые друг с другом не согласны по тому или иному вопросу. Сегодняшняя ситуация в мире и у нас в Отечестве разделила общество. Это не секрет. Кто-то за то, что происходит, кто-то – против. Но и те, и другие могут оказаться в одном храме за Божественной литургией, не зная, каких они взглядов, будут приступать к Святой Чаше и причащаться Господа нашего Иисуса Христа. И те, и другие будут с Богом. Господь, конечно же, хочет соединить нас всех, разделившихся по каким-то своим убеждениям, причинам, принципам. Господь нас соединяет вместе.

Опять же Божественная литургия – это яркий пример того, как Господь собирает людей совершенно разных взглядов: политических, общественных, мировоззренческих, разных характеров, в том числе говорящих на разных языках в буквальном смысле. Литургия – это яркий пример того, как Бог хочет, чтобы все были с Ним, чтобы все были едины, никто друг с другом не конфликтовал, не враждовал, все любили друг друга и возрастали в этой любви.

Церковь существует для этого. К сожалению, сегодня разделений во всем мире очень много, в том числе и в среде православия. В нашей большой православной семье, во вселенском православии тоже есть вопросы, которые требуют разрешения. Но очевидно, что Господь хочет, чтобы все мы жили в мире, не конфликтовали друг с другом, не ссорились, и для этого нам дана Божественная литургия – универсальный язык для понимания друг друга.

– Вопрос телезрительницы из Костромы: «Душа человека после смерти, которая идет в рай, встречается с Иисусом Христом. А увидит ли эта душа Бога Отца? Второй вопрос: как понимать то, что грех, который совершает человек против Святого Духа, никогда ему не прощается?»

На первую часть вопроса Господь отвечает так: в тот день вы не спросите Меня ни о чем. В тот день, когда человек предстает пред Богом, ему все становится понятно, и тогда он постигает тайну Троицы. Сейчас нам тайну Святой Троицы очень сложно постичь. Мы ее можем только чуть-чуть приоткрыть. Все богословие об этом: о постижении тайны Святой Троицы. Далеко мы продвинулись в наших богословских трудах? Нам может казаться, что далеко. Но насколько мы для себя открыли Святую Троицу благодаря векам развития богословия, молитве, этого мы не знаем. Но мы рады тому, что можем быть причастны к познанию Божества. Вся наша жизнь – это процесс уподобления Богу, то есть познания Бога, познания Святой Троицы.

Что касается хулы на Духа Святого, то речь идет о самоубийстве. Почему этот грех не может быть прощен? Потому, что в любом другом случае у души есть шанс, что Господь помилует и спасет по молитвам Церкви, а когда человек осознанно и намеренно совершает самоубийство, он как бы занимает место Бога и решает за Него. Атеисты часто задают вопрос, на который на самом деле мы можем легко ответить: «Может ли Бог создать камень, который не сможет поднять?» Бог уже создал камень, который не может поднять, хотя Он Всемогущ. Это человек. Потому что Бог нам дал свободу. Если человек не хочет, чтобы Бог его поднимал, то Бог не будет этого делать. Если человек намеренно отказался от этого навсегда, то он навсегда лишил себя помощи Божией, благодати и возможности быть с Ним в вечности, то есть обрек себя на вечный холод, мрак и ночь, на пустоту без Бога. Ад самоубийцы – самый страшный ад.

– Вернемся к нашей теме. Когда мы говорим о непонимании друг друга, наверное, здесь невозможно избежать вопроса, связанного со следующим: если… брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой. Имеется в виду, что если мы не понимаем друг друга в истине и в какой-то степени в духе, то каким образом мы способны возобновить этот общий язык?

– Каким образом мы сегодня способны восстановить общий язык с нашими братьями на Украине? Молиться друг за друга – и восстановим. Нас поссорили сатанисты-глобалисты, но ни один украинец русскому не враг. Потому что это все большой русский триединый народ Святой Руси. Здесь русские, там русские, в Белоруссии русские, и по всему миру тоже русские живут, в разных частях света.

Русский мир огромен и весь мир обнимает, он не только в границах России. Кажется, что сегодня примирение невозможно, но оно возможно. И молитва творит чудеса. Представляете, в каждом храме каждую литургию совершается молитва о даровании нам всем мира. Мы молимся и просим Бога: «Возстави паки во всех странах Святой Руси мир и единомыслие, друг ко другу любовь обнови в людях Твоих».

И как хочется Западу, чтобы то, что происходит сегодня, не прекращалось... Уже все хотят мирно жить друг с другом, обняться, поплакать, вместе молиться и ездить друг к другу в гости, но сатанисты делают все, чтобы мы продолжали враждовать.

Нам нужно жить в мире, поэтому мы молимся. Господь слышит молитву всей Церкви за наше святое русское единство и обязательно посрамит всех нечестивцев, которые желают нам погибели. Нечестивцев ждет только погибель, а желающих жить друг с другом в мире и любви ждет радость пребывания во Христе. Уповаю, молюсь об этом и верую, что так в скором времени и будет. Аминь.

– Вопрос телезрителя из Воронежа: «Расскажите немножко о церковнославянском языке, потому что на этом языке молятся не только в России. По поводу Грузии я считаю, что Грузия для нас родная. Святой митрополит Зиновий (Мажуга) наверняка и исповедовал грузин, и молился вместе с грузинами. И схиархимандрит Виталий (Сидоренко)...»

– Церковнославянский язык – это уникальный, сакральный богослужебный язык, который мы должны беречь, чтобы он не выхолащивался; мы не должны вносить в него никаких изменений и должны радоваться тому, что Господь нам его дал. Потому что через церковнославянский язык очень многие неграмотные люди, когда не знали даже никакого письма, начинали разуметь Священное Писание. Это удивительно.

Например, моя прабабушка знала наизусть почти всю Псалтирь на церковнославянском языке, будучи безграмотной. Ликбез, конечно, помог очень и ей в том числе – она хотя бы научилась читать и писать. Но до того времени, как она научилась читать и писать, она слушала чтение на церковнославянском языке и впитывала это. Впитывала так, что знала псалмы, разумела, о чем они, и на примере этих псалмов учила закону Божьему своих детей, сыновей, дочерей, потом и внуков. Это очень ценно.

Чтобы раньше чтец мог поступить в монастырь, он должен был знать наизусть Часослов, Псалтирь и еще много чего. То, что мы на этом языке не разговариваем, а используем его только для богослужения, – великая милость Божия, потому что сохраняется красота, чистота, поэтика и мистика церковнославянского языка. Сколько откровений я слышал от людей в Церкви, и у меня самого это было, что читаешь по-церковнославянски – и такие глубокие смыслы открываются!

Я не говорю, что мы не должны читать Священное Писание или Псалтирь на русском языке. Пожалуйста, читайте. Чтобы не замыливалось осознание текста, можно почитать, например, молитвы ко Святому Причащению на церковнославянском языке, а потом на русском. Но я считаю (это мое частное богословское мнение), ни в коем случае не надо заменять церковнославянский язык богослужения на русский.

Благословлено сегодня нашей Церковью, например, требы совершать на русском языке, с объяснениями. Разрешается читать Апостол на русском языке после того, как он прочитан на церковнославянском. Какие-то еще вещи разрешается совершать на русском языке. Тем не менее у нас есть великий дар Божий – церковнославянский язык, и он объединяет множество славянских народов.

Например, если приезжаешь в Сербию, к сербскому языку быстро привыкаешь и начинаешь понимать, о чем говорят. Но все-таки сербский язык отличается от русского, и весьма значительно. Но когда начинается Божественная литургия, снимаются все вопросы – приходит понимание и единомыслие.

