Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

24 ноября 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Сокольниках протоиерей Василий Гелеван.

– Храм Благовещения Пресвятой Богородицы, клириком которого Вы являетесь, находится при штабе ВДВ.

– Ему присвоен статут главного храма воздушно-десантных войск. Это подворье Святейшего Патриарха при штабе, при органе военного управления.

– Как часто Вам приходится пересекаться с военными?

– Вообще регулярно. Каждый день что-нибудь происходит. На этой неделе нам подарили икону святого великомученика Георгия Победоносца от легендарного генерала Василия Филипповича Маргелова.  Мы с благодарностью ее приняли. Не так давно было отпевание одного десантного воеводы. Это тоже достаточно торжественное для нас мероприятие, когда собирается все руководство войск, ветераны и мы в торжественной обстановке совершаем этот чин. А также у нас проходят рядовые богослужения для офицерского состава и солдат. У нас есть два храма для этого: основной каменный и небольшой деревянный, прямо на территории войсковой части нашего штаба, там тоже регулярно совершаем богослужения.

– С парашютом прыгали когда-нибудь?

– Нет, никогда не прыгал.

– Почему?

– Я поздно пришел в этот храм. Уже к тому времени накопились заболевания, которые стали причиной моего воздержания. Хотя энтузиазм, конечно, был, но, видимо, это мой такой статус. Я все-таки батюшка, пусть останусь батюшкой. У нас в штабе, вообще в войсках есть такое слово: мабута.  Мабута – это руководитель армии в Африке во время Второй мировой войны. Он вышел с копьями и дротиками против танков. Сейчас этим словом называют человека, который никогда в жизни не прыгал с парашюта. Вот я – мабута, но мне это не мешает быть священником, литургисать, общаться и нести свое служение в войсках.

– Вопрос телезрительницы из Ярославля: «Умер человек по врачебной ошибке, даже по халатности, причем умер в муках от болевого шока из-за того, что не была оказана помощь. Мы страдаем, переживаем. Я пошла к священнику: “Батюшка, помогите, как нам успокоиться? Какую молитву читать?̎” Он говорит: ̎”Значит, на то была воля Божия, так должно было случиться, чтобы тот врач, который лечил, не принимал, чтобы вы попали к другому, а тот сделал то, что сделал, почему это все и произошло. То есть на все была воля Божия. И если вы будете роптать, страдать и винить себя, то как бы пойдете против воли Бога и этим возрадуете бесов̎”. Но вот смотрите. Кто-то в нашей семье плачет молча, надрывает свое сердце и получает инфаркт, кто-то пытается разбираться с врачами через суд, а кто-то, может, будет мстить. На то, как реагируют люди на происходящее, – это тоже воля Божия или тут уже включается воля самого человека, его вера? Мы все по-разному реагируем, от чего это зависит?»

– Ярославль – прекрасный город. С радостью бываю там, у меня там друзья священники. Что касается содержания Вашего вопроса, я батюшку очень даже поддерживаю. Потому что даже Иисус Христос говорит: «Богу Божие, а кесарю кесарево». И когда мы говорим о воле Божией, мы говорим о том, что все принимаем; верим, что ничего случайного в жизни не бывает. Здесь речь идет о нас, о нашем отношении к происходящему. Но над каждым из нас существует земной закон. И если имела место халатность, то в этом разберутся специально учрежденные органы, проверят действия этого врача, насколько они соответствуют протоколам, и сделают соответствующие выводы. Оставьте этот вопрос специалистам, пусть они обязательно разберутся и ответят вам, чтобы другие врачи всегда были настороже, всегда добросовестно выполняли свой врачебный долг.

Это мой ответ, где воля Божия и в чем заключается воля человеческая. Они идут вместе. Не бывает такого, чтобы отдельно была воля Божия, иначе мы были бы какими-то фаталистами, нездоровыми людьми. Такими были древние стоики. Они говорили, что судьба похожа на телегу, к которой привязана собака. Собака может лаять, упираться, но телега идет своим темпом и тащит собаку. Дескать, так и судьба: совершенно покоряет всю нашу волю, мы просто ей подчиняемся. Это язычество. Нам, христианам, это совершенно чуждо.

Да, мы очень верим в волю Божию, очень ей доверяем. В этом наша суть. Когда мы говорим: «Верую во единого Бога Отца Вседержителя», мы верим и исповедуем, что Он все держит в Своих руках и ничего случайного не бывает. Ни начало жизни, ни ее конец, ни что-то внутри жизни – ничто не происходит без смысла. И такой момент нечаянной смерти – тоже воля Божия. В этом смысле мы покоряемся воле Божией.

– Это очень сложно. Потому что, с одной стороны, можно принять волю Божию, что человек умер такой смертью согласно Его воле. С другой стороны, как реагировать на это? Ведь очень сложно принять, когда человек мог выжить, а из-за чьей-то халатности его больше нет.

– Батюшка очень тонко все подметил. Здесь все произошло в совокупности, что именно этот врач совершил манипуляции, а того, лечащего врача, не оказалось на месте. Вся эта совокупность неслучайна. Именно так Бог сложил эти обстоятельства, чтобы в итоге душа вышла из тела. Сегодня это произойдет, при этих обстоятельствах, или завтра, при других обстоятельствах, но душа все равно когда-то выйдет из тела.

Сейчас по-человечески понятна эта скорбь, потому что мы все люди, привыкли друг к другу, желаем подольше общаться друг с другом. Эти вещи очень сложные, но в то же время простые. Жизнь – это семьдесят, может быть, восемьдесят лет, а прочее – труд и болезнь. Жизнь все равно заканчивается, рано или поздно все отойдем при тех или других обстоятельствах. Это уже воля Божия.

Господь видит душу человека – то, чего не видит никто. Господь видит сердце человека и его готовность для Царства Божьего. Созрел человек – уже пора позвать его домой, и человек (его душа, личность) уходит домой. А может быть наоборот. Бывает так, что человек уже не кается, уже больше не развивается, не растет духовно. И чтобы человек дальше не грешил, Господь изымает его отсюда. Мы забываем об этом. Нам кажется, что всё в наших руках. Хорошо, пусть мы сделали бы что-нибудь, этот лечащий врач сегодня успел бы и сохранил жизнь. Что дальше? Дальше Господь найдет следующий способ, чтобы скорее забрать эту душу. Понимаете, это важно, чтобы душа ушла вовремя. И важно довериться Богу, Господь знает лучше, когда ее надо забрать.

А Вы сейчас лучше сосредоточьтесь на молитве. Скорее всего его душа томится, он сейчас тоже в смятении: что, почему? Поэтому Вы сейчас помолитесь за него, чтобы Господь в мире принял его душу. Вот чем займитесь. Окажите милость на помин этой души. Раскройте 17-ю кафизму, почитайте. Это и ему нужно будет, потому что от нас ему не нужно больше ничего. Поверьте, ему все равно, какой там врач был, что решат эксперты. Единственное, что ему от нас сейчас нужно, – это молитва. Оставьте обязательно имя усопшего, и мы в храме помянем его, чтобы Господь Бог в мире принял его душу.

– Скажите, а смерть от насилия – это тоже воля Божия?

– Конечно. Ничего без воли Божией не происходит. А смерть мучеников? Воля Божия. Всякая смерть – воля Божия. Он единственный, Кто имеет право забрать душу. Он единственный, Кто попускает в этой жизни такое насилие. Это по Его воле происходит. Воля Божия здесь сталкивается с волей человеческой. А воля человеческая не всегда добрая, иногда злая. Господь потому и Всесилен, потому и Вседержитель, что в Его власти не только манипулировать этим миром, не только послать Духа или забрать душу, Его власть гораздо больше, она настолько велика, что мы даже не можем этого понять. Он даже Сам Себя может ограничить. И это власть. Он ограничивает Свою Божественную волю, чтобы оставить нам пространство для свободной воли. Вдумайтесь в это. Ни один человек так не сумеет. Он Себя ограничил ради нас, чтобы мы могли проявить свою человеческую волю.

– Неужели насилие совершается тоже по воле Божией?

– По свободе, данной Богом. Этот дар дал Господь еще в день творения. И никто его не вправе отнять. И Господь не отнимает этого дара. Другое дело, что мы безответственно используем этот священный дар: не к добру, а ко злу, не к праведным делам, а к греховным. И тогда встречаются воля Божия и воля человеческая. Но поскольку у нас есть воля (я очень хочу подчеркнуть этот момент), есть свобода, то возможно и наказание. Если бы у нас не было свободной воли, мы бы всегда говорили: «Ну, это же все Бог создал, это была воля Божия, чтобы один стал мучеником, а другой мучителем». Стало быть, ни мученик не получит венца (потому что недобровольно пострадал), ни убийца не получит никакого наказания, потому что скажет: «Господи, Ты виноват. Это Ты все  придумал, а я всего лишь игрушка в Твоих руках». Это ересь, и это недопустимо. Свобода равняется ответственности. Свобода равна либо награде, либо наказанию.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «В Евангелии от Иоанна, в 5-й главе, Христос говорит, что настанут времена, когда находящиеся в гробах, услышав глас Сына Божия, изыдут: творившие добро – к воскресению жизни, а творившие зло – к воскресению осуждения. Но, по учению Православной Церкви, в гробах, кроме гниющего тела, ничего нет, все души находятся в других местах. Почему Христос не обращается к душам, которые в раю или в аду, чтобы они вернулись в тела, а обращается к гробам? Кто там должен ответить? И когда Он воскрешал Лазаря, Он тоже сказал: “Лазарь, иди вон̎”. Он не сказал: “Душа Лазаря, вернись назад̎”. Объясните».

– Это зачало от Иоанна, оно читается во время отпевания. Для того чтобы Вы более подробно разъяснили для себя этот вопрос, откройте зачало Послания к Фессалоникийцам, которое тоже читается в момент отпевания. Что же касается Вашего прямого вопроса, нет различения между душой и телом, потому что вместе душа и тело составляют человеческую личность. Тело действительно остается в земле, оно уходит в землю, потому что от нее взято было. И кладбище названо так не случайно, от слова «клад» – значит, какое-то сокровище там зарыто. Тело человеческое – это сокровище. По-другому еще наши предки называли кладбище «нива Господня». Что это значит? Это значит, что «изыдут из гробов», как сказано в Евангелии. То есть телеса умерших людей в день Второго Пришествия Христова воскреснут, будет еще третье событие – всеобщее воскресение. Все воскреснут. И святой евангелист правильно отмечает: сотворившие благое воскреснут в воскресение жизни, а сотворившие злое – в воскресение суда. И после того, как тело умершего восстанет, это уже будет личность.

Это интересный разговор, можно целый вечер только об этом одном говорить, как это будет. Потому что человечество всегда это интересовало, а Христос дал ответ на то, как это будет. Прочитайте у пророка Иезекииля, как это будет: фаланга к фаланге присоединится, восстановятся все мышечные ткани, покроются кожей, волосами, и в возрасте тридцати трех лет каждое человеческое тело вместе с душой восстанет единой личностью и пойдет к Богу. А дальше все пойдут по двум направлениям.

– А если не дожил до тридцати трех лет, умер младенцем?

– Говорят, что все так воскреснут. Правда, об этом не написано ни в одном догматическом учебнике, но многие святые отцы утверждают, что воскресение и младенцев, и стариков будет в возрасте тридцати трех лет. Все будут здоровыми, без болезней.

Интересный вопрос задал себе святитель Григорий Нисский: а как же мученики, которых измучили, порезали на части? Есть такой Иаков Рассеченный, в житии сказано, что его мучили постепенно, враги отрубали ему пальцы по одному и так далее. Как же восстанут мученики? И ответ совершенно справедливый и четкий: в полном теле, без единого изъяна, без единой болезни. Так же и утопленники, и те, кто сгорел, от кого только пепел остался.

Когда мы задумываемся над этим вопросом, как это будет, у нас уже есть отчасти ответ, он даже более объемный, чем у святителя Григория, потому что медицина развивается. У нас появилось такое понятие – ДНК. Возможно, на основании этого кода душа восстановит и тело. Только это тело будет уже воскресшим, оно не будет совсем похоже на нас, оно зрительно, видимо будет напоминать нас, но будет в том статусе, в каком было тело Адама до грехопадения. Это будет духовное тело, воскресшее. Внутри этого тела основой будет душа. Душа плюс тело равно личность. Это тело никогда не умрет и со своей бессмертной душой уже никогда не разлучится.

– А если чуть подробнее об этом теле (насколько мы это можем себе позволить в рамках учения), это тело ощутимо, его можно будет ощущать, соприкасаться с другим человеком?

– Советую почитать святителя Игнатия (Брянчанинова). У него есть труд, который называется «Слово о смерти». Там очень хорошо написано, как будет выглядеть не только тело человеческое, но и весь мир: деревья, птицы, животные. Советую посетить какой-нибудь антропологический музей, посмотреть, как мудро человек устроен. Откройте книгу по анатомии, посмотрите, как все интересно устроено в человеке: мышцы, ткани, внутренние органы, руки, ноги, голова.

Я еще с семинарии ответил для себя на этот вопрос по трудам Оригена (был такой учитель Церкви). Он использует слово «загустел». Когда он говорил о грехопадении и о том переходе с неба на землю, которое испытало человеческое тело, он использует термин «загустело». Здесь оно стало плотным, мы можем его потрогать. Исходя из этого, можно сделать вывод, что обратный путь  – это путь к разжижению. То есть тело будет  газообразное, духовное; то же тело со всеми его чувствами и ощущениями, но оно не будет иметь греха. И будет та же воля, но она будет только к святости направлена. Это будет та же душа, но очищенная как бы сквозь фильтр. И в этом состоянии тело и душа будут уже навеки.

– У нас есть вопрос от телезрителя, он объемный: «Ум, разум, сердце, душа, совесть, дух человеческий. Если возможно, охарактеризуйте, что это все значит, потому что четкие определения редко встречаются». Давайте начнем с ума.

– Согласен, это довольно непростой разговор, можно задержаться на нем. В христианстве есть учение – антропология. Причем антропология основывается на Священном Писании. Больше всего об этом говорит святой апостол Павел. Более конкретно он говорит, что существует высшая составляющая человеческой личности – ум. Иногда святые отцы умом еще называют дух. То есть это как бы тождественная составляющая.

Надо сразу сказать, что личность состоит из трех составляющих, это: ум, душа и тело. Ум иногда называют на греческий манер – «нус», по-русски это «разум». Но это одно и то же. Это такая часть нашей личности, которая всегда стремится к Богу. Это то, чем мы молимся, чем общаемся с Богом, то, что освящается, что является носителем образа Божия. У нас есть еще душа. Скажем так, для души пища – классическая музыка, чтение литературы. Это душевные вещи, они нас облагораживают, делают нас людьми в хорошем смысле слова. И есть еще тело. Это то, что у нас болеет, его надо греть, кормить, оно обеспечивает нашу жизнедеятельность и тяготеет к земле. Святые отцы называют тело самой низкой составляющей, греховной. Тело – носитель пороков. Но тело станет либо другом, либо врагом.

 Там, на Страшном Суде, тело будет нашей хартией. Святой Павел использует такое слово – «рукописание». Что это такое? А это, оказывается, тело. В теле запечатлевается вся история нашей жизни. Мы не просто стареем, а запечатлеваем в себе наши грехи и наши добродетели. И потом тело, как бумагу, Бог раскроет – и там все будет написано, что человек сделал, сказал, подумал. Это наше рукописание.

Христос пришел, чтобы разодрать это рукописание, в покаянии Он изглаживает нашу вину. Христос кровью Своей смывает грехи. Мы своим телом вкушаем Тело Христово. Мы внутрь своего тела принимаем Кровь Христову и исполняем завет Божий: «Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь во Мне пребывает, и Я в нем». Это очень интересное учение. Оно отвечает на все вопросы, что такое тело, душа и ум (дух).

– Совесть?

– Это голос Божий, это не составляющая человеческой природы. Совесть – это оповеститель. Но она может быть в различной степени правдоподобной или аргументированной для человека. Иной человек прислушивается к этому голосу, иной – меньше прислушивается. Другой вообще не хочет его слушать. Но это прямой голос Бога. Святые отцы говорят, что первая мысль – от Бога. Первая мысль продиктована совестью. Это такой естественный голос, который всегда нам подсказывает: «да» или «нет». Это очень интересно. Оказывается, у человека она может быть похожа на собачку, которую затоптали;  она в углу скулит, но все равно всегда говорит. Голос совести всегда звучит в любом человеке. Другое дело, насколько человек прислушивается к этому голосу.

– Вопрос телезрительницы: «Если человек умер и у него день рождения, можно ли в день его рождения заказывать панихиду?»

– Да, и это совершенно логично. Наш земной день рождения – это важный день, когда Господь дал нам дыхание. На португальском языке слово «родила» звучит как «дала свет». Очень интересно, я задумался над этим. Свет – это что-то физическое, материальное, и он вошел в человека. Это важный день, когда начался земной путь. Он не менее важен, чем день, когда этот путь закончился. Поэтому панихиду следует заказывать как в день рождения, так и в день кончины.

– Следующий вопрос: «Как быть с унынием, которое связано с тем, что тебе самому невозможно спастись, хотя и молишься, и каешься, и мысль эта не уходит?»

– Ключевое слово здесь: самому. Самому действительно невозможно спастись. Для того чтобы спастись (а если говорить ясно: наследовать Царство Небесное), необходима посторонняя помощь. Никаких наших праведных дел недостаточно для того, чтобы спастись. Нам необходима помощь Божия – Господа Иисуса Христа, Его искупительной жертвы. Эти споры были еще в первые века христианства. Был такой замечательный аскет Пелагий.  Дай Бог побольше таких постников. Но когда он постился, он был убежден, что через свои внутренние труды сможет достичь праведности и чистоты. В этом его обличали, и он никак не мог тут согласиться. В итоге он стал основоположником еще одной ереси – пелагианства. Так что Церковь переживала это и дала совершенно конкретный ответ. Искупительная жертва Господа – это океан по сравнению с одной каплей, которую мы можем вложить в дело нашего спасения. Другое дело, что эта капля необходима. Без этой капли океан не работает. Бог никогда не спасает человека помимо человека.

Представьте, я не олимпийский чемпион, но передо мной штанга 250 кг. Она весит больше, чем я, раза в два. Я, такой смелый, наклоняюсь и делаю пару рывков. А дальше штанга, как воздушная, поднимается вверх. Смысл этой картинки в том, что в православии важен первый рывок, и он всегда зависит от человека.

Как мы начинаем строить храм? Мы не представляем, как у нас это получится. Люди руками разводят: что они делают, что творят? это безнадежно, бесперспективно с точки зрения маркетинга, рационального подхода, это долгострой. Но мы начинаем. Главное, что мы начинаем. Мы молимся, чтобы Господь помог. Необъяснимым образом приходят люди и помогают. И все больше и больше приходят, больше и больше помогают. И таким образом создаются храмы. Всегда так было. И вся наша жизнь так проходит. Вся жизнь христианина – это один большой подвиг. Христос говорит: «Дерзайте, чада, ибо Я победил мир».

– Когда в жизни начинает очень многое получаться (как в Вашем примере: получается эту штангу поднять и, может быть, даже держать ее), не появляется ли мысль, что это все благодаря моим собственным силам?

– Конечно, появляется. Мы же гордые. Время от времени к нам приходит такая мысль, но Господь милостив. Как только так подумаешь, сразу спотыкаешься, какой-то грех случается, и понимаешь, что «ты» – это не звучит гордо. Ты – немощный сосуд, который только Божией силой укрепляется.

– Но при этом все, что происходит в нашей жизни, это соработничество человека и Бога?

– Это и есть соработничество, симфония: когда мы, осознавая нашу греховность, нашу немощь, дерзаем, потому что с нами Бог. Вот так все у нас в жизни происходит. И борьба со своими грехами, и соблюдение поста, и молитвенное правило. Перед всем этим мы говорим: «Господи, благослови! Господи, помоги!»  И – вперед.

Мне кажется, в этом глубокий смысл. Во-первых, мы понимаем, что мы слабые и нам нужен Бог. Он Вседержитель, Он все держит. Он Промыслитель, Он все старается сделать, даже если мы идем как слепые котята. Он нас ведет. Во-вторых, укрепляется вера. Ведь вера в Бога, Который Личность, это всегда какое-то общение. Это непрестанный контакт с Богом. И ты понимаешь, что ты сосуд, наполненный благодатью. Всю жизнь ты несешь благодать, чтобы она не расплескалась. Каждый христианин в крещении получил такой залог спасения. Я подчеркиваю: залог. Это не значит, что через крещение мы уже спасены. Это не про нас. Мы получили залог и должны его в себе взрастить. Как талант получили, и этот талант растет. Каждый христианин является наследником Царства Небесного.

Вот человек получил паспорт. Это есть царство земное. В нем есть границы, мы их преодолеваем. Показал паспорт: свой, входи сюда. Так в Царстве Небесном. Получил паспорт – свидетельство о крещении – ты теперь гражданин Царства Небесного. Но это гражданство очень просто досталось нам. Всего лишь достаточно прийти в храм, выучить Символ веры, прочитать Евангелие от Марка, исповедоваться, причаститься... Как просто оно досталось, так просто его и потерять. Гражданства лишается каждый грешник. Раз – и все. Ты больше не гражданин. Что делать? Идем на исповедь. Покаялись. Мы еще это называем «баней пакибытия» – помылись и восстановили свои права и свое наследие, царство. Мы опять граждане. И вот так всю жизнь. Причем заметьте, друзья, как это происходит.

Церковь – это царство Божие на земле. Она статична, свята, непорочна, невеста Христова. Мы входим в нее и становимся ее членами. И мы сами лишаем себя этого гражданства, права быть в Церкви. Мы отторгаем себя от Церкви. В молитве на исповеди есть одно важное слово, мы его произносим: соедини Святой Своей Церкви. Очень важно сегодня  услышать, что на исповеди мы соединяемся с Церковью.

– Как правильно оценить свое участие в соработничестве с Богом, чтобы при этом не впасть в гордыню? Стоит ли вообще это оценивать?

– Стоит. Конечно, мы не сможем всё понять. Мы сейчас говорим о таких вещах, которые закрыты от нас. Потом узнаем, когда разрешимся от плоти. А сейчас, как апостол Павел говорит, все видим сквозь тусклое стекло, по-детски размышляем. Но все равно разум нам дал Бог, мудростью украсил. Поэтому книги пишутся, канал «Союз» вещает. Да и потому, что есть вопросы, надо попытаться на них ответить. Если что-то непонятно, берем книги, идем к духовно опытным людям, священникам. Но мы с годами понимаем, когда начинаем сопоставлять события, где я, а где Бог. Как поступил я, как Бог отреагировал. Бог по отношению ко мне поступил так, а как я отреагировал на это? И выстраивается некая последовательность.

Действительно, есть что-то похожее, типичное в этих делах, когда я через свою греховную волю что-то сделаю, дров наломаю, а Бог исправляет всю кривизну. Проходит время, и человек понимает, что это был единственный путь, чтобы он взрастил в своей душе ту или иную добродетель. Например, болезнь. Я говорю: «Господи, за что, почему? Как неприятно! Нет больше сил терпеть». А потом я выздоровел. Врачи помогли или чудом, но я уже выздоровел. И я понимаю, что в моем сердце поселилось милосердие, а раньше его там в помине не было. Почему? А потому, что сытый голодному – не товарищ. И тот, кто не болел, никогда не сможет сочувствовать тому, который болеет. И чем тяжелее человек болел, тем отзывчивее его сердце на боль другого. Он чувствует эту боль и старается помочь. Это называется милосердием. Это только один пример. Но так происходит всю жизнь. Господь дает тебе что-то в жизни, чтобы в твоей душе добродетели появились.

Я сейчас абстрактно говорю. Но в моей голове есть десятки примеров. Ближайший пример – это вопрос телезрительницы в начале нашего эфира: боль, тяжесть в ее сердце, горечь разлуки. Но это всё компоненты для добродетели терпения, послушания воле Божией, премудрости. Премудрость приходит с опытом.

– Вопрос телезрительницы из Брянской области: «Я хотела бы обратиться к отцу Василию и попросить его и всех батюшек, которые смотрят передачу, обратить внимание на нас, прихожан. В храмы мы приходим, не надевая маски, либо маски у нас на подбородке, либо закрывают рот. А в результате заражаются люди, болеют  многие батюшки. Я знаю, что некоторые батюшки говорят: если Бог не попустит, ничего не будет. Но Бог уже попустил. Где наше разумение и наша забота о ближних?»

– Откуда Вы?

– Из Жуковского района.

– Мой отец служил в Жуковском районе, в селе Голубея. Я жил очень долго в Олсуфьево. Очень приятно получать от земляков какую-то весточку. В Дубровке папа храм построил и служил там. И сейчас он служит в городе Брянске, мои родители там живут.

Если Вы знаете, что я из Брянска, значит, знаете, что я хожу в красную зону. Для меня эта тема актуальна. Каждую неделю я сдаю тест на вирус и кровь на наличие антител. Это для нас важный этап. Департамент здравоохранения требует от нас, чтобы священники, которые просятся войти в красную зону, в больницу, сдавали вот такой тест.

Наверно, остались еще ковид-диссиденты. Наверно, еще есть люди, которые никогда не поймут актуальность ношения масок. Мы давно об этом говорили и еще раз повторим. Нужно только открыть глаза и посмотреть, что происходит. Сколько епископов, священников, мирян отошли именно из-за осложнений, связанных с коронавирусной инфекцией... Некоторые сразу это поняли. С первых дней Святейший Патриарх, несмотря на то что всю жизнь призывал людей ходить в храм, призвал оставаться дома. Священный Синод выпустил специальную молитву. Мы молимся Господу, чтобы Он избавил нас от поветрия, сохранил наши души, тела, избавил от смятения, уныния, печали. Еще были рекомендации, и мы соблюдаем их во всех храмах. То, о чем Вы говорите, прежде всего нарушение благословения. Но я уверен, что там тоже есть и благочинные, и епископы, которые обязательно наведут порядок и в Брянске, и в других местах, где есть такие нарушения. Это нарушение дисциплины.

Лично от себя еще хочу добавить, что это безответственность, потому что горе нам, если из-за нас умрет кто-то другой, если мы станем причиной заражения другого. Есть совершенно конкретные строгие указания каждому священнику: если кто-то на приходе заболеет коронавирусом из-за того, что не соблюдаются санитарные меры, это прямая ответственность священника. С него лично спросят за это. Я очень удивляюсь, как можно не выполнять циркуляры, это прямая угроза твоему служению, это принесет конкретные прещения для каждого священника.

– Я этот вопрос вначале понял шире. Когда услышал первые слова, подумал, что это просьба к священникам обратить внимание на прихожан в принципе. Многие годы мы говорим о том, как часто священник пробегает через храм, не обращая внимания на прихожан, и убегает после службы так же быстро, не уделяя им внимания. Вроде бы сейчас в некоторых местах это в норму приходит.

– Я вот в это воскресенье тоже убежал черным ходом, потому что знал: если выйду через парадный вход, то, как обычно, буду долго общаться. Я обычно это с радостью делаю. Видит Бог, я рад, потому что это возможность пообщаться с людьми, обсудить какие-то вопросы, которые мы не можем по телефону обсудить. У нас просто нет времени, возможности. В нашем городе приход разбросан географически. Люди подолгу едут до храма из-за пробок, дистанции. Но у нас есть община, прихожане. Низкий поклон всем нашим прихожанам, кто смотрит эту передачу. Но, к сожалению, в воскресенье я убежал, потому что меня пригласили на архиерейскую службу. Эти встречи очень важны для священника. Нам очень важно друг с другом общаться, видеть друг друга хотя бы иногда.

А по поводу общения с прихожанами я думал, еще когда был семинаристом. Я понимаю, что этого в наших русских храмах очень не хватает. Мы помолились, причастились и разошлись в разные стороны. Встретились в следующий раз через неделю. Восемь лет мы служили в Бразилии, и там было иначе. После литургии была агапа – как у святых мужей апостольских, «вечеря любви». Мы накрывали небольшой стол, ставили на стол сладости и всегда пили бразильский кофе. Это было замечательно. И мы общались. До сих пор там так и общаются. Я звоню им (разница во времени восемь часов, правда), у нас уже вечер, а они говорят: «Мы только что причастились. Солнышко у нас, радостно. И агапа». Я очень хочу, чтобы у нас такое было. Во всяком случае, у нас на приходе мы продаем пирожки. Мы их сами делаем. Пьем чай. Потом у нас всегда воскресная беседа. Мы общаемся. К сожалению, сейчас одно из ограничений пандемии – отмена всех массовых мероприятий, в том числе приостановилась деятельность воскресной школы, как детской, так и взрослой. Так везде. Это универсальное ограничение. Но это все равно когда-то закончится, и мы возобновим наши беседы. А пока вот так у всех батюшек: он выходит из алтаря, а к нему очередь стоит. Это уже не исповедь, а решаются уже какие-то житейские вопросы...

– Спасибо, отец Василий. В заключение нашей передачи мне бы хотелось попросить Вас подвести итог и что-то пожелать нашим телезрителям.

– Как всегда, с большой радостью принял приглашение посетить студию «Союза». Благодарим всех, кто сегодня задавал вопросы. Очень надеемся, что ответы чуть-чуть помогли. Во всяком случае, мы  этого очень хотели и старались. Ради этого и живем, и трудимся. Хочется пожелать всем нам, чтобы мы с мирным сердцем принимали все, что происходит в нашей жизни: будь то невзгоды или радости. Все, что происходит, не случайно. Все, что Бог ни дает, к лучшему.

Ведущий Александр Черепенин

Записали Елена Кузоро и Наталья Культяева

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает председатель Епархиальной комиссии по социальному служению г. Москвы, настоятель храма в честь Входа Господня в Иерусалим в Бирюлеве (Москва) протоиерей Михаил Потокин.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​