Беседы с батюшкой. Проблема христианской проповеди и культура

17 сентября 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает председатель Совета по культуре Санкт-Петербургской епархии священник Илия Макаров. 

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

– Тема сегодняшней передачи интересная, сложная: «Ответственность за христианскую проповедь». Мы поговорим еще и о культуре проповеди.

Отец Илия, когда думаешь о силе проповеди, вере, которая от ее слышания, возникает много приятных и дорогих воспоминаний.  Но вместе с этим возникает и другое ощущение: мы думаем, что проповедь – это скучное занятие… Тем не менее я слышал Ваши проповеди и проповеди отцов, которые никогда не забуду: они горели словом своим, доносили очень явные и ценные вещи.

Но можно сказать и о том, что все мы, православные христиане, тоже проповедники. Еще один аспект, который здесь возникает: есть люди, которые считают, что если они написали о православии стихотворение или песню, то этого уже достаточно, чтобы считаться православным человеком. Вот во всех этих аспектах я прошу нас просветить, так сказать, попроповедовать в этом ключе. И все-таки существует ли ответственность за христианскую проповедь?

– Тема интереснейшая. Спасибо, что Вы ее подняли. Об этом нужно давно говорить и рассуждать. Нужно собирать целые конференции по проблематике христианской православной проповеди в современном мире. Конечно, мы знаем многих людей, которые говорят активно, красиво, правильно и в разных форматах. Благо сегодня необязательно иметь возможность услышать человека, лично придя в храм, хотя это необходимо делать, потому что проповедь – составная часть богослужения, ее всегда нужно иметь в виду в контексте богослужения, читающегося Священного Писания, совершаемого празднования и так далее.

Священник, который хорошо учился в духовной академии, знает, как правильно проповедь задумывать, создавать, выстраивать. Он всегда учитывает контекст и даже то, кто стоит перед ним. Он не просто вещает в эфир то, что придумал, а реагирует на запрос, можно так сказать. Священник видит, много людей или мало, какие люди – молодые или старые… Учитывает и социальный контекст: может, с утра всех поразила какая-то новость. Проповедь – это о вечном, но если мы хотим достучаться до сердец, то, конечно, должны учитывать тот современный контекст, в котором она звучит. Поэтому мы не говорим о том, что было сегодня в утренних газетах, но понимаем, с каким настроением пришли люди. Конечно же, их нужно всколыхнуть, утешить, пробудить. Все эти нюансы священнослужитель должен учитывать.

Исходя из общецерковного опыта, общецерковной практики, правил составления и произнесения проповеди мы понимаем, что сегодня формат может быть различным. Человек, который выступает на телеканале «Союз» на конкретную тему, пытается донести евангельскую (Божью) мысль, – тоже проповедник. Но всякий ли говорящий о Боге (Вы совершенно правильно заметили) может считать себя проповедником? Всякое ли слово о Боге является проповедью?  В этом контексте, конечно же, вспоминаются прежде всего евангельские слова, когда все удивлялись тому, что произносил Христос, потому что Он говорил как власть имеющий. Здесь есть соблазн для современного проповедника: он должен, как говорил Пушкин, «глаголом жечь сердца людей», но он – не властитель дум.

Я считаю, что проповедники, которые вели своим словом миллионы людей, были в середине XX века. Сегодня сложно удивить человека просто словом; мне кажется, нет лидеров, говорящих действительно то слово, которое многих вдохновляет. Мы видим, как тысячи, сотни тысяч людей реагируют на какие-то политические, общественные изменения. Как мы говорим, это уже технологии – не только мысль и слово, а в большей степени то, как и где оно преподносится, кем, когда. То есть это все, что сопровождает основную идею. Это уже технологии, а не совсем то самое слово, которое имеет свою силу, когда человек произносит как власть имеющий.

Христос говорил как власть имеющий. Почему? Потому, что Его власть – это не только Божья сила, а еще и обладание истиной. Власть – это область, то, чем ты владеешь и за что несешь ответственность. Христос отвечал за каждое Свое слово. Его слово имело силу. Если сегодняшний проповедник осознает, что он несет ответственность за те зерна, которые сейчас через свое слово сеет в сердца людей, тогда его слово начинает обретать силу – и на него действительно реагируют.

– Вопрос телезрителя из Франции: «Как Вы относитесь к старчеству, в частности к батюшке Николаю Гурьянову? Ваш жизненный опыт в общении со старцами? И еще позвольте передать поклон в честь юбилея батюшки Валериана Кречетова». 

– Мы рады тому, что людей во Франции интересуют такие вопросы и проблемы. Я конкретно не буду говорить об отце Николае, потому что лично его не знал, только знаю по рассказам тех людей, которые имели опыт общения с ним, за которых он молился, которые многое делали по его благословению. Конечно, они свидетельствуют об его особом молитвенном подвиге.

Старчество – отдельный вопрос, который касается не только нашей основной темы, проповедничества. Это вопрос душепопечения пастырского. Слово пастыря, старца, духовника идет от сердца. Но он говорит его на ушко каждому человеку. Это не совсем проповедь в классическом ее понимании. Хотя, конечно, пастырь несет ответственность за свои слова и должен говорить, мне так кажется, от своего жизненного опыта. Если у него есть опыт общения с Богом, который отличается от опыта большинства людей, если опыт действительно привел его к определенным дарованиям, что Бог ему дал, он должен этим опытом делиться. Я замечал, что опытные духовники и люди, которых мы уважаем и к чьему мнению прислушиваемся, чаще всего не цитируют Евангелие. Хотя ссылки на него тоже нужны, мы должны черпать опыт из Божьего слова.

В то же время духовник – это не просто собеседник за чашкой чая. Он делится своим опытом общения с Богом, переживаниями. Поэтому старцами чаще всего считались люди пожившие,  уже в летах. Мы же не знаем 20-летних старцев, но знаем, к примеру, 60-летних.  Если старец может правильным словом передать свой опыт тому, кто к нему пришел, это утешает, ободряет вопрошающего; и он сам отвечает на свой вопрос. Чаще всего люди с таким духовным опытом не говорят: «Делай так…» Или: «Делай по-другому». Самое интересное, к ним приходят с вопросом: «Как мне поступить?» Но они не говорят, как поступить. Старец начинает делиться своим опытом и наводит человека на мысль. Человек должен сам принять решение – с Божьей помощью и с помощью духовного собеседника. Почему? Потом не на кого будет обижаться. Тогда человек будет убежден, что его выбор правильный.

Это тоже в какой-то степени проповедничество, но проповедничество своей жизнью и опытом. Мы можем сказать, что проповедуем жизнью. Это как раз касается современных христиан-мирян: они не проповедуют с амвона, экрана телевизора, не ведут бесед. Я не знаю мирян, которым дано благословение именно проповедовать. Быть ведущим, вести беседы – это да. Но быть проповедником с экрана телевизора?..  Даже с ходу не назову такого мирянина. Хотя сегодня во многих храмах благословляется в формате богослужения быть проповедниками опытным мирянам, студентам духовной академии, чтецам. Такой формат есть, и это хорошо. В Древней Церкви необязательно проповедниками были священнослужители. Священнослужитель обязан проповедовать, но необязательно только он. Так вот, сегодня большинство наших мирян являются проповедниками своей жизнью.

А вот здесь внимание: как мы должны для себя это правильно уяснить? Не только говорить на каждом углу о том факте, что мы – христиане: «не буду есть мясо, потому что сегодня среда, ибо я православный»; «не буду вступать с вами в прения относительно современной церковной жизни, потому что я – проповедник, мне негоже метать бисер перед свиньями».

Меня объял ужас, когда я услышал, что некоторые люди считают, будто они не должны быть активными миссионерами в современном мире, потому что «не должны метать бисер перед свиньями». Это неуважение к большинству людей, какими бы они сегодня ни были безбожными, нецерковными. Это абсолютно неправильное понимание христианства как такового. Оно по своей природе миссионерское.

Ни мгновения не может Церковь Христова жить без осознания необходимости своей собственной миссии. Другое дело, что она в разные периоды ищет пути к этому миссионерству. Может быть, сегодня не посылают миссионеров к обитателям далекой Чукотки. Сегодня таких миссионеров нет. Но надо уметь расположить к разговору, чтобы не было поругания святыни. Вот это дар и умение.  Это невероятная смелость. Таких проповедников у нас раз-два и обчелся. Мне кажется, это сегодняшняя задача православного христианина. Важно не хватать за руку и говорить: «Давайте я Вам расскажу о Боге». Помните, несколько  лет назад так делали иеговисты. Иногда было смешно.

 Был случай из моей жизни. Постучали в дверь. Я тогда был семинаристом. Ответила моя мама. Они говорят:

– Мы расскажем Вам о Библии.

– Как, от себя?

– Ну да, мы же изучаем Библию.

– Вообще-то я привыкла толкование Библии слышать из уст святых отцов. Читать их Писания и ориентироваться на них.

– Что Вы, какие святые отцы? Мы – дети Божьи. Мы должны сами изучать Библию, толковать ее.

– Нет, спасибо. У меня сын учится в православной духовной семинарии…

Они разворачиваются и уходят.

Мы говорим не об этом, а о способности современного христианина расположить к разговору на эту тему человека, ничего не знающего о Боге или отрицательно относящегося к Церкви. А дальше уже – твои способности, знания, умения и дарования построить этот разговор. Конечно, если ты не чувствуешь сил, лучше промолчать, но не с убеждением того, что мы «не должны метать бисер». Ни в коем случае. Наоборот, мы должны нести свет своей жизнью. Наша жизнь должна так строиться нами самими, чтобы она была реальным подтверждением этого проповедничества. Задача современного священника – так служить и молиться, чтобы богослужение и его молитвы были проповедью. Нелегкая задача. Этому в семинариях учат постольку-поскольку. Должен быть личный опыт. Задача всякого мирянина – жить так, чтобы каждое его действие и движение были проповедью. Это кажется невыполнимым, но я считаю, что Бог именно к этому призывает нас сегодня.

– Вопрос телезрителя: «Мне интересно, как распознать проповедника, который убедительно и красиво проповедует обо всем, но в его словах и проповеди завуалирована тонкая демагогия, которая сбивает человека. Допустим, сатана тоже проповедовал и приводил вроде бы правильные факты. Но это была сплошная демагогия».

– Демагог на то и демагог, чтобы заморачивать людей и направлять их туда, куда ему нужно.

Истинный проповедник?.. Скажем так, его вообще не существует в момент произнесения проповеди. Например, церковное пение может быть сольным. Но человек поет так, что ты его голосом начинаешь молиться, не задумываясь о том, что здесь он хорошо спел, а здесь недотянул. Голос красивый, спел профессионально, но он делает это не для того, чтобы обратить на себя внимание. Он всего себя, весь профессионализм, все чувства вкладывает в молитву. Это отражается в сердцах людей. Вот так и проповедник. Он может быть в кадре. Мы можем постфактум посмотреть запись проповеди, разложить ее на составные части. Подумать, что это он сделал хорошо, а это – не очень. (Но это уже  анализ. А первая реакция, когда мы слышим проповедь, эмоциональная. Она может быть специфической. Но это не главное.) Мы его как личности практически не замечаем. Но замечаем то, о чем он говорит. Вот главный критерий истинного проповедника, для которого важно донести идею, мысль и настроить людей.

Это как камертон. Что такое камертон? Он издает правильный звук, от которого настраивается оркестр из ста инструментов или хор. Мы начинаем выстраивать гармонию. И музыка вдруг полилась. Вот проповедник – тот самый камертон, который настраивает слушающих на определенный стиль жизни. У камертона настроен только лад, тональность. Дальше все зависит от дирижера, оркестра и хора.  Проповедник настраивает нас на определенный жизненный лад, определенную жизненную силу. Мы должны до следующей проповеди жить так, как услышали, напитавшись молитвой, взяв благословение у Бога, получив Его благодать в таинстве Причастия Тела и Крови Христовых. Вот для чего нужна проповедь. Она дает нам заряд, который не должен угасать до следующей литургии. Поэтому на каждой Божественной литургии должна быть проповедь.

Более того, после каждого чтения Священного Писания должна быть проповедь. А мы читаем Священное Писание и на всенощном бдении в том числе. Конечно, мы можем услышать проповедь и помимо богослужения. А как сделать так, чтобы твоя проповедь вне богослужения была проповедью? Надо говорить слово Божье так, чтобы человек здесь и сейчас стал чувствовать себя в присутствии Божественной благодати.

Как разговаривал митрополит Антоний Сурожский? Он свой опыт 14-летнего подростка перенес на всю жизнь. Он проповедовал так, как почувствовал Христа. Помните, он рассказывал это: его спровоцировал батюшка, которого он не очень хотел слушать. Он все-таки открыл Евангелие, начал читать, почувствовал реальное присутствие Того, о Ком  сейчас читал. Есть его проповеди на богослужении, а есть телезаписи его разговоров, которые потом перешли в печатный вид. Он никогда проповеди не записывал, а просто говорил, беседовал. Каждая его беседа  – это реальная проповедь. Кстати, он цитировал свободно Евангелие, не зачитывал! Современным издателям его бесед составляет труд найти правильную ссылку и привести ее в конце страницы, потому что он цитировал близко к тексту... Когда его слушаешь, реально чувствуешь, что между вами двумя сейчас присутствует третий. И этот третий – Христос.

Я рассказываю, а у меня мурашки, потому что представляю лицо, глаза митрополита Антония. Много им занимался и писал о нем работу в духовной семинарии. Старался все это пережить. Писал в то время, когда он преставился. Это было живо и актуально; и до сих пор живет: уже издали третий том его бесед. Думаю, это не конец: следующий том на подходе. Он делал проповедь богослужением: реальным ощущением присутствия Божества. Это нельзя спутать ни с каким демагогом, оратором. Когда нет Бога, тогда уже опасно.

Вопрос телезрителя: «С православной точки зрения нет культуры там, где в человеке господствует страсть. Сказано в Писании: дерево познается по плодам его. А как молодежи сейчас узнать, какие плоды ядовитые, а какие нет? Подчас неокрепшей душе молодого человека очень трудно разобраться в этом».

– Я помню, мы как-то беседовали о вопросах культуры, и такой вопрос от телезрителя был. Давайте посмотрим на эту тему с новой стороны. По плодам узнаете, а плодов еще надо дождаться, безусловно. Но сегодня век технологий, век открытости информации. Сегодня очень сложно скрыться. Есть люди, которые себя ни в каких соцсетях не пиарят, или специально себя не публикуют, или засекречены (спецслужбы), или просто не хотят «засвечивать» свою деятельность. Но сегодня так сложно скрыться! Во-первых, сарафанное радио как работало две тысячи лет назад, так и работает. Даже если бы не было телевидения и Интернета, уверен, новости узнавали бы достаточно быстро, это все работает. Но даже если учитывать соцсети, эту нашу активность, сегодня  легко вычислить человека, чем он дышит, кем  был раньше, чем занимался.

Если сегодня новоиспеченный оратор начинает вас к чему-то агитировать, просто узнайте, кем он был год назад, а еще лучше: где он получил образование. А может быть, вы узнаете, кто были его родители и откуда он вообще взялся. Я считаю, что сегодня начать жизнь с белого листа, когда человек просыпается и начинает новую жизнь, можно, но тогда нужно быть апостолом Павлом. И то, вспомним, сколько в его адрес было кивков и от своих, и от чужих. Ему еще долго не доверяли, и сколько ему приходилось проповедовать, чтобы наконец-то вся христианская община поверила его словам, что он действительно говорит от Бога…

Вот так и сегодняшние ораторы и даже проповедники. Во-первых, посмотрите на прошлое человека, а во-вторых, не торопитесь делать выводы относительно его слов. Он что-то сказал сегодня – не надо бежать на улицу... Даже не нужно идти в концертный зал, если вдруг он сказал, что вы увидите ошеломляющее шоу, которого еще никогда не видели. Как мы падки на все эти блестки! Как нам хочется, как в древнем ареопаге, что-то новенькое увидеть и услышать...  Как апостолу Павлу тогда сказали? Послушать его собрались мудрейшие старейшины, но когда поняли, что не будет чего-то яркого и хорошо пахнущего, решили: послушаем тебя в другой раз. Не надо на это провоцироваться. Давайте подождем, давайте посмотрим, насколько человек будет действовать так, как он говорит; насколько его слова, которые он говорил вчера, завтра останутся актуальными, правдивыми для него самого. Вот и все. Всего лишь подождать три дня. Наша молодежь сегодня очень не по годам смышленая. Может быть, еще недостаточно опытная, самостоятельная, ответственная, но смышленая. Она сразу зрит в корень, сразу чувствует, где фальшь, где нет. Три дня подождать, и сразу будет понятно, болтун перед нами или человек, который за свои слова отвечает. А главное, он за эти слова в своей жизни уже многое претерпел или, наоборот, своим творчеством эти слова подтверждает.

– Вы прямо с языка сняли… Когда слушаешь проповеди Николая Гурьянова, которые сохранились в аудиозаписях, мне очень нравится простота его проповедей. Он рассказывает какие-то очень просто придуманные притчи, говорит об этом настолько просто, что я понимаю, почему к нему ехали не только умудренные сединами люди, но и молодые, чтобы послушать простые и правдивые слова. Может быть, его язык не был ораторским, но он говорил  невероятно доходчиво. Поэтому его искренность и простота привлекали к нему очень многих.

Вы сказали о фальши. Еще мы говорили о том, как хорошо, когда правильно и удивительно молитвенно поет хор. Но ведь есть и другая ситуация. Хор фальшивит, фальшивит страшно, и думаешь: поскорее бы закончилась служба, потому что это слушать невозможно; как бритвой по ушам. Что делать в этом случае? Эта проблема существует.

– Да. Причем хор фальшивит как в музыкальном, интонационном плане, так и в сердечном. Это просто пропевание слогов по нотам без осмысления того, что происходит. К сожалению (дорогие отцы, не обижайтесь), за нами тоже такое иногда бывает. Мы ловим себя на мысли, что и молитвы произносим без собственного кровопролития. Иногда бывает, что молитва идет, но в силу навыка. А ведь каждая молитва, самая малейшая, должна быть как кровопролитие. Перед глазами пример Христов, Он молился с потом и кровью в Гефсиманском саду. Тогда молитва работает, когда с потом и кровью. А мы удивляемся, почему по нашим молитвам так редко сегодня случаются чудеса. Ну, мол, мы же не святые. Но разве только святые молились так, что исход войны менялся или человек становился иным, на 180 градусов разворачивая свою жизнь? Обычный священник молится. Благодать Божия действует и через обычных священнослужителей. Бывает такое. Надо себя на этом ловить и не позволять себе фальшивить.

Когда артист в спектакле фальшивит, играет по накатанной, мы скучаем, зеваем, да еще и плюнем в его сторону. Раньше помидорами закидывали и тухлыми яйцами, если не нравилось, как артист сыграл. В Церкви, надеюсь, так не делали со скучными проповедниками. Не в том плане, что он нас не развлекает, а в том, что от сердца не говорит. Он говорит шаблонами, заученными умными фразами из той же Библии, хотя есть церковные правила построения проповеди. Там обязательно должна быть цитата из Священного Писания, ссылка на мысль святого отца, она по форме должна быть определенной. Но мне кажется, когда сегодня разрываются шаблоны, это не грех. Сегодня можно использовать любой момент для привлечения внимания. Но главное, что ты несешь слушающему и что останется в его сердце, в его сознании.

Если у тебя через модную форму получается это сделать, разве это плохо? Нет. Можно говорить простым языком, если это язык искреннего сердца, как у отца Николая Гурьянова, тогда это работает, проповедь состоятельна. Если сегодня, чтобы достучаться до молодых сердец, необходимо свою проповедь выкладывать в TikTok, это нужно делать. Нужно заполнять добром любое пространство. Почему один из предстоятелей Поместных Церквей (Элладская Церковь, предыдущий предстоятель), будучи епископом, ходил в молодежные клубы, сидел там, смотрел, чем молодые занимаются, заводил разговор за столиком и так проповедовал Христа. Молодежь потом тянулась в храм. Но почему он это мог себе позволить, а мы считаем для священника неприемлемым пойти на подобные тусовки? Митрополит Антоний Сурожский к хиппи пришел! Он не считал, что идет «к свиньям метать бисер». И так смог организовать свое присутствие в их среде, что не они ему рассказывали, а он им. А они потом приходили к нему в храм. Вот наша задача сегодня. Да, иногда фальшивим. Но фальшивим не по форме и не по тому содержанию, которое пересказываем. Фальшивим, может быть, по своей искренности и по своему отношению к тому, что  говорим.

Сегодня я очень приветствую молодых ребят и студентов духовной академии, священнослужителей, которые проповедуют как угодно, лишь бы это была проповедь. Например, за чашкой кофе. Помните знаменитое кафе, где батюшка-бариста кофе разливает и начинает разговор? Он может быть музыкантом, но пусть он не за уши притягивает свои песни к православию. Пусть он своими песнями выражает православие, это разные вещи. Притянуть свое творчество к православию – это одно, и это будет фальшиво. А имея музыкальный талант, выражать православие, исповедовать Бога своим творчеством – это другое, это не будет фальшиво. Я считаю, то, что сегодня в нашей епархии делает хор духовенства, – это реальный пример современной музыкальной проповеди. У них даже был придуман целый формат (он сам сложился), который они запатентовали. Этот формат был опробован в рамках образовательного духовно-просветительского процесса. Этим форматом они делятся с музыкантами, педагогами. Это был целый проект – концерт-проповедь. То, что делают наши отцы, петербургские музыканты, певчие на концертной сцене – это создание эффекта богослужения, молитвы. Причем они это могут делать не только богослужебными песнопениями. Послушайте, как хор духовенства Петербургской митрополии исполняет военные песни.

– Я слышал.

– Мы считаем мастером исполнения военных песен Хворостовского, Царствие ему Небесное. Ни один День Победы не обходился без его концерта, он это делал очень проникновенно. Но то, что делает хор духовенства Санкт-Петербургской митрополии военными песнями, это потрясающе… Некоторые авторы этих песен, мягко скажем, нецерковные люди, но они умудряются 75-летний опыт нашего народа, хоть и в советское время, переосмыслить с точки зрения музыкальной проповеди, когда военные песни становятся панихидой. Это я называю моментом инкультурации. Это тот момент в истории, когда наши древнерусские миссионеры начиная с князя Владимира (Красное Солнышко) на месте языческого капища ставили храм. И люди замечали визуально, как бесы во все стороны разлетались с этого капища, а ангелы сходили с небес на то место, где совершалась литургия, в храм на месте бывшего языческого капища. Они вытесняли зло с этого места. Что бы мы сегодня сделали? Чур, чур меня, подальше от этого места. «Негоже ходить в совет нечестивых, как мы можем метать бисер перед свиньями?» Нет! Приходили туда, где тьма. Как Христос. Христос сошел в ад. Иоанн Креститель проповедовал в том числе среди фарисеев и кричал им: «Покайтесь!» Он не стеснялся этого, и нам не надо стесняться. Надо приходить туда, где черно, где зло, и вытеснять это зло силой своей проповеди. Она может быть музыкальной, может быть вербальной. А иногда просто наше присутствие на рабочем месте уже проповедь.

Что нужно, чтобы не фальшивить? Нужно быть профессионалом. Если ты не чувствуешь в себе силы быть миссионером, пока не открывай свой рот в разговоре о церковном. Если  не имеешь достаточно подготовки, образования, не надо. Не суйся в это дело, можно наломать дров. Я не говорю, что на это надо особое благословение, что у нас сегодня есть корочки проповедника. Кстати, почему нет? Тоже странно, да? Есть корочки миссионера, а корочек проповедника нет. А раньше ведь были такие проповедники, и исповедники были храмовые, епархиальные. Поберегись пока. Проповедь – это как война. Человек, который встал на путь профессиональной церковной проповеди, – как на войне.

Я знаю наших современников, которые идут и в TikTok, и в Интернет, ищут разные формы преподнесения своей именно церковной проповеди в полном смысле этого слова. Они выслушивают со стороны своих коллег много нелестного, но я вижу эффект этой проповеди как минимум по охвату аудитории (хотя мы не гонимся за лайками). Есть и эффект, когда люди реально приходят. Эти проповедники приводят людей креститься. Они ориентируют людей на то, чтобы они обратились не к медику, думая, что сейчас наглотаются антидепрессантов и все станет хорошо. Они прежде всего приходят в храм, чтобы понять, почему им нехорошо. Я считаю, если человек сам себе задает вопрос, почему ему сейчас нехорошо, это уже 50% успеха и его исправления, смены жизненной духовной ориентации. Медик поможет, но если ты духовно не переосмысляешь себя, то медикаментозная помощь или ненадолго, или уж точно не для вечности. Для вечности нужно самого себя менять.

– Вы говорили, что есть штатные исповедники, а есть штатные проповедники. Я подумал вот о чем. Когда приходишь на исповедь, батюшка тебе может говорить что-то, кроме «отпущаются тебе грехи твои», тем более если ты сам задаешь вопрос, как тебе преодолеть какой-то грех. Задача очень интересная. У священника есть минута, чтобы что-то тебе сказать. Насколько нужно быть опытным проповедником, чтобы сказать за тридцать секунд что-то, что тебе может по-настоящему помочь?

– Кто такой опытный исповедник? Тот, который сразу чувствует человека. Кто такой опытный проповедник? Тот, который сразу чувствует аудиторию, прихожан, что перед ним стоят. Кто такой проповедник по телевидению? Тот, который не видит и не знает, кто его смотрит, но может создать атмосферу, куда погрузит любого, кто присоединится к телеканалу. Это и профессионализм, и опыт, и прежде всего харизма. Он должен чувствовать, что у него на это есть Божье призвание.

В современном мире важно не то, как подготовлен проповедник, исповедник, а то, с каким сердцем ты приходишь. Подтвердите, Глеб, это случалось с каждым. Любой наш телезритель, я уверен, подтвердит: когда мы приходим в храм с какими-то думами, проблемами, мы никого еще не спросили, мы помолились и услышали проповедь. Казалось бы, проповедь рядовую, но когда мы ее слушаем,  находим ответы на свои вопросы. Что происходит? Это момент чуда, когда сливается все: твои вопрошания, Божественная благодать и толковое слово проповедника. И ты думаешь: как он угадал? А он не угадывал, просто говорил от сердца, и Бог соединил эти два сердца – проповедника и молящегося в храме.

Такой же эффект есть на исповеди. Священник вроде бы не прозорливый старец, но у тебя сердце открыто к слышанию – и ты получаешь ответ. Это чудо, это то, ради чего мы приходим в храм. Это эффект Божественного присутствия. Бог касается нашего сердца, а мы просто должны быть Ему открыты (и проповедник, и слушатель, молитвенник в храме). Мне кажется, для этого хороши любые формы. Главное – не критиковать сразу. Мы сегодня ой какие критиканы… Критикуем начиная с властей и заканчивая своим соседом. Мало сегодня у нас доброты, потому что сами не готовы на искренность. Но когда мы открыты к слышанию, тогда столько всего интересного в нашем мире открывается… Тот человек, который нам казался пиарщиком, вдруг окажется настоящим проповедником. Такое может быть.

Вы сейчас задели такую тему, на которую хочется поговорить еще много часов: слушать и слышать. Мы говорим, что вера не от слушания, а от слышания. Когда мы получаем благодать во время литургии и во время проповеди, почему мы понимаем, что эти слова были для нас? Потому что мы слышим. Можно ведь сказать, что проповедь и ответственность за нее лежит как на священнике, так и на нас. Это общее дело, то, что мы называем литургией. Наверное, у нас будет возможность еще поговорить на эти темы. Ответственность за христианскую проповедь и культуру что здесь самое главное?

– Я считаю, исповедничество во всех смыслах этого слова. Если проповедник – исповедник, то есть живет тем, что говорит, то он практически не будет ошибаться. Воздействие его проповеднического слова будет правильным. Ну и профессионализм, все-таки я за профессионализм в проповеди, в музыке, в священнослужении. И миряне у нас должны быть профессионалами, а чтобы быть профессиональным мирянином, нужно учиться, нужно уметь слышать, нужно быть действительно вовлеченным полностью в ответственность за свой приход.

Пусть Господь всех нас благословит на каждый день.

Ведущий Глеб Ильинский

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала - клирик храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской и церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке города Москвы протоиерей Александр Березовский. Беседа будет посвящена воспоминаниям о выходивших в течение девяти лет эфирах с протоиереем Димитрием Смирновым, которые вел отец Александр.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​