Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

31 января 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Ясеневе (Московское подворье Оптиной пустыни) и Покровского храма в Ясеневе архимандрит Мелхиседек (Артюхин).

– Когда первый раз в своей жизни Вы приехали в студию телеканала «Союз»? Вы помните этот день?

– Если честно, нет. Но сегодня я был рад услышать дату: 16 лет телеканалу «Союз». Просвещение, позитив, информация... Кто-то из мудрых людей сказал: слова назидают, но только дела влекут. Но если человек не услышит, то откуда будет назидание и влечение? Поэтому сначала хотя бы теорию мы говорили, наметили какой-то фундамент, а потом человек уже сам начинает потихонечку что-то строить. Японцы говорят: когда рыбак терпит кораблекрушение, важно помочь ему не рыбой, а снастями. А рыбу лови сам, дорогой.

Огромная роль «Союза» в том, что он дает конкретные «снасти»: примеры, советы, наставления. Я думаю, это очень ценно. И самое главное, канал епархиальный. Я все время удивляюсь этому мужеству, огромному труду. Наверное, это все не без помощи Божией и всех сочувствующих, всех, кто смотрит.

Мы сегодня  готовили программу о сострадании, и был такой вопрос: в чем разница между состраданием и жалостью? Пожалеть, что у телеканала «Союз» денег не хватает, – это жалость, а перечислить деньги – это уже сострадание. Без денег люди страдают, а те, кто помогает, – сострадают. В конце концов мы вкладываем это в просвещение. Человек смотрит – какой-то вопрос, какая-то новость, какой-то фильм, какая-то положительная информация.

Апостол Павел говорил: «Вера от слышания, а слышание от проповедующего. И как уверуют, если не услышат?»  Поэтому сотрудникам телеканала, его руководству, которое в Екатеринбурге, дай Бог и здравия, и силы, и помощи Божией, и творческих успехов. А мы – простые зрители, виртуальные паломники по тем или иным святым местам – будем помогать чем можем.

Там, где нужно соучастие, недостаточно одного сочувствия. Мы все кому-то в чем-то сочувствуем. И это прекрасно, так и должно быть в нашей жизни. От сочувствия рождается сострадание, потому что сначала чувство, потом действие. Сострадание – это действие. Недостаточно только сочувствия, когда нужно действие, то есть соучастие. Я считаю, что это наше общее огромное дело – поддерживать Церковь, быть ее живыми членами. Поэтому кто советом, кто трудом, кто копейкой – мы все вместе делаем одно благое дело.

– Это наш общий праздник, не только нашей команды, но и всех телезрителей, которые нас смотрят.

– Шестнадцать лет. Сначала всё на коленке, с большим трудом, потом больше и больше техники, расширение программ, идей, мыслей. Я думаю, что это потрясающе. И это тяжелейшая ежедневная работа.

– Да, это правда. Лично для меня, например, телеканал «Союз» та компания, те люди, которые, можно сказать, поменяли мою жизнь, потому что она повернулась в другую сторону.

– Дай Бог, не у одного тебя так.

– У нас памятные даты. Завтра мы вспоминаем день интронизации Святейшего Патриарха Кирилла. Это тоже большой день для Церкви, потому что его патриаршество проходит в достаточно сложный период и для людей, и для Церкви. Почему мы вспоминаем эту дату? Что самое главное хотели бы сказать в этот день?

– Но это последнее время страшное, 2019 год. С ходу обозначим главные вехи и моменты. Я прошел через строительство Покровского храма в Ясеневе (его называют Третий Иерусалим), это началось еще до «Программы-200». Вдумайтесь, восемь лет (с 2000 по 2008 год, а Патриарх в 2009 году заступил) мы занимались одними только согласованиями проектов. Везде футболили, одни только препятствия, какие-то проблемы. Восемь лет ушло на бумажки, а храм строился шесть лет.

Сейчас по «Программе-200» все священники избавлены от этой волокиты в восемь лет. Сейчас катастрофически не хватает финансов, но административный ресурс на нашей стороне, на стороне Церкви. Кто это решил? Это кардинально решил наш Патриарх, когда договорился с Юрием Михайловичем Лужковым сначала вообще на шестьсот храмов, но потом хотя бы для начала решили строить двести храмов. Это чрезвычайно много: умножение епархий, числа духовенства, семинарий.

И в этот день, накануне юбилея, пожелаем Святейшему помощи Божией, укрепления сил. Ведь все проходит через сердце, ум, душу человека, который за все отвечает. Мы за свою семью не можем ответить, а тут отец для целой Церкви. Помощи Божией Святейшему Патриарху, многая и благая лета, здравия, чтобы пережить эту волну, которую мы сейчас все переживаем,  непростое коронавирусное время. Дай Бог всем нам мужественно его пройти и выйти из этой ситуации обновленными.

Помню, Боули однажды сказал: мудрость и понимание жизни, которые человек приобретает через преодоление скорбей, не почерпнешь ни в каких книгах. Не оценишь своего благодатного, доброго, радостного, счастливого состояния, если не с чем будет его сравнить. Друзей ценим, когда теряем, здоровье ценим, когда теряем, лето ценим, когда зима, зиму ценим, когда жара. Поэтому это время надо пройти достойно, благодарно и самое главное – с помощью друг другу.

Сейчас, в наше непростое время, чрезвычайно важно сострадание, то есть деятельное соучастие. Хотя оно может начинаться даже со слов, потому что в этом тоже сострадание. Но за словами должны идти дела; как апостол Иаков говорит: вера без дел мертва. И Иоанн Златоуст говорит: плачьте с плачущими и радуйтесь с радующимися. Интересно, у Златоуста есть такое рассуждение: многие готовы поплакать, а вот порадоваться –  меньше, потому что люди уязвлены завистью и соперничеством.

– Это правда.

– Апостол так нам и говорит: не забывайте благотворения и общительности, ибо такими жертвами благоугождается Бог. Поэтому будь то дни рождения, юбилеи, те или иные события, свадьбы, похороны – мы все должны принимать в этом участие, не только в одних похоронах.

Кстати, я только что вернулся из Тулы с похорон духовника Тульской епархии архимандрита Пантелеимона. И я, и вся старшая братия Оптиной пустыни, когда ее открыли в 1988 году, его знали. Если были какие-то командировки в Москву, то мы очень часто заезжали, делая крюк, в Тулу, чтобы пообщаться со схиархимандритом Христофором (он был раньше духовником епархии) и отцом Пантелеимоном, который нас все время принимал в маленьком домике. На полу постелет, что-то расскажет, объяснит, какие-то монашеские вопросы разберем, и не только – он помогал советом. Сегодня вся епархия с ним прощалась, Царствие Небесное архимандриту Пантелеимону, 85 лет он прожил.

Не только на похоронах мы должны быть, но и разделять радость юбилеев и прочего, потому что через это мы избавляемся от зависти и соперничества. Порадуйся, ведь радость разделенная – это радость, умноженная вдвойне… Сейчас, казалось бы, нет повода радоваться, чаще другие поводы – сострадать, поэтому сами должны мы эти праздники для души и тела устраивать. Кто-то сказал: хочешь порадоваться – порадуй. У древних греков был замечательный алгоритм жизни: если тебя попросили, ты уже опоздал, ты должен сам соображать, видеть, слышать... Мы же относительно себя всё продумываем, как лучше, не ждем каких-то подсказок со стороны, как сделать, сами соображаем. То же самое должны соображать в отношении своей собственной семьи. Далеко не надо ходить.

Мы хотели поднять тему сострадания, но не только глобального характера, как о милосердном самарянине, который увидел избитого человека и помог ему. Не так часто в нашей жизни это бывает. А жизнь в семье ежедневная, и тут должно быть сострадание.

Во-первых, что такое сострадание в семье совершенно практически? Надо уважать труд бабушки, дедушки, жены, мужа, учительницы. Родители зарабатывают, а ты ботинки порвал, куртку порвал, тебе эта еда не нравится, другую тебе покупай, на это потратили деньги. Жена делала-делала ужин, ты поздно пришел, у кого-то перекусил, приходишь: «Ой, я не хочу, я уже там наелся». А зачем ты там наелся? Тебе жена готовила.

И еще никогда не надо забывать благодарить. Особенно благодарность для женщины важна, подстегивает ее, помогает и вдохновляет на большие труды. Если ее хвалить, она сделает в десять раз больше.

– Можно согласиться с этим.

– Это из жизни. И нельзя проходить мимо благодарности. Наоборот, надо на этом сделать акцент, даже если что-то было сделано не так… Однажды жена курицу спалила, приходит муж, смотрит – спаленная курица. Он сверху гарь снимает и говорит: «Слушай, дорогая, какая курица прекрасная, это мне напомнило студенческие годы и курицу на костре. Это просто восторг». Он ее спас, вдохновил.