– Я очень рад, что Вы сейчас именно этот пример привели. Мне Господь дал возможность много общаться с сербами, нашими братьями во Христе. Вопросов никаких нет, потому что мы молимся в одном духе... Но возникает еще один вопрос. Часто мы внутри своего народа, даже во время богослужения, не совсем способны услышать и понять друг друга. Не можем услышать друг друга во время общей молитвы на литургии; внутри храма стараемся стоять друг от друга так, чтобы никто не мешал нашему предстоянию перед Господом. И так далее. Думаю, Вы понимаете, о чем я говорю. Если мы даже внутри одного храма, внутри одного прихода не понимаем, не слышим друг друга, тогда в каком духе мы находимся? Послезавтра, 23 июня, будет день Святой Троицы, на литургии мы будем коленопреклоненно молиться о ниспослании Духа Святого, о Троице, будем вместе радоваться этому. Все хорошо, замечательно. Но пройдет праздник Троицы – и мы опять будем стоять поодиночке в храме. Разрешите мое недоумение.

– Сегодня во всем мире тенденция к разобщенности, то есть индивидуализм. Индивидуализм – это, так сказать, семя либерализма. А либерализм – это сатанизм. Вот такую формулу выводит Александр Гельевич Дугин, замечательный русский мыслитель. Формула простая донельзя, но очень в точку.

Разобщенность и разделение – это цель дьявола. Разобщить, разделить, обезличить, расчеловечить – это цель сатанинского, дьявольского либерализма. Индивидуализм, разделенность в обществе – это одно из его зерен. Когда мы замечаем, что отдаляемся от людей, – это первый звоночек, что мы заразились либерализмом, что он в нас так или иначе проник. Бегай греха и спасешься, сказано в Священном Писании. Нам нужно бегать греха и либерализма бегать как греха.

Наверняка наши телезрители сейчас могут вспомнить, что были иные времена, когда люди друг с другом проводили больше времени, когда соседи в многоквартирном доме знали, кто в какой квартире живет, знали друг друга по именам, все друг с другом здоровались. Более того, были какие-то общие праздники, мероприятия, субботники и так далее. Это же было совсем недавно.

Обратим внимание на то, как построены наши дома. Советский период – замечательный период для архитектуры на самом деле. Сталинская архитектура – мощнейшая. Можно по-разному относиться к Сталину, но архитектура (например, сталинский ампир) просто восхищает своим величием. Все дома разные, огромные. Конечно, не такие огромные, как нынешние по 25 этажей...

– Мы здоровались со всеми соседями и знали, как их зовут. Мой брат живет в одной из европейских стран. Однажды он подошел к соседу, чтобы спросить что-то, и сосед ему сказал: «Если Вы еще раз спросите меня о чем-либо, я вызову полицию». Понятно, что вопрос и языка, и понимания, и общего культурного духа – очень сложный.

Вопрос телезрителя Евгения из Белгорода: «По Символу веры Бог Сын рождается от Бога Отца, а Святой Дух исходит от Бога Отца. Получается, что Бог Отец – Источник Троицы, то есть основа. Никак не получается равенства. Или же что-то напутали на Никейском Соборе с Символом веры».

– У нас есть догматика, есть богословие, есть нерушимые богословские истины, и они гласят, что Троица абсолютно равна в Себе по Божеству. Вообще христианство и вера в целом – совершенно парадоксальны. Пытаясь логически объяснить какие-то вещи, можно зачастую прийти в богословско-философский тупик. Вся философия упирается в какие-то тупики. Богословие пытается из этих тупиков, как по лестнице, выйти.

«Троица» преподобного Андрея Рублева как нельзя лучше показывает нам единство в Божестве и троичность в Лицах. Можно этого совершенно не понять за всю жизнь, но мы должны это принять.

Каждый раз, когда человек приходит креститься, я читаю Символ веры и спрашиваю: «Согласны ли Вы со всем тем, что здесь сказано?» Иногда человек спрашивает: «А что Вы сейчас прочитали?» Такое тоже бывает. Я отвечаю: «Вы хотите стать православным христианином, хотите креститься во Христа в Православной Церкви, и я читаю Вам Символ нашей веры. Если Вы с каким-то из пунктов Символа веры сейчас не согласитесь, мы будем общаться, пока не согласитесь. А если не согласитесь, то Вас нельзя крестить, потому что, получается, Вы неправославный и Вам надо туда, где все согласно Вашему мировоззрению».

Катехизация иной раз может проходить долго и мучительно. Мне как катехизатору, как наставнику определенной семьи, которая хочет крестить ребенка, хочется, чтобы человек уразумел Символ веры. Если кто-то не согласен с каким-то пунктом Символа веры, то он неправославный.

Поэтому, дорогой Евгений, святым отцам виднее, чем нам с вами.

– При крещении крестные родители ребенка или взрослый человек, который принимает крещение, произносят Символ веры. И, наверное, это одна из самых тяжелых для понимания молитв. Когда мы молимся Иисусовой молитвой и просим: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного», – мы можем духовно напрячься и хотя бы один раз произнести эту молитву от всей души и всем сердцем. Но когда мы произносим Символ веры, напряжение настолько велико, что невозможно, чтобы мы один раз поняли Символ веры – а дальше пошло по накатанной. Для того чтобы мы научились говорить на одном языке, должны ли мы научиться молиться на одном языке? И должны ли мы уметь молиться вместе?

– Язык молитвы универсален. Для того чтобы уметь разговаривать друг с другом на одном языке, Вы верно сказали, нужно уметь молиться на одном языке. Приведу пример.

В храм святой Нины, в котором я долгое время служил, однажды пришел глухой человек. Напомню нашим дорогим телезрителям, что называть глухого немым – это оскорбительно, потому что глухой говорит на языке жестов, который абсолютно такой же, как язык, на котором мы разговариваем. Языка жестов я не знаю, но понял, что этому человеку плохо и ему нужна духовная поддержка. Он написал на бумаге, что у него заболел ребенок, находился в больнице рядом с храмом. Я пригласил его помолиться, мы встали перед иконой Спасителя и молились вместе. Я не знаю, как он молился; он не говорил с Богом на языке жестов, он внутренне общался с Господом. Он русский, и я русский, мы оба петербуржцы, но он не слышит и говорит на языке жестов, а я говорю на русском понятном языке. Но мы молились вместе, совершенно понимая друг друга, понимая, чего мы просим у Бога, чего ожидаем от Милосердного Господа нашего Иисуса Христа. Это яркий пример молитвы и разговора на одном языке. Хотя, по сути, в каком-то смысле мы говорили на разных языках.

И таких примеров много. Например, поездки в паломничество. На Святой Земле я не был ни разу, но знаю, что в одно святое место может прийти множество иностранных групп, и не только православных. Так вот, если кто-то молится (например, греческий священник), то все встают и тоже молятся с ним. Греческого языка не знают, но понимают, что сейчас идет молитва, и каждый к молитве присоединяет что-то свое.

Вы говорили об общественном богослужении и о том, как научиться молиться вместе. Это, кстати говоря, еще и пастырская ответственность. Священникам очень важно объяснять людям, напоминать много раз, что сейчас время общей молитвы, что это общественное богослужение, и если диакон или священник говорит: «Господи, помилуй», – все должны говорить: «Господи, помилуй»; пусть не вслух, но все.

Есть время перед службой поговорить со святыми, поставить свечи. Во время богослужения есть возможность помолиться за своих ближних на ектеньях о здравии, упокоении. Есть возможность после богослужения поблагодарить Бога как-то особенно, от себя. Но это наша общая молитва.

Молитва, богослужение – это то, что призвано нас объединить. Это очень сложно понять, потому что разъединений больше, чем того, что соединяет. Но Тот, Кто соединяет, сильнее всякого разделения. Это Бог. Бог Всемогущ. И Бог дал нам все для того, чтобы мы могли быть вместе и могли понимать друг друга. Понимать и на языке молитвы, и на языке литургии, и на языке простого человеческого общения.

– Хочу Вас ошарашить вопросом: что такое Церковь?

– Церковь – это Господь и мы вместе с Ним. Церковь – это корабль спасения, его дал нам Бог, чтобы все мы взошли на этот корабль и пошли тем курсом, который для нас определил Христос, туда, где истина, путь и жизнь, в Небесное Царство.

– Благословите наших телезрителей.

– Всем, дорогие, Божьего благословения. Завтра – Троицкая родительская суббота: обязательно вспомните всех усопших сродников, помолитесь о них.

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Таисия Зыкова и Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать