Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

28 июня 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает преподаватель Сретенской духовной семинарии, насельник Сретенского монастыря иеромонах Ириней (Пиковский).

− Первый вопрос будет посвящен Петрову посту: почему он еще называется Апостольским?

− Изначально в Церкви существовал только продолжительный Великий пост. Но не у всех людей была возможность пройти его поприще. Тогда для тех, кто не смог поститься Великим постом, был устроен Петров пост, который завершается днем памяти святых апостолов Петра и Павла 12 июля. Отсюда и название – Петров пост, или Апостольский.

− Интересно, что пост Петров, а не Петропавловский. Ведь праздник обоих апостолов...

Скажите, почему память таких разных апостолов, как Петр и Павел (Петр − один из двенадцати, Павел призван позже), празднуется в один день?

− Они действительно разные. Павел не был в числе двенадцати апостолов, он был призван непосредственно Господом Иисусом Христом, когда шел в Дамаск. Но именно эти два апостола благовествовали и основали Церковь в Риме. А Рим, как известно, в I веке был столицей Римской империи. Таким образом, столичная Церковь, созданная трудами, благовестием этих двух апостолов, получила собственное имя – Римская Церковь. Следовательно, их объединяет не только Рим, но и особое призвание от Самого Иисуса Христа. Как Петр был поставлен во главе двенадцати апостолов Самим Христом, так и Павел был непосредственно призван на служение Господом Иисусом Христом.

− Есть еще важное отличие: сохранилось очень много посланий Павла, а посланий Петра сохранилось почему-то меньше. С чем это связано? Петр, казалось бы, первый из апостолов…

− Мы не знаем, почему от одного апостола до нас дошло больше посланий, от другого меньше. Ни один из них в этом не меньше и не больше другого. Иконография отражает их почитание Церковью в равной мере. От апостола Петра дошло меньше посланий, но он не меньше потрудился. От апостола Павла дошло больше посланий, и он, конечно, больше сделал в отношении миссии, распространения христианства в Малой Азии, Элладе и Риме. Таким образом, у одного перевешивает количество писем, а у другого крепость веры.

− Интересно, что Петр был больше апостолом для иудеев: он проповедовал для своих. А апостола Павла мы знаем как апостола язычников, который пошел в первую очередь к грекам проповедовать слово Божие и отчасти даже помог язычникам принять христианскую веру. Значит ли это, что апостол Павел для нас более важен, чем апостол Петр? Мы все-таки христиане из язычников, а не из иудеев.

− Оба апостола родились в еврейской среде. Более того, как мы знаем, Павел специально учился у иудейского учителя по имени Гамалиил всей премудрости фарисейской. Оба апостола благовествовали язычникам. Как написано в Книге Деяний святых апостолов, именно Петр на Апостольском Соборе засвидетельствовал, что Господь, призвав его в дом языческого сотника, дал ему знак: что Бог очистил, того ты не почитай нечистым. После проповеди апостола Петра на весь дом язычника сошла благодать Святого Духа. Более того, именно Петр отправляется в Антиохию первый, а апостол Марк переводит его проповедь с арамейского на греческий язык. Поэтому нельзя сказать, что один апостол чуждался языческой среды, а второй трудился исключительно в ней. Ведь и Павел, как известно, в первую очередь шел в синагоги и там проповедовал своим соотечественникам, опираясь на текст Ветхого Завета. И тот, и другой послужили благовествованию и распространению христианства по всему миру. Вряд ли здесь можно вводить какое-то этническое различие. Апостол Павел сам пишет, что во Христе нет ни Еллина, ни Иудея. Именно поэтому в равной мере на обоих апостолах основывается Святая Апостольская Церковь (как и на других апостолах).

− Вы сказали, что ни один из них не чуждался ни иудеев, ни язычников, но ведь мы помним, как апостол Павел в одном из посланий обличает Петра в том, что он, придя в Антиохию, как бы отделился от христиан из язычников, продемонстрировав, что сам он из иудеев. Как нам правильно понимать этот эпизод?

− В какой-то мере мы действительно можем прочитать между строк у апостола Павла обличение одного из первейших апостолов в том, что он как бы прячется за свое иудейство, не имея смелости. Но мы видим, что уже Иаков, брат Господень (один из самых авторитетных иудеев из числа ближайшего круга последователей Иисуса Христа), который председательствовал в 51 году на Апостольском Соборе в Иерусалиме, ставит точку в этой дискуссии: не нужно отягощать приходящих из язычества обременениями, которые связаны исключительно с иудейскими предписаниями. В частности, на Соборе установили три правила, очень легкие для язычников.

− Интересно обратиться к словам апостола Павла, которые читались сегодня в церкви. Он говорит: не тот Иудей, кто таков по наружности… но тот Иудей, кто внутренне таков. Наверное, к этому итогу и пришла дискуссия, которая была на Апостольском Соборе?

− Более того, мы можем продолжить эти слова высказыванием из Евангелия святого Иоанна Богослова, которое, как известно, было написано позже, чем все остальные тексты (в том числе послания апостолов Петра и Павла). В качестве примера подлинного израильтянина в Евангелии от Иоанна нам представляется Нафанаил. Словами Иисуса Христа подчеркивается, что это подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства. Таким образом, слова апостола Павла сходятся вместе с Евангелием от Иоанна, где устанавливается подлинная сущность иудейства, которого ожидал Господь Бог от Своего избранного народа, – отсутствие лукавства.

− Вопрос  телезрителя: «Почему пост назван в честь Петра и Павла? Петр три раза отрекся от Христа, Павел – бывший фарисей, который преследовал христиан (потом был наказан Иисусом Христом, но зрение к нему так до конца и не вернулось). А в честь Иоанна − самого преданного из всех апостолов, который был до конца с Христом и Его не предал, − почему-то пост не назвали».

− Вопрос актуальный, поскольку апостол Иоанн считается самым высоким из апостолов с точки зрения богословия: его Евангелие даже называют «духовное Евангелие», и он пишет пророческую книгу Откровение. Тем не менее в период земной жизни Иисуса Христа, Спасителя нашего, Иоанн был одним из младших апостолов; он словно находился в тени. Хоть он и припадает к персям Спасителя, но, следуя за апостолом Петром ко гробу, не решается войти туда, пока Петр первый из апостолов не входит в гроб (несмотря на то, что в это время Петр еще не был восстановлен в апостольском достоинстве). Из всего контекста Нового Завета мы можем сделать несколько умозаключений. И одно из главнейших  то, что Господь ожидает покаяния, изменения образа мыслей. Именно с этого начинается благовестие Царства: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. И поэтому покаявшиеся Павел и Петр ставятся на пьедестал славы не потому, что они были изначально сильны, а потому, что их немощь, которая была удобрена благодатью Божьей, привела их к ревности по благовествованию воскресшего Спасителя.

Мы мало что знаем о том, сколько Поместных Церквей обошел Иоанн. Мы кое-что знаем о его заключении на острове Патмос и последних годах жизни в городе Эфес. О нем известно меньше, чем об апостоле Павле, который до Иоанна провел в Эфесе несколько лет. Может быть, поэтому этот пост считается Апостольским с точки зрения своей миссионерской задачи, чтобы и нас, последователей Иисуса Христа, призвать не сидеть дома, замыкаясь на своих проблемах, а взять в руки Евангелие и прийти к другим людям с  благой вестью, с которой апостолы отправлялись по всему миру. Что Христос воскрес и дарует нам всем надежду на вечную жизнь.

− То есть важно не то, как низко ты пал и был грешен, а как ты покаялся?

− Важно не грешить. Но тому, кто согрешил, конечно, важно покаяться. На пьедестал ставится не глубина греха, в который впал человек, а глубина его покаяния. В идеале не грешить, стремиться идти к Богу чистым, светлым путем, по максимуму отдавая всю свою жизнь, распиная в себе похоти и страсти, чтобы приобрести небесную славу. Но покаяние апостолов для нас, конечно, пример надежды, что Господь даже тому, кто был самым близким и отрекся от Него, дает шанс возродиться к новой жизни.

− Да, это важно, потому что в конце Апостольского поста нас ждет праздник – память апостолов Петра и Павла, и мы должны брать пример с апостолов. Какие бы Вы отметили черты апостолов Петра и Павла, которые могут помочь нам в течение этого поста?

− Наверное, среди черт апостола Петра я бы выделил две. Первая − крепость веры. Апостол Петр был готов за Христа взять в руки меч. Вторая черта – это его простота, которая выражается в искренности чувств и выражения мыслей, в доверии Господу. Как искренне он отрекся в силу того, что проявил слабохарактерность, так же искренне и горячо доверился Господу, когда Тот ему поручил пасти Своих овец.

У апостола Павла я выделил бы также две черты: искренность веры и интеллект, находчивость. Апостол Павел был мастером слова. Он не только виртуозно умел истолковать Ветхий Завет, но и обращался в некоторых случаях даже к языческой письменности. Он был дипломатом. Это мы видим, например, в его проповеди в ареопаге: он искусно и тонко выстраивал диалог с языческим, отчасти даже враждебным, миром.

− В сегодняшнем евангельском чтении, мне кажется, есть очень интересные и загадочные для каждого человека слова: не заботьтесь и не говорите: «что нам есть?» или «что пить?» или «во что одеться?» Эти слова говорят нам о доверии Богу. Но в практическом приложении к жизни они очень странные: как же не заботиться о завтрашнем дне (что есть и что пить), если на этом основана вся наша жизнь? 

− Вопрос не в том, что написано в Евангелии, а в том, как мы это интерпретируем. Для начала хорошо бы вспомнить исторический контекст. Каким образом осуществлялись  домашние заботы две тысячи лет назад в Палестине? Когда женщина готовила еду, она понимала, что холодильника у нее нет и на жаре еда до следующего дня пропадет. Следовательно, в день выпекания хлеба нужно было растереть зерно (чтобы сделать муку), замесить тесто, в этот же день испечь хлеб и съесть его, не оставляя на следующий день. Мы видим это и в более древние времена – во времена странствования  иудеев по Синайской пустыне. Моисей, испрашивая манну, предупреждает народ, что крупа будет выпадать каждый день, поэтому не нужно оставлять ее на следующий день. Перед субботой же будет выпадать на два дня. Все, что оставлялось на следующий день, поражалось червями и пропадало. Исторический контекст этих слов говорит о предупредительности: не пытайся перехитрить естественные природные явления, Бога, Который дает тебе соответствующую заповедь.

Но это не означает, что человек, оправдываясь этими словами, не должен планировать завтрашний день. Есть и другие слова, которые служат этому подтверждением. Если наступает на какое-либо государство вражеское войско, государь должен посчитать, сколько у него есть готовых к строевой службе воинов. Если вражеское войско больше, он должен просить о мире (вплоть до того, чтобы идти на какие-то уступки). Или если строитель башни не посчитал прежде строительства своих издержек, то он построит башню так, что она рухнет, и люди вокруг будут смеяться. Есть притчи Спасителя, которые помогают нам интерпретировать процитированные Вами слова о заботе о завтрашнем дне, которые скорее говорят о том, что человек обязан позаботиться о своей семье, будущем и быть предусмотрительным. Но эта забота не должна быть суетной. Иначе человек начинает фантазировать, строить несбыточные планы, а самое главное − идет по пути нарушения заповеди Божьей.

− Еще одна из евангельских цитат (я ее приведу как аргумент к тому вопросу, который задал ранее): взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут… и Отец ваш Небесный питает их. Как тогда эти слова понять правильно? Можно ли их понимать как призыв к предусмотрительности, а не к тому, чтобы все бросить, а Господь и так накормит?

− Любая интерпретация Священного Писания должна исходить из исторического контекста, филологического анализа, святоотеческого направления мысли. И только потом уже можно переходить к приложению Священного Писания к современности. К сожалению, из этих пяти ступеней современные любители исследований Священного Писания часто обращаются только к последней. Такое впечатление, что они хотят адаптировать слова к своему пониманию. Возьмем цитату о птицах небесных, которые не сеют, не жнут. Еще есть образ полевой лилии, которая одевается в одежду более красочную, чем у Соломона. И еще есть слова: кто из вас, заботясь, может приложить себе росту хотя на один локоть? И про то, что без воли Отца Небесного и волос с головы вашей не упадет. Если собрать вместе эти притчи и образы, можно понять, что хотел сказать Спаситель: мы не можем прыгнуть выше своей головы. Человек сам себе не может прибавить к росту один локоть (то есть 45 сантиметров), не может запрограммировать день своей смерти (только сумасшедшие люди кончают жизнь самоубийством) и день своего рождения. Это означает, что есть нечто, не отданное нам в распоряжение. Мы не вправе менять свой пол, цвет кожи, что-либо кардинально изменить, потому что таковы Божьи законы, которые мы называем законами природы. Но нам дана большая свобода и право распорядиться теми талантами, которые у нас есть. Мы не должны быть обеспокоены тем, чтобы превратиться в какое-то другое существо. То есть птица не может стать рыбой, а рыба не должна стать птицей. Человек должен прежде всего оставаться человеком, используя свои стартовые возможности. Он должен реализовать себя, чтобы те десять, пять или хотя бы один талант приумножить и принести хотя бы столько же. А больше и не требуется, потому что все в равной степени получат награду от Господа своего.

− Вопрос: «Святые люди были смиренными и всю жизнь достигали святости. Мы читаем, например, о Сергии Радонежском, что он жил смирением, но не думал, не размышлял, как ему смириться. И второй вопрос: как достичь святости и святости во Христе (когда не я святой, а Христос во мне Святой)? »

− Вопрос связан с очень важными темами, это: благодать Святого Духа, смирение и святость. Действительно, богодухоносные учители Церкви неоднократно нам говорили, что святость приобретается по милости, благодати Божьей как награда за смирение, кротость, миролюбивость, терпение, благоразумие (то, что святые отцы еще называли бдением за своей душой, любомудрием). Сергий Радонежский как образец святого являет нам пример кроткого человека. Это не означает, что он был неэмоциональный и равнодушно относился к политическим нестроениям, набегам кочевников на Русь. Но у него была та черта, которой порой нам, людям приземленным и отягощенным своими мыслями и фантазиями, не хватает, − упование на Бога, доверие Ему. Он старался к каждой ситуации относиться с духовным рассуждением; был внимателен к себе: к тому, какими чувствами движим. Конечно, мы до конца не знаем, что было в душе преподобного Сергия Радонежского. Но всем известны слова преподобного Серафима Саровского, который водительствовался тем же Духом, что и Сергий: «Стяжи дух мирен − и тысячи вокруг тебя спасутся». Наверное, эти слова являются актуальными для каждого из нас. Если в нас будет смирение перед заповедями Божьими,  будет та жажда Духа Святого, о которой Господь говорил в Своей Нагорной проповеди, тогда мы почувствуем результат смирения и сможем стяжать тот нетварный свет, о котором говорил преподобный Серафим.

− Второй вопрос был посвящен разграничению понятий «святость» и «святость во Христе».

− Если говорить о христианской святости, то она не может быть без нашего представления о святости во Христе. Как мы можем представить себе христианина, который свят для Бога, но не свят для Иисуса Христа? Ведь путь к Отцу лежит через Сына: Он являет нам Собой Отца. Тот, кто почитает Отца, должен почитать и Того, Кого Отец послал на землю, то есть Иисуса Христа, Сына Божия. Мы настолько становимся причастниками к святости Отца, насколько впитали в себя Христа. Если Христос живет в нас, мы приобретаем видение того, какими Бог нас сотворил. Когда мы читаем молитву «Отче наш» и говорим: «Да святится имя Твое», то вспоминаем, Кто дал нам эту молитву. Сам Господь Иисус Христос. Молясь ею, мы почитаем Отца и Сына и Святого Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную.

– Апостол Павел сказал: и живу уже не я, а живет во мне Христос. Поясните, что это значит? Как это проявляется в жизни?

– Конечно, мы не должны себе представлять некое переселение душ: будто бы душа Христа вселилась в мое тело; и уже не я говорю, а говорит во мне Его личность. Речь здесь идет о ценностях, которыми я живу.

Есть люди эгоцентричные. Мотивацией такого человека является его «я», его эго, поступки мотивируются его личным мнением. Его цель – стяжание личной славы, личного богатства или удовлетворения самолюбия. Когда апостол Павел говорит: уже не я живу, но живет во мне Христос, – то скорее всего он намекает на то, что теперь он живет не своими ценностями и не ради себя. А живет ценностями Христовыми; добывает не свою славу, а ищет прославления Иисуса Христа, стараясь угодить не себе. Иначе он не стремился бы к тому, чтобы пострадать за Христа ради благовестия Его имени.

Таким образом, когда он говорит: и живу уже не я, а живет во мне Христос, – он хочет сказать, что живет уже не своими ценностями. Все то, ради чего он живет, является Христовым, Его заповедями, Его благовестием, исканием Его Царства и славы. Тогда запечатлевается в человеке образ Иисуса Христа, когда он в полноте пытается реализовать те ценности, которые Христос в него всевает благодаря Его живительному слову.

– Применимо ли это к семейному человеку? Семейный человек  живет ценностями семьи, ему сложно принять жизнь ценностями Христа?

– Вопрос отчасти провокационный, потому что на самом деле здесь нет никакого разделения. Союз мужа и жены апостол Павел в Послании к Ефесянам уподобляет Церкви, единству Христа с Его Церковью. Следовательно, брак свят, особенно если этот брак освящен церковным таинством Венчания; если этот брак обоюдно построен на устремлении жизни ко Христу. Мы не можем разделять миссионерские ценности (ценности служения Христу в отношении распространения Его слова по всему миру) и ценности семейные.

Во-первых, потому, что и муж, и жена в своей жизни друг другу благовествуют о Христе. Они друг для друга являются ближайшими помощниками и соратниками. В семье они реализовывают добродетель, взращивают любовь. Супружеский союз свидетельствует: насколько ценности убедительны для этой супружеской пары,  настолько супруги могут быть убедительны для остальных людей. Служение может быть различным: служение монашествующего человека; служение человека, который отправляется в дальние страны, чтобы там читать тексты Священного Писания иным народам; служение семейной пары, когда они растят детей в христианской вере, когда учатся преодолевать трудности и невзгоды, тем самым тоже служа общему делу. Реализовав свое семейное предназначение, состоявшись как муж и жена, они тем самым показывают, что ценности Христовы исполнимы, важны и святы.

– Вопрос телезрителя: «Говорят, молитва матери достанет со дна морского. Можно ли матери молиться о создании семьи своего сына и о том, чтобы он приобщился к Церкви, к вере? Не затрагивает ли это его свободы воли?»

– В литературе есть мудрое высказывание: «Благословение отца созидает дома, а клятва матери разрушает до основания». Как молитва, так и недоброе слово матери играют существенную роль в отношении детей. Поэтому надо понимать, что подобные слова не должны быть поводом для злоупотребления. Выбор веры человеком в своей жизни – это его личный выбор. Если человек не желает ходить в церковь, мы его насильно туда не затащим. Другое дело – молитва матери.

Примером тому – святая мать блаженного Августина. Его мать вымолила, испросила у Бога милости, чтобы Господь вразумил сына. Молилась она долгие годы, и наконец что-то произошло. Я рекомендую прочитать замечательную книгу блаженного Августина «Исповедь», в которой он описывает свой жизненный путь ко Христу, как достаточно в позднем возрасте он познал жизнь со Христом. В частности, он описывает силу действия молитвы матери. Молитва матери была кроткой, смиренной; она не требовала от Бога, чтобы Он одномоментно поменял жизнь сына; она вручала его в руки любящего Отца, испрашивая милости, чтобы Сам Отец Небесный наставил и уберег ее сына.

Так и мы можем и должны молиться за наших ближайших сродников. Но наша молитва не должна быть жесткой или жестокой, это не желание наказать, покарать, остановить, отбить руки, если они тянутся не туда, куда нужно, а молитва к Отцу, чтобы Он переменил Свой гнев на милость, чтобы уберег от злоключений и дал хоть чуть-чуть о Себе знать, чтобы наконец сын или дочь вразумились.

– Хорошо, что Вы вспомнили святого Августина, сегодня как раз празднуется его память.

Часто на эмоциях мать может сказать что-то отрицательное ребенку. В каком случае негативные слова матери будут считаться проклятием?

– Это очень тонкий вопрос. Что мы должны назвать клятвой или проклятием?  Конечно, мы за каждое праздное слово будем держать ответ перед Богом. Не случайно в молитве-исповеди, которую священник читает, принимая покаяние кающегося, есть и такие слова: «аще под клятву ведошася или под свою анафему падоша…» Это означает, что человек сам себя может подвергнуть наказанию за напрасную и случайную клятву или за неосторожное слово. Поэтому мы должны быть осторожны в словах.

Но вряд ли каждое праздное слово мы можем автоматически называть клятвой. Все-таки клятва имеет определенную последовательность, чин и слова, связанные с обещанием Богу или с угрозой (подкрепленной соответствующей к Богу просьбой). Поэтому лучше вернуться к евангельскому завету Иисуса Христа, пусть лучше  ваши слова будут просто: да–да или нет–нет. Не нужно лишний раз их подкреплять ложной клятвой или тем более проклятием.

Не стоит гиперболизировать неосторожное слово, сказанное, например, женой своему мужу на кухне, в порыве гнева: поторопилась, погорячилась. Это не означает, что она прокляла своего мужа (конечно, это предмет для исповеди), она сказала это в порыве эмоционального всплеска. Это мы клятвой не называем. Клятва имеет определенный чин и особенность. Лучше к ней понапрасну не прибегать, и тогда повод для такого разговора будет исчерпан.

– Вопрос телезрителя: «Как змей-искуситель оказался в раю? Или это было попущено для испытания наших прародителей?»

– Очень тонкий богословский вопрос: что из себя представлял этот змей и почему Бог попустил ему искушать человека? Из первых глав Книги Иова мы видим, что сыны Божьи собираются на совет перед Богом. И среди них предстает сатана, который испрашивает у Бога возможность навлечь на праведного Иова какую-то пагубу. Господь трижды ему говорит: «Да, ты вправе забрать у него имущество, детей, здоровье, но душе его не вреди». Мы видим, что Господь оказывается настолько любящим по отношению ко всему, что Он создал, что Он допускает к Себе для разговора даже падшего ангела Денницу, которого мы называем сатаной.

Есть очень тонкие и дискуссионные слова святого Исаака Сирина, который дает нам следующий намек: весь мир держится на любви Божьей, даже в аду есть чуточка этой любви. Если бы Бог не любил Свое творение – мир перестал бы существовать; если Бог хотя бы каплю любит «всех и вся», души продолжают свое существование, даже находясь в геенне огненной.

Как мог оказаться сатана, дьявол, клеветник в раю? По попущению Божьему, чтобы испытать первого человека. Это не означает, что Бог хотел, чтобы первые люди пали (для нас остается большой загадкой, для чего это было попущено). Но так или иначе дьявол ложно воспользовался своей свободой, и вместо того, чтобы человека возвысить, он его унизил. Именно поэтому был проклят; до сих пор слово «змей» имеет нарицательное значение, указывая на что-то плохое, лукавое, изворотливое.

– Почему у дьявола на различных рисунках Средних веков, когда он изображается в Эдемском саду в виде змея, нарисовано лицо Евы?

– Есть разные интерпретации. Первая связана с ангелоподобной сущностью дьявола, которая колеблет веру наших прародителей. То есть предлагает Адаму и Еве, чтобы через вкушение запретного плода реального дерева в Эдемском саду они приобрели знания. Как мы знаем, Ева соблазнилась еще тем, что оно было приятно и вожделенно для глаз. Такая интерпретация связана прежде всего с колебанием и сомнением в правильности слов Господа; а правильно ли Бог сказал: «вы искуситесь и не станете как боги?» «Но, говорю вам, – искушает сатана первых людей, – что вы действительно станете как боги, знающие добро и зло». Первая линия интерпретации связана с тем, что есть некая сущность, которая предстает и реально беседует с людьми. Святые отцы Восточной Церкви ближе к первой линии толкования.

Вторая линия интерпретации говорит о том, что на самом деле это было внутреннее испытание человека; человек внутри колебался и соблазнился на то, что какой-то инстинкт дал ему повод греховно думать о своей второй половине. В таком случае этим грехом является не сомнение в вере, а то, что связано с интимной близостью, похотью, страстностью человека. Это не означает, что сама Ева была змием, соблазняющая Адама на грех; скорее всего в иконографии речь идет о том, что Ева послужила для Адама поводом думать о чем-то другом. Но грех был в нем самом. Количество отцов, которые идут вторым психологическим путем, меньше; к таким толкованиям следует отнестись с осторожностью.

– Заключительные слова для наших телезрителей.

– Мы начали беседу с разговора о Петровом посте. Это важный пост, несмотря на то, что исторически он появился как некое зеркало Великого поста для тех, кто не смог поститься Великим постом, но это не умаляет его значимости. Пост помогает нам очистить свою душу от страстей, усмирить  плоть, уделить время для размышлений о Боге, о нашем призвании, о том, что Господь сделал для нас и что мы делаем для Него. Пост – это не просто ограничение себя от вкушения мяса, молока и яиц; это мысль о том, зачем мы живем в этом мире, зачем себя ограничиваем от падений и к чему призывает нас Господь. Следуя стопами апостолов Петра и Павла, мы можем увидеть эту путеводную нить, увидеть Вифлеемскую звезду; потому что, изучая жизнь, биографию, житие этих апостолов, мы больше чувствуем, что святость – это не то, что дается избранным, а то, к чему призван каждый из нас. Поздравляем всех с началом поста Петра и Павла и желаем во всем помощи Божией. Храни вас всех Господь Бог!

Ведущий Александр Черепенин

Записали Наталья Богданова и Ирина Обухова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Григорий Григорьев, доктор богословия, заслуженный врач РФ, профессор, д.м.н., психотерапевт-нарколог, преподаватель Санкт-Петербургской православной духовной академии, настоятель храма Рождества святого Иоанна Предтечи в деревне Юкки. Тема беседы: «Ветер Радости».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​