Беседы с батюшкой. Протоиерей Алексий Батаногов

20 ноября 2022 г.

В студии настоятель храма святого равноапостольного князя Владимира протоиерей Алексей Батаногов.

– Завтра праздник: Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных… И, получается, у всех завтра день ангела, маленькие именины?

– Мы привыкли называть днем ангела свои именины, то есть день памяти святого, в честь которого крещены. Например, если крещены в честь Сергия Радонежского, то именины празднуем 8 октября или 18 июня.

– Да, день памяти Сергия Радонежского празднуется два раза. Я отмечаю оба дня, но мне говорят, что надо выбрать один.

– День рождения два раза в год. Почему же нет? Обычно какой-то из дней считают основным. Но и другой день – это же все равно день памяти твоего святого, его нужно почтить.

День памяти святого, имя которого мы носим, называют днем ангела. Я не думаю, что это ошибка, просто неточность. Так принято, имея в виду, что это небесный покровитель, который является твоим молитвенником, заступником. Иногда еще день крещения называют днем ангела. Не знаю, как к этому относиться.

Но у каждого человека есть ангел-хранитель. 21 ноября прославляются все Небесные Силы бесплотные, в том числе наши ангелы-хранители.

– Профессор Московской духовной академии рассказывал, что в истории России в народе было принято выбирать небесных покровителей. Кроме того, что тебя называли именем в честь какого-то святого, выбирались еще святые в покровители. Для чего? Чтобы у Бога было больше представителей этого человека. Мои знакомые очень хотели назвать ребенка Саввой, в честь Саввы Сторожевского, но он родился в день памяти святого благоверного великого князя Александра Невского. И, естественно, они назвали его Александром. А потом они спросили меня, можно ли и святого Савву считать небесным покровителем ребенка.

– Безусловно, можно. Что мешает почитать святого? Можно читать ему молитвы, всегда ходить в храм на его праздник, причащаться в этот день, иметь дома его икону. Несомненно, святой будет в ответ на наше усердие тоже молиться за нас. Я в этом не сомневаюсь.

В таинстве Крещения человека нарекают именем какого-то святого, и с ним устанавливается особая связь. Но почитай и другого святого в том числе. Странно было бы не почитать того святого, в день которого родился. Это было бы ошибкой. А если есть дерзновение почитать еще одного святого, то почему нет? «Все святые, молите Бога о нас». Никто нам не мешает так молиться.

У православных часто в вопросах есть какой-то магизм. Конечно, магия существует в сознании людей. Но ее не должно быть.

У сербов есть другая традиция: они называют человека обычными именами – Снежана, Горец, Любинка, привычные имена, а небесный покровитель у всего рода один. И вся семья вместе празднует его память в этот день. Это потрясающая традиция. Многие говорят, что во времена гонений после Второй мировой войны эта традиция сохранила веру в сербском народе, поскольку это было впитано с молоком матери, усвоено на каком-то подсознательном уровне. Они чувствовали, что в этот день обязательно нужно причаститься, сходить в храм, собраться всей семьей. Существуют разные традиции. В русской традиции обычно два крестных – отец и мама. А по Требнику один крестный. Есть чинопоследование по полу ребенка. А у грузин или молдаван может быть и двадцать крестных.

– У меня есть только крестный отец.

–  В этом нет ничего страшного. Не нужно это догматизировать. Разве один – это плохо, а два – хорошо? А двадцать еще лучше? Все зависит от того, какой жизнью мы живем, а не от того, сколько у нас крестных и сколько дней ангела. Есть святые, у которых день памяти пять раз в году.

Вопрос от телезрителя Евгения из Белгорода: «Бог создал человека из праха и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою. А по учению Церкви о бессмертной душе, душа – это сущность, которая абсолютно прекрасно существует и обходится без материального тела. Ветхозаветный Моисей и остальные пророки понимали, что такое душа? А что такое дыхание жизни? Как оно существует в человеке?»

– У Церкви нет такого учения. Видимо, речь идет о том, что после смерти душа разлучается с телом. Человек был создан бессмертным, но грехопадение стало причиной болезней, страданий и в том числе смерти. Бог не создал смерти. Разлучение души и тела временное и является прямым следствием грехопадения, греховной природы человека. Когда Бог создавал человека из праха земного и вдохнул в него дыхание жизни, тот был первозданным и без греха. Мы верим в Воскресение Христово. Душа разлучена с телом временно до Второго Пришествия Христа. Ветхозаветные пророки, конечно, знали о душе.

– Такие вопросы даже наводят на мысли, чтобы почитать об этом более подробно, какие-то толкования, например.  

– Это полезно. Можно почитать «Шестоднев» Василия Великого, замечательный святоотеческий труд.

– Мы можем сказать, что наша душа неразделима с телом, даже если ты превратился в прах?

– Православное почитание мощей основано на том, что эта связь остается неразрывной, хотя жизнь временно оставила тело человека.

Мы часто облекаем что-то в слова и привыкаем к ним, думаем этими категориями, но я хотел напомнить, что у человека не две жизни – временная и вечная, а одна. Иногда говорят «в жизни будущего века», «перешел в жизнь вечную», но нужно понимать, что это не две разные жизни, это одна жизнь, но две ее разные части. Сначала жизнь в теле, а потом человек расстается с ним до Второго Пришествия. Но жизнь одна.

А второй этап – вечная жизнь – абсолютно связан с тем, как человек прожил первый этап. Он как бы является продолжением этой жизни. Христос говорит: Царствие Божие внутри вас есть. То есть внутри человека может быть Царствие Божие, может быть радость, любовь, благодать, свет. Святые чувствовали Божественный свет внутри себя. Православный человек призван к обожению. Но у человека может быть в душе настоящий ад: ненависть, злоба, нечистота, измены, предательство, что угодно. Он с этим живет. И если он сейчас живет в аду (а так живут многие), то этот ад и наследует. Таков показатель: что есть на сердце сейчас, есть ли радость, чувствую ли я Бога, стремлюсь ли к Нему, это приоткрывает то, что мы наследуем в вечной жизни.

– Вопрос от телезрителя: «Может ли русская православная христианка выйти замуж за армянина?»

– По этому поводу есть канонический ответ. Брак с инославными разрешен – католиками, протестантами, лютеранами. Насчет Армянской Апостольской Церкви нужно посмотреть, сейчас не готов дать точный ответ. Но обращу внимание на то, что в браке очень важным является духовное единство. Не только телесное, физическое, бытовое, не только общие дети, но и духовные устремления. Если один – христианин, а другой отрицает Христа, не верит в Него, знать ничего не хочет, то трудно представить, на чем в семье будет основываться духовное единство. Но и такие браки бывают.

– И счастливые.

– И с мусульманами бывают браки. Наличие исключений подтверждает правило. Бывают оба православные, но несчастные, мучают друг друга. Бывает по-разному. Но если мы говорим о сути, то этот вопрос точно не национальный. Армянин может быть и православным человеком. Это вопрос религиозный, и он имеет значение для совместной жизни. Если человек православный, крещеный, но неверующий (такое бывает), то какая разница? Он может быть женат и на неверующей мусульманке. Один атеист от другого мало чем отличается. Если вспомнить церковные правила, то в таком браке предполагается воспитание детей в православной вере.

– Да, такие условия, что дети, рожденные в этом браке, крестятся в православии.

– Мы можем вспомнить великий пример из нашей истории. Великий князь Сергей Александрович и Елизавета Федоровна. Царица Александра Федоровна принимала православие перед вступлением в брак. Такое было условие, что императрица не может быть протестанткой, лютеранкой. А Елизавета Федоровна вступала в брак, будучи протестанткой. Потом она приняла православие по зову сердца и стала великой святой. Были такие известные браки. И я знаю такие современные браки.

– Пожелаем нашей телезрительнице счастья и духовного единства с мужем. Может, ее пример вдохновит его пересмотреть свои взгляды.

– Да, такое бывает. Как и Елизавета Федоровна стала православной, будучи замужем за великим князем.

– Вопрос от телезрительницы Ирины из Ярославля: «Что значит простить человека? Я понимаю, простить и забыть то, что было когда-то. А если человек продолжает делать то, что делал? Как его понять и не обращать на это внимания? Принять, что это его какая-то слабость, что он подвержен греху? Или нужно в себе что-то переработать и изменить к этому свое отношение? Как прощать то, что сейчас происходит? Или сейчас нужно понять что-то очень важное, от чего все будет нормально и в душе будет покой?»

– Одно не исключает другого. Трудно отвечать на такой вопрос, не зная конкретики. Но давайте порассуждаем на эту тему. Попробовать понять другого человека нужно обязательно. Действительно, часто прощение в настоящем времени сопряжено с осуждением. То есть я осуждаю человека за какой-то его поступок, за его действие, за его жизнь, за отношение ко мне, к детям, своим родителям, к работе, к Богу. Очень важно не осуждать.

Но как возможно не осуждать, если он совершает ужасные вещи? Мы можем осуждать поступки. Мы осуждаем грех, но ищем оправдание человеку, который его совершает. Ведь мы не всё знаем о нем, на поверхности видна только вершина айсберга, а на самом деле все не совсем так. Мы не знаем подлинную мотивацию поступка. Мы видим грех, но не знаем, как сам человек раскаивается и сожалеет об этом. У нас очень много неизвестных. Не только в этом вопросе, а вообще. Почему тот или иной человек поступает так или иначе?

Даже если мы понимаем, что это точно грех, то мы осуждаем именно неправильный поступок. Но человек совершил его то ли по незнанию, то ли по неведению, ведь у нас у всех греховная природа. Может, какая-то страсть обуяла его и он не может с ней справиться. В близких отношениях, когда проступок связан с нами и мы считаем себя невинной стороной, часто бывает так, что мы косвенно подталкивали, провоцировали человека на тот или иной грех. Нужно постараться осуждать грех, а не человека. Если возможно, постараться понять человека, скорректировать свое отношение к нему и поведение. В молитве «Отче наш» мы просим: остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим (прости нас, как мы прощаем). Представьте себе эту молитву, если б она звучала так: «Господи, не прощай меня, потому что я не прощаю». Это же человек сам себе выносит приговор. Пусть Бог будет всем Судьей, а мы постараемся никого не осуждать.

– Вопрос от телезрительницы: «Вы сказали, что многие на земле живут как в аду и что в вечности мы будем жить так же, как здесь. Ученики спросили Иисуса Христа: так кто же может спастись? Он ответил: человекам это невозможно, Богу же все возможно. Что это значит? Нам нужно надеяться на Его милость и любовь?»

– Я не совсем так сказал: что все в ад пойдем. Я предположил один из вариантов, что если человек здесь живет в аду, то он может унаследовать его в вечности. Не дай Бог, конечно. Мы все надеемся только на милосердие Божие, на Его милость.

Что значат слова Спасителя: человекам это невозможно? Что человек не должен надеяться на свои добрые дела, будто ими и просто даже своей верой он заслужит Царствие Божие. Это католическое учение о спасении. Чем оно отличается от православного? У католиков есть некий принцип: что набор добрых дел, оказанных благ, прочитанных молитв должен перевесить набор злых дел. Удобно и очень просто. Дальше из этого неправильного учения вытекает еще одна неправильная история – учение об индульгенциях. Это учение о том, что если у тебя есть сверхмерные заслуги, то ими можно поделиться, чтоб не пропадали. «Он и так в раю, а мне немного не хватает добрых дел на весах». Я немного иронизирую, конечно. Не все так просто. Это большая тема, но главная идея в том, что за пожертвования, деньги, участие в крестовых походах или за строительство монастыря или храма можно прикупить себе добрых дел.

В православном учении о спасении мы верим, что спасемся не потому, что добрых дел сделали больше, чем злых, а потому, что верим в милосердие Божие. Бог будет судить нас не за дела, а за наше состояние сердца. Дела влияют на наше сердце. Если мы делаем злые дела, оно ожесточается, становится равнодушным, жестоким. Наша греховная природа может полностью заполнить человека, исказить, искалечить образ Божий в нем. А добрые дела, молитва, вера, покаяние очищают наше сердце. Бог будет судить нас не за конкретные дела, а за наше сердце. И в этом смысле слова Спасителя становятся совершенно понятными: нужно очистить свое сердце, а очистить его может только Господь… Можно вспомнить множество притч. Например, как за какую-нибудь луковку, которую человек от чистого сердца пожертвовал нуждающимся, ангел достает из ада грешника. Вариантов много, как одно искреннее доброе дело, настоящее покаяние могут изменить загробную участь человека.

– Мы на это надеемся.

– Да. Мы и на молитвы надеемся. Но подчеркивается, что спасает нас милосердие Божие, а не наша праведность.

– Иногда каждый из нас понимает, что вокруг происходит что-то страшное и непонятное, что это настоящий ад. Кто-то совсем отчаивается. Каждый реагирует по-разному. Но мы должны жить с ощущением того, что Царство Небесное тоже есть на земле. Мы пытаемся попасть туда и должны видеть пример здесь.

– Когда я ехал сегодня на передачу, по радио услышал цитату Марка Твена: танцуй так, как будто тебя никто не видит, пой так, как будто тебя никто не слышит, живи так, как будто живешь в раю. На самом деле это христианская мысль. За все благодари Бога. У тебя грязная посуда – слава Богу, что у тебя есть еда. У тебя болит голова – слава Богу, ты жив. У тебя работа и ты устаешь – слава Богу, есть работа. За все нужно благодарить Бога. Это уже шаг к Нему, шаг в Царствие Божие. Наше внутреннее состояние не зависит от внешних обстоятельств.  Безусловно, бедность, богатство, болезнь влияют на нас. Но человек может быть богатым и при этом несчастным. Я знаю такие примеры. А может быть бедным и счастливым, уметь радоваться и благодарить Бога. Здоровые люди бывают несчастными, а люди с тяжелыми недугами умеют радоваться, благодарить Бога, жить удивительной внутренней жизнью, и не только внутренней. Все зависит от самого человека. От того, какой жизнью он живет здесь. Если он с Богом, все возможно. Если он без Бога, но у него богатство, здоровье и молодость, то уже здесь он может быть в аду.

– В один из моментов отчаяния меня друзья позвали попеть колядки в детский дом.  Три минуты хватило.

– Прекрасный совет.

– Это трудно осознать. Там просыпается чувство вины, что у тебя все хорошо, а у них нет.

– Если захандрил, нужно начать помогать. Это лучшее лекарство от уныния. Помощь деткам, в хосписе, нуждающимся. В наше время сколько возможностей для этого... У меня есть одно из послушаний – провожу собеседование с волонтерами, которые трудятся в штабе церковной помощи беженцам. Огромное количество людей хотят потрудиться, помочь нуждающимся людям.

– В какой-то степени мы и должны сейчас помогать.

– Да, неужели без конца смотреть новости, ужасаться происходящему и жить в аду?

– У нас открыто окно возможностей, Господь дает нам совершать добродетели.

– Почему все это происходит? Для покаяния и для того, чтобы мы стали другими, милосердными.

– Как помогать бескорыстно? Я как-то накормил бабушку там, где идет война. А потом появились мысли: «Может, и меня кто-то накормит». Можно ли так думать? Или это греховный помысел?

– Можно, конечно. Надо Бога благодарить за то, что Он дал такую возможность, за то, что ты сам сыт и можешь это сделать. Нужно с благодарным сердцем делать добрые дела. Кто-то весьма остроумно пошутил, что христианская жизнь далеко не бескорыстная, ведь мы за временные усилия хотим получить бесконечные блаженства и дивиденды.

– «Я причащаюсь, значит, у меня все будет хорошо».

– Нет, это магия, мысли, что если кому-то конкретному помолиться, то получишь что-то. Причащаться очень важно, но это не покупка Бога; мол, сейчас я причащусь, а мне за это дай, пожалуйста, квартиру или благополучную семейную жизнь и здоровье. Причащаться нужно, так мы соединяемся со Христом. Он Податель жизни, Врач души и тела. Мы хотим быть с Богом. Это тоже можно назвать корыстью, вон какие замашки! В этом смысле говорят, что христиане имеют духовную корысть, ведь мы хотим, чтобы Господь простил нам грехи.

– Имеем такое дерзновение.

– Но в материальном плане христианская жизнь бескорыстная. И лучше из корысти делать добрые дела, чем злые. Но это будут несовершенные добрые дела.

– Помогать не так и просто.

– Враг рода человеческого часто пытается отнять доброе дело. Человек сделал его с искренними побуждениями, а потом начинает тщеславиться и думать: «А что мне за это будет?» Такой помысел, такие мысли нужно прогонять и обнулять свое дело. Главное, чтобы мотивация была настоящая, правильная, хорошая.

– Бывает, происходит что-то хорошее, и сразу лезут мысли, что надо помолиться.

– Что это искушение.

– «Господи, Ты же видел, как я хотел. Избави меня от лукавого».

– Очень часто бывает, что или люди, или враг рода человеческого так подстраивают, чтобы нас огорчить, расстроить, чтобы мы заунывали, какие-то плохие помыслы на нас навалились. Но надо потерпеть и помолиться, это все отступит. Не надо предаваться унынию.

– У нас в студии один батюшка говорил: «Ной не ныл, и ты не ной. Греби – не ной». Так и здесь. Да, в какой-то степени, когда мы начинаем унывать и думать, что ад вокруг, все плохо, это же, по сути, какое-то проявление гордыни. Мы себя жалеем, оправдываем. Это же самая настоящая гордыня.

– Сейчас многие люди унывают, особенно с подвижной психикой. Да, наверное, все. Потому что были годы пандемии, а сейчас военная операция, тяжелые новости, мобилизация – и люди, конечно, не выдерживают. Поэтому, может быть, это даже не гордыня, а просто немощь человеческая. Но я знаю выход, он очевидный – в храм, к Богу. Сила Божия в немощи совершается. На самом деле так было всегда. И я очень надеюсь, что и сейчас так будет. Именно в годину испытаний вера просыпается. Пока у человека все схвачено, за все заплачено (даже пусть живет небогато, но у него все понятно и стабильно), он не нуждается в Боге.

– Кстати, и глобальных потрясений не случилось, нам только намекнули, что еще чуть-чуть – и все.

– Где-то уже началось. На Украине тоже живут православные люди. А наши призванные мобилизованные? Сколько семей, которые проводили своих мужей, сыновей... Что совсем не коснулось – это не так; коснулось, но не в полной мере.

– Да, нет того, что было в 1941 или 1918 году. У нас есть какой-то шанс просто осознать, что происходит, и хотя бы начать причащаться. Многие военные священники говорят: «Вроде там не воюешь, а просто находишься, но когда возвращаешься в мир, все друзья говорят: что ты такой раздраженный?» Даже та атмосфера тебя угнетает, и ты невольно подвергаешься этому нападению. А здесь вроде то же самое происходит, мы приближены к этому состоянию. И многие священники советуют просто причащаться почаще.

– Кто давно не был на исповеди – идти на исповедь и причащаться. Иметь хотя бы небольшое молитвенное правило. Многие не могут по тем или иным причинам совершать молитвенное правило, но одну-две молитвы любой человек может прочитать: «Отче наш», «Верую…». Если человек почувствует вкус, аромат молитвы, прикосновение хотя бы на чуть-чуть к Богу, он захочет этот опыт повторять. Трудно, но если сделать над собой усилие, обязательно будет духовный ответ.

– Да, это правда. Будем надеяться на лучшее. Следующий вопрос прислала нам телезрительница почти в тему: «Начала читать акафисты, пять акафистов в день. Нужно ли брать на это благословение?»

– Пять акафистов в день – это, конечно, многовато. Попробуем понять, что стоит за этим вопросом. Молиться – у нас есть благословение, которое мы знаем. Апостол Павел говорит: «Непрестанно молитесь, за все благодарите». Христос учит Своих учеников молиться, оставляя им молитву «Отче наш». То есть молиться у нас есть благословение, всякое молитвенное усердие уже благословлено.

Тут может идти речь о том, что иногда человек по неразумию может набрать себе слишком большое молитвенное правило, для него непосильное. Так иногда поступают новоначальные люди, а потом не справляются с этим, сердятся, раздражаются, плохо делают домашнюю работу или еще что-то.

– А Бог за это может наказать? Скажем, скорби начинаются. Это за то, что ты обещал и не сделал?

– Я думаю, что нет. Бог – Милосердный Отец. Не надо обещать, поэтому и говорят: посоветуйтесь с духовником, с батюшкой, нужно ли вам читать пять акафистов. Может быть, одного достаточно или как-то по-другому. Потому что человек наберет количество, а потом страдает, переживает, у него ощущение вины, что он не прочитал пять акафистов. Но это очень тяжело.

– У меня тоже такое было – читал каждый день акафист. Я помню, что я читал пятнадцать минут, но не помню, что именно, лишь бы вычитать. Это тоже опасно.

– Мы почти все грешим тем, что начинаем очень быстро читать, нам нужно обязательно что-то прочитать. И часто бывает так, что на середине понимаешь, что читаешь вечером утренние молитвы. Это я к тому, что у нас качество молитвы очень низкое.

Поэтому мне по душе такой совет. Сколько ты можешь помолиться Богу, сколько у тебя есть на это времени? Десять, пятнадцать минут? Хорошо, поставь таймер и в это время ни о чем не думай. Допустим, тебе надо уходить на работу через десять минут. Поставил таймер – постарайся подумать только о тех словах, которые ты произносишь вслух или в мыслях. Совершенно другая молитва начинается.

– Даже, может быть, необязательно вычитывать правило.

– Обязательно надо молиться Богу. Правило дисциплинирует человека. Потому что апостол Павел говорит: «Непрестанно молитесь». Он же не имел в виду, что непрестанно стойте перед иконой и читайте какое-нибудь правило. Непрестанно молитесь – это всегда помните о Боге. Всегда можно сказать: «Господи, помилуй», «Господи, благослови». Предстояние перед Богом может быть непрестанное. Это тоже подвиг, но это возможно. А правило помогает человеку, дисциплинирует его в духовной жизни.

– Вопрос: «Как часто нужно причащаться Святых Христовых Таин? Что говорят церковные каноны об этом?»

– Канонов на этот счет нет. Нужно причащаться часто. Для кого-то, кто никогда не причащался, а потом причастился первый раз в жизни и второй раз – через полгода, это уже часто. Он тридцать лет не причащался, а тут за год два раза причастился. Это колоссальная разница. Для человека, который живет церковной христианской жизнью или воцерковляется, нужно причащаться не реже раза в месяц, а лучше два-три раза в месяц. Многие причащаются каждое воскресенье.

Нужно посоветоваться с духовником. Тут есть нюансы: семейный ли это человек, у него верующая жена (или муж) или нет, какая у него работа. Есть внешние и внутренние обстоятельства, которые влияют на это. Но причащаться нужно регулярно, конечно.

– Вопрос телезрителя: «Сказано: радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими. Когда кто-то согрешает против нас, бывает, у нас получается простить с Божией помощью. Но как еще научиться сопереживать, то есть действительно искренне пожалеть этого человека?»

– Это не всегда получается. Сказать-то мы скажем об этом, но это не значит, что мы об этом подумали, услышали, поняли и это будет получаться. Нужно разделить грех и грешника. Грех мы осуждаем, а грешника жалеем, ему за это перед Богом отвечать. Он сам страдает. Грех причиняет страдания самому человеку. Напомнить себе, что если я смогу простить его, посочувствовать ему, то и Господь меня простит. Это непросто. Сказано: любите врагов ваших, благословляйте ненавидящих вас, подставьте вторую щеку. Но это же очень непросто.

Первый шаг – любить врагов. Это очень интересно. Надо вообще подумать: а кто мои враги? Самый главный враг для человека – это сам человек. Я могу навредить себе так, как никто мне навредить не может. Мы знаем свои слабости, страсти, грехи. Но мы же себя прощаем, оправдываем, как правило, любим себя так или иначе, заботимся о себе, понимаем себя, сетуем, что нас другие не понимают.

Надо понять, что внешние враги – это люди, которые указывают нам на наши недостатки. Враги, конечно, разные бывают. Но, как правило, в нашей обыденной жизни – это не враги Божии, не враги, которые нас хотят уничтожить. Это враги, которые заставляют нас быть лучше, собраннее, дисциплинированнее, профессиональнее, умнее, учат нас прощать, как-то по-другому смотреть на жизнь. Это наши учителя, их Господь попускает для того, чтобы нам стало лучше. Если мы так посмотрим, то поймем, что это в большинстве своем не наши враги, а даже некие благодетели, и будет проще.

Как минимум, если нет любви к ним, хотя бы должно быть спокойное, ровное, доброжелательное отношение. Понуждайте себя хотя бы умом понять, что раз Бог такое попустил, значит, вам это полезно.

– Вопрос такой: «В храме перед причастием была общая исповедь, после которой батюшка прочитал разрешительную молитву. Я раскаялась в грехе, больше его не совершала. Надо ли в частной исповеди его называть?»

– Я бы посоветовал назвать. Общая исповедь – это не очень правильная, мягко говоря, практика.

– В пандемию она была.

– В советский период запрещали исповедовать индивидуально. Что можно назвать общей исповедью? По большому счету это лучше, чем ничего, но если сейчас есть возможность сказать о грехе на исповеди, надо это сделать.

И  грех греху рознь. Мы иногда одним и тем же грехом грешим по десять раз в день, если не больше. То же самое осуждение или какие-то худые мысли, чревоугодие. Мало ли что греховного мы носим постоянно с собой... Сразу же снова согрешаем этим грехом и снова каемся. А если это какой-то серьезный грех, то, конечно, нужно сказать духовнику об этом на личной исповеди.

Ведущий Сергей Платонов

Записали Анна Вострокнутова и Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать