Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

17 ноября 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма во имя святителя Спиридона Тримифунтского г. Москвы, доцент Сретенской духовной семинарии священник Павел Сержантов. 

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

– Первый вопрос такой: «Мы называем Евангелие словом Божиим и Бога Сына тоже называем Словом Божиим. Значит ли это, что Бог Сын и Евангелие являются чем-то одним? Или Евангелие содержит Бога Сына, раз оно тоже слово Божие?»

– Бывает такое совпадение наименований. Конечно, у Христа много имен: не только Слово Божие, но и Слово (В начале было Слово), и Хлеб, и Виноградная Лоза, и Спаситель, и Христос. У Господа очень много всяких имен, которые так или иначе раскрывают Его отношение к людям. Эту связь между Библией как словом Божиим и Словом Божиим Христом в александрийской богословской традиции как-то прослеживали. Там была заложена такая мысль. Она высказывалась в том числе Оригеном, автором не вполне хорошей репутации (он был осужден как еретик, но какие-то его воззрения неприемлемы, а какие-то вполне приемлемы). В частности, он сближал эти два именования. И для него это было очень важно потому, что он был библеист и очень Библию любил, изучал ее, и к этому изучению относился не как к чтению, а для него это было общением со Христом, таинством в церковном смысле слова.

По сути, мы можем встретить и на страницах Священного Писания такого рода заявления, что Библия – не совсем простая книга, что слово Божие острее меча обоюдоострого проникает. Тут действительно есть какая-то таинственная связь. И в православной традиции есть удивительное и устойчивое, встречающееся у святых отцов мнение, что Слово Божие Христос появляется не только на страницах Нового Завета, но и на страницах Ветхого. Мы это можем видеть в наших молитвах перед таинством Причастия, когда говорим, что Христос перевел людей через Чермное море, а фараоново войско потонуло. Это было за много лет до Рождества Христова, тем не менее мы говорим о том, что Бог вел Свой народ (именно Христос). Так что некоторая связь есть. Хотя эта тема не артикулирована прямо совсем четко, тем более на общецерковном уровне, но такие мнения высказываются.

– Вопрос телезрительницы: «Я часто слышу (и часто в моей жизни такое происходило): встречаешься, в кого-то влюбляешься, а потом все это заканчивается ничем. Если есть во всем Промысл Божий и Бог знает, что отношения закончатся ничем, плачевно, разводом, разрывом и так далее, то зачем Он посылает такие отношения? Почему у нас возникают чувства к людям, которые этого не всегда достойны? Эти чувства идут от Бога или от чего-то другого? И такой вопрос возникает: если мы здесь не понимаем, зачем это надо, то когда будем на том свете,  поймем суть происходящих в нашей жизни событий и встреч? Или это все равно останется для нас сокрытым?»

– Что касается того, поймем ли в конечном счете, что с нами происходило, видимо, поймем, когда откроются судьбы Божии и наша судьба перед нами предстанет совершенно в другом виде. Это так. А что касается встреч, к ним действительно есть отношение как к неслучайным событиям, которые по Промыслу Божию происходят. Вы говорите о влюбленности, но Промысл Божий не закладывает реакцию одного человека на другого. Все-таки люди-то свободные. И все вопросы, которые Вы здесь формулировали, упираются в этот великий дар свободы, который Бог ниспослал человеку. Поэтому все, что в нашей жизни происходит, – это не только действия Бога, но и наши тоже.

Теперь что касается влюбленности. Очень точно Вы сейчас сформулировали суть этого явления. Давайте теперь будем отличать влюбленность от любви. Два человека встретились – возникла влюбленность. Из этого может что-то получиться, если эта влюбленность переплавится в любовь. А если это останется просто чувством, увлечением, то, как мы хорошо знаем, это увлечение может какое-то время длиться, а потом оно просто прекратится, и люди будут уверены, что это ошибка, попали не на того человека. Если возникает у двух людей влюбленность, то они как-то могут себя спросить: из этой влюбленности произойдет настоящая любовь? Причем под настоящей любовью я имею в виду не потребительскую любовь (ты мне нравишься, потому что мне приятно с тобой поговорить, время провести), а любовь жертвенную, то есть такую любовь, которая готова не только брать то, что радует, что приятно, но еще и отдавать.

В христианстве очень громко заявляется тема, что настоящая, глубокая любовь – жертвенная. И если влюбленность переплавляется в настоящую любовь, в которой достаточно большая компонента жертвенности, есть золото жертвенности, то из этого действительно может быть и крепкая семья, и все хорошее, и долгие отношения до самой смерти. А если этой жертвенности нет, то, к сожалению, всё это бывает неустойчиво, недолго.

– Мы начали наш разговор с имен Божиих. В связи с этим хотелось бы спросить: Любовь – это ведь тоже имя Божие?

– Да, Бог есть любовь. И тем самым христианство говорит о любви в колоссальном, несоизмеримом масштабе. Причем смотрите, как окрашена эта тема любви. Бог есть любовь. Люди читают это и понимают: «Значит, Бог любит Свое создание – людей. Как любит? До креста». Можно говорить сколько угодно: «Я тебя люблю», и это будут просто слова. А давайте посмотрим, что происходит между людьми не на языке слов, а на языке дел. «Я тебя люблю» – и что из этого следует? Когда Бог есть любовь, Он открывает о Себе, что Он любовь, Он открывает Свою любовь в этой крестной жертве.

Уникальная религия. Такого никто не мог ожидать, это именно Божественное откровение. Это просто жертвенность в высшей степени. Когда мы говорим, что Бог есть любовь, это такая любовь, которая до конца себя отдает и готова помочь человеку, несмотря на все его предшествующее поведение, казалось бы, враждебное, от Бога далекое.

– Как Вы думаете, такая любовь сейчас вообще актуальна?

– Любовь всегда актуальна. В жизни человека это главное достояние. Мы часто под влиянием массовой культуры меряем благополучие человека какими-то внешними признаками: крепкое здоровье, достаток в доме, еще что-то. Представьте, если нет любви. Попадали в такие дома? Всё есть, главного нет. Очень печально. То есть люди друг к другу агрессивны, и из такого дома хочется бежать подальше. В то же время есть дома, где очень все скудно, но люди живут в любви и радости. Есть любовь – всё есть, нет любви – ничего нет.

– А что делать, если жертвенная любовь проявляется в одностороннем порядке? А с другой стороны – любовь потребительская.

– В семье?

– Да.

– Если люди уже связали свои судьбы в одну семью, это значит, что за семью надо бороться. Если не связали – другое дело. Может, человек ставит перед собой вопрос, стоит ли создавать семью, если есть односторонняя безответная любовь (жертвенная и потребительская). А если семью уже создали, тем более когда есть дети, то родители должны понимать: идя на развод, они разрывают судьбы своих детей тоже, ставят их под очень серьезный удар. Для маленького человека мама и папа – одно целое. И если они вдруг расходятся в разные стороны, для него рушится мир. В этом случае, наверное, надо побороться за семью, попросить у Господа сил, чтобы Он в этой борьбе благословил. Если человек всерьез борется, то с Божией помощью возможно и невозможное.

– А если это отношения между родителями и детьми?

– Нас уже связывают эти отношения, мы не выбираем родителей. Понятно, что и они тоже в каком-то смысле нас не выбирают. Они могут воспитать так или по-другому, но есть ведь и черты характера, которые присущи нам с самого начала. Там, где мы не всегда властны, мы пытаемся бороться за то, чтобы сохранить эти отношения, не отдаляться по возможности друг от друга, как бы это ни было тяжело порой.

Современная популярная психология, к сожалению, сейчас настраивает людей так: если отношения токсичные – рвите их, если это родственники – рвите отношения с ними. Это неправильно, более того, очень травматично. Может быть, поначалу это даст какое-то облегчение человеку, но потом обязательно отзовется. Например, отношения с отцом непростые. Разорвать их можно. Год все будет нормально, два года, а потом отец умер. Что с человеком будет происходить через какое-то время? Отца уже не вернешь, хочется с ним посидеть, все обиды кажутся мелкими, а уже ничего не вернешь. Понимаете? Мне кажется, что такой жесткий прагматизм (если отношения проблемные – значит, я их порву) очень и очень неоправданный. Рука болит – давайте ее отрежем. Вторая болит – давайте и ее отрежем. Нога болит – отрежем. Отлично, с одной ногой будем жить. Умный врач скажет: «Давайте, может, полечим, найдем какие-то терапевтические методы. Хирургия – это не универсальное средство». Рвать отношения не надо; может быть, здесь возможно какое-то терапевтическое, мягкое средство. И надо в это улаживание отношений Бога звать.

Мне очень понравился один рассказ про архимандрита Иоанна Крестьянкина. Он как-то наблюдал в Псково-Печерском монастыре в одной семье, которая у него окормлялась (они приехали к нему), как два мальчика между собой ссорились. И он сказал одному: «А ты, прежде чем к брату обратиться, попросил разрешения у его ангела-хранителя?» Такой необычный заход на тему конфликтов, тем более детских. Но в этом что-то есть. И опыт есть, самое интересное. То есть бывает, что с этим человеком сложно, я сейчас к нему подойду, заведу какой-то разговор, и мы точно поссоримся. Но отец Иоанн Крестьянкин знает: если это крещеный человек, у него есть ангел-хранитель (тот, кто о нем беспокоится). Если попросить ангела-хранителя, то он может как-то незаметно, но эффективно  помочь, и сложный разговор легко пройдет. Почему? А потому, что невидимые духовные силы начинают работать, от них идет какая-то поддержка. Отец Иоанн Крестьянкин не просто так это проронил. Я уверен, что он сам именно так и делал.

– Вопрос телезрительницы: «Я читала сегодня Деяния святых апостолов, 17-ю главу. И там Павел, когда выступает перед афинянами, говорит о Боге: Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых. Читая вообще Павла, я не понимаю, как он относился к Богу: как ко Второму Лицу Троицы или как к Человеку с частицей Бога? Как он относился к Иисусу Христу?»

– Апостол Павел относился к Господу Иисусу Христу как к Богочеловеку. Такой терминологии в те годы не было, слово «Троица» пока не употребляется на страницах Нового Завета, но учение и откровение о Троице в Новом Завете есть, и у апостола Павла оно тоже есть. Оно, как правило, наиболее заметно в Евангелии от Иоанна (пролог: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог). Словом здесь называется Бог Сын, а Богом здесь называется Бог Отец. Когда апостол Павел говорит то, что Вы цитировали, он тоже здесь говорит о Боге как о Боге Отце, Который будет судить мир через избранного Мужа (и здесь он говорит о человечестве Христа). А для апостола Павла Господь Иисус Христос – Богочеловек, Он и Бог, и Человек. Это можно почувствовать в Послании к Евреям, и в других посланиях тоже это есть. Эту истину пытаются оспорить некоторые: например, свидетели Иеговы. Но их сомнения и критика просто безосновательны.

В Новом Завете мы находим небывалое, непостижимое, удивительное откровение о Боге Троице. В Новом Завете мы сталкиваемся с Господом Иисусом Христом, Который, с одной стороны, конечно, Человек, а с другой стороны, Он гораздо больше, чем Человек. Вспомните из Евангелия эпизод, когда апостолы плыли в лодке с Христом и разразилась буря на Тивериадском озере. Лодку заливает водой, уставший Христос спит как человек, причем так, что даже буря Его не может разбудить, такая у Него степень усталости. Ученики борются, вычерпывают воду, будят Его и говорят: «Неужели Тебе дела нет?» Христос их упрекает, что они к этому очень маловерно относятся, что так испугались за свою жизнь, и говорит ветру: «Утихни». И ветер тут же утихает. Какая реакция апостолов? Они в ужасе находятся и говорят: «Кто это, что Он ветру и морю повелевает?» Здесь апостолы видят перед собой уже не только Человека Иисуса Христа, но Бога, Который повелевает стихиями. Он Создатель этих стихий. Христос не стал кастрюлькой вычерпывать воду из лодки, а просто остановил бурю одним словом. Это Создатель мира перед ними.

На страницах Священного Писания прямо ощутимо чувствуется, насколько величественна фигура Господа Иисуса Христа. Да, Он Человек до конца, стопроцентный Человек, но Он же и стопроцентный Бог, это не полубог и не получеловек, какое-то комбинированное существо. Нет, это настоящий Бог и настоящий Человек. И у апостола Павла, и у других апостолов этот отпечаток великого откровения есть. Христос с апостолом Павлом разговаривал по дороге в Дамаск, когда Павел был еще врагом Церкви, именно с какой-то Божественной позиции. Это очень чувствуется, апостол Павел переживал настоящее Богоявление, которое, собственно, и сделало его апостолом. У него это есть – такая грандиозность. Нет больше другой такой фигуры.

Поэтому все искажения христианства, когда пытаются Христа принизить и увидеть в Нем только Человека, – это просто неправильное понимание Священного Писания. Мы, православные люди, стараемся Священное Писание читать в непрерывной традиции его понимания. Как это? Через святых отцов. Потому что святые отцы – это преемники апостолов. И мало ли кто и какие толкования даст Священного Писания (фантастические, небывалые, курьезные и безосновательные)? Есть преемники апостолов, святые отцы. Есть святоотеческие толкования Нового Завета.

Вы, пожалуйста, тоже обратите на это внимание. Очень хорошо, что Вы читаете Новый Завет, это просто замечательно. Но добавляйте к этому немного и толкований тоже. Толкования на Четвероевангелие есть у блаженного Феофилакта Болгарского. Если брать другие книги Нового Завета, святитель Феофан Затворник очень много собрал толкований по Посланиям. И это будет снимать возникающие вопросы при чтении. Конечно, есть сложные места в Священном Писании, и в этом смысле нам святые отцы здорово могут помочь.

– Например, на Книгу Деяний апостолов какое посоветуете толкование?

– Я не помню, у блаженного Феофилакта они есть?

– По-моему, у него на все книги Нового Завета есть толкования.

– С Апокалипсисом проблемы есть; я думал, Вы про него спросите.

– Потому что на него всего одно толкование.

– Книга Апокалипсис во многом закрыта. Я могу сказать, какой ключ есть к Апокалипсису. Он написан на языке ветхозаветных пророчеств. Это не первая книга в этом жанре, и если мы будем читать Апокалипсис глазами человека, имеющего ветхозаветные откровения, то очень многие образы покажутся более понятными. Если вспомнить казни египетские и посмотреть, какие казни в Апокалипсисе, то можно заметить явный параллелизм. Если вспомнить то, что написано в Книге пророка Даниила, то тоже можно увидеть явный параллелизм. Иезекииль тоже кое-что помогает понять в Апокалипсисе. Есть еще малый Апокалипсис в Книге пророка Исайи. И вот это все вместе дает какую-то нам подпорку.

– Вопрос телезрителя: «Как святитель Спиридон мог усмирить непогоду, так что о нем стали говорить как о повелителе стихии?»

– Он молился Богу, Который заведует погодой на земле. Он, в отличие от Господа Иисуса Христа, не является создателем мира, повелителем стихий. Но по молитве такого человека Господь может и погоду менять. Не в первый раз такое происходит в Священной истории. Вспомните, в Ветхом Завете то же самое было у пророка Илии. В акафисте как раз ставятся в параллель две судьбы: святого пророка Илии и святителя Спиридона Тримифунтского. Пророк Илия затворил небо на три года, а это означает: нет дождя, нет воды, нет урожая. А потом по его молитве Господь пролил дождь – и голодные люди были накормлены. Все это происходило не просто так. Пророк Илия продемонстрировал, что языческие Вааловы пророки не могут пролить дождя, а Бог истинный может. Это свидетельство для нас о том, что Господь располагает и стихиями, и событиями нашей жизни. Конечно, святитель Спиридон это не своей силой делал, а силой Божией, которая была в нем.

– Вопрос телезрителя: «В Книге пророка Исайи есть такие слова: денница, сын зари, говорил в сердце своем: взойду на небо выше звезд Божиих, вознесу престол, но и сяду на горе в сонме богов на краю севера. О каких богах идет речь? Я думаю, ангел Божий знал, что Бог един в трех Лицах. И какая гора в Царстве Небесном в сонме богов? Это многобожие какое-то?»

– Есть древнееврейское слово אל –  «эль» («бог»), которое относится преимущественно к Богу истинному. У нас единобожие. Мы верим в единого истинного Бога. Также слово используется и в другом значении, потому что буквально этимологически означает: «сила». Бывают отдельные случаи, когда это слово используется в смысле какого-то сильного существа. Это может быть существо вполне себе человеческое, то есть какой-то правитель, князь называется богом, хотя это просто человек, а не  Всемогущий Создатель неба и земли.

Тот текст, который Вы процитировали, использует очень специфический смысл слова «бог». Это какое-то очень мощное человеческое существо, но его возможности выше, чем обычные человеческие. Речь идет о каких-то князьях, правителях. В христианской традиции этот текст относится к сатане, который восстал против истинного Бога и старается обожествлять себя и таких же падших ангелов, как он, то есть бесов, называет их «богами», вкладывая в это совсем не православный смысл.

– Следующий вопрос: «Скажите, как правильно читать молитвы: по тексту или наизусть? За несколько лет чтения по молитвослову я выучил их наизусть, но не знаю, как правильно».

– И так, и так правильно. Важно, чтобы произнесение молитвы было с должным благоговением и вниманием. Бывает, кто-то начинает читать молитвы наизусть и ловит себя на мысли, что у него внимание уходит. Вот это критерий. Если у вас так, тогда лучше держать в руках книгу и смотреть по тексту. Но необязательно так. Критерий состоит не в том, чтобы наизусть говорить или по книге. Душа молитвы в другом. Греческие отцы Церкви совмещали два слова: внимание и молитва. По-русски это два разных слова, а по-гречески это два слова, которые похожи.

 Молитва – προσευχή, «просевхи», а внимание – προσοχή, «просохи». Для них это были очень тесные понятия, связанные между собой. И отцы Церкви говорили, что молитва без внимания – это все равно что тело без души. Это молитва, в которой смысла нет. Даже были такие высказывания, что это произнесение имени Божьего всуе. Поэтому хорошо бы последить, механически я это произношу или  вкладываю, заключаю ум в слова молитвы. Если получается заключать ум в слова молитвы, то не важно, как Вы молитесь: наизусть или по книге, про себя или вслух, с закрытыми глазами или с открытыми. Тут как кому удобно.

– Когда начинаешь молиться осмысленно, возникают вопросы о смысле текста. В вечерних молитвах Господу Иисусу Христу есть такие слова: «Мысль мою смирением сохрани». Как это понять?

– Понимать можно по-разному. Вечерние и утренние молитвы в нашей традиции не составляют древнее последование. Может, это кого-то удивит, но это так.  Триста лет назад  наши предки молились немного по-другому. Утренними молитвами была полунощница, а вечерними молитвами – повечерие. Надо сказать, что в некоторых Поместных Церквах (греческих) так до сих пор и принято.

Бог – это смирение. Преподобный Силуан Афонский говорит о Божественном смирении, о том, что есть Христово смирение, которое не человеческое и даже не подвижническое, чего человек может достичь подвигом самодисциплины. Это что-то особенное. Бог – это смирение. Гордыня в нас – это какая-то противобожественная сила. Когда Господь воплощается, Он смиряет Себя до конца. Он становится Человеком не в царских палатах, не в столичном городе, а живет где-то глубоко на периферии очень скромной жизнью. Господь смиряется, попуская людям жить свободно, как они того желают. То есть человек совершает грех, и Господь его не наказывает сию секунду. Он по Своему смирению не наказывает сразу человека.

Мне кажется, такой мыслью дышит эта молитва: «Сохрани меня, Господи, мою жизнь, помыслы, замыслы, чувства, какие-то пожелания. Дай мне тоже каким-то своим путем шагать, не наказывай меня, если я делаю неверные шаги. Пощади и помилуй». Для меня эта фраза означает то же самое, что «Господи, помилуй»: «Господи, Ты меня помилуй, мою мысль сохрани, потому что Ты смиренный, Ты не взыскиваешь, не спрашиваешь сразу с человека за все его ошибки, грехи большие и малые. Будь ко Мне милостив».

– Следующий вопрос, связанный с утренними молитвами: «В утренней молитве святителя Василия Великого есть такие слова: “Тя благословим, вышний Боже и Господи милости, творящаго присно с нами великая же и неисследованная, славная же и ужасная, ихже несть числа”. Объясните, пожалуйста, о какой силе здесь идет речь».

– Речь идет о том, что Господь Свое действие и  присутствие в нашей жизни не афиширует. Есть какое-то благодатное о нас действие Божие: мы порой различаем, понимаем, что это Господь помог, Господь благословил. А очень часто бывает так, что Бог действует тихо. Он смиренный. Он по Своему смирению не афиширует, не демонстрирует: Я здесь, все на колени. Поэтому очень многих вещей, которые делает Бог, помогая нам, мы не знаем. Бесчисленны чудеса Божии в нашей жизни. Мы к ним как к чуду не относимся. Вот завтра пойдем на службу, будет литургия. Я служу завтра, потому что меня благословили завтра послужить. Это же чудо. Мы берем просто хлеб и вино, а в итоге на этой службе хлеб становится Телом Христовым, а вино становится Кровью Христовой. Это вошло в строй богослужебной жизни Православной Церкви, но мы как-то это понимаем не очень хорошо. Для нас это какое-то еженедельное явление.

Исповедь – это чудо. Человек сотворил грех, а Господь его, вместо того чтобы наказать, прощает. Это чудо? Чудо. Вспомните, как Господь властно устанавливает исповедь в Евангелии. Потрясающая картина: Христос в маленьком глинобитном домике разговаривает с людьми, которые внутри собрались. Это какие-то знатоки писаний, книжники. А вокруг домика стоит толпа. Люди пришли и знают, что это особый Человек. Он может помолиться – и больной выздоровеет. Конечно, хочется и исцелиться, и от Него благословение получить. И толпа плотно обступила домик. Прорваться в домик нет возможности. И вот четверо несут на полотнище своего близкого человека, который расслаблен. Я не знаю, что там: инсульт был или паралич. К дверям их никто не пустит, потому что все тоже инвалиды.

Что они делают? Люди были догадливые. Домики невысокие, глинобитные. Их четверо. Они легко залезли на крышу и разобрали ее. Свешивается это полотнище, и выясняется, что на нем парализованный человек. Что тут делать? Все понятно. Что делает Христос? Он говорит парализованному: «Прощаются тебе твои грехи». Окружающие люди знают, что прощать грехи – прерогатива Бога. Это еще один момент, когда Он дает понять, какая у Него власть. Это прерогатива Бога, а перед нами Человек. Это какое-то кощунство, да? И тогда Христос говорит: «А как вы думаете, что тяжелее? Сказать парализованному: встань и ходи? Или сказать: прощаются тебе твои грехи?» Ясно, что если сказать «прощаются грехи», то это не проверишь. А если «встань и ходи» – то мы в следующую же секунду узнаем, можешь Ты что-то или это просто слова. И Он говорит: «Чтобы вы знали, что Сыну Человеческому (это мессианский титул, это значит, что Он Христос) дана власть прощать грехи». И говорит: «Встань и иди». И человек встает, берет постель. Сколько он пролежал? У него мышцы должны были атрофироваться, а Господь его восстанавливает. Смотрите, как мощно заявлена благодать исповедью.

Да, прощать грехи – это прерогатива Бога, уникальный случай. Посмотрите, как с Давидом это было. Это еще надо было помолиться: простит или не простит. Подождать. А здесь Господь говорит: «Дана Мне власть прощать грехи». И это чудо будет происходить. И вот чудо исповеди происходит в Церкви. Господь реально прощает людям грехи.

Мы можем не замечать такие чудеса. Таких чудес в нашей жизни много. Когда грешник кается – это огромное чудо. Особенно когда кается закоренелый грешник, который  всю жизнь грешил. И вдруг на смертном одре он приносит покаяние. Такое бывает. Здесь мы свидетели огромного чуда.

Словом «сила» очень часто называются чудеса. Просто другое наименование. Чудеса, сила и знамения – это иногда синонимы.

– Молиться у нас принято, обратившись к иконам. Следующий вопрос связан с иконами: «Скажите, сколько икон можно иметь в доме? Мне сказали иметь одну, на которой все святые. Так ли это?»

– Я даже не представляю, как можно на иконе изобразить всех святых. У нас только новомучеников и исповедников Церкви Русской порядка тысячи человек. Что касается того, сколько достаточно икон, как Вам сказать? Иконы нам помогают молиться. Хорошая икона помогает настроиться на молитву. Порой от сектантов, протестантов приходится слышать, что икона – это идол. То есть она встает стеной между человеком и Богом. А на самом деле ровно наоборот. Икона Христова не дает мне конструировать мысленно, визуально какое-то изображение Христа, какой-то мысленный идол. Идолы бывают не только материальные, но бывают в сознании – когда мы силой воображения что-то создаем. Икона не дает разыграться нашему воображению. На молитве воображению нет места. Хорошая икона помогает человеку настроиться на молитву. Сколько икон достаточно? Наверно, универсального ответа на этот вопрос нет. Чувство меры какое-то должно быть. Всю стену заклеить иконочками – это тоже перебор, наверно.

А с другой стороны, иметь одну икону всех святых… Вы представляете, какие там мелкие будут лики? У меня с годами зрение ухудшилось, и мне стало интереснее, чтобы лик был больше, чтобы можно было не надевать очки, чтобы видеть лики. А видеть лики нужно.

Пару лет назад со мной была такая история. Выдался очень сложный, нервный день. Был ряд очень неприятных событий. Настроение было испорчено. Вечером за несколько дней до того я запланировал пойти в Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. По сути, это музей иконы. Там есть очень древние иконы. И вот я зашел туда с испорченным настроением, пробыл там, наверно, час. И, постояв перед этими древними иконами, прекрасными ликами, этим явлением духовного порядка, я оттуда вышел таким, как будто отгулял двухнедельный отпуск. Думаю, не один я.

Когда вы видите эти древние настоящие намоленные иконы, это вашу душу тихонечко поправляет. Иногда даже ощутимо. Действительно, ты немножко прикасаешься к прекрасному, духовному. Смотришь на лики святых. На то, как Господь замыслил человеческий лик. И это очень много дает.

По поводу множества икон на стене... Пронзительная маленькая история была с блаженной старицей Матроной Анемнясевской (это рязанская святая). Они современницы с блаженной Матроной Московской, но это два разных человека. Тяжелая была судьба у Матроны Анемнясевской. Она ослепла, это было осложнение после болезни. После побоев она перестала расти, была очень маленькая. К ней приходил народ, она лежала в ящичке, молилась, и люди понимали, что в их селе живет молитвенница. Как-то к блаженной Матроне пришла монахиня, и блаженная Матрона задала ей вопрос: «Какие у тебя в келье иконы?» Та ответила как-то легкомысленно: «Да я не знаю, их много». И дальше разговор не заладился. Потому что блаженная Матрона другим людям говорила: если у вас дома иконы, смотрите на лик Богородицы, Господа, святых, разговаривайте с ними каждый день. Мне кажется, это хороший совет.

Ведущий Александр Черепенин

Записали Елена Кузоро и Наталья Культяева

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​