Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

25 ноября 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель собора в честь Успения Пресвятой Богородицы на ВИЗе города Екатеринбурга, руководитель Отдела по социальному служению Екатеринбургской епархии протоиерей Евгений Попиченко.  

– Через три дня, 28 ноября, начинается Рождественский пост. С какими мыслями Вы готовитесь войти в этот период? Что советуете своим прихожанам? Как настраиваетесь? Поделитесь, как это происходит в вашем приходе. Может быть, есть какие-то традиции?

– Хочется сказать: наконец-то мы вновь дожили до многодневного поста. Пост – это всегда свежий воздух, всегда дыхание полной грудью. Дай Бог всем доброго здоровья и способности дышать всеми легкими.

 Сейчас мы идем навстречу Рождеству Христову, готовимся ко дню рождения нашего Господа. Готовимся в первую очередь некоторым духовным подвигом. Пост – это труд над  душой; труд очень важный, очень полезный, очень интересный. Это аскеза, которой нам в жизни часто не хватает. Конечно, в оставшиеся три дня нам нужно на это настроиться.

На Великий пост мы настраиваемся (Церковь нас готовит) в течение месяца. Сначала идет Неделя о мытаре и фарисее, потом Неделя о блудном сыне, о Страшном Суде. Человек настраивается, потихонечку откладывает мясо. Потом сыропустная седмица, и далее начинается пост.

Рождественский пост начинается 28 ноября, и мы сразу входим в него. О чем подумать, как настроиться? В первую очередь нужно удержать себя от зла, от греха. Удержать язык свой от зла. Замечательная задача – попытаться поменьше болтать языком; нужно строго себе это запретить. Как говорится, не спрашивают – не сплясывай. А если спрашивают – отвечай в рамках заданного вопроса. Это замечательный навык.

Наш язык, как говорит апостол Иаков в своем послании, малый член, но оскверняет все тело, будучи сам воспаляем от геенны. Кто не согрешает в слове, тот человек совершенный. Кто смог обуздать свой язык, тот человек совершенный. Человек укрощает стихии, диких зверей, а языка своего укротить не может. Величайшее искусство – укротить свой язык. Это первое, что хорошо было бы сделать.

Второй момент: удержать свои глаза. Потому что наши глаза тоже очень распущенные, рассеянные, все время чего-то ищут. Вообще на Рождественский пост можно замотать бинтом большие пальцы на руках, это будет препятствовать листанию страниц в социальных сетях и напоминать о том, что проводить в телефоне четыре-пять часов в день – непростительная роскошь. Времени у нас не так много. То есть нужно постараться удерживать свои глаза, свой ум.

Удержать чрево – тоже важная задача, потому что в нашем организме все взаимосвязано: наша душа связана с телом. Если тело преодолевает какие-то неприятности, трудности, душа от этого или развивается, или развращается, в зависимости от того, в какую сторону направлена воля человека. Пророк Давид эту взаимосвязь очень точно выразил: «Смирял постом душу мою, и молитва моя в недро мое возвращалась». Интересно: постится тело, а смиряется душа. Вот такая взаимосвязь.

Пост – уникальный инструмент для работы над молитвой. Уж чему мы должны в жизни научиться более всего, так это молиться. Это искусство из искусств, наука из наук. Об этом можно много говорить, и, думаю, в сегодняшней передаче мы еще коснемся этой темы. Я всем желаю доброго поста, доброго настроя на пост.

В нашем приходе мы традиционно читаем определенные духовные книги. Читаем всем приходом: прихожане, сотрудники, добровольцы. В этот раз мы решили вернуться к чтению трудов преподобного Паисия Святогорца. Перефразирую классика: каждая несчастная семья похожа одна на другую, а каждая счастливая семья счастлива по-своему. Потому что причина несчастий одинаковая: гордость, себялюбие, эгоизм, нежелание уступать, плюс к этому еще несколько человеческих страстишек. Дьявол лишен творчества, он всех загоняет в одно и то же русло. А каждая счастливая семья счастлива по-своему, потому что у каждой – свой путь к счастью, свой опыт, свои особенности, свои характеристики, состав семьи. Коли так важно для счастья человека, чтобы в семье был порядок, мы решили почитать четвертый том трудов Паисия Святогорца под названием «Семейная жизнь». Я приглашаю всех присоединиться. Давайте вместе читать, размышлять, Рождественский пост проведем вместе с преподобным Паисием.

