Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

18 мая 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает руководитель Молодежного отдела Песоченской епархии (Калужская область) священник Владислав Береговой.

– Сейчас идет большой форум на многих площадках, в том числе и в Москве. Самая большая площадка – Храм Христа Спасителя (Зал Церковных Соборов). Вы активный участник этих чтений. Если можно, коротко расскажите о том, где были, что самое важное можете отметить и что полезного могли бы рассказать нашим телезрителям.

– Каждый год стараюсь приезжать на эти чтения, всегда с огромным воодушевлением. Я рад, что они проходят каждый год, а не раз в три-четыре года, как некоторые другие немаловажные конференции, симпозиумы, связанные с иными церковными послушаниями и мероприятиями. Сидишь у себя в деревеньке или маленьком городке, общаешься с одними и теми же людьми. Кажется, что ты один на весь белый свет и твои идеи никем не поддерживаются. То, что для тебя ценно, другим неинтересно, общаешься с единомышленниками, которых тоже немного, они огорчаются, что нас мало.

Как людей в Церковь приводить, как с ними работать, как работать с молодежью, с подростками, с образовательными учреждениями, как говорить обо всем этом со средствами массовой информации? Непонятно. Приезжаешь, смотришь – огромное количество увлеченных людей, которые каждый в своем городе (во всех епархиях без исключения) делают огромное количество замечательных дел, каждый на своем месте. Пусть один человек, но мероприятия проводит, знает, как это делать, и делится этой информацией. Воодушевляешься энтузиазмом единомышленников, и это дает сил на целый год.

Я возглавляю достаточно много отделов в своей епархии: и молодежный, и СМИ, и по спорту, и по культуре, и по семье. И вхожу в комиссию митрополии по благотворительности. Мне интересно побывать на всех секциях (и по блогерству, и по культурным мероприятиям), стараюсь так свой график спланировать, чтобы побывать на самых интересных мероприятиях. Особенно меня сейчас порадовало появление электронного приложения, где выбираешь то, что надо, приложение сразу отправляет выбранное мероприятие в календарь ежедневника и формирует твой распорядок дня на неделю. Невероятное облегчение! Спасибо всем, кто его создал, и Отделу религиозного образования и катехизации.

– К сожалению, не все смогли приехать, потому что есть ограничения, но работу большинства секций можно смотреть в онлайн-режиме.

– Я сегодня с утра открыл Парламентские чтения, послушал патриарха, всех политиков, которые выступали на них...

– Да, очень удобно. Вернемся к практическим вопросам. Вы возглавляете молодежный отдел и активно работаете в соцсетях. Как правильно разговаривать в соцсетях с молодыми людьми?

– Иногда кажется, что это какие-то совсем другие люди, которые к Церкви не имеют никакого отношения. Как будто они не настоящие, а виртуальные. Иногда складывается у коллег в отделе просвещения и миссионерства ложное впечатление о том, что это развлечение и не приносит никакой пользы в далекой перспективе. Но это живые люди, каждый из них выбирает себе священника по душе. Ведь священников, которые говорят о миссии в Интернете, очень много. За эти четыре года, можно сказать, в геометрической прогрессии увеличилось количество священнослужителей, дьяконов, монахов, даже есть несколько схимников, которые занимаются проповедью в соцсетях. И в конечном итоге каждый, подписавшись на два десятка священников, потом отписывается от тех, которые ему не по духу.

Молодежь остается с теми священниками, которые больше заточены на молодежное общение, на их стиль, которые понимают их проблемы (особенно подростковые). Посмотрите наши храмы, там действительно нет людей в возрасте от 15 до 25 лет. Они не перестают быть от этого членами Церкви. Но они не ходят в храм, им неинтересно, скучно. Священникам зачастую им нечего сказать. Так, чтобы им было понятно. А если ты пришел с выкрашенными в розовый цвет волосами, с ногтями черного цвета и  татуировкой, то можешь еще хорошенько получить по шее, и у тебя надолго отпадет желание вообще приходить в храм. Таких случаев, к сожалению, достаточно много. Мир во зле лежит, что поделать... Иногда зло приходит в душу человеческую прямо на пороге храма. То есть он открывает дверь храма с желанием поменять образ жизни, а к нему – с классическим фарисейским подходом: выглядишь не так, стоишь не так и так далее.

А в конечном итоге у нас, священников, которые что-то говорят в соцсетях, собирается очень большое количество людей от сорока лет и старше. Потом с ними встречаюсь, и получаются даже замечательные чаепития. Особенно если речь идет об отечественных соцсетях (например, это «Одноклассники») – там практически все люди в возрасте далеко за сорок лет, там своя аудитория. Я веду эфиры и в  Instagram, и в «Одноклассниках». На самом деле люди всех возрастов есть во всех соцсетях. Главное, держать некоторую золотую середину, чтобы и совсем не ребячествовать с подростками, и не сильно уходить в морализаторство с людьми.

– Вопрос телезрителя: «В Евангелии от Матфея, в пятой главе, говорится, что тот, кто других учит, но сам даже малейшую заповедь не соблюдает, меньшим в Царствии Небесном наречется. Но человек, который учит других, а сам этого не соблюдает,  – настоящий лицемер. А Христос осуждал именно лицемеров: горе вам, фарисеи, лицемеры. А тут получается, что лицемеры не в аду окажутся, а в Царствии Небесном, только на низших ролях. И как это сочетается – мне непонятно».

– Это новозаветная идиома, которая на самом деле говорит о совсем неблагополучной участи этого человека, потому что «меньший в Царствии Божием» означает, что он там вообще не будет. Помните, есть слова Спасителя о фарисеях: «Поступайте так, как они говорят, но не поступайте так, как они делают». Если какой-то лицемер говорит правильные вещи, поступай так, как он говорит, даже если не нравится, кто это говорит.

– Часто люди боятся подойти к священнику в храме, поэтому они приходят к Вам, пишут свой вопрос и получают ответ анонимно. Но мне кажется, это проблема, то есть люди боятся прийти в храм и задать якобы глупый вопрос. Все-таки наша задача – привести людей ко Христу, чтобы они участвовали в таинствах, причащались, исповедовались, как-то развивались духовно и были спокойны в своей жизни. Как здесь быть?

– Для меня это удивительная загадка и грустное открытие. Я иногда спрашиваю подписчиков: «Мы уже несколько лет вместе. Чем вам мой блог был полезен?» Огромное количество пишут, что перестали бояться священников. Представляете? Не ада, не бесов, не вечной погибели, а священников. То есть они поняли, что можно к священнику в храме подойти с нормальным вопросом, а не только с таким: «Батюшка, дайте Вашу концептуальную оценку последней монографии протопресвитера Иоанна Мейендорфа, написанную им в бытность духовным окормителем русской диаспоры в Париже на тему полемики калабрийского монаха Варлаама со святителем Фессалоникийским Григорием Паламой». То есть думают, что подходить к священнику можно только с такими вопросами, уж никак не ниже.

– А Вы знаете ответ на вопрос, который сейчас озвучили?

– Об этом я тоже могу рассказать, это тема о нетварном свете.

– Мы не будем сейчас об этом, давайте о земном.

– Да, можно и об этом поговорить. Но чаще всего спрашивают о бытовых вопросах. И действительно, в лицо спросить священника как-то неудобно. Люди живут в предрассудках. Тяжело вообще стать христианином, надо что-то почитать, довериться благой вести о том, что Христос – это Бог, а не Будда, не Кришна, не какой-нибудь другой божок. Это очень непросто. Но когда ты уже пришел ко Христу, начинается много других проблем: тебе говорят, что христианство такое, а по факту оказывается, что это вообще не христианство, а суеверия, мифы, полуязыческие и магические предрассудки.

Священника в лоб не спросишь, стыдно, да и попробуй поймать священника, который на требы убегает: послужил и убежал. А здесь батюшка в Интернете, дай спрошу – ответил, другой священник ответил, третий. И люди потихонечку возвращаются на приходы. Именно возвращаются, потому что осознают, что их понимание христианства было совершенно иным. Того Бога, в Которого они верили, в Котором они разочаровались, Который не исполнил их желания, не вылечил их ребенка, не помог выплатить ипотеку, не помог поступить в университет, – нет на самом деле. Это выдуманный Бог. А Бог настоящий – это Бог Отец, Который дает то, что тебе нужно, тогда, когда тебе это нужно, и в том случае, если это не помешает ни тебе, ни окружающим людям достичь Царства Божия.

Люди через соцсети потихонечку возвращаются в храмы и приходят к добрым, хорошим отношениям с Богом. Со стороны может показаться, что это какое-то хобби для священника, блажь, развлечение. Но на самом деле это приносит совершенно неожиданные колоссальные плоды. Я десятилетия занимаюсь с детьми и взрослыми в воскресных школах, у меня есть богословско-дискуссионный кружок для людей пенсионного возраста.

– Прямо дискутируете?

– Да, очень хорошо дискутируем. Но все равно это 10–20 человек, 30 человек – это уже аншлаг. А здесь за час охват – тысяча человек, за неделю – четыреста тысяч. Где я у себя, в своем городке, смогу говорить о Христе с таким огромным количеством людей? А сколько священников есть, у которых еще большее количество подписчиков и еще больший охват. На самом деле если будет больше священнослужителей в соцсетях, они смогут ворваться в жизнь мирян, и те начнут менять свое отношение к Церкви. Вот такой интересный опыт. И дай Бог, чтобы как можно больше священнослужителей миссионерствовали в социальных сетях.

 Если интересен твой материал, то его показывают огромному количеству людей, причем всех религий, возрастов и убеждений. У меня был такой интересный опыт. Просто выложил посты и забыл, через неделю захожу, смотрю статистику: десять постов посмотрели пять миллионов человек.

– Ваш материал, какие-то Ваши мысли, рассуждения о Боге? Это посмотрели пять миллионов человек?

– Да, в течение месяца.

– Сейчас будет небольшая диверсия против телевидения.

– В  Instagram – четыре миллиона просмотров за неделю. То есть, получается, четыреста тысяч смотрят как минимум десять постов в неделю.

– Это очень хорошие цифры, но все же можно прийти в соцсеть за Богом, правдой, истиной, а попасть совершенно в другую среду. Даже можно, читая посты про Бога, в храм-то и не прийти.

– Естественно. Мне интересно, что люди, которые не собирались ничего о Боге видеть, напоролись на эту информацию, заинтересовались, подписались и дальше стали слушать прямые эфиры, читать, что я еще написал на тему нравственности, богословия, бытового православия, о том, как жить во Христе современному человеку. Ведь это самый главный вопрос. Да, есть святые отцы, святители, преподобные, а тебе-то как спасаться в Химках, в Нижнем Новгороде, в Санкт-Петербурге или Москве?

В течение полугода человек начинает немного понимать, что такое христианство, и перестает бояться священника, Бога, первый раз исповедуется, причащается, в семьях улучшаются отношения. Потому что, оказывается, прописные истины, которые для тебя просты как дважды два и о которых, казалось бы, говорить нечего, люди не знают. Семьи рушатся, с детьми нет нормальных взаимоотношений, ни с Богом, ни с самим собой. Ты говоришь: «Смотрите, друзья, солнце светит, вода мокрая». – «Ой, батюшка, да Вы прямо прозорливец, какой Вы умный, начитанный, эрудированный». Простых вещей, оказывается, люди не знают. Особенно что касается христианства.

В храме я трачу пять-шесть часов на то, чтобы со всеми поговорить, ответить на вопросы. А священнику, у которого девять детей, три прихода и еще четыре приписных, которые надо содержать, – когда заниматься миссионерством? Я служу в небольшом городке, у меня есть время, до храма и обратно мне дойти – три минуты. А если человек едет в Москве в метро полтора часа туда и столько же обратно – когда ему заниматься миссией? Поэтому во всех соцсетях – провинциальные священники, которые худо-бедно богословское образование имеют и знают, как и что сказать.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Боюсь прийти в церковь и сделать что-то не так. Мне молиться дома?»

– Не бойтесь. В церкви никто не кусается. Особенно если приход, в который Вы придете, как говорится, заточен миссионерски, где свечницы выбраны благодушные, добрые, терпеливые, снисходительные, где есть штатный миссионер (если это не сельский храм). В городских храмах есть такие ребята, которые увидят нового человека, подойдут и спросят, чем помочь, какая у него беда или радость, покажут, где и какие иконы, как правильно ставить свечи. Очень рад, что есть такая традиция (Патриарх Кирилл уже много лет назад благословил) на всех крупных приходах иметь штатного миссионера. Это работает в Москве и крупных городах. Где-то женщины, где-то мужчины, где-то подростки, но они есть. Может быть, Вам повезет и Вы найдете себе такого друга по интересам.

Дома Господь слышит молитву, вопрос в том, как исповедоваться и причащаться. Ведь Причастие – это основа христианства. Если не будешь причащаться, как будешь иметь силы жить? Никак. Поэтому самое главное для Вас – преодолеть эту боязнь и прийти в храм, подготовиться сначала к беседе со священником, чтобы он рассказал, как конкретно Вам подготовиться к причастию. Правила большие, громоздкие, не каждый человек может их потянуть, приходя в храм впервые.

А Вы поговорите с батюшкой. Мы рады бы поговорить с Вами, но Вы сами не подходите, потому что боитесь. Мы бронзовые, как императоры, выходим в красивом облачении, кадим, что-то высокопарно и торжественно говорим и уходим в алтарь, скрываемся в тумане. Но если подождать, когда священник выйдет из алтаря, и задать ему все вопросы, которые у вас накопились, он с удовольствием на них ответит. Потому что в чем реализация священства? Не только в служении Евхаристии, но и в исполнении слов Спасителя: научите все народы, крестя их и уча соблюдать все, что Я заповедовал вам. Если человек подходит к священнику и говорит: «Батюшка, научите», то священник уже рад тому, что говорит, потому что это исполнение заповеди Христовой, обращенной в первую очередь к нему.

– Вопрос из  Telegram: «Однажды стал свидетелем кражи в магазине. Как к этому надо было отнестись: пройти мимо или обличить? Мучает этот вопрос».

– А у меня нет общего ответа на этот вопрос. Потому что разная реакция может быть у грабителя.

– Причем страшная.

– Да, бывает, что человек вооружен. Сколько таких видео в Интернете есть, когда за пачку чипсов убивают и продавца, и кассира, да еще и свидетелей. Правда, это больше западные видео, у нас-то просто что-то крадут. Поэтому как конкретно поступить надо было Вам, я не знаю. Я не хочу всех подталкивать к обличению воров, потому что они могут и с холодным оружием или просто хорошенько накостылять, что и не встанешь. Если это подросток, можно тихонько сказать на ушко: «Что взял, положи на место и иди». Надо все-таки взвесить риски. Потому что можно остаться инвалидом на всю жизнь за пачку папирос. Одно дело, когда ты охранник, обязан за этим следить, за это деньги получаешь, чтобы у тебя не крали в магазине. Тут дилемма. Нет у меня однозначного ответа на этот вопрос.

– Поступить по совести в этой ситуации.

– Да, поступить по совести и загреметь в травмпункт.

– Когда окажешься в этой ситуации, тогда, наверное, найдешь ответ.

– Если ты одинокий холостяк, то ладно, но если ты отец четверых детей и сам хиленький, тщедушный, стукни – и Богу душу отдашь, тут надо еще подумать. А если черный пояс по карате есть, без проблем можно обличить вора и сказать ему громогласно: «Эй, положи на место». Смотрите по обстоятельствам, друзья.

– Вопрос телезрителя: «Такой вопрос уже поднимался – о брадобритии. Если вспомнить Ветхий Завет, там очень категорично об этом говорится. Потом появился Новый Завет, изменились условия нашей жизни...»

– Дело в том, что все заповеди Ветхого Завета делятся на две части: на формальные (обрядовые) и концептуальные (богословские, нравственные). Есть заповеди: «не убей», «не кради», «не лжесвидетельствуй». А есть заповеди чисто ритуального характера.

Есть заповедь об обрезании, это Ветхий Завет. Но есть же Новый Завет. Ветхий раскрывается в Новом, а Новый сокрыт в Ветхом в виде прообразов, пророчеств.

Что написано в Книге Деяний? В пятидесятых годах I века апостолы собрались обсудить, как быть со всеми обрядами Ветхого Завета. Решили для всех приходящих в христианство язычников оставить только несколько запретов: не вкушать удавленины, крови, идоложертвенной пищи, избегать блуда, не делать другим того, чего не желаешь себе, – это все, что нам осталось от Ветхого Завета, только три ритуальных вопроса, связанных с едой. Не с бородой, не с обрезанием, не с вопросами храмового богослужения – все это упразднено. Церковь новая. Се творю все новое, говорит Спаситель.

Поэтому, аргументируя безоговорочное для всех ношение бороды ссылкой на Ветхий Завет, вы потерпите фиаско. Религиозного запрета или принуждения нет. Есть русская традиция – это другой вопрос. Можно поговорить, насколько она уместна и связана ли с религиозностью. Да, на востоке нашей страны мало кто бреет бороду. В московских барбершопах вы увидите людей, похожих на священников, их окажется больше, чем самих священников в граде Москве. Сейчас это снова входит в моду. Поэтому – пожалуйста: хотите – носите бороду, не хотите – не носите, но не оправдывайтесь тем, что Господь так повелел. Бог много чего велел три-пять тысяч лет назад, что сейчас совершенно неактуально для христиан.

– Вопрос телезрителя: «Сложно быть христианином. Почему?»

– Потому, что непонятно как.

– Непонятно кому?

– Тем, кто хочет воцерковиться. Часто задают вопрос: «Хочу воцерковиться, что делать?» Хочется сказать о внешних вещах: надо читать молитвы, Евангелие, ходить в храм, воскресную школу, исповедоваться, причащаться, помогать храму в миссионерских проектах. Это всё – этапы воцерковления, но внешние. Мы активно практикуем их при воспитании детей, которым можно, ничего не объясняя, говорить: так надо, мама сказала (или папа сказал), надо исповедоваться или причащаться, праздник – надо стоять в храме. И стоят столбиками, красиво, благоговейно, но что у них в головах? Что угодно, но не молитва. Бывает, и взрослые так: «Я воцерковляюсь». А все равно наступает духовный кризис, потому что нет живого богообщения, что и является основой.

Что Господь нам оставил после вознесения? Его страдания, смерть, воскресение – зачем это все? Не только для того, чтобы вывести из ада всех, кто там был, но чтобы послать Утешителя, Духа Святого. «Если, – говорит Господь, – Я не пострадаю, не буду распят, не смогу послать вам от Отца Утешителя». Им мы живем, движемся и существуем. Каждый, кто хочет стать христианином, частью Церкви, должен стать частью Духа Святого. Этому вспомоществует молитва, чтение Писания, исповедь. Есть содержание, а есть форма. Через форму происходит приобщение к содержанию, а если его нет, нет и живительной силы, как у детей, так и у взрослых.

Критиковать просто, но что делать? Хорошо ходить на те приходы, к тем священникам, которые сами живут Духом Святым. Безгрешных нет, сразу говорю. Розовые очки снимайте. Не ожидайте, что преподобные Сергии и Серафимы Саровские служат на ваших приходах, пусть даже они благообразные и с седыми бородами. Все падают. Но, как мы говорили в начале эфира, как они велят, так поступайте. Хорошо, когда светится благодать Духа Святого в глазах человека. Он может быть и молодым – священником, диаконом, монахом, мирянином – но со Христом. Даже слова убеждения не сильно нужны, рядом с ним просто хорошо быть. Есть на приходах такие люди: обнимешь и согреешься, и твое черствое сердце смягчится.

Конечно, важно читать, смотреть, слушать, во-первых, Евангелие, потом догматическое богословие. Потому что у нас в голове межконфессиональная каша католицизма, протестантизма, старообрядчества, православия, каких-то буддистских, конфуцианских идей. Думаем, что мы истинные православные христиане, а все вокруг еретики, но спроси нас о Христе, Троице, Духе Святом – и окажется, не сильно-то мы православные, поэтому важно читать догматическое богословие, катехизис, как бы ни было сложно. Слова непонятные батюшка говорит – мол, это для богословов, семинаристов, не для нас. Для вас, друзья мои!

Есть «Катехизис» владыки Илариона (Алфеева), протоиерея Олега Давыденкова, других авторов. «Догматическое богословие» отца Олега откройте и читайте по чуть-чуть, чтобы познакомиться с Богом настоящим. И личная молитва – пусть не огромное правило, только тропарь Пасхи, а после Пасхи – «Царю Небесный». Бог должен быть в ваших умах и сердцах постоянно. Начинаешь какое-то дело: посуду мыть, белье стирать, сушить, с ребенком гулять – «Господи, благослови!» Закончил: «Спасибо Тебе, Господи! Слава Тебе, Господи! Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного». Особенно когда какой-нибудь монотонный труд. И так постоянно имейте память о Боге и не делайте другим того, чего себе не желаете, – в этом христианство.

– Позвонила телезрительница, попросила помолиться за Александра.

– Помоги, Господи, спаси раба Твоего Александра!

– Следующий вопрос: «Понятно, что сложно верить, и есть люди, которые никогда не задумываются над вопросами веры; возможно, даже суеверны. Когда начинаешь им что-то объяснять, их стереотипы ломаются и возникает ощущение, что ты вредишь. Допустимо ли такое отношение к вере, когда человек исповедуется, кается в своих грехах, причащается, молится, посты соблюдает, но не вполне понимает, что происходит, просто имеет чувство веры, не вдаваясь в догматическое богословие? Ведь это самое настоящее обрядоверие. Стоит ли переубеждать такого человека?»

– Человек сложен и горд. Если ему покажется в твоем переубеждении нотка превосходства, учительства, если ты будешь объяснять как знающий незнающему, умный глупому, опытный профану, твои слова не будут иметь силы. Ты можешь говорить правильные вещи, но человек их не примет принципиально: кто ты такой, чтобы мне такое говорить?! Христос показал, что это не работает. Господь был Богом, но, когда Он обращался к фарисеям, притом максимально тактично, кротко, они скрежетали зубами: «Кто Ты, чтобы нас учить?!» В Назарете чем это закончилось? Не плотник ли Он, сын Марии?.. Не здесь ли, между нами, Его сестры? Ринулись сбрасывать Его с горы, в последний момент Господь ушел от них. То есть пришлось употребить чудесную силу. Все очень сложно.

Надо говорить с человеком о смыслах. Осознанность – популярный термин сегодняшнего богословия и форумов, посвященных воцерковлению. Мало быть телом в храме, ум должен быть в молитве, человек должен понимать, почему Причастие важно, что дает исповедь, что – молитва. Ведь количество просьб: батюшка, дайте сильную молитву (чтобы: а, б, в, г, д), – просто зашкаливает! Люди хотят получить магическую формулу.

– Маслицем помазаться.

– В том числе. К сожалению, многие священники ломаются и принимают эту игру, не вникая в суть, не желая объяснять, «включают» доброго Гэндальфа и говорят: «Сорок раз почитай молитву или акафист, вот тебе масличко – сорок раз помажься, сорок сорокоустов подай».

– Может быть, это неплохо для какого-то человека в качестве мостика? Нет?

– Не буду спорить. Но одно дело, когда видишь, что этому человеку надо так сказать, другое дело, когда никому другому ничего иного не говоришь. Когда  свел все, допустим, к молитве по соглашению или чтению акафиста или, что хуже всего, начинаешь рассказывать: дети у тебя болеют потому, что ты грешна, бабушка грешна, все грешны, потому что некрещеный, невенчанный, не пособоровались… Повенчаетесь, покреститесь – и все будет хорошо. Магия? Чистой воды! Но кому-то помогает, не спорю. Кто-то воодушевляется действительно.

«Зачем ребенка пришли крестить?» – «Чтобы не болел». Странные вопросы батюшка задает! Не понимает, что ли? «А восприемники крещеные?» – «Католики». Всякое бывает. Иногда помогает и такое. Но одно дело – говорить всем одинаково, другое – вникать в проблему. «Болеет, а как ты лечила?» – «Сначала к врачам ходили – не помогли, потом пошли к бабке, она пошептала – помогла, иконочки, свечки, а теперь почему-то еще хуже стало. Сглазили, наверное, или порчу навели». Если вникнуть, то надо сказать: «Слушай, да тебе исповедь нужна, покаяние, епитимья. Поклянись, что ноги твоей там больше не будет». Есть духовная проблема, ее вскрыл и пытаешься устранить. А если: «Ну ладно, давай будем молиться каждую полночь»,– пластырь будет приложен к ране, а гангрена разовьется.

– Вопрос телезрителя: «Я исповедовался, а грехи вспоминаются. Меня гнетут эти мысли, не знаю, как быть. Стараюсь молиться за тех, против кого согрешил, становится легче. Как к этому относиться?»

– Хороший вопрос. Надо приобрести «духовную амнезию». Основные тезисы какие? Если ты пришел ко Христу, на исповедь, деятельно каешься в совершенном преступлении, Господь прощает тебе этот грех. Если он вспоминается и возникает чувство вины, это не значит, что Господь не простил. Видать, грех был так силен и крепок, что остался осадок и совесть мучает. Скорее всего покаяние было недостаточным.

– Человек молится, становится легче.

– Видите, помогает. Господь просто сформулировал: если ты кого-то обидел, по математической формуле добродетели возврати вчетверо. Закхей – начальник мытарей, ворюга тот еще, коррупционер невероятный, негодяй, но Господь к нему пришел. Тот говорит: Половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо.

Можно к человеку, которого Вы обидели, прийти с хорошим подарком. Может быть, он даже не знает, что Вы его обидели (ситуации разные бывают). Если же действительно сильно оскорбили, то доброе слово и подарок помогут больше, чем просто доброе слово. Если, конечно, речь идет о предательстве жены, измене, тут уже ничем не поможешь. Разве что дети остались, тогда – содержать их до конца дней безоговорочно. Есть чувства, нет чувств – жене помогать до конца дней. В общем, должно быть деятельное покаяние. Только оно по-настоящему лечит. Надо поговорить со священником, потому что я сейчас много догадок высказал, можно было бы проще решить ситуацию, дать конкретный совет. Поговорите с батюшкой, излейте ему душу, спросите, как быть, попросите какую-нибудь епитимию.

– Вы сказали о деятельной любви. Есть слова: вера без дел мертва. Действительно, порой мало знать, как верить, нужно еще что-то делать для этого. Прошу Вас резюмировать нашу беседу, обратиться к телезрителям.

– Друзья мои, совершайте дела любви, тем самым вы покажете деятельную, настоящую веру в Бога. Будьте Богом любимы, пусть будет дом ваш полной чашей, будьте благословенны, несите окружающим радость о воскресшем Христе!

Ведущий Сергей Платонов

Записали Елена Кузоро и Людмила Кедысь

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святой великомученицы Варвары в поселке Рахья Выборгской епархии священник Олег Патрикеев. Тема беседы: «Что надо, чтобы жить и радоваться».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​