Беседы с батюшкой. Нескучная жизнь православного миссионера. Священник Николай Святченко

15 сентября 2022 г.

Сегодня у нас в гостях священник Николай Святченко, председатель Миссионерского отдела Санкт-Петербургской епархии.

– Тема передачи: «Нескучное миссионерство». И мы заденем еще один аспект этого служения – нескучную жизнь православного миссионера. Мы будем говорить не о некоем миссионере, который находится где-то далеко, а о нашей с вами миссии, о миссионерстве и том служении, которое несет каждый христианин. Отец Николай, кто такой миссионер и что такое миссия в современном православном и нехристианском обществе?

– Миссия Церкви, как и миссионера, в том служении, которое нес Господь наш Иисус Христос. Хотя слова «миссия» и «миссионер» являются производными от известных латинских слов, в евангельской и греческой традиции миссия означает апостольство, т.е. представительство Божие на земле. С одной стороны, это представительство собой являет вся Церковь: как духовенство, так и миряне. Это то свидетельство о Царстве Божием, которое мы имеем в этом временном мире.

С другой стороны, каждый человек при крещении получает дары Святого Духа, в том числе дар апостольства – свидетельства и представительства от имени Божиего здесь, на земле, явления того Царства, которое мы должны взращивать в себе и которое может стать известным и очевидным для других.

Поэтому традиционно миссию подразделяют на стихийную и организованную.

Стихийная миссия – это когда каждый крещеный христианин, который знает основы веры, старается вести духовный образ жизни, в результате своего бытия становится стихийным миссионером. С ним общаются и на него смотрят его коллеги на работе, родственники, друзья. Таким образом, человек становится свидетелем о Христе и Церкви.

Организованной миссией призвано заниматься целое церковное подразделение (приходское, благочинное, епархиальное, патриархийное), которое имеет определенную стратегию, разные направления.

Чтобы миссия частного характера не была скучной, необходимо, чтобы сам человек был искренне заинтересован в познании Христа, православия и христианства, чтобы он жил с этим стремлением каждый день. Необходимо узнавать что-то новое о Боге, мире, человеке. А затем, напитываясь Евангелием, богообщением (в результате молитвы и участия в таинстве Евхаристии), человек учится по-христиански смотреть на этот мир. Если мы будем в нашей миссии использовать только обличительную проповедь и говорить, какие все кругом нехорошие, то мы ничего нового для людей не скажем. Каждый человек и так знает, чего он стоит, какие у него есть грехи и ошибки.

Необязательно быть воцерковленным человеком, чтобы понимать свою недостаточность и неадекватность в отношении какого-то идеала. Христианин должен в себе стяжать, а затем передавать православное христианское мировоззрение и определенный взгляд на этот мир как на красивое Божие творение, хотя в нем и есть определенный ряд недостатков в силу тех или иных социальных, экономических причин и, конечно, духовной поврежденности. Тем не менее среди этого зла и страдания, кажущейся обреченности и бессмысленности необходимо показывать, что в любом добром деле (особенно в таком великом, как жертвенная любовь) есть то, что нас объединяет с Богом, делает нас с Ним родными, и то, что Бог может спасти.

– Можно ли научиться быть миссионером? Мы иногда сами внутри Церкви понимаем, что у нас есть люди, которые стихийно верят, кто-то осознает свою веру, кто-то не осознает, кто-то использует Церковь как некое орудие для достижения своих целей и т.д. Церковь у нас очень разная. Ребята, которые подвизаются в вашем отделе, тоже очень разные. Наверняка приходили люди, которые просто хотели быть волонтерами и потом потихонечку принимали христианскую веру. Или я не прав?

– Были те, которые начинали с какой-то помощи. Например, у нас есть миссия через социальные проекты. И были маловоцерковленные люди, которые хотели быть причастными к доброделанию.

– В вашем отделе работают молодые люди. Но когда мы приходим в церковь, мы видим в основном пожилых людей. Молодежи очень мало.

– Но все-таки больше, чем было раньше, мне кажется.

– Тем не менее совсем мало. А в вашем отделе много. Что это? Привлекает желание работать? А почему тогда у нас нет этого в приходах?

– Я не могу говорить за приходы. Могу сказать за нас. Может быть, это та активность, к которой мы призываем. Это миссионерство через медиа, образование или другие направления, уличная миссия. Это предполагает активную жизненную позицию в отношении несения слова Божьего.

– А у пожилых людей нет активной позиции?

– У нас есть люди среднего возраста. Но, наверное, получается так, что чем старше человек становится, тем больше у него возникает каких-то новых сложностей в жизни: здоровье не то, появляются внуки, силы уже не те, как говорится. Но не стоит списывать пожилого человека, потому что мы знаем, насколько сильна проповедь в том или ином качестве мам и бабушек.

– Это тоже миссия?

– Конечно, но на бытовом уровне. Сколько мужчин и женщин получили начатки веры в детстве от бабушек... Потом, быть может, пройдя через определенное горнило жизни, человек имеет знания, куда он может прийти, если его дух начнет требовать какой-то благодати. То, что делают бабушки, – это великое дело.

– Вопрос телезрителя: «Сейчас известно много социальных проектов, где действительно можно поучаствовать, помочь ближнему, но с чего начать служение? Я думал на эту тему. У меня мысли такие, что сначала нужно, чтобы был мир в семье, с родителями своими примириться. Бывает так, что даже в нашем подъезде есть нуждающиеся люди, которым нужна наша помощь. С чего начать?»

– Конечно. Нужно начать с собственного дома, с собственного подъезда. С другой стороны, все-таки каждый человек имеет разные таланты, разные способности. К чему он больше склонен? Может ли человек публично говорить о Боге? Или он может более скромно, допустим, оказать кому-то помощь и совершить благотворительную деятельность. Или он может, например, вести какой-то форум, чат или совершать миссию через разные социальные сети. Здесь уже каждый должен, помолившись, посоветоваться со своим духовником или с теми людьми на приходе, которые уже имеют какую-то активную миссионерскую позицию.

Человек должен определить, каким своим талантом он мог бы послужить Богу, в чем он успешен, чтобы его миссия в том числе и ему приносила удовлетворение. Если он займется миссией, которая противоречит его собственному духу (например, он интроверт, замкнутый человек, а его толкают выступать публично или говорить о Боге перед всеми, вступая в дискуссию и полемику), то это, конечно, будет для самого человека очень тяжелым ударом, это отразится на его душе.

И наоборот: если человек экстраверт, он должен говорить, а он начинает, например, только писать или осуществлять миссионерскую деятельность, которая требует скрупулезности, то он здесь не будет успешен. Важно определить свои собственные таланты, свою природу, чем мы наделены от Бога и наших родителей, то, что получается у нас хорошо. И дальше попытаться на уровне прихода, на уровне того окружения, в котором мы находимся, реализоваться. Я знаю, что в Гатчине есть прекрасный молодежный клуб при Покровском соборе, он сейчас действует, собираются по воскресеньям. И есть благотворительный фонд, осуществляется несколько раз в неделю кормление малоимущих.

У меня возникают вот такие вопросы: телезритель очень хорошо заговорил о миссии, в которой мы участвуем каждый день, молясь дома перед пищей и после, мы своих детей тоже сподвигаем на это – это тоже миссия…

– Да, когда мы также молимся в каком-то публичном месте.

– Крестный ход – это тоже миссия?

– Это свидетельство о Боге. Здесь важно к этому правильно подойти всем участникам крестного хода, зачем мы это осуществляем, в чем цель. Это не некое шествие наподобие партийных, а молитвенное чествование того святого, к которому мы обращаемся в этот день, – святого благоверного Александра Невского. Например, для многих западных стран подобного рода крестные шествия являются известными, адекватными, и я знаю, что в некоторых городах США проходят такие крестные ходы Православной Церкви, и в европейских городах также православные ходят с крестными ходами, и римо-католики (там, где католичество).

– Крестный ход в Иерусалиме повторяет Крестный путь Спасителя – там огромное количество разных людей, не только православных и католиков. Там идет очень много мусульман. Люди идут вместе. Это пример той же миссии. Но мы часто видим вокруг себя других и практически выключаем их из своей собственной христианской православной миссии – это наши гости: гастарбайтеры, дворники, уборщики и так далее. Их много. И понятно, что они не православные и вообще не христиане. Но мы среди них миссии не ведем. Мы должны подойти к ним и сказать: «А ты знаешь, что Бог так возлюбил человека, что послал Сына Своего?» Как мы с ними должны говорить? Как говорить с людьми, которые находятся рядом, но точно не православные?»

– Если миссия в нашей стране организовывается епархиальным отделом или на уровне прихода и благочиния, то чаще всего эта миссия осуществляется через какие-то проекты, через преподавание русской культуры. Это так называемая опосредованная миссия. Если мы говорим о личной миссии, то здесь знакомство с христианством, Христом, Церковью возможно через какое-то ненавязчивое, но доброе рассказывание о Боге за чашкой чая, например, во время какого-то общения. Если, например, это рабочая группа, то русский начальник может чем-то свидетельствовать, что он христианин (не материться или показывать, что он уважает и их веру, но сам православный, может рассказывать о красоте христианской веры, о том, что они смогли больше бы получить, если бы приняли Христа, глубже стала бы их духовная жизнь).

В протестантской среде есть мнение, что в первую очередь нужно проводить миссию в среде начальствующих, это будет более результативно…

– Это не протестанты придумали. В первом тысячелетии многие страны начали свой путь в христианство через просвещение их царей, князей. Речь идет об Армении, Грузии, в том числе о Древней Руси. Но, к сожалению, почти столетие нам социология говорит, что многие люди ведут образ жизни не очень активный, они смотрят на «звезд», чтобы подражать им, а в каждую эпоху этими звездами могут быть разные люди (вождь, князь, император, президент, певцы, актеры, спортсмены). И им подражают в моде, одежде, мировоззрении…

Вопрос телезрительницы: «Вы правильно сказали, что все люди разные, кто-то экстраверт, а я, например, не очень активная. Я не могу кому-то что-то объяснять, не чувствую этой силы. Единственное, что я делаю правильно, – посещаю церковь, молюсь каждый день дома. Когда мы молимся общей молитвой, то просим за всех людей, даже за тех, кого не знаем. Я ничего людям не несу, а просто о них забочусь и верю, что моя молитва кому-то поможет, кого-то спасет. Думаю, когда мы все так молимся, – мы спасаем друг друга. Это считается миссией?»

– Молитва за близких, родственников, друзей (или за всех людей) является выражением любви нашей к тем, о ком мы молимся. Все-таки миссия – это свидетельство делом или словом; это некая активность по отношению к другому человеку. Здесь всегда есть адресат. Это может быть как отдельный человек, так и многие: как, например, сейчас мы вещаем с экранов телевизоров или через радиостанции, соцсети. Мы не видим адресата, но понимаем, что нас кто-то смотрит, слушает, читает; миссия начинается тогда, когда есть адресат. Когда мы в своей келье, закрыв дверь, молимся даже обо всем мире, это является выражением и действием любви нашего духа по отношению к людям. Это не значит, что это меньше или хуже, просто это другое действие.

– У нас разное мировоззрение в моде, одежде; сейчас даже есть православная мода. Например, одежда священника говорит о христианстве. Может ли мирянин одеваться так, чтобы тоже говорить о христианстве; чтобы его одежда была праздничной, но в то же время и скромной. Где эта грань?

– Здесь есть несколько сложностей. С одной стороны, христианин своей жизнью, мировоззрением, верой – стремится к Царствию Божиему, надвременному состоянию, которое не подчиняется ни моде, ни каким-то тенденциям века сего. С другой стороны – человек живет в конкретное время в конкретном месте, где есть конкретные правила, как нужно себя вести.

У апостола Павла в Коринфской Церкви возник вопрос, когда христианки приходили на общее собрание без головного убора, а некоторые вообще состригали полностью волосы. Тогда апостол Павел сказал: женщинам заповедую носить покрывала. Потому что существовал восточный древний обычай для женщин: покрывать свою голову в знак подчинения мужчине.

Почему апостол Павел заостряет на этом внимание? Потому, что христианство, с одной стороны, проповедует абсолютную свободу во Христе. Первоначально в Коринфе христиане это так и восприняли, не считаясь с традицией того времени. Но, с другой стороны, апостол Павел учил их: «В таком революционном виде вы выглядите несуразно, вас воспринимают как неадекватных людей. Чтобы вы не имели осуждения, вы должны выглядеть так, как принято в обществе».

Мы должны оценивать и учитывать современную моду, тенденции, культуру, понимая, что они пройдут. Как говорит Екклесиаст: нет ничего вечного под солнцем. То, что однажды родилось, однажды умрет, в том числе это касается эпохи, моды, увлечений. С одной стороны, к этому надо относиться как к листьям, которые рано или поздно завянут; с другой – не быть в этом революционером, показывая нонконформизм, одеваясь так, чтобы отличаться ото всех; выделяться своей одеждой, подчеркивая свое благочестие и духовность.

– Вопрос телезрителя: «Христос сказал апостолам: идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа. Что входит в задачу миссионера – доносить учение Христа или вносить свою творческую инициативу? И можно ли это делать?»

– Без творческой инициативы проповедь и миссия не получатся. Потому что мы обращаемся к людям в определенном времени, в определенном месте. И мы должны это делать в соответствующем контексте. Апостол Павел чаще всего проповедовал в синагогах или в ареопаге, то есть избирал для этого адекватные обстоятельства.