– Вы сказали про укрощение своего языка, и следующий совет был про то, что желательно оградиться, оторвать себя от всеобщей сети Интернет. Не скрою, иногда я сам себе говорю, что надо немножко остановиться, придерживаться, не высказывать где-то свое мнение. Но все равно, попадая в какие-то сообщества, это так или иначе затягивает, и чувствуешь, что опять поддаешься этому, начинаешь говорить. Чтобы остановиться, собственных ресурсов не хватает, не получается с самим собой договориться...

– Что имеем – не храним, потерявши – плачем. Если бы мы когда-то ощутили вкус молитвы, полюбили молиться, почувствовали молитву, мы осознали бы взаимосвязь, что открытые уста – это как дверь в бане нараспашку. Ты можешь сколько угодно совершать подвиги, молиться, стяжать по капелькам, но тепло не удержится внутри, если не укротить свой язык. Невозможно научиться молиться, не сдерживая уста.

Недавно в одной из бесед опытного старца я прочитал такой эпизод. Одна женщина пришла к этому старцу с просьбой, чтобы он научил ее молиться. И он ей дал первое задание именно такое: постараться удержать свой язык. Потому что если этого не сделать – все остальное бессмысленно; это будет как вода в решете. Если бы мы дорожили молитвой, если бы молитва была для нас ценностью, мы нашли бы возможность и чрево укротить, и язык удержать, и время по-другому распределять. Пусть молитва станет для нас сокровищем.

– Любой священнослужитель в ежедневном режиме слышит от людей множество просьб. Одна из наиболее частых: «Батюшка, помолитесь...» Или: «Помяните». И так каждый день. Как быть в такой ситуации?

– Мой духовник, когда я ему так говорил, отвечал: «Сам молись». Очень важно, чтобы человек сам молился. Потому что иначе возникает некая подмена. Господь для нашего опыта, для нашей души, для нашего взросления дает определенные обстоятельства: трудности, болезни, конфликты. Все это – Божие, Его Промысл, и Он знает, зачем Он каждому это дает. Каждому дается по его возможностям, способностям на вырост и, конечно же, по силам.

А мы очень часто перекладываем ответственность за ситуацию со своих плеч на плечи священника. Приходим в храм, записочку напишем с именами родных и близких, кому нужна помощь, отдаем – и на сердце благодать: мол, мы сегодня помолились. Почему так? Священник, конечно, молится; это его прямая служебная обязанность. Но человеку самому нужно учиться молиться. Именно молиться, а не просто прочитать списочек имен. Причем как мы читаем? Иногда читаем, даже не вникая, и наше сердце в это время далеко отстоит. Мы читаем десятки имен в помяннике и даже не помним, кто это. Но Бог – это же не механизм: бросил монетку – и все включилось. Бог – Живая Личность. Если ты сердце свое не вкладываешь в молитвенное прошение, то как оно Бога обратит на твое сердце?

Женщина бежит и кричит: «Господи, помилуй! Дочь моя жестоко страдает». А Господь время оттягивает. Она снова кричит. Уже ученики вступились, говорят: «Отпусти ее. Что она нам вслед вопиет?» Христос говорит: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева. Наконец женщина пробилась сквозь толпу и сказала: «Господи, помоги мне». Он сказал в ответ: Нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. Но Господь никогда не делает пустых вещей; Он все делает осознанно, зная, что хочет. Женщина не обиделась, не пошла писать жалобу, не вступила в спор, не стала доказывать, что она не пес, а человек и тоже имеет право. Она сказала: «Да, Господи, все верно. Но ведь и псы тоже нуждаются в милости и могут подобрать крошки, которые падают со стола господ». Тогда Христос сказал: «О, женщина! Велика вера твоя. Будет тебе, как ты хочешь». И исцелилась дочь ее в тот час.

Потрясающий евангельский отрывок!.. Господь услышал и исполнил ее молитву. Но она не писала записки, она вопияла к Нему. Здесь очень серьезный закон духовной жизни: «Дай кровь и прими Дух». Чтобы принять Дух, нужно дать кровь. Преподобный Силуан выразил это такими словами: «Молиться за людей – то же, что кровь проливать». У него был такой эпизод в жизни: он стоял на горе, а братья рубили дрова. Вдруг сорвалось бревно и полетело вниз. Он увидел, что бревно летит прямо на них, и так сильно к Богу закричал: «Господи, спаси их!», что у него чуть сердце не разорвалось. Бревно ударилось в камень и ушло в сторону. Люди были спасены. Вот молитва из сердца. Молитва требует внимания ума, сочувствия сердца, времени. Нужно чем-то пожертвовать, если мы хотим Бога привлечь в свою жизнь...

Вот сейчас мы переживаем страшное состояние, которое называется расколом нашей Екатеринбургской епархии. Это просто беда. Николай Васильевич Романов, как сейчас мы его называем; когда-то схиигумен Сергий… ведь его жизнь в вере начиналась искренне, горячо, ревностно. Но потом человек заблудился, увлекся, попал под какое-то влияние. Какой выход? Если бы произошло чудо и он пришел бы в себя, как в истории с блудным сыном, осознал, что происходит... Разрывается церковный хитон, люди от Церкви отсечены. Пришел бы он к владыке и сказал: «Владыка, прости, запутался. Осознаю, что был не прав, согрешил». К людям, которые ему доверились, обратился бы: «Братья и сестры, простите, голову вам морочил. Виноват. Покройте меня своей любовью и молитвой». Вот это было бы чудо, и был бы уврачеван этот страшный раскол, который не смывается даже мученической кровью.

Но чтобы это чудо произошло, надо, чтобы кто-то взял на себя какой-то труд, какой-то подвиг, какую-то ответственность. Необходимо не просто переживать за эту ситуацию, не просто об этом говорить, но взять, например, Покаянный канон и во время Рождественского поста читать с покаянием за свою душу и за раба Божьего Николая. Вот если бы несколько человек, священников, которым отец Сергий когда-то помогал добрым словом или делом, такую маленькую, но жертву принесли, – произошло бы чудо, Господь уврачевал бы рану души, исцелил. Вот в этом отличие молитвы от того, что мы обычно называем молитвой. Надо не просто произнести имя, но и сердце наше должно быть включено.

Например, у наших сестер в сестричестве есть небольшое правило. Когда сестры обращаются за молитвенной помощью, я им предлагаю десять молитв Иисусовых: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную, и рабу Божию такую-то (имя)». Это, конечно, малая толика, но это внимательное обращение к Богу за другого человека. Если добросовестно это исполнять, это будет хоть какая-то маленькая жертва: хоть минуточку, но ты помолился за человека. Очень важно понимать суть: молиться за людей – это кровь проливать.

– Вопрос телезрительницы: «Недавно в одной статье я прочитала, что Бог принимает наши молитвы за усопших только в том случае, если мы глубоко переживаем за их смерть. Но я, например, молюсь за своих прадедушек, прабабушек, которых, по сути, даже не знала. Теперь у меня сомнения: примет ли Бог мои молитвы за умерших родственников?»

– Бог принимает молитвы, безусловно. Но к молитвам нужно всегда прилагать искреннее сердце, глубокую веру и дела милосердия. Наши усопшие нуждаются в жертве любви. Конечно, хорошо поминать имена своих предков. Еще лучше время от времени (несколько дней, неделю, а может быть, на протяжении всего поста) читать Псалтирь с поминовениями о живых и усопших, и это уже будет более сердечный, более глубокий вклад. Очень важны дела милосердия. Например, можно позаботиться о какой-нибудь соседке, которая пожилая или болеет. Или бездомных покормить. У храмов собирается много людей нуждающихся, и у метро они бывают. Наварить, например, вкусного борща, принести им, хлебушка купить и вот так послужить, без всякого размышления о том, достойный это человек или недостойный. И потом сказать: «Помяните таких-то моих сродников перед Богом». Когда человек делает какой-то жест любви, на небесах от этого салют ликования. Поэтому, пока живы, будем поддерживать и живых, и усопших.

– Вопрос телезрителя Александра из Нижегородской области: «Я заболел болезнью, которая неисцелима. Теперь мне нужно сделать выбор: либо лечиться, делать операцию и идти по этому пути, либо просто терпеть до конца, пока не закончатся дни жизни. Хотелось бы понять, как на выбор, который я сделаю, посмотрит Бог. Либо я буду лечиться, терпеть все процедуры, операции, либо отдамся на волю Божию и буду уповать на Бога. Как принять правильное решение?»

– Помоги Вам Господь, дорогой Александр. Это непростое решение. Буквально несколько часов назад я разговаривал с одной из своих сотрудниц, замечательной женщиной. Она прошла очередную диагностику, и врачи сказали неутешительный результат анализа. Она надеялась, что болезнь отступила, но она спряталась и снова себя проявила. Да, два пути. И тот, и другой – пути Божии. Оба пути сопряжены с трудностями. Она для себя решила написать духовному человеку, описав ситуацию, и принять так, как он скажет. Потому что можно принимать тяжелые лекарства, которые одно лечат, другое калечат; и здесь необходимо терпение. А можно довериться Богу: сколько Господь отмерит жизни, столько и будет. Важно, чтобы был мир на сердце; чтобы решение, которое человек принял, было принято сердцем: «Да, я иду по этому пути и не оглядываюсь. Да будет, Господи, воля Твоя».

Пусть Господь умудрит. Решение обязательно найдется. Терпения Вам и веры, что Господь не дает испытаний, превышающих силы. Веры в то, что волос с головы человека не падает без воли Отца Небесного. И веры в то, что мы вечны, что жизнь не заканчивается никогда. Мы уже начали жить вечной жизнью. А все земное – преходяще. Важно прожить эту жизнь по-христиански. Помогай Вам Господь.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «В наше ковидное время семьи длительное время находятся вместе в квартирах, домах, что увеличивает конфликты. Как избежать конфликтов в пост? Ведь потом бывает очень трудно их исправить».

– В прошедшую субботу у нас была встреча в православном клубе знакомств, который называется «Встреча». Мы встречались с участниками клуба, желающими создать семью. Так получилось, что на этот раз пригласили меня с моей матушкой. Интересно же, как мы живем. И один из вопросов был таким: можно ли избежать кризиса в семье. Мы с матушкой задумались и пришли к выводу, что кризиса в семье избежать невозможно.

Кризис (или конфликт) – это всегда точка роста; это возможность, прожив какую-то трудность, скорбь, столкнувшись лбами, разойтись, подумать и поспешить друг к другу с просьбой о прощении и с разговором по душам. Конфликты неизбежны, потому что мы все больны грехом. Кто-то любит хорошо выпить, кто-то – хорошо закусить; кто-то любит громкую музыку, кто-то – классическую; кто-то любит спать с открытым окном, кто-то – наоборот. А в семье очень тесное взаимодействие; особенно сейчас, когда многие оказались в режиме изоляции. Но это всегда возможность немножко подрасти. Даже когда проявляются наши страсти, это дополнительный повод для искреннего и глубокого покаяния, для работы над собой.

Раньше мужчина ходил на работу, видел супругу, детей только по вечерам, целовал их перед сном, и ему казалось, что жизнь  шоколадная, что он молодец, хороший отец и муж. А тут обстоятельства поставили новые вызовы: много свободного времени, которое нужно чем-то занимать, ограниченность пространства, еще какие-то сложности. Раз такие трудные задачки поставлены Богом через обстоятельства, значит, они, во-первых, имеют решение, во-вторых, надо их решать, искать выход. Мне кажется, это всегда замечательная возможность для анализа.

Сейчас многие прихожане потихонечку возвращаются с карантина. Люди делятся тем, как прожили это время. Оказывается, мы не сдали экзамен под названием «свободное время». У нас было огромное количество времени. Особенно если человек болел и находился дома, болезнь была по силам, не очень тяжелой, не требовала госпитализации. Или кому-то пришлось находиться на карантине как контактному, потому что родственники болели. И оказалось, что мы не умеем управлять своим временем; девяносто процентов времени мы занимались какими-то развлечениями. Наш маленький друг – телефон всегда рядом. Это просто катастрофа. Если мы перестали находиться в каком-то регламенте, работа отошла на задний план, оказалось, что мы сами себя управить не можем и у нас есть зависимости, которые мы не можем преодолеть.

А ведь это потрясающая возможность углубиться в изучение истории, например, русского языка, английского языка, в изучение духовных книг. Я прихожу к печальному выводу, что мы разучились читать книги и размышлять над ними, выписывая что-то важное. Мы привыкли читать какими-то отрывками новостные ленты в телефоне. А так, чтобы в течение трех недель прочитать, например, труд какого-нибудь святого отца, сделать выводы, – такого нет. А ведь это очень важное условие для молитвенного труда. Потому что книги святых отцов – это пища для молитвы. Это как масло в лампаде: можно сколько угодно пытаться зажигать фитилек, но если масла нет, он не загорится. Читать труды святых отцов – необходимое условие для молитвы.

Есть такое наблюдение: для того чтобы человеку достигнуть совершенства в какой-то профессии, он должен потратить на это десять тысяч часов. Я прикинул, что при восьмичасовом рабочем дне потребуется четыре года. То есть если в течение четырех лет человек вкладывает усилия в определенную специальность, он становится мастером. Мы все должны стать мастерами молитвы, должны освоить это искусство из искусств, науку из наук. Если человек не приобретет навыка молитвы – не чтения текстов, не словесной молитвы, а именно внутренней, сердечной молитвы, он не очистит свое сердце от страстей, и значит, сердце его будет морем пространным, тамо гади, ихже несть числа. Значит, большой вопрос, сможет ли человек пройти все испытания и спастись.

Есть определенные духовные задачи. «Непрестанно молитесь». «Бдите и молитесь». Господь многократно к этому призывает. Сколько времени мы посвящаем молитве? Не произнесению текстов, смотря в окно, когда ум где-то блуждает, а именно молитве? Полчаса в день (15 минут утром, 15 минут вечером), в идеале – 40 минут в день. Десять тысяч часов нужно, чтобы стать профессионалом. Посчитайте, сколько лет нужно, чтобы достигнуть мастерства в молитве. Примерно лет 60–70. У многих из нас половина жизни уже прошла; остается не так много времени, а мы – на том же месте.

Поэтому очень важно находить время для молитвы. Очень важно выбрать молитвенное правило по совету своего духовника и именем Иисуса начинать молиться. Молиться внимательно, вдумчиво, хотя бы полчаса в день (кроме утренних и вечерних молитв), чтобы было время, настрой, труд. И обязательно должно быть постоянство. Точить этот навык. Постепенно появится вкус, желание, жажда молитвы. Господь подскажет, какие книги почитать. И постепенно появится опыт.

Свободное время, которое нам выпало, могло быть использовано с большой пользой именно на это. Вот так широко я развил тему, отвечая на вопрос телезрителя. А так... Поссоримся – помиримся. Главное – спешить на примирение и учиться разговаривать, учиться вести диалог.

Недавно прихожу домой и понимаю, что дочка что-то напроказничала. Мне всегда сложно идти на конфликт, но тут я понимаю, что выхода нет: надо сказать строго и твердо. Я начинаю говорить, дочь расстраивается, начинает что-то говорить в ответ. Возникает конфликт. Разошлись в разные стороны, и обоим плохо. Проходит какое-то время, и я понимаю, что нужно сделать шаг навстречу, говорю какие-то слова. Она на эти слова тоже говорит какие-то слова. И получается, мы садимся и начинаем два часа разговаривать на тему проблемы. В этот разговор вплетаются какие-то другие темы, церковные вопросы, которых мы никогда не коснулись бы, если бы не эта вспышка, но в результате плод получился гораздо богаче, чем если бы мы ситуацию не заметили или как-то затерли... Поэтому конфликты бывают полезны.

– Вопрос телезрительницы: «Вы сказали, что молиться за другого человека – это кровь проливать. Я молюсь за упокоение многих умерших родственников по папиной и маминой линии. За стольких человек я могу молиться? Мне из-за этого плохо не будет?»

– Надеюсь, что плохо не будет. Старайтесь творить милостыню. Можно же молиться краткой Иисусовой молитвой с мыслью о том или другом человеке. Иногда, конечно, надо и передохнуть. Когда плохо становится, нужно отложить молитвослов, пойти погулять, воздухом подышать. А потом снова вспомнить своих родных и близких.

– Мы сегодня много говорим о том, как кому помочь. Восстановление Успенского собора продолжается. Что скрывать, ситуация непростая. На каком этапе сейчас восстановление храма? Какая помощь нужна?

– Хочу поблагодарить наших замечательных телезрителей: они настолько отзывчивые! Так получилось, что в один месяц пришел один человек и сказал, что когда-то давно у него была очень тяжелая ситуация, и он Богу дал обещание, что если эту ситуацию проживет, обязательно пожертвует на храм. И он принес деньги для собора. Это было так удивительно! У него были сложности в бизнесе, но он это слово помнил и захотел, чтобы эти средства пошли на собор. Другой человек тоже пришел и сказал, что не хочет, чтобы его где-то фиксировали, что ему не нужно каких-то особых слов благодарности, грамот, и тоже пожертвовал средства на собор.

Некоторое время назад я был на передаче, сказал о том, что в это нелегкое время нужна помощь, попросил помощи. И снова прошу, потому что столько еще предстоит! Сейчас у нас насущная проблема – закончить внутреннюю отделку, сделать последние штрихи в куполе. Надеюсь, к Рождеству мы из храма уберем все леса. Всех приглашаю прийти и порадоваться, помолиться. Параллельно мы делаем теплый пол. Все внешние работы пока свернули, занимаемся внутренними.

Вчера одна из старших сестер высказала мысль, что надо делать богадельню. Ведь пожилых, несчастных, одиноких людей очень много. Мол, давайте что-то делать в этом направлении. Я задумался об этом. Очень хочу, чтобы на территории собора был хороший домик (человек на двадцать), где пожилые люди могли бы проводить последние дни своей жизни. Но это в перспективе. А пока есть вариант найти какую-то квартиру, в нескольких комнатах сделать все необходимое, чтобы сестры могли присматривать за пожилыми. Очень этого хочется. Вот я сейчас в воздух, к Богу говорю, чтобы все получилось.

У нас с детьми так было. Когда у одной сестры появилась мысль сделать детский приют, Господь эту мысль вложил в сердце одному доброму человеку. У него был загородный дом, и однажды он подумал: «Чего дом стоит? Пусть там дети живут». И он этот дом отдал. Сейчас там живет семья с семью приемными детьми. Дети потихонечку взрослеют. Это чудо!

– Я помню эту историю, как все чудесным образом разрешилось.

– У Бога много возможностей; важно, чтобы делатель нашелся... Вот такая мысль вчера пришла в сердце одной из добрых сестер. Поэтому, дорогие братья и сестры, мы, конечно, нуждаемся и в вашей молитвенной помощи, и в помощи в строительстве, восстановлении собора. Помогите.

– Искренне надеюсь, что наши телезрители услышат это обращение – и помощь не заставит себя долго ждать.

Ведущий Тимофей Обухов

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​