Что это такое? Это ж надо думать головой постоянно, не только не обидеть, а из проблемы сделать позитив. И стоит запомнить: не надо усложнять простое, надо упрощать сложное. Без проблем жить невозможно. Кто-то сказал: наша жизнь как пианино – черные и белые клавиши, и невозможно сыграть мелодию, не коснувшись черных клавиш. Но черных клавиш надо только касаться, не надо все время по ним стучать.

Однажды преподаватель физиологии в медицинском институте позвал одного студента и говорит: «Держи стакан. Если выше поднимешь, что будет?» – «Тяжело будет держать». «А если еще выше?» – «Тяжело будет». – «А почему?» Он начинает объяснять: отток крови, недостаток питания мышц, мышца начинает сначала реагировать, потом болеть, потом ныть. Все правильно. Так и мы: если будем проблемы держать и вверх их подымать, тогда, конечно, от этого будет боль. Нельзя с ними носиться и постоянно их держать в уме, в сердце.

– Проблемы разные бывают. Есть глобальные, не бытовые.

– Но здесь надо переключаться.

– Болезнь близкого, например.

– Дело в том, что ты не можешь это исправить, ты можешь в этом помочь. Например, у человека сахарный диабет. Ты что – будешь все время это в голове носить? Но жизнь-то продолжается. Ты, зная о таком заболевании у жены, выбираешь не углеводную пищу, а белковую. Уже имеешь это в виду, но не имеешь в виду бесконечные переживания. С этим тоже люди живут. С проблемой надо жить, но нельзя зацикливаться на проблеме, надо зацикливаться на том, как ее решать и как ее переносить. А если просто смотреть: «Подгоревшая курица, подгоревшая курица...» – тебе легче от этого будет? Нет, выходи из положения. Что-то осталось? Осталось. Ну и все.

– Зато прожаренная.

– Кстати, он тоже это сказал… Вся наша жизнь – на мелочах. Все зависит от очков. Если очки черные, что бы ни делал близкий человек (бабушка, мама, теща, свекровь, брат, внук) – все будет в этом свете. Надел розовые очки – это любовь. А черные – это недоброжелательность, и все истолковывается в этом свете. Вся проблема не в людях, которые рядом с нами, проблема в наших очках. Их надо менять. Большей частью мы рождаемся с черными очками. Старец Паисий говорил: включайте добрые помыслы. Кстати, это тоже сострадание – поменять отношение к человеку. Это просто настроение, это не его устроение.

– То есть это принятие чужих недостатков.

– Их временное проявление вовсе не означает, что человек в глубине души вас не любит, вы ему безразличны или, не дай Бог, он вас ненавидит. Мы большей частью интерпретируем те или иные поступки в отношении к нам. Мы сам поступок иногда умножаем на десять со знаком минус, и получается, что мы сами все это додумали. А додумывать надо все время в лучшую сторону. Почему не поблагодарил, почему спасибо не сказал? Во-первых, не понял и не знает, сколько это стоит и сколько на это потрачено времени; во-вторых, у него давление, а в-третьих, у него сегодня был звонок негативный с работы, когда на него шеф наехал. В следующий раз будет по-другому. Во всяком случае, ты на этом негативе не зацикливаешься. Это тоже сострадание – не увидеть грех другого человека. Покрыть, не заметить оплошности, ошибки, оговорки...

Может быть, даже и забыть. А потом если об этом напомнить или как-то подсказать – тоже есть замечательное правило: доброжелательность. От доброжелательности и от тона человек готов принять совет, наставление, поправку. Недоброжелательный тон, какой-то наезд – цель достигнута не будет. Это уже отторжение. Поэтому стремиться к доброжелательности – это тоже сострадание. Жалейте чужое самолюбие. Человек что-то хотел сделать пафосно, хорошо, эффектно, вдруг у него это не получилось – и все, какая-то проблема, трагедия, конфуз. А это тоже будет сострадание – не заметить и не делать на этом акцента...

Надо, чтоб всем было хорошо. И надо быть зрячим, слышащим, даже затылком надо видеть, что можно предотвратить, а что можно сделать, чтобы человеку принести радость. Это наши мелочи и ежедневное наше соприкосновение с теми людьми, с которыми мы на работе, дома. Мы все ругаем американскую улыбку. Да, она у них натянутая, но это другой вопрос, какая она. Ну а почему наше плохое настроение должен кто-то видеть, замечать? Кто-то сказал: каждый день – добрый, и он не виноват, что ты встал не с той ноги. Пусть настроение будет…

Надо упрощать сложное. Старец Амвросий говорил: и не хочешь, а хохочешь. Почему? «От ласки у людей бывают другие глазки». И поэтому мы из этого чувства сострадания сами или создаем настроение у людей, или не создаем… «Слушай, а у меня настроения нет. Разве я должен из себя что-то изображать?» Можешь не изображать. Но ты или любишь, или не любишь, сочувствуешь или нет, сострадаешь или нет. Настроение у всех может быть плохим. Ты добавляешь свое. И что получается? Ты не сострадаешь.

Не надо дожидаться избитого, шедшего из Иерусалима в Иерихон. Иерусалим – святыня, Иерихон – область греха. Он шел не в противоположную сторону, не из Иерихона в Иерусалим, а куда-то от святыни (святые отцы обратили на это внимание). Поэтому и был избит, как толкуют некоторые святые отцы, не людьми, а бесами. Любой человек избивается бесами, когда сходит с креста.

У нас есть кому сострадать, с кем делить радость и горе. Надо молиться, чтобы мы были зрячими и слышащими. Я думаю, что это чрезвычайно важно в наше время.

Однажды я ехал по Москве и увидел замечательный баннер: «Если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь». Мы должны об этом думать.

Когда мы готовились к эфиру, ты хотел рассказать историю про учительницу.

– В «Войне и мире» есть следующий эпизод. Когда австрийские войска были разбиты, генерал Мак зашел в избу, где находилась ставка командования. Там был Кутузов. Австриец очень эмоционально жаловался на все, что происходило, оправдывался (поражение было сокрушительным). Михаил Илларионович молча ему поклонился.

Из истории известно, сколько раз его винили в отступлении русских войск. Можно сказать, он также получил долю негатива, который был направлен против проигравшего сражение австрийского генерала, как будто предвидя, что с ним это тоже может случиться. Моя учительница сказала, что в этот момент Кутузов проявил милосердие: просто скромно молча поклонился, выразил сочувствие, сострадание. Потом он был в такой же ситуации, когда современники упрекали его в неправильных действиях.

Я сделал такой вывод: если сейчас заставляю себя сострадать человеку, стараюсь делать это искренне, понимая его проблему, когда-то и мне помогут. Здесь есть некий юридизм: я – кому-то, а кто-то – мне.

– Пусть хоть так.

– С духовной точки зрения я понимаю, что так поступать не совсем, может быть, честно. Нужно сострадать и не ждать ничего взамен. Это, наверное, будет правильно? Как Вы думаете, батюшка?

– Надо молиться и просить у Бога милующего сердца. Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд.

Мне нравится поговорка: «Сегодня – князь, а завтра – грязь». Если ты занимаешь высокое положение в обществе, смотри на людей не сверху вниз, а хотя бы как на равных или (еще лучше) снизу вверх. Когда мы смотрим сверху вниз, не понимаем тех, кто внизу. Но, оказавшись в этом низу, вспоминаем, как мы относились к людям, смотря на них сверху вниз.

У Исаака Сирина есть потрясающая мысль: нужно оказывать благодеяние с радушием, улыбкой, делать то, что можешь, от души, потому что ты умножишь само благодеяние. Старец Паисий говорил: когда человек делает то, что должно, и еще чуть-чуть, он получает за это двойную благодать.

– Вот видите, получает.

– Да, это духовный закон. У нас в повседневном лексиконе есть понятие: прилетит.

– Это когда что-то плохое случается.

– Хорошее тоже прилетит. Это закон. Апостол Павел писал, что сеющий доброе пожнет доброе, сеющий злое пожнет злое.

Сократ говорил: истинная жизнь – жизнь не только для себя. Обрати внимание: про себя не забыл, с себя начинает. Когда человек до этого дойдет («не только для себя»), тогда жизнь изменится. Когда все только «мне, мне, мне», это вообще неправильно.

По-моему, Григорий Богослов сказал: «Господи, пусть я буду Твоими глазами, Твоими руками и ногами, потому что сострадание низвело Сына Человеческого на землю». Мы кто? Маленькие люди. Но стремиться к этому нужно? Нужно. В нашей повседневной жизни.

Я вспоминаю свою маму. Пришла с работы, дала конфету «Мишка на Севере» (тогда эти конфеты были дефицитом). Я развернул, съел. Мама говорит: «Павлуша, как ты думаешь, маме хотелось попробовать?» Думаю: «Вот это да! Я же уже ее съел!» Недели через две мама опять приносит конфету. Я, прежде чем съесть, помня урок, делю ее пополам. Даю половинку конфеты маме. Она берет и говорит: «Меня сегодня уже угощали. Спасибо, но я не хочу. Съешь сам». Я поделился. Она взяла.

Я вспоминаю мамины малюсенькие уроки. Это мелочь, но ты должен предложить, поделиться или с ней, или со старшим братом (просто в тот момент его не было). Если что-то давалось, это было сразу на двоих. Говорят, что семья с одним ребенком немножко несовершенная.

– У меня один ребенок.

– Пока. Будем считать, что она пока несовершенная.

– Кто-то из батюшек говорил: «Один ребенок – эгоист, два – конкуренты. Где три, там и четыре».

– Все-таки люди начинают понимать, что не одни.

– Я, например, осознаю: если бы в моей семье сейчас не было ребенка, мы были бы неполноценны. Я бы не понимал, зачем мы живем.

Батюшка, можно сделать вывод, что не нужно ждать несчастного человека, которому ты придешь и поможешь. Все на самом деле просто.

– Отец многодетной семьи дает матери поспать: пришел с работы домой – повел троих детей на улицу на полтора часа. Что это такое? Сострадание к кому? К своей жене. Конечно, печально, что мужчина никогда не будет женщиной.

– Да, не будет.

– Женщина никогда не будет мужчиной. Но Бог дает ей силы. Твоя жена? Тогда и береги ее. Да, она обязана. Да, она мать. Но она же не лошадь, в конце концов. Есть шутка: «Дети, запомните: мама не лошадь. Лошадь устает, а мама – нет». Лошадь встала – не пойдет, а мама идет и идет. А куда деваться? Когда женщина делает что должно, этого почти никто не замечает.

– Как будто это данность.

– Когда она перестанет это делать хотя бы на день, все сразу заметят. Если у детей возникают проблемы, они задают папе только один вопрос: «Где мама?» Семья – как государство: отец – президент или премьер-министр, царь, король, а мама – министр здравоохранения, финансов, министр по чрезвычайным ситуациям, культуре, спорту…

– Начальник штаба.

– Да. И министр по социальному развитию.

– Иногда и министр обороны.

– Да, это все мама. Если мы говорим про сострадание, надо начать с элементарного: жалеть.

– Интересно: жалеть, сострадать.

– Начальные чувства. Сострадание – действие (со-страдаю). Все начинается с жаления: стало жалко человека. А потом уже возникает действие. Чем жалость отличается от сострадания? Посочувствовать телеканалу «Союз» – это жаление, а оказать посильную помощь – сострадание.

– Батюшка, некоторые священники и психологи говорят, что когда возникает какая-то проблема, к ней можно отнестись как к приключению: есть определенный сценарий решения проблемы, по которому надо пошагово действовать. Может ли быть такое в духовной жизни?

– Как-то мудрено.

– Как приключение.

– Да какое приключение?! Хватит нам всяких приключений, не надо! Приключение, связанное с любой проблемой, которая не решается, может закончиться необитаемым островом.

– Может быть.

– Я говорю детям (и тебе скажу, и телезрителям): «Большие проблемы возникают из-за маленьких дел, не сделанных вовремя». Не надо к маленькому делу относиться как к приключению: «Ой, мелочь!» Кран течет – мелочь, да? Ушел домой, лампадку не погасил – мелочь?

Великий Четверг. Чтение Евангелия. Приходят домой – полыхает дача. Лампаду не погасили – и всё. Кто-то сказал: «От грошовой свечки Москва сгорела». Если мелочь может привести к проблеме, не надо оставлять ее на завтра. Необходимо решать это почти мгновенно.

Один из алгоритмов сострадания: пришла в голову мысль позвонить – возьми сейчас и позвони. Завтра может быть поздно. Поссорился с кем-то, пришла мысль позвонить (просто формальный звонок, не мириться) – не дожидайся Прощеного воскресенья. Захотел перемыть посуду или постирать – сделай это сегодня. Завтра у тебя такого настроения не будет.

То есть от Бога – желание, а от нас – лень. Апостол Павел говорит, что от Бога и желание, и действие. Оказывается, и желание доброго Бог всевает, но его можно пропустить. Поэтому добродетель должна быть мгновенной.

– Вопрос: «Что делать, если нет желания мириться с человеком (хочу избавиться от любого общения с ним), а в голове сидит мысль о том, что нужно помириться».

– Ссора ссоре рознь. Человек человеку рознь. Насколько там все серьезно? Может быть, от кого-то и надо избавиться. Апостол Павел говорит: Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. Потому что неприятно жить, осознавая, что кто-то тобой недоволен, очно или заочно тебя проклинает, желает зла. Но есть ситуации, когда ты ничего сделать не можешь. Остается только молиться за обидчика, клеветника, вора. Молитва будет состраданием.

Если уже все, что могли, сделали в отношении пьяницы, наркомана, блудника, вора, эгоиста, психа, есть средство, которому дьявол всячески мешает, – молитва за человека. Пусть это будут тропари об умножении любви, исцелении, три поясных поклона, три молитвы «Отче наш» («но избави нас от лукаваго»: под этим подразумевается сложившаяся ситуация). Тогда ты наливаешь елей на свою руку.

Авва Дорофей сказал, что врач, сострадая больному, наливает на свою руку масло. Раньше масляная вытяжка из трав была действующим веществом. Существует также спиртовая вытяжка из трав. Желая помочь больному, врач наливает масло сначала на свою руку, а потом растирает человека. То есть врачующий, оказывая милость, первым получает пользу.

Родители провожают детей в школу, жена провожает мужа на работу – это тоже сострадание. Перекрестили в дорогу – дело милосердия, сострадания.

У Иоанна Златоуста есть такая мысль: милостыня, оказанная душе, в сто крат больше милостыни, оказанной телу. Накормить, напоить, одеть – дела внешнего милосердия. А помощь грешнику встать на путь добродетели, молитва за него – милостыня, оказанная душе. «Можешь за человека помолиться?» – «Могу».– «А почему ты этого не делаешь?» – «Ну как-то вот так».

Каждый воскресный день православные христиане на литургии. Не должно быть вопроса: идти в храм или не идти? Ты идешь за всю родню, почившую и здравствующую. Не все же верующие, а почившие сами за себя помолиться не могут. Если не идешь в храм, упускаешь возможность сострадать и оказывать им духовную милостыню. Воскресный день – наисвятейший: день сострадания всем нашим родным и близким, живым и почившим.

Кто-то молится по толстым синодикам, кто-то – так. Господь знает, как принимать нашу молитву, кто как обнимает любовью. Священник возглашает: «Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся». Называться своими для Бога, мне кажется, дорогого стоит. Когда священник будет произносить молитву от лица общины, ты этих «всех и вся» потихонечку мысленно перебери.

Старец Зосима Донецкий говорил перебрать в уме воспитателей детского сада, учителей, нянечек, которые мыли школу, врачей, медсестер. Как? Как сможешь, как успеешь. Всех обойми умом. Тоже дело любви и сострадания. Молитва – это не только жалость, а уже действие. Потому что у тебя аритмия, гипертония, тебе за 65, а ты в храме. Это все-таки огромный труд.

Мы с тобой еще молодые, но передвигаться по гололеду непросто. Ладно в Москве: сел на метро, троллейбус (хотя соцкарты сейчас заблокированы). А в деревне? Это и есть сострадание.

– Батюшка, закончилось время нашей передачи. Я хотел бы попросить Вас обратиться к телезрителям.

Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд. Апостол Павел говорит: Радуйтесь с радующимися, плачьте с плачущими. Хочешь порадоваться – порадуй сам. Это самое главное.

Хотел с этого начать, этим закончу. Раба Божия Наталья из Туркменистана прислала цитату: «Сострадание есть главнейший […] закон бытия всего человечества». Это Достоевский, 200-летие со дня рождения которого мы с вами будем отмечать 11 ноября. Сейчас мы тоже живем этим юбилеем: 200 лет со дня рождения Федора Михайловича.

– И шестнадцать лет телеканалу «Союз».

– И годовщина интронизации любимого нами Святейшего Патриарха Кирилла. Многая и благая лета Святейшему владыке и телеканалу «Союз»!

Ведущий Сергей Платонов

Записали Елена Кузоро и Светлана Волкова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​