Господь наш Иисус Христос использовал определенные внешние приемы для проповеди, чтобы Его лучше слышали: поднимался на гору, отплывал от берега на лодке; или народ садился на землю, а Он проповедовал стоя. Господь использовал эти внешние действия, чтобы они удивляли людей. Он мог просто исцелить человека, но Ему было необходимо, чтобы окружающие люди это как-то заметили, зафиксировали. Однажды Он исцелил незрячего: плюнул на землю, смешал кашицу и помазал глаза, после чего человек стал зрячим, хотя Он мог исцелить одним Своим желанием. Но Христос действует через материальную среду, осуществляя некие манипуляции. Это является в некотором смысле творчеством, средством для того, чтобы акцентировать на этом внимание, вызвать интерес у народа. 

Времена изменились, сейчас у нас свой определенный контекст, и мы должны находить эти точки пересечения, когда говорим о Боге, свидетельствуем о Христе; то есть подходить к этому творчески. Есть и прямая форма миссии – уличная. Но и здесь мы стараемся подходить творчески: через анкетирование; через угадывание неизвестного содержимого в коробочке; то есть сначала должно появиться простое человеческое общение, чтобы люди этого не боялись. Мы организовываем некий мозговой штурм, чтобы творчески подходить к формам уличной миссии. Даже в уличной миссии мы не можем выйти на улицу и сразу начать разговор о Боге.   

– Мы знаем, что с некоторыми людьми говорить о Боге не рекомендуется: не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями… Что это означает?

– Когда мы хотим обратиться к человеку или к группе людей со словом, с каким-то рассказом о Боге, о Церкви, о праздниках, надо смотреть – насколько это адекватно. Делать это на вечеринке или дискотеке было бы неправильно. Неадекватно обращаться к человеку, когда мы видим в нем недоверие, злобу лично к нам, здесь необходимо быть немного психологом.

Надо чувствовать, когда человек не готов слушать о какой-то духовности; потому что этим можно вызвать большую агрессию и озлобление, даже хулу на Бога. Я всегда говорю: когда вы чувствуете приближение такой агрессии, надо остановиться, отложить разговор и помолиться об этом человеке; оставить до другого благоприятного времени, если он возникнет. Либо это вообще не наш человек (это должен сделать кто-то другой); или в жизни этого человека возникнут какие-то обстоятельства, после которых он поменяет свой взгляд. 

– Миссия среди людей, находящихся в лоне Церкви… Зачем им говорить о Христе, если они стоят в церкви?

– Этим делом занимаются катехизаторы, воскресные школы для взрослых и детей, молодежные клубы. Они осуществляют деятельность по просвещению, усвоению основ православной веры.

– А если это пока так называемые околоцерковные люди?

– Здесь есть сложность. Так складывается, что наша душа не тянется к познанию Бога, Евангелия. В наших приходах большинству людей достаточен эстетический уровень познания: переживание красоты, пения, изображений икон, фресок, внешних облачений батюшек – как определенного феномена. Сама обстановка и нахождение в храме являются для человека самым ценным, именно это рождает в душе человека сакральность.

Но когда его приглашают узнать, как организовано богослужение, какова его структура, изучить богослужение или хотя бы прочитать текст один раз на русском языке, чтобы понимать, о чем поют, читают, изучить догматику Церкви, – человеку становится неинтересно. Некоторые боятся этого. Им кажется, если они будут все знать, тогда и духовности места не останется. Должен оставаться в душе какой-то уголок для тайны, эту тайну они оберегают всяческим образом.

Поэтому есть в наших приходах часть людей, которые никуда не ходят, не поддерживают никакие инициативы настоятеля, помощников, чтобы прихожане лучше знали собственную веру, образовывались. Мы должны честно признавать, что есть такие люди, заставить мы их не можем проходить это обучение. Это факт, с которым мы должны смириться.

Но наша православная культура очень богатая, можно бесконечно восхищаться архитектурой, церковным пением, иконописью, живописью. Это можно изучать, в это погружаться, этим можно напитывать свою жизнь. 

– Желание наладить с властью контакты, духовное общение – это миссия или желание не иметь врагов?

– И то, и другое одновременно. Но, в первую очередь, это миссия. Потому что Церковь должна обращаться и к простому человеку, и к элите общества, и к властям, и к воинству, и к научным работникам. Все слои общества должны быть затронуты, тем более если от этих людей зависит политика, экономика и социальная жизнь людей. 

Ведущий Глеб Ильинский 

